Публикации 2020-04-01T12:45:15+03:00
Українські Новини
Фармацевты с юга

Фармацевты с юга

Вид нового лабораторно-производственного корпуса ОДО ИНТЕРХИМ
Вид нового лабораторно-производственного корпуса ОДО ИНТЕРХИМ

Когда в начале 1990-х вся Одесса торговала на "7 километре", Анатолий Редер создавал фармацевтический бизнес с нуля. Сегодня его компания "ИнтерХим" – один из немногих украинских производителей оригинальных препаратов, — пишет "Дело".

Зимы в Одессе бывают весьма суровы. Так было и в 1992 году, когда температура опускалась до минус 12. Ровно столько же показывал термометр в опытном цеху Академии наук. В советские времена здесь не только проводили эксперименты, но и изготавливали субстанции для лекарственных препаратов. Потом Союз распался, и жизнь в цеху остановилась.

Но зимой 1992-го в пустынном помещении с разбитыми окнами появились пятеро неожиданных гостей. Что они здесь забыли?

"Просто пять аспирантов, младших научных сотрудников Академии наук, не захотели в начале 90-х годов уходить торговать на "7-й километр". Решили попытаться зарабатывать тем, что мы умеем делать", - объясняет один из них, Анатолий Редер.

Высокая кухня

Анатолий Редер родился и вырос в Одессе, окончил с красным дипломом Одесский государственный университет имени И.И. Мечникова по специальности "биохимия". Затем – аспирантура в Физико-Химическом Институте имени А.В. Богатского НАН Украины.

В 1989 году Редер защитил кандидатскую диссертацию на тему "Синтез гидроксилсодержащих криптандов". Казалось бы, впереди – стабильная карьера советского ученого. Но в конце 80-х уже было ясно: со страной что-то происходит, вчерашние сценарии больше не работают. Самым простым решением в то время была торговля: профессор за прилавком вещевого рынка стал символом эпохи.

"Меня спрашивали: почему вы не купили что-то в Венгрии, потом не продали здесь? Да мы просто не представляли, как это делать! Зато мы умели делать какие-то особо изощренные молекулы, которые тогда никто в мире не мог делать. Это были макрогетероциклические соединения, тренд того времени", - вспоминает Анатолий Редер.

Все начинающие предприниматели обладали дипломами в области химии, а сам Редер два года стажировался в Великобритании, в университетах Шеффилда и Бирмингема. Поэтому друзья решили влиться в мировой тренд.

31 декабря 1989 года партнеры открыли молодежное хозрасчетное предприятие, которое занималось синтезом макрогетероциклических соединений. В конце 80-х эти вещества были очень востребованы для научных исследований. Свою первую сделку молодые предприниматели заключили с Казанским государственным университетом: продали туда 20 г химического реактива. Позже они заключили контракт с бельгийской компанией Janssens Chimica.

"Это были препараты для высокой науки, даже для очень высокой. В мире было совсем мало центров, которые могли их сделать. У нас были случаи, когда мы поставляли одно из соединений через Бельгию в Израиль, и потребовалось разрешение спецслужб под гарантию, что это соединение, не дай Бог, не попадет на территорию СССР. Никто не понимал, что оно именно оттуда родом", - вспоминает Редер.

Секретность объяснялась просто: с помощью этого химического соединения можно было избавляться от стронция, то есть радиоактивных отходов. Такую серьезную продукцию вчерашние аспиранты "варили" самостоятельно, стоя у вытяжных шкафов, или "у тяг", как говорили на сленге. Упаковка и погрузка товара тоже делалась своими руками.

В 1992 году партнеры взяли в аренду опытное производство Академии наук в Одессе – тот самый заброшенный цех. Но температура в помещении не была главной проблемой.

"Все профессионалы разбежались. Потому что зарплата в то время составляла меньше 1 доллара, прокормить семью было невозможно. Большинство ушло торговать на "7 километр". И самой сложной задачей за всю историю существования нашего предприятия оказалось возвращение этих людей. Но мы всего за год вернули практически весь персонал", - рассказывает Редер.

Основатель и генеральный директор компании, к.х.н. Анатолий РедерОснователь и генеральный директор компании, к.х.н. Анатолий Редер

Для этого пришлось пойти на беспрецедентные для начала 90-х меры. Совладельцы бизнеса установили жесткое правило: сначала платить зарплату всему персоналу, и уже потом получать деньги самим – если, конечно, эти деньги оставались. Начинающих химиков считали безумцами даже члены их семей. Но дело пошло. 11 декабря 1992 года была зарегистрирована компания "ИнтерХим".

"ИнтерХим" inside

Деньги появились, но совсем немного. Нужно было искать дополнительные способы заработка. Вдохновленные успехом опытного цеха, компаньоны стали обращать внимание на подобные простаивающие предприятия – в начале 90-х таковых было предостаточно.

Одной из находок стал "Северодонецкий азот", где компаньоны восстановили производство гексамина – это вещество применяется для производства древесно-стружечных плит. В течение двух лет партнеры заняли по сути монопольное положение на мировом рынке этого продукта. Продукция предприятия экспортировалась в Европу, Юго-Восточную Азию, Африку, Южную Америку. Как вспоминает Редер, прибыль от экспорта была более чем нестабильной: на одном контейнере можно было как заработать $500, так и потерять $700.

Следом химики взялись за Крымский бромный завод в Саках. Как и в Северодонецке, там тоже реанимировали производство, остановленное при распаде СССР.

"Но потом пришло время активной приватизации, и нам сказали: в ваших услугах больше никто не нуждается. У нас не было ни сил, ни возможностей противостоять серьезным дядям. Но мы успели заработать минимальный стартовый капитал для развития", - рассказывает Редер.

К тому времени "ИнтерХим" уже активно производил активные вещества и продавал их другим фармпредприятиям, а те перерабатывали их в таблетки.

"У нас тогда был такой шуточный слоган: "Интерхим inside", как наклейка на компьютерах Intel inside. Но только в нашем случае никаких наклеек не было: во многих таблетках мы "были" внутри, но о нас никто знал", - говорит Редер.

"Выходить на свет" компаньоны начали в 1996 году, когда открыли первую аптеку "ИнтерХим" в Одессе. Главное целью было показать, что компания с таким названием имеет отношение к фармацевтике. Но аптечный бизнес оказался успешным и с финансовой точки зрения.

Благодаря команде специалистов "ИнтерХиму" удалось сформировать мощный R&D департамент.

"Наша лаборатория скорее похожа на научную, чем на производственную. У нас очень высокий уровень персонала: три десятка кандидатов наук, трое профессоров. И это не просто статусные имена – они все активно работают", - рассказывает Редер.

Оставалось сделать последний, но сложный шаг: перейти к собственному производству готовых лекарственных средств.

АптекаАптека

Самородки в таблетках

Во времена СССР Украина была сильна производством лекарств. Здесь находилась существенная часть всесоюзного фармацевтического производства. Неудивительно, что многие успешные фармкомпании современной Украины начинались с возрождения советских заводов. Взять хотя бы тройку лидеров: "Фармак" – наследник завода имени Ломоносова, "Дарница" – преемник одноименного киевского предприятия, Arterium включает бывший Львовский химико-фармацевтический завод и предприятие "Киевмедпрепараты".

Но Анатолий Редер и компаньоны решили пойти другим путем и построить производство "в чистом поле". Это потребовало денег и усилий, но имело свои плюсы: завод строился с нуля с соблюдением стандартов надлежащей производственной практики (GMP). В августе 2003 года предприятие выпустило первую таблетку.

Как "ИнтерХиму" удалось выжить среди грандов украинского и иностранного фармбизнеса? Ведь украинский фармацевтический рынок – это 113 отечественных и более 400 зарубежных игроков. Анатолий Редер отвечает на этот вопрос поэтически.

"Представьте, что мы все работаем на одном прииске. У крупных компаний сито с очень мелкими ячейками, они могут собирать даже маленькие золотые песчинки. У нас нет таких возможностей, наше ячейки очень крупные. Чтобы выжить, нам нужно вымывать самородки. В случае "ИнтерХима" самородки – это наши оригинальные разработки", - объясняет бизнесмен.

Именно оригинальные лекарственные средства отличают "ИнтерХим" от конкурентов. Большинство украинских фармпредприятий производят генерики – легальные копии оригинальных препаратов. Схема такова: когда у оригинатора заканчивается патент на лекарственную формулу, десятки производителей по всему миру начинают производить такие же лекарства, но под другими названиями. Терапевтический эффект тот же, цена – на порядок ниже.

В портфеле "ИнтерХима" – сразу четыре собственных лекарственных средства. Это "Феназепам", "Амиксин", "Гидазепам" и "Левана". Именно эти бренды генерируют основную часть доходов компании. Препараты неоднократно становились призерами фармацевтических конкурсов.

"Объективно мы стоим совершенно в стороне от большинства украинских фармкомпаний", - не без гордости говорит Анатолий Редер.

"ИнтерХим" производит только твердые лекарственные формы: таблетки, капсулы и саше. В портфеле компании, помимо сложных рецептурных препаратов, есть жаропонижающие лекарства ("Амицитрон", "Амифена"), профилактические средства (Витамин C в жевательных таблетках), а также диетические добавки ("Добраніч", "Бебиплант").

Компания является официальным партнером и эксклюзивным представителем в Украине компании MEGGLE (Германия) – производителя вспомогательных веществ для фармацевтической и пищевой промышленности. Кроме того, "ИнтерХим" занимается дистрибуцией европейской косметики: компания является эксклюзивным представителем в Украине торговых марок Di Palomo (Англия) и Bomb Cosmetics (Get Fresh Cosmetics, Англия), а также импортером марки Silver Care (Spazzolificio PIAVE S.p.A., Италия).

Остается в структуре компании и аптечный бизнес. Правда, как признается Анатолий Редер, он уже далеко не такой рентабельный.

Зато аптеки "ИнтерХима" – удобная мишень для атаки. В 2011 году розничная сеть получила лицензию на торговлю наркотическими и психотропными препаратами. Естественно, речь идет о легальной торговле, причем не просто по рецептам, а с применением дополнительного контроля.

Тем не менее, тема наркотиков не дает покоя всевозможным "активистам". В 2018 году офис "ИнтерХима" пикетировали представители одесской ячейки всеукраинского объединения "Сокол", которые требовали остановить "аптечную наркоманию".

"Это наш тяжкий крест. И хотя мы производим наркотические препараты абсолютно легально, это самое простое, за что можно зацепиться. В ответ могу сказать, что за всю нашу историю, к счастью, у нас не было ни одного уголовного дела или проблем в этой связи", - поясняет Редер.

ИнтерхимИнтерхим

Лекарства для здоровых

Заработать первый капитал одесским химикам помогла интуиции и понимание мировых трендов. От этой стратегии компаньоны не отступают. Что же диктует сейчас "фармацевтическая мода"?

"Идет значительное движение в сторону профилактики заболеваний, а не их лечения. Выражаясь простым языком, это лекарства для здоровых людей. Без сомнения, препараты терапевтического действия будут востребованы и дальше. Но актуальная задача сегодняшнего дня – не заболеть. Это тренд и для людей, и для страховых компаний – потому что приносит существенную экономию", - отвечает на вопрос Редер.

Именно профилактику предложил "ИнтерХим" в ответ на панику по поводу китайского коронавируса. В феврале 2020 года компания безвозмездно передала медикам и пограничникам 200 тысяч доз противовирусного препарата "Амиксин" для предупреждения заражения вирусом COVID-2019. Препарат получили сотрудники Госпогранслужбы в разных регионах Украины, а также медперсонал инфекционных больниц, которые определены как базовые медучреждения для госпитализации зараженных.

"Мы не претендуем на панацею, мы не говорим о том, что у нас в руках лекарство от китайского коронавируса. Но мы точно знаем, что применение препарата "Амиксин" может дать дополнительный шанс не заболеть", - объясняет Редер.


Архив
Новости

ok