Публикации 2019-04-11T00:19:58+03:00
Українські Новини
"Все жители Львова появились на массовом убийстве", – в Финляндии опубликованы свидетельства бойцов СС "Викинг

"Все жители Львова появились на массовом убийстве", – в Финляндии опубликованы свидетельства бойцов СС "Викинг" о "Лембергском погроме" 30 июня 1941 года

Финский историк Ларс Вестерлунд. Фото: Хейкки Сауккомаа / Lehtikuva
Финский историк Ларс Вестерлунд. Фото: Хейкки Сауккомаа / Lehtikuva

Лембергский погром во Львове 30 июня – 2 июля 1941 года до сих пор остается одним из "серых пятен" современной истории Украины. Первый акт массового открытого уничтожения евреев в ходе Второй мировой войны и сегодня вызывает споры историков из разных стран.

Одни называют инициаторами и исполнителями погрома немецкие "Айнзаценгрупп" и "расстрельные команды", другие напоминают о роли националистов и местного населения, шокированного видом расстрелянных НКВД политзаключенных во львовских тюрьмах. В советское время виновниками погрома назывался батальон "Нахтигаль". Современные украинские историки предпочитают стыдливо отрицать его роль в погроме и даже присутствие батальона во Львове во время кровавых событий.

В 2013 году канадский историк Джон-Пол Химка опубликовал на веб-сайте "Историческая правда" документы о прямой причастности к организации и координации погрома местного руководства ОУН(б) (Организации украинских националистов (бандеровское движение). 

На волне глорификации и прославления ОУН-УПА украинские чиновники из Минкульта и Института национальной памяти не хотят вспоминать об этих событиях - календарные дни "Лембергского погрома" не поминаются как траурные даты. Так, Министерство культуры заявило, что не планирует в 2019 году отмечать на государственном уровне чествование памяти жертв "Лембергского погрома", поскольку такие мероприятия не предусмотрены планом работы Министерства на 2019 год.

А во Львовской ОГА, в свою очередь, заявили, что во Львовской области не будет проводиться официальное чествование памяти "Лембергского погрома", поскольку никто не выступил с такой инициативой

По различным данным в ходе лембергского погрома за несколько дней было убито от 3 000 до 7 000 евреев. В то время Львов был преимущественно польским городом. В 1939 году поляки составляли половину его населения - 157 тыс., евреи  - 99 тыс. и украинцы  - 49 тыс.

Финские свидетели

В 2019 году увидели свет новые свидетельства из Финляндии, опубликованные Национальным архивом Финляндии и Обществом финской литературы в отчете "Финские добровольцы СС и военные преступления в отношении евреев, гражданских лиц и военнопленных на территории Украины и Кавказа в 1941–1943 гг.". 

Для финнов обвинения в участии в погромах на территории Украины и сегодня является болезненной темой. Финны были в составе первой дивизии СС "Викинг". В 1941-1943 годах. Там служили несколько  сотен финских добровольцев, которых сегодня обвиняют в причастности к холокосту.

Как пишет издание "Медуза", в 2018 году вышла книга финского историка Андре Сванстрема "Рыцари свастики", в которой автор, основываясь в первую очередь на сохранившихся дневниках и письмах добровольцев, подвергает сомнению их сложившийся образ "простых финских парней-патриотов, которые хотели защищать родину и попали в неприятную переделку".

Исследование Сванстрема стало в Финляндии сенсацией и предметом бурных дискуссий, а опубликованная им чуть раньше статья на ту же тему привлекла внимание Эфраима Зуроффа — известного "охотника за нацистами" и директора иерусалимского офиса Центра Симона Визенталя, ведущей международной организации по исследованию Холокоста.

В январе 2018 года Зурофф написал открытое письмо президенту Финляндии Саули Ниинисте с призывом инициировать "серьезное расследование" о возможном участии финских добровольцеы в убийствах евреев на территории Украины. Ниинисте немедленно принял решение профинансировать такое расследование; провести его было поручено Национальному архиву Финляндии.

В начале февраля 2019 года исследовательская группа под руководством известного финского историка Ларса Вестерлунда опубликовала 250-страничный отчет на английском языке, озаглавленный "Финские добровольцы СС и военные преступления в отношении евреев, гражданских лиц и военнопленных на территории Украины и Кавказа в 1941–1943 гг.".

Основными источниками исследователей стали 76 дневников финских добровольцев (22 из них ранее не были обнародованы); доступ к дневникам был предоставлен им "Обществом традиции и братской помощи", некоторые члены которого также дали исследователям возможность ознакомиться со своими личными архивами.

В кратком виде выводы исследователей можно сформулировать так: прямых доказательств участия подавляющего большинства "добровольцев" СС Викинг в массовых убийствах евреев нет. При этом практически все они, разумеется, знали о происходящем; некоторые были непосредственными свидетелями злодеяний эсэсовцев, айнзацгрупп и местных жителей. Многие из финнов отказывались участвовать в таких акциях, а также выражали в своих дневниках недоумение и протест. Тем не менее, исследователи считают документально подтвержденными пять или шесть случаев участия отдельных финских добровольцев в убийствах евреев. Эфраим Зурофф и Центр Симона Визенталя приветствовали публикацию отчета с "чувством грустной благодарности".

Это одна из самых черных страниц "национал-социализма военного времени"

11 страниц из 250-страничного отчета посвящены как раз свидетельствам финских добровольцев о Лембергском погроме. Дивизия СС "Викинг" проходила через Львов и находилась здесь как раз 30 июня и 1 июля 1941 года.

Конечно, следует учитывать, что эти свидетельства представляет сторону, заинтересованную переложить ответственность на местное население. И все - таки, описания событий поражают своей жестокостью.

Финские свидетели однозначны в своих оценках. После обнаружения многочисленных расстрелянных в тюрьмах Львова не немцы, а именно местные жители инициировали погром, избиения и убийства евреев. Немецкая администрация пыталась, напротив, вяло угомонить акции. Так, неожиданным свидетельством оказалось сообщение, что несколько сотен евреев, приведенных 1 июля львовянами в гестапо, были отпущены вечером немцами к неудовольствию активистов. Лишь с 3 июля в дело включились "айнзацгруппы" и начались массовые расстрелы евреев в тюрьмах, а также в лесах Белогорща и Лисиничи. 

"Рано утром 30 июня 1941 года украинские националисты вывесили плакаты на досках объявлений и стенах зданий. Плакаты приветствовали немецкие войска и Степана Бандеру, которые освободят украинцев от власти евреев и НКВД. В заголовках были такие лозунги, как: "Разбей евреев и коммунистов" и "Да здравствует Степан Бандера, да здравствует Адольф Гитлер"…

Одновременно в городе произошли многочисленные репрессивные акции, так как украинские коллаборационисты при поддержке со стороны немецких войск убили несколько сотен еврейских жителей. Была организована украинская националистическая милиция, и немецкие командиры разрешили этим особым полицейским силам нападать на евреев и большевиков вместе с местными украинцами и поляками", - свидетельствуют финны.

"Молодые люди с синими и желтыми повязками бродили по улицам с раннего утра, останавливая любого еврея, который попадался на их пути. Они врывались в еврейские дома, жестоко нападая на жителей. Они использовали все доступное оружие: металлические шесты, палки, топоры и ножи", - свидетельствует Элияху Йонес, который лично наблюдал арест 80 евреев.

"Евреи оставались в своих домах, не решаясь их покинуть. Необходимо было выманить их из их домов, и 1 июля 1941 года (...) на всех улицах были вывешены плакаты, призывающие всех немедленно отправиться на свои рабочие места в течение трех часов под страхом смерти (...) Люди, привыкшие к дисциплине, поспешили на фабрики и в учреждения. Никто не верил, что это была ловушка. На улицах украинские милиционеры, мобилизованные ночью, разыскивали евреев. Теперь население могло взбеситься: жертвы были на месте. Толпа на улицах скоро забыла о работе; было забавнее заняться евреями. Недалеко от того места, где я жил, на улице Сапиха (Sapieha Street) был воронка от бомбы, место, специально созданное для забавы с евреями. Местные евреи были пригнаны, чтобы заполнить воронку. Из окна моей квартиры я мог видеть в этом одном месте отражение тысячи других мест - действия зверской толпы. Старики, дети и женщины, были вынуждены под градом ударов вырывать брусчатку голыми руками и переносить грязь из одного места улицы в другое. Одна женщина была привязана к мужчине, работавшему рядом, и они были вынуждены бежать под ударами в разном направлении. Подросток упал в обморок от ударов, а других позвали похоронить предполагаемый труп живьем. В этом одном месте я видел четырех или пять убитых. Было задействовано около 60 человек.

Несмотря на варварство толпы на улице, жизнь продолжалась, как будто ничего не происходило. Улицы казались вполне нормальными, прерванными лишь краткими остановками прохожих, которые отворачивались и спокойно шли дальше: "Возмущение не выражалось ни единым словом. Если кто-то не одобрял этого, он быстро проходил мимо, играя недальновидно, делая вид, что не понимает, что происходит", - утверждает Якоб Герштенфельд-Мальтьель.

"Немецкие оккупанты, конечно, изначально дали украинским националистам свободу действия 1 июля 1941 года. Тем не менее, некоторые акты насилия толпы произошли также в течение следующих двух дней, хотя они не всегда четко отличались от массовых арестов, которые начались 3 июля 1941 года. Они были проведены украинской милицией и немецкой полицией и в конечном итоге закончились массовыми казнями 5 июля 1941 года", - приходят к выводу авторы сборника.

Приводятся свидетельства даже одного из членов Айнзацкоммандо (Einsatzkommando) Хауптшарфюрер СС Феликс Ландау: "(...) по улице шли сотни евреев с кровью, стекающей по их лицам, с дырами в головах, с разбитыми руками и с глазами, вываливающимися из орбит. Они были залиты кровью".

Согласно дневнику Ландау, Айнзацкоммандо прибыла в Лемберг (Львов) 2 июля 1941 днем и вскоре после их прибытия были расстреляны первые евреи.

Удивлены событиями во Львове были норвежские и голландские солдаты. ".. так как вы видели, что выходило из этих камер. Они сказали, что они евреи, которых расстреливают. Я видел, как они копали там, они должны были выкопать свою яму, и они были расстреляны, противно, что вы делаете это с людьми. Это отвратительно. Я буду считать это одной из самых черных страниц "национал-социализма военного времени", - пишет в дневнике голландский доброволец 1-й роты, полка СС Вестлянд (SS Regiment Westland), Эдмонд Анри ле Ру (Edmond Henri le Roux).

"Что примечательно, это было еще до того, как город был очищен от врагов: молодые украинские девушки забирали винтовки у убитых русских солдат и вытаскивали евреев из их укрытий (...) Итак, молодые польские и украинские девушки прибыли с винтовками на плечах и гнали перед собой евреев", - вносит свои данные норвежский доброволец и нацистский активист Пер Педерсен (Per Pedersen) из состава 5-го артиллерийского полка СС.

Основные же данные приводят сами финны.

"Евреи, охваченные паникой и страхом, преимущественно оставались в помещении. Большинство из них прятались в своих квартирах, в разных убежищах, в подвалах и на чердаках. Украинская полиция и немцы, недовольные скудной добычей на улицах, начали прочесывать еврейские квартиры в поисках своих жертв. Они забирали мужчин, а иногда и целые семьи под предлогом необходимости очистить лембергские тюрьмы от трупов (...). Толпа была в ярости, вопли убийц смешались с криками жертв, и бойня на улицах продолжалась. Было замечено, что солдаты Вермахта были заинтересованными наблюдателями этих убийств… Немецкие солдаты и офицеры наблюдали за зверствами, некоторые фотографировали, а съемочная группа сняла фильм о прибытии немецких войск".

"Внезапно появилась толпа людей. По обеим сторонам там были старики, женщины и дети с тростями и железными прутьями. Нецензурной бранью и побоями они гнали людей до горящей Цитадели. Это были евреи, вынужденные искупить то, чего я не знаю. Дома были разграблены, людей выбрасывали из окон. Старик с развевающейся бородой ударился о верхнюю часть грузовика напротив нашего, пробил брезентовую крышу и предположительно подорвался на боекомплекте. Маленькая девочка выпала на улицу рядом с нашей машиной", - пишет Олаф Вальман (Olaf Wahlman).

Доброволец Пентти Никкола (Pentti Nikkola) из 9-й роты полка СС Нордлянд (SS Regiment Nordland), прибыл в полдень и увидел, что некоторые дома все еще горят. "В Лемберге поляки искали евреев в их домах. Они доставляют их в подвалы, женщины кричат. Бедных евреев избивают и растаптывают, пока они не умрут. Желудки женщин были "открыты", они потеряли свои волосы, а их головы были раздроблены. Все это происходило на глазах у еще живых евреев. В подвале около 200 тел! Немецкие солдаты, со своей стороны, пробиваются в магазины, нацеливаясь на евреев, водку, сок, печенье и т.д. Поляки украшают немцев цветами, а некоторые уже кричат: "Хайль Гитлер!" (...) Евреи были доставлены в тюрьму поляками для уборки. Они должны знать, что их скоро расстреляют. Ужасное место, действительно, ужасное место. Я поспешил прочь."

И еще одно свидетельство. Доброволец СС Унто Боман (Unto Boman) воспроизводит свои впечатления о погромах против евреев в своих воспоминаниях. Он сообщает, что немцы не принимали в них активного участия, но в равной степени были неспособны помешать им. "Жители Лемберга, большинство из которых составляли поляки, украинцы, русские и словаки, немедленно начали мстить местным жителям, которые, как они знали, были коммунистами и евреями (...) Толпы людей сходили с ума на улицах и гнали евреев перед собой, как стада скота. Среди евреев были люди обоего пола и всех возрастов. Придерживаясь направления, они отвезли этих несчастных людей на окраину города, чтобы убить их. Если у одного из них не было сил, чтобы бежать, этого человека забивали до смерти на улице. Повсюду разносились сигналы тревоги и выстрелов, а тела евреев лежали в парках и во дворах. Живые люди были выброшены на улицы из окон зданий, а еврейские дома были основательно разграблены. Все жители города появились на массовом убийстве. Они были захвачены кровавым массовым безумием, которое ничто не могло обуздать или контролировать".

Многие финские очевидцы событий не называют немецкие войска инициаторами погрома, перекладывая эту ответственность на украинскую милицию и на местных жителей, как поляков, так и украинцев. Безусловно, свидетельства оставляют много вопросов – кем координировались действия украинской милиции и насколько они были стихийными, насколько массово милиционеры принимали участие в погромах и все ли они были добровольцами. Но отрицать их участие в погроме уже нельзя.

В интересах Украины – широко исследовать этот вопрос, максимально отделив политику от истории, а затем найти в себе силы признать черные страницы своей истории и извиниться за них. Признание и извинения – это путь сильного, а отрицание преступлений в угоду сиюминутной конъюнктуре не делают чести тем, кто декларируют приверженность европейским ценностям. Но вряд ли это сделает нынешняя власть, проводящая политику глорификации украинских националистов во Второй мировой войне и не желающая уделять внимания темным и трагичным историческим эпизодам.

***

Українські Новини публикуют полный русский перевод раздела "Массовые убийства в Лембергской области" (Стр 98-111 исследования)

 

Ларс Вестерлунд

Финские добровольцы СС и военные преступления в отношении евреев, гражданских лиц и военнопленных на территории Украины и Кавказа в 1941–1943 гг.

Архивное исследование

Общество финской литературы и Национальный архив Финляндии

Оригинал публикации по ссылке.

Перевод отрывка на русский: Українські Новини. (Стр 98-111)

Массовые Убийства в Лембергской области, 1 - 7 июля 1941 года

Эта часть исследования относится к массовым убийствам, которые происходили в районе Лемберга (Львов) в период с 1 по 7 июля 1941 года. В области Галиции, по оценкам, насчитывалось от 540 000 до 650 000 евреев, что составляет около 10% населения. Считается, что из них 40 000 – 50 000 человек бежали на восток до прибытия немецких войск. В нескольких сотнях отдельных муниципалитетов и населенных пунктов существовали еврейские поселения. Что касается охвата географических названий, некоторые сведения о количестве местных злодеяний можно почерпнуть из 16 тома Преследования и убийства европейского еврейства нацистской Германией, 1933-1945 годы (Die Verfolgung und Ermordung der europäischen Juden durch das nationalsozialistische Deutschland 1933-1945; The Persecution and Murder of European Jewry by Nazi Germany, 1933-1945).

В реестрах оккупированного Советского Союза, Прибалтики и Приднестровья перечислены более 1100 географических названий, городов, поселков, муниципалитетов, деревень и т. д. Из них около тысячи были расположены в районах, через которые продвигалась Дивизия СС Викинг (SS Division Wiking).

Хотя этот список нельзя назвать полностью исчерпывающим, тем не менее, он дает отдаленное представление о размерах охватываемого региона. Однако, согласно этому документу, названия деревень, городов и целых регионов в Восточной Европе часто менялись в период с 1850 по 1950 год. Эти изменения названия отражают национальность различных правителей или оккупантов, а также меняют топографические концепции.

Более того, во время наступления 1941-1943 годов немецкие войска привнесли древнегерманские названия мест, в частности городов и регионов, используя немецкую транслитерацию. В этом отчете используются названия, встречающиеся в дневниках и воспоминаниях финских добровольцев, а их другие названия упоминаются в скобках, где это необходимо и где возможно.

Лемберг 1 июля 1941: Первые шокирующие сцены

Большая часть Дивизии СС Викинг (SS Division Wiking) прошла через Лемберг (Львов) при свете дня 1 июля 1941 года. Личный состав полка СС Вестлянд (SS Regiment Westland) прибыл в город в час пополудни. Это значительное место в истории дивизии, так как большое количество добровольцев СС впервые за несколько часов пребывания в городе увидели первые неконтролируемые репрессивные действия и стали свидетелями бесчинства толпы, поддерживаемой Германией. Относительно короткое пребывание для большинства добровольцев стало боевым крещением шокирующих сцен зверств - инциденты, которые вскоре после этого должны были повториться во многих других муниципалитетах в различных вариантах.

Дивизия СС Викинг (SS Division Wiking) провела в городе всего несколько часов, и ее продвижение продолжалось на восток в сторону Тарнополя (Тернополя,  - ред).

В октябре 1941 года число евреев в Лемберге (Львов, - ред) сократилось до 119000, и, как сообщается, около 37 000 человек покинули город или погибли.

Лемберг (Львов) находился в буферной зоне Галиции и был включен в три государства: до 1918 года он была частью Австро-Венгрии, между 1919 и 1939 годами - частью Польши, а с осени 1939 года - частью Советского Союза. В 1941 году в городе проживало около 361 000 человек, из которых около 160 000 были евреи, около 140 000 - поляки и около 70 000 - украинцы.

Несколько отдельных массовых убийств в Лемберге и его окрестностях произошло в период с 30 июня до 2 июля 1941 года. В литературе было представлено значительно большее количество убитых евреев, начиная с 4000. Однако эти цифры обычно преувеличены, и немецкий историк Кай Струве (Kai Struve) подсчитал, что в первые два дня погибло не более 700 местных жителей (1-2 июля 1941 года). Только путем включения жертв массовых расстрелов в Лемберге (Львов) 5 июля и 25-26 июля 1941 года можно получить число 4,000 или более казненных.

Украинские националисты

В конце июня 1941 года, Люфтваффе (Luftwaffe) бомбили аэродром Скнилов (Sknilów) в районе Лемберга (Львов), но бомбы были также сброшены на город и некоторые здания были разрушены, а улицы заполнены обломками. Так как советские войска поспешно собирались уходить, они подожгли великую Бригидскую (Brygidki) тюрьму, убив бесчисленное количество политических заключенных (в основном поляков и украинцев), а магазины на окраинах города были разграблены.

Рано утром 30 июня 1941 года украинские националисты вывесили плакаты на досках объявлений и стенах зданий. Плакаты приветствовали немецкие войска и Степана Бандеру, которые освободят украинцев от власти евреев и НКВД. В заголовках были такие лозунги, как: "Разбей евреев и коммунистов" и "Да здравствует Степан Бандера, да здравствует Адольф Гитлер". Влиятельный Бандера (1909-1959) был главой боевого крыла Организации украинских националистов (ОУН).

Местный житель описал триумфальное прибытие оккупантов: "Когда немцы вошли в Лемберг (Львов), улица Коперника (Kopernik Street) и площадь Маржака (Marjacki Square) были завалены цветами. Немецкие машины двигались в море цветов. Машины были открыты, и офицеры стояли в них, сжимая карты города (...).

Вермахт 1 Гербинс Дивизия (Wehrmacht 1 Gebirgs­Division) заняла Лемберг (Львов) 30 июня 1941 года. Двумя днями ранее Дивизия СС Викинг (SS Division Wiking) получила приказ пройти маршем на юг от Люблина, пересечь советскую границу 30 июня 1941 года и на следующий день войти в Лемберг (Львов).

Одновременно в городе произошли многочисленные репрессивные акции, так как украинские коллаборационисты при поддержке со стороны немецких войск убили несколько сотен еврейских жителей. Была организована украинская националистическая милиция, и немецкие командиры разрешили этим особым полицейским силам нападать на евреев и большевиков вместе с местными украинцами и поляками.

В своем исследовании истории евреев в Лемберге (Львов) Элияху Йонес (Eliyahu Yones) лично наблюдал арест 80 евреев, которые впоследствии были освобождены, и он рассказывает об ужасных сценах начала июля 1941 года: "Молодые люди с синими и желтыми повязками бродили по улицам с раннего утра, останавливая любого еврея, который попадался на их пути. Они врывались в еврейские дома, жестоко нападая на оккупантов. Они использовали все доступное оружие: металлические шесты, палки, топоры и ножи".

Серьезные политические разногласия произошли между этническими группами в Лемберге (Львов). Среди немецких войск, оккупировавших город, был батальон Нахтигаль ("Соловей"; Nightingale Battalion; Bataillon Ukrainische Gruppe Nachtigall), состоящий из украинских националистических солдат добровольцев (приверженцев Бандеры) под командованием немецких офицеров.

Польский историк Халик Коханский (Halik Kohanski) упоминает, что украинцы "стекались, чтобы помочь немцам, предоставляя значительную часть рабочей силы для расстрела евреев, вступали в немецкие военные формирования и надели немецкую форму".

Польское подполье сообщило, что гонения было организовано немцами и осуществлено "украинскими и польскими подонками". Местный еврей Якоб Герштенфельд-Мальтьель (Jacob Gerstenfeld­Maltiel) вспоминал, как немецкие войска вступали в Лемберг (Львов) 1 июля 1941 года: "Во главе армии прошли два тирольских полка (Tyrolean Regiments). На улицах собрались толпы, чтобы приветствовать новых освободителей. Конечно, евреи не участвовали в их приеме, который я могу назвать только энтузиазмом. Население приветствовало марширующих солдат, обнимало и аплодировало им, и даже бросало цветы. Большинство людей на улицах были поляками; украинцы, меньшинство во Львове (Лемберг), затерялись в толпе (...) Евреи, оценивая ситуацию и понимая, что приближаются трудные времена, остались в своих домах и скрылись из поля зрения. Было ясно, что это не защитит нас от немцев, и что трудных времен не избежать. Однако невозможно было представить колоссальные масштабы предстоящей бойни и участия поляков и украинцев в кровавых репрессиях против евреев.

Герштенфельд-Мальтьель подчеркивает, что массовое убийство евреев в Лемберге (Львов) началось без той надлежащей организации, которая впоследствии так полюбилась немцам, поскольку евреи оставались в своих домах, не решаясь их покинуть. Необходимо было выманить их из их домов, и 1 июля 1941 года (...) на всех улицах были вывешены плакаты, призывающие всех немедленно отправиться на свои рабочие места в течение трех часов под страхом смерти (...) Люди, привыкшие к дисциплине, поспешили на фабрики и в учреждения. Никто не верил, что это была ловушка. На улицах украинские милиционеры, мобилизованные ночью, разыскивали евреев. Теперь население могло взбеситься: жертвы были на месте. Толпа на улицах скоро забыла о работе; было забавнее заняться евреями. Недалеко от того места, где я жил, на улице Сапиха (Sapieha Street) был воронка от бомбы, место, специально созданное для забавы с евреями. Местные евреи были пригнаны, чтобы заполнить воронку. Из окна моей квартиры я мог видеть в этом одном месте отражение тысячи других мест - действия зверской толпы. Старики, дети и женщины, были вынуждены под градом ударов вырывать брусчатку голыми руками и переносить грязь из одного места улицы в другое. Одна женщина была привязана к мужчине, работавшему рядом, и они были вынуждены бежать под ударами в разном направлении. Подросток упал в обморок от ударов, а других позвали похоронить предполагаемый труп живьем. В этом одном месте я видел четырех или пять убитых. Было задействовано около 60 человек.

Несмотря на варварство толпы на улице, жизнь продолжалась, как будто ничего не происходило. Улицы казались вполне нормальными, прерванными лишь краткими остановками прохожих, которые отворачивались и спокойно шли дальше: "Возмущение не выражалось ни единым словом. Если кто-то не одобрял этого, он быстро проходил мимо, играя недальновидно, делая вид, что не понимает, что происходит".

Подобные сцены происходили в тюрьмах Лемберга (Львов), в тюрьме Бригудки (Бригидки) (Brygudhi; Brygidki) на улице Казимировской (Kazimierzowska Street) и в других местах на улицах Лонцкого (Lontskogo), Замастриновской (Zamastrynovskaya), и на улице Яховица (Yakhovica), так как несколько тысяч евреев были окружены и пригнаны в эти тюрьмы и другие места. Около 2,000 евреев доставили в здание суда №59 по улице Пельчинского (Pelchinski), где гестапо расположило свою штаб-квартиру. Однако они были освобождены уже в тот же вечер. Большинство актов насилия имело место в трех тюрьмах из четырех, в которые ополченцы и местные гражданские лица приводили евреев по немецкому приказу, чтобы убрать тела тысяч заключенных, которые были массово убиты отступающими силами НКВД. Евреи, которые были признаны ответственными за эти недавно выявленные советские зверства, в соответствии с нацистской теорией иудейского большевизма, подвергались нападениям при аресте, во время прохода по улицам и в тюрьмах как предполагаемые сторонники советского строя. Похоже, что Айнзацгруппа С (Einsatzgruppe C) способствовала эскалации насилия, так как в тюрьмы было доставлено гораздо больше евреев, чем могло бы быть практически использовано для уборки. После злодеяний в первый день оккупации немецкие хозяева, тем не менее, приостановили насилие толпы и начали приводить в порядок местные условия. К великому разочарованию украинских националистов, немцы установили новый порядок под своим собственным контролем. Все важные посты в городской администрации были заняты немцами, а украинцы, которые уже захватили много постов, были сняты с них в ускоренном порядке.

Действия Айнзацгруппы С (Einsatzgruppe C)

Немецкие оккупанты, конечно, изначально дали украинским националистам свободу действия 1 июля 1941 года. Тем не менее, некоторые акты насилия толпы произошли также в течение следующих двух дней, хотя они не всегда четко отличались от массовых арестов, которые начались 3 июля 1941 года. Они были проведены украинской милицией и немецкой полицией и в конечном итоге закончились массовыми казнями 5 июля 1941 года. В тот день Айнзатцгруппа С (Einsatzgruppe C) перевезла около 1 400 человек на грузовиках в глубокий лес Белогорща (Bilogortscha) и расстреляло их. В июле, представители еврейских активистов, местные политические лидеры и либеральная молодежь также были доставлены в лес Лисиничи (Lisinichi) и казнены. Немецкие силы пытались побудить украинских националистов участвовать в репрессивных актах против евреев, на некоторое время поощряя квазигражданскую войну, создавая предпосылки. Командующий Айнзатцкоммандо 5 Штурмбанфюрер СС Эрвин Шульц (Einsatzkommando 5, SSSturmbannführer Erwin Schulz) сообщил на послевоенном процессе, что "Военное командование уже (т.е. к 1 июля 1941 года) организовало местное украинское ополчение в городе и приказало Зондеркомманде 4 (Sonderkommando 4), а затем Айнзатцкомманде 6 (Einsatzkommando 6), помогать ополчению". Шульц (Schulz) засвидетельствовал, что в ходе окружения Лемберга 3-5 июля 1941 года "его команда арестовала около 2500 - 3000 человек, собравшихся на стадионе. В течение следующих четырех дней все они были расстреляны". Однако такая крупная цифра не соответствует известным фактам. Член 16-й роты полка СС Германиа Germania (16th Company of SS Regiment Germania) капрал СС (SS Rottenführer, Corporal)  Ганс Вильгельм Изенманн (Hans Wilhelm Isenmann) рассказал на послевоенном советском процессе в Харькове о своих впечатлениях в Лемберге (Львов).

В начале июля 1941 года он, возможно, был членом Айнзацкомманды С (Einsatzkommando C). В любом случае его показания касаются массовых казней в районе Лемберга 5 июля 1941 года: "Наш командир взвода Реннер (Renner) объяснил, что необходимо собирать еврейское население и расстреливать его. Он сказал мне, что я должен принять участие в обысках, а также в казнях (...) Мы нашли евреев с помощью информаторов, которые указали нам их дома. Мы приходили в еврейские дома, забирали всю семью и приказывали им стоять на улице. Мы брали все ценное, золото, серебро и т. д. Все евреи, без исключения, были выведены на улицу, старики, женщины и дети. При первом облаве было отобрано 150-200 человек и отправлено на восток в место, расположенное примерно в четырех километрах от Львова (Лемберг). Наша группа сопровождала их. Сопровождение стояло на расстоянии 70 метров от ям, и командир взвода принял следующие решения: шесть человек сопровождали шестерых человек, которые должны были быть расстреляны одновременно. Я получил приказ стрелять, и казни проходили следующим образом: 45-60 человек подводились к ямам, им было приказано встать в шеренгу, и мы их расстреливали. У нас были пистолеты-пулеметы, два автомата, а другие использовали карабины. Я лично застрелил 120 человек во Львове, а наша группа застрелила в общей сложности 800 человек. Жертвы просили пощады и просили нас не стрелять, но, по приказу Реннера, они должны были быть убиты.

Однако показания Изенманна кажутся преувеличенными и несколько сомнительными. Упомянутый командир взвода возможно был Унтершарфюрер СС Фритц Реннер (SS Unterscharführer Fritz Renner) из 7-й роты полка или, возможно, Герман Реннер (Hermann Renner) из Айнзацкомманды 5 (Einsatzkommando 5). В ходе судебного разбирательства Изенманн был признан виновным и получил смертный приговор. Он был повешен в Киеве 29 января 1946 года.

Немецкая Айнзацгруппа С (Einsatzgruppe C) была глубоко замешана, и они сообщили, что около 1000 евреев были грубо согнаны вместе и доставлены в тюрьму, которая к тому времени была оккупирована Вермахтом (Wehrmacht). Эти евреи были собраны для того, чтобы убрать многочисленных жертв, убитых НКВД в различных тюрьмах, прежде чем украинские ополченцы, в свою очередь, убили некоторых из них. Однако основная масса евреев была также освобождена вечером 1 июля 1941 года. Примечательно, что немецкие репрессии были направлены также на поляков, которые принадлежали к местной элите в Лемберге (Львов).

Городской комендант вермахта и немецкие воспоминания

Есть несколько немецких воспоминаний и документов о событиях в Лемберге (Львов) в начале июля 1941 года. Первыми немецкими войсками, которые вошли в город, были батальоны 98-го и 99-го Гебирс-Егер Полков (Gebirgs­Jäger­Regiments) и батальон из Леррегиона Бранденбург (Lehrregiment Brandenburg zbV) 800. Личный состав 44 Гебиргскорпс (Gebirgskorps) поручил командующему Гебирс Артилери Коммандо 1 (Gebirgs Artillerie Kommando 1) Гебирсдивизии (Gebirgsdivision) Оберсту Карлу Винтергерсту (Oberst Karl Wintergerst) срочно предотвратить любые эксцессы, связанные с "членами армии". Тем не менее, насильственные действия продолжались три дня без каких-либо превентивных действий со стороны Винтергерста, который упоминается в качестве немецкого городского коменданта еще 1 июля 1941 года. Он был не в состоянии предотвратить продолжающиеся небольшие репрессии больше, чем его преемник, генерал-лейтенант Максимилиан Ренц (General-leutnant Maximilian Rentz), который был назначен городским комендантом всего три дня спустя.

Когда 5 июля 1941 в Лемберге (Львов) вышла украинская националистическая газета, она опубликовала главную приветственную статью Ренца. Один из членов Айнзацкоммандо (Einsatzkommando) Хауптшарфюрер СС Феликс Ландау (SS Hauptscharführer Felix Landau), сообщил после войны о своих впечатлениях в Лемберге: "(...) по улице шли сотни евреев с кровью, стекающей по их лицам, с дырами в головах, с разбитыми руками и с глазами, вываливающимися из орбит. Они были залиты кровью".

Согласно дневнику Ландау, Айнзацкоммандо прибыла в Лемберг (Львов) 2 июля 1941 днем ​​и вскоре после их прибытия были расстреляны первые евреи, а 3 июля 1941 он отметил: "800 человек были убиты здесь в Лемберге". В начале июля 1941 года в Лемберг (Львов) прибыли все подразделения Айнзацкоммандо (Einsatzkommando): Зондеркоммандо 4а (Sonderkommando 4а) под руководством Пауля Блобеля (Paul Blobel), Сондеркоммандо 4b под руководством Гюнтера Херрмана (Günther Herrmann), Айнсацкомандо 5 под руководством Эрвина Шульца (Erwin Schulz), Айнсацкомандо 6 под командованием Эрхарда Крюгера (Erhard Kroeger) и Айнсацкомандо Ферфюнгунг (Einsatzkommando z.b. Verfügung) под руководством Эберхарда Шёнгарта (Eberhard Schöngarth).

Одна только Айнсацкомандо 6 (Einsatzkommando 6) расстреляла 133 еврея 2 июля 1941 года. Свидетель Филипп Фридман (Philip Friedman), тогда молодой еврейский историк, живший в городе, рассказал о своем впечатлении о Лемберге (Львов) в первые дни июля 1941 года: (...) город стал свидетелем зрелища жестокой оккупации и кровавых погромов. Немецкие солдаты быстро присоединились к отбросам общества, в том числе к украинским националистам, а также к так называемой украинской вспомогательной полиции, которая была спешно организована немцами. Это началось на улицах с преследования еврейских мужчин. Львов (Лемберг)

В начале июля 1941 года в Лемберге правят толпы. Толпа украинцев противостоит захваченному человеку со статуей головы Ленина, очевидно, чтобы унизить его. Местные украинцы и немецкие войска убивали и жестоко обращались с евреями и советскими чиновниками. Акты массового уничтожения уже начались, когда финские добровольцы прошли через Лемберг 1 июля 1941 года в направлении фронта. WC.В начале июля 1941 года в Лемберге правят толпы. Толпа украинцев противостоит захваченному человеку со статуей головы Ленина, очевидно, чтобы унизить его. Местные украинцы и немецкие войска убивали и жестоко обращались с евреями и советскими чиновниками. Акты массового уничтожения уже начались, когда финские добровольцы прошли через Лемберг 1 июля 1941 года в направлении фронта. WC.

Евреи, охваченные паникой и страхом, преимущественно оставались в помещении. Большинство из них прятались в своих квартирах, в разных убежищах, в подвалах и на чердаках. Украинская полиция и немцы, недовольные скудной добычей на улицах, начали прочесывать еврейские квартиры в поисках своих жертв. Они забирали мужчин, а иногда и целые семьи под предлогом необходимости очистить львовские (лембергские) тюрьмы от трупов (...). Толпа была в ярости, вопли убийц смешались с криками жертв, и бойня на улицах продолжалась.

Было замечено, что солдаты Вермахта были заинтересованными наблюдателями этих убийств, и некоторые из них участвовали, не только в Лемберге (Львов), но через несколько дней также в Немирове, Сокале и Тарнополе (Тернополь). Однажды, сержант вермахта был замечен в Лемберге (Львов), когда он ранил еврея штыком. Отдельные немецкие солдаты и представители СС были замечены, когда принимали непосредственное участие в жестокости. Ушедший на пенсию профессор права Маурицы Аллерханд (Maurycy Allerhand), позже стал свидетелем активного участия немцев в облавах на евреев на некоторых улицах. Немецкие солдаты и офицеры наблюдали за зверствами, некоторые фотографировали, а съемочная группа сняла фильм о прибытии немецких войск.

Голландский отчет

Голландский доброволец 1-й роты, полка СС Вестлянд (SS Regiment Westland), Эдмонд Анри ле Ру (Edmond Henri le Roux), описал свои впечатления от Лемберга (Львов) в начале июля 1941 года: "Пока мы воевали, мы прибыли в Лемберг, [который уже был захвачен] Вермахтом. Камеры тюрем были открыты (...); было много мертвых. Даже мы едва могли вынести зловоние, исходившее из этих камер (...) [Было] ужасно это видеть. Тогда мы стали одержимы волей к победе. Так развивалась борьба с Россией. Мы видели это в Лемберге, мы были полны ужаса от того, что все это сделали большевики, так как вы видели, что выходило из этих камер. Они сказали, что они евреи, которых расстреливают. Я видел, как они копали там, они должны были выкопать свою яму, и они были расстреляны, противно, что вы делаете это с людьми. Это отвратительно. Я буду считать это одной из самых черных страниц "национал-социализма военного времени".

Наблюдения норвежских добровольцев

Летом и осенью 1941 года несколько норвежских добровольцев СС опубликовали статьи в газетах, в которых они рассказали о своей причастности к "репрессиям" против евреев в Лемберге (Львов). Норвежский доброволец и нацистский активист Пер Педерсен (Per Pedersen) из состава 5-го артиллерийского полка СС вспоминает: "Вокруг Лемберга и внутри него происходили бои, и русские эвакуировали город. Там и тут на улицах лежали мертвецы, а заключенных собирали на большой открытой площади здания НКВД. Население было взволновано и радостно.

Вскоре после этого жители вывесили флаги и плакаты по всему городу. Но это были уже не коммунистические флаги - на ярко-красных флагах были нарисованы свастики. Вдоль улиц были вывешены большие белые транспаранты с надписями: "Да здравствуют немецкие солдаты", "Да здравствует Гитлер" и т. д.

Повсюду вдоль главных улиц собирались люди, размахивали платками и восторженно кричали то или иное (...) Что примечательно, это было еще до того, как город был очищен от врагов: молодые украинские девушки забирали винтовки у убитых русских солдат и вытаскивали евреев из их укрытий (...) Итак, молодые польские и украинские девушки прибыли с винтовками на плечах и гнали перед собой евреев. Добровольцы быстро поняли, почему население отреагировало таким образом - часть из них заглянула в подвалы НКВД. Невозможно было это продолжать. После этого дня не было никого, кто жалел бы евреев. Наоборот. Но одно воспоминание осталось от этого города, след нежной, тоскующей и дрожащей мелодии большого города. Это было воспоминание об обнаженных, оборванных, бедных мальчишках на улице, просящих пищу, хлеб: "Пан - Хлеб - Славный господин, дай мне хлеб".

Мальчик осматривает свою семью, убитую Айнзатцгруппе С, в Украине в июле 1941 года. Мальчик также был застрелен вскоре после этого. Бундесархив.Мальчик осматривает свою семью, убитую Айнзатцгруппе С, в Украине в июле 1941 года. Мальчик также был застрелен вскоре после этого. Бундесархив.

Норвежский доброволец Олоф Бренна (Olof Brenna) из 3-й батареи, 5-го артиллерийского полка СС (SS Artillerie Regiment 5), рассказал о своем участии в убийстве евреев в городе с помощью своего штыка.

Норвежский доброволец Олав Ингемар Туфф (Olav Ingemar Tuff) из полка СС Нордланд (SS Regiment Nordland) отправился по железной дороге из Германии на Восточный фронт и 23 августа 1941 он был в Лемберге (Львов) и заметил, что некоторые евреи свисали с фонарных столбов, как он видел раньше в Кракове. Он вспоминал: "Тела висели, как тряпичные куклы".

Норвежский доброволец Бернгард Йохансен (Bernhard  Johansen) служил водителем 1-го батальона полка СС Германиа (1st Battalion, SS Regiment Germania). В октябре 1941 года в районе к северу от озера Азов он был в составе боевой группы (Kampfgruppe) Дикмана (Dieckmann), названной в честь командира 1-го батальона СС Штурмбаннфюрера Августа Дикмана (Commander of the 1st Battalion, SS Sturmbannführer August Dieckmann).

Когда дивизия СС Викинг (SS Division Wiking) была вынуждена отступить, эта боевая группа была развернута для изучения советских военнопленных. Среди многочисленных военнопленных была выбрана группа для казни. Йохансен отказался присоединиться к расстрельной команде, но он наблюдал, как заключенных подводили к могиле. Вскоре после этого он услышал грохот пулеметов, хотя сам не был свидетелем казни. Тем не менее, рассказ Йохансена, похоже, не подлежит сомнению. Он не упоминал об этом до окончания войны и в другом интервью он заявил, что никогда не слышал, чтобы стреляли из какого-либо оружия.

Норвежский доброволец Эрик Остенби (Erik  Østenby) был членом транспортной роты, подчиненной СС Флак Абтейлунг 5 (SS Flak Abteilung 5). Согласно его послевоенным воспоминаниям, Остенби ехал на своем грузовике через Лемберг (Львов) в какой-то неизвестный день. Вдоль дороги к востоку от города колонна автомобилей встретила длинные ряды гражданских лиц: мужчин, женщин и детей. Эти люди охранялись немецкими солдатами с оружием в руках. Остенби отмечает: "Почему?" - спросил он солдата, сидевшего рядом с ним в грузовике, датчанина (...), который ответил, что это евреи, которых ведут на расстрел".

Озадаченный Остенби спросил своего начальника, Штурмбаннфюрера СС Алоиса Брауна (SS Sturmbannführer Alois Braun), что происходит. Однако, Браун сильно покраснел, ругая всех евреев мира. Они не имели права на существование, заявил он. Но Остенби должен был пообещать хранить молчание о том, что он видел. Это был вопрос, к которому он просто не должен был проявлять никакого интереса.

Доброволец Хельге Лаэрум (Helge Laerum), служащий в 5-ом артиллерийском полку СС (SS Artillerie), прибыл в Лемберг (Львов) 1 июля 1941 года в 09.00 утра. В своем дневнике он отметил: "В Лемберге наша колонна часами оставалась неподвижной, потому что на востоке города шли боевые действия. Пребывание не было скучным, потому что украинские наемники охотились за евреями, которые в панике убегали по крышам и через заборы. Наемники расстреливали их на бегу как воробьев. Однако, насколько известно, 1 июля 1941 года в Лемберге только немцы носили оружие.

Другой норвежский доброволец эсэсовец, вероятно, Олаф Вальман (Olaf Wahlman) из 5-й роты, 5 артиллерийского полка, рассказал через много лет после войны о своих впечатлениях при въезде в Лемберг (Львов) 1 июля 1941 года: "Внезапно появилась толпа людей. По обеим сторонам там были старики, женщины и дети с тростями и железными прутьями. Нецензурной бранью и побоями они гнали людей до горящей Цитадели. Это были евреи, вынужденные искупить то, чего я не знаю. Дома были разграблены, людей выбрасывали из окон. Старик с развевающейся бородой ударился о верхнюю часть грузовика напротив нашего, пробил брезентовую крышу и предположительно подорвался на  боекомплекте. Маленькая девочка выпала на улицу рядом с нашей машиной.

Также вышеупомянутый Ганс Исенманн (Hans Isenmann) из Айнзацгруппы (Einsatzgruppe) или полка СС Германиа (SS Regiment Germania) говорил о подобных зверствах в Лемберге (Львов) в начале июля 1941 года: "Из квартир, принадлежавшем евреям, были разграблены все ценности". Его ближайший начальник Унтерштурмфюрер СС (SS Untersturmführer) Эберхардт Хедер (Eberhardt Heder) из 16-й роты "лично выбрасывал евреев через окна".

В начале 1942 года норвежский доброволец СС Йозеф Хансен (Josef Hansen) опубликовал статью в газете о казни 12 евреев в неизвестном месте недалеко от Лемберга (Львов) в начале июля 1941. Короткий абзац, касающийся  происшествия, гласит: "В одном месте мы взяли 12 евреев, которых привели к нам на работу. Я никогда раньше не видел таких плохих работников. Был созван полевой суд, и по ним прошел короткий процесс". Считается, что Хансен, возможно, был членом 9-й роты артиллерийского полка СС 5 (SS Artillerie Regiment 5).

Впечатления финских добровольцев

Насколько известно, ни один из финских добровольцев СС не участвовал в каких-либо злодеяниях в городе Лемберг (Львов). Однако там, безусловно, происходили большие чистки и погромы, и у значительного числа финнов, вероятно, появилось мрачное первое впечатление о кровавых репрессиях, проведенных силами СС.

Поскольку на финских добровольцев СС, возможно, повлияло немецкое поведение, внимание здесь уделяется впечатлениям добровольцев. Историк финских добровольцев СС Мауно Йокипий (Mauno Jokipii) представил несколько непоследовательную картину завоевания Лемберга (Львов). С одной стороны он подчеркивает, что дивизия СС Викинг (SS Division Wiking) только что прошла через город, задержавшись там всего на несколько часов. Местные жители вручили им свои знаки внимания в виде цветов, еды и других маленьких подарков. С другой стороны, он утверждает, что солдаты дивизии СС Викинг (SS Division Wiking) действовали в условиях чрезвычайного положения, поскольку в переулках происходили перестрелки и продолжались бои на окружающих холмах.

Следовательно, Дивизия не могла принимать участие в каких-либо мероприятиях, проводимых полицейскими в Лемберге (Львов), среди жителей, сопротивлявшихся немцам. Тем не менее, это точка зрения апологета, поскольку цель, очевидно, состоит в том, чтобы объяснить, почему немцы допустили незаконные расстрелы, которые проводились украинскими вспомогательными силами.

Ничто не указывает на то, что дивизия СС Викинг (SS Division Wiking) была в какой-либо опасности во время их короткого пребывания в Лемберге (Львов). Дивизия не была нужна для каких-либо репрессий, которые проводились в городе.

Однако, ситуация в районе Лемберга (Львов), по общему признанию, все еще была не урегулирована. 1 июля 1941 года советские части двинулись к востоку от города, и, помимо регулярных немецких войск, даже части Айнзацгрупп (Einsatzgruppen) были вызваны для оборонительных действий, хотя и не участвовали в каких-либо значительных боях.

Финский доброволец 9-й роты Полка SS Вестлянд (Westgland) Мартти Ууси-Яааккола (Martti Uusi-Jaakkola) прибыл в Лемберг (Львов) 1 июля 1941 года в 11 часов утра и изложил свои письменные наблюдения: "Население с энтузиазмом проявило благосклонность и подарило нам цветы. Молодые девушки, одетые в народные костюмы, приносили цветочные гирлянды. Ненависть к евреям сильна, но это неудивительно, когда кто-то думает о том, что они здесь сделали".

Товарищ рассказал о своем посещении погреба с сотнями тел, убитых евреями и русскими до того, как они бежали из города. Люди в бешенстве, вытаскивают оставшихся евреев на улицы и беспощадно избивают их. Даже дети и старики не получают прощения. Конец "прогона сквозь строй" для многих евреев это расстрел. Я имел возможность наблюдать, как евреев [заставляли] бегать между двумя рядами мужчин, где их избивали палками. Солдаты не оказывали большого сопротивления [украинцам] и по отношению к [евреям]. Скорее они просто стреляли в них. Магазины, принадлежащие евреям, разграблены, и, в частности, алкоголь и сигареты исчезают в одно мгновение. Слишком много, слишком много, и я не совсем готов принять все это. Мне жаль их, особенно пожилых людей и женщин, хотя для этого должны быть веские причины. Ликер, табак и т. д. забрасывался в наши грузовики (...)

Финский доброволец Рейно Суонио (Reino Suonio), также из 9-й роты полка СС Вестлянд (SS Regiment Westland), отметил в своем дневнике, что подразделение было разбужено в 4 часа утра 1 июля 1941 года и отправилось в Лемберг (Львов). Во время марша он был свидетелем сцен разрушения и запустения, подобных тем, которые произошли накануне, при входе на советскую территорию: "Мы прибыли в город Лемберг в 11.20 утра. Его немного разбомбили, но улицы были забиты людьми, образующими очереди за хлебом и тому подобным. Мы провели здесь несколько часов и наблюдали как обращаются с евреями. Отбросы населения города совершали набеги на квартиры евреев, изгоняя их полуголыми, бросая в них камни, а также в детей и стариков. Никто не мог ожидать, что станет свидетелем подобных вещей в культурном веке (...).

Доброволец Маркус Кенмяки (Markus Käenmäki) писал в своих воспоминаниях, что помимо местных известных коммунистов и тех, кто был у власти, евреи стали основными жертвами. Он сообщил, что евреев "приводили в парки семьями". Они были казнены "свободными отрядами", спешно сформированными из местных жителей, вооруженных трофеями". Оберштурмфюрер СС Кай Дункер (Obersturmführer Kaj Duncker), как выяснилось, занимавший должность офицера-наблюдателя в 5-м артиллерийском полку СС, медленно двигался через Лемберг (Львов) до полудня 1 июля 1941 года. Он замечал одиночные звуки стрельбы и отметил: "Резня русских и евреев в городе; много польских заключенных, застреленных [уходящими] русскими до прибытия немцев. Первые русские тела видны в канавах".

Доброволец Пентти Никкола (Pentti Nikkola) из 9-й роты полка СС Нордлянд (SS Regiment Nordland), прибыл в полдень и увидел, что некоторые дома все еще горят. Кроме того, офицер связи СС Оберштурмфюрер Энсио Пихкала (Ensio Pihkala) отметил 1 июля 1941: "Видны руины. Люди выглядят так, как будто они были освобождены. В Лемберге поляки искали евреев в их домах. Они доставляют их в подвалы, женщины кричат. Бедных евреев избивают и растаптывают, пока они не умрут. Животы женщин были "открыты", они потеряли свои волосы, а их головы были раздроблены. Все это происходило на глазах у еще живых евреев. В подвале около 200 тел! Немецкие солдаты, со своей стороны, пробиваются в магазины, нацеливаясь на евреев, водку, сок, печенье и т. д. Поляки украшают немцев цветами, а некоторые уже кричат: "Хайль Гитлер!" (...) Евреи были доставлены в тюрьму поляками для уборки. Они должны знать, что их скоро расстреляют. Ужасное место, действительно, ужасное место. Я поспешил прочь."

События, которые он лично пережил, вероятно, были точно записаны. Доброволец СС Унто Боман (Unto Boman) воспроизводит свои впечатления о погромах против евреев в своих воспоминаниях. Он сообщает, что немцы не принимали в них активного участия, но в равной степени были неспособны помешать им: "Жители Лемберга, большинство из которых составляли поляки, украинцы, русские и словаки, немедленно начали мстить местным жителям, которые, как они знали, были коммунистами и евреями (...) Толпы людей сходили с ума на улицах и гнали евреев перед собой, как стада скота. Среди евреев были люди обоего пола и всех возрастов.

Придерживаясь направления, они отвезли этих несчастных людей на окраину города, чтобы убить их. Если у одного из них не было сил, чтобы бежать, этого человека забивали до смерти на улице. Повсюду разносились сигналы тревоги и выстрелов, а тела евреев лежали в парках и во дворах. Живые люди были выброшены на улицы из окон зданий, а еврейские дома были основательно разграблены. Все жители города появились на массовом убийстве. Они были захвачены кровавым массовым безумием, которое ничто не могло обуздать или контролировать.

Подразделения, принадлежащие полку СС Нордланд, прибыли в Лемберг (Львов) в полдень 1 июля 1941 года. Доброволец СС Кейо Кяряйайнен (Keijo Kääriäinen) из 2-й роты видел сгоревшие танки, разбитое оружие и, возможно, сотни тел погибших советских солдат, тогда как немцы уже похоронили своих солдат, погибших в бою "под красивыми крестами".

Кяряйайнен отмечал, что городу не был нанесен серьезный ущерб. Однако местные жители испытали много трудностей. Он сообщил: "Откуда-то большая группа людей приводит человека, которого должны были расстрелять. Его толкают и бьют. Где-то еще женщина ведет домой своего раненного мужа, а там мать помогает ее 14-летней дочери, которая потеряла зрение. Плачущие дети, которые ищут своих родителей. Картина, открывшаяся в Лемберге после завоевания, отобразила страдания, которые потерпели его жители.

В тот же вечер прибыл доброволец СС Марти Леппяля (Martti Leppälä) из Панцер Егер Абтейлюнг 5 (Panzer Jäger Abteilung 5), и увидел горящий завод и другие следы разрушений: "Во всех зданиях были разбиты окна. На улицах валялись разные вещи, русские деньги, ящики для яиц и прочее". Доброволец СС Сакари Лаппи Сеппяля (Sakari Lappi­Seppälä) из 1-й роты полка СС Вестланд прибыл в Лемберг (Львов) 3 июля 1941 года ранним днем. Он наблюдал, как вооруженные охранники доставляли целые еврейские семьи в парк, чтобы их расстрелять. Эти люди были доставлены прямо из своего дома, так как они были легко одеты.

Лаппи Сеппяля (Lappi Seppälä) рассказал об отвратительной уличной сцене: старый отец гулял со своей дочерью, мать была настолько старой и находилась в ужасе, что родственникам часто приходилось поддерживать ее во время похода в летний парк. Оттуда раздавались выстрелы. Молодая мать приехала с умоляющим взглядом в глазах, а ее единственный ребенок был у нее на груди. Женщины в истерике отчаянно визжали со слезами на глазах, тогда как других бросали за волосы на пол, там были как пожилые, так и молодые люди.

Рота получила приказ обыскать жилой район, и история Лаппи Сеппяля о поведении немцев продолжается: "Мы припарковали наши грузовики в центре Лемберга под толстыми вязами. Мы выпрыгнули из грузовиков и направились к зданиям для проверки. Молодой русский солдат спрятался в подвале, где его нашел мой шведский товарищ. Его немедленно вывели на допрос. В одной из комнат портреты Сталина и Ленина были вырваны из стен и их пинали по полу. Некоторые окна были разбиты прикладами винтовок, так как нужно было впустить свежий воздух.

Мотоколонна дивизии СС Викинг, движущаяся на восток от Лемберга 2 июля  1941 года. KD Coll., SLS.Мотоколонна дивизии СС Викинг, движущаяся на восток от Лемберга 2 июля  1941 года. KD Coll., SLS.

Доброволец СС Ахти Пайккала (Ahti Paikkala) из 6-й роты полка Вестлянд прошел через Лемберг (Львов) 1 июля 1941 и отметил: "Небольшой урон. Дружелюбные люди. Цветы ".

Доброволец СС Боман, хотя и адекватно описывает зверства, совершенные уличными толпами в Лемберге (Львов), также отдал им должное: "Мы испытываем настоящее опьянение от радости в Лемберге после оккупации. Публика принесла нам все, что, как они себе представляли, мы оценили бы: конфеты, музыкальные инструменты, торты, цветы и так далее. Толпа разграбила магазины, принадлежавшие властям, и принесла колоссальное количество алкоголя. Мы должны были немедленно выпить эти напитки, в то время как толпы кричали нам ура. Не было времени искать какие-либо штопоры; горлышки бутылок были сбиты прикладами, а крепкий вишневый ликер употреблялся вместе с игристым вином из Крыма. Литровые бутылки с водкой были привезены из российских магазинов в таких огромных количествах, что из-за нехватки места нам приходилось выбрасывать их из наших машин. Мы были рады, когда нам приказали продолжить и оставить этот окровавленный город позади нас.

Однако доброволец Яакко Лакелала (Jaakko Lakeala) из 5-й роты полка СС Нордлянд (SS Regiment Nordland) отметил в своем дневнике 3 июля 1941 года, что другие финские добровольцы прибыли в те же кварталы: "Они рассказали нам, что они праздновали в Лемберге с алкоголем, взятым из еврейских магазинов". Со своей стороны, Лакелала не упомянул, что какой либо алкоголь был выброшен; скорее, запись в дневнике указывает на то, что финские добровольцы могли участвовать в разграблении.

Доброволец Марти Койвула (Martti Koivula) из СС Флак Абтейлунг 5 (SS Flak Abteilung 5) добрался до Лемберга (Львов) 1 июля 1941 со своим подразделением. Он отметил, что: "(...) следы боевых действий были повсюду, три конские туши, две мертвые собаки и два российских трупа. Обломки и предметы разбросаны по обе стороны дороги, руины, пепел, выбоины. У нас был перерыв на четыре часа. Прибытие в Лемберг. Трупы, танки, тряпки и клочья ткани. Продвижение за пределы Лемберга, где мы разбили лагерь. Средний гром вечером. Сломленные евреи.

По словам добровольца Яакко Лакеала (Jaakko Lakeala) из 5-й роты полка СС Нордланд (SS Regiment Nordland), подразделение разбило лагерь 1-2 июля 1941 года в "Ниенвеки", вероятно, в деревне Винники, всего в нескольких километрах к востоку от Лемберга (Львов). 3 июля 1941 он сообщил о своих наблюдениях: "По обе стороны дороги было много танков, машин, боеприпасов, артиллерийских орудий и других предметов. Вдоль дороги лежало тело мирного жителя, предположительно еврея (...) ". Доброволец Сакари Пойхёнен (Sakari Pöyhönen) из 6-й роты полка СС Вестлянд (SS Regiment Westland), находился в деревне в 25 км к северо-востоку от Лемберга (Львов) 1 июля 1941. Солдаты продвигались по открытым полям к деревне, оккупированной русскими, и Пойхёнен писал: "На окраине деревни русский человек пытался сдаться, и его застрелили (...)".

Архив
Новости

ok