Силовые структуры 2018-07-15T04:32:20+03:00
Українські Новини
В зоне АТО 77% армейских машин устаревшие и опасны

В зоне АТО 77% армейских машин устаревшие и опасны

Автопарк в зоне АТО устаревший. Фото: zik.ua
Автопарк в зоне АТО устаревший. Фото: zik.ua

Не секрет, что на передовой большинство легковых и санитарных автомобилей –волонтерские. А 77% армейского автопарка – это советские машины. Даже в Генштабе это признают. На их ремонт тратят ежегодно сотни миллионов гривен. Но хуже всего, что старый подвижной состав опасен для здоровья.

Об этом говорится в расследовании телеканала ZIK.

Журналисты отправились на экскурсию по автопарку АТО. Гидом стал Дмитрий, командир роты Вооруженных сил Украины. В зоне АТО с 2014 года. Почти весь легковой автотранспорт в его подразделениях – от волонтеров. Это старые иномарки, так называемые "корчи". Подбирать ненужные автомобили начали из-за того, что имеющейся в армейском автопарке старой техники крайне не хватало. А советские грузовики – вообще опасны для здоровья.

"УРАЛ или КамАЗ – это издевательство. Они не комфортные и "разбивают" позвоночник молодому солдату "в хлам". Из-за этого у него появляется остеохондроз с огромными "шишками", – рассказал командир роты Дмитрий.

Бойцы теряют здоровье, а государство – деньги. В АТО говорят, что на четвертом году войны, повседневная военная логистика хромает на все четыре колеса.

"Государство ради двух ящиков боеприпасов "гоняет" целый УРАЛ. И оно даже не понимает, где оно теряет. Беда со старыми машинами страшная. Они уже отслужили свое, на "кладбище" им всем надо", – подчеркнул Дмитрий.

В Генштабе признают, что 77 процентов автомобилей Вооруженных Сил Украины имеют около 20 лет. Есть и старые, еще советского производства. На их ремонт тратят ежегодно сотни миллионов гривен. Самая большая проблема – транспорт для ежедневных нужд военных на передовой: привезти воду, продукты, топливо, забрать на почте посылку из дома. Санитарных автомобилей для эвакуации до сих пор не хватает.

"Я устал их ремонтировать. Дело не в деньгах. То, что можем – делаем сами, просим у людей, которые у своих детей деньги забирают. Потому что не могут нам отказать", – добавил Дмитрий.

Но ценит ли этот ежедневный подвиг государство? Журналисты сконтактировались с мужчиной, которому такая помощь дорого стоила. Итальянец украинского происхождения начал помогать в начале войны – привозил такие необходимые реанимобили. Впоследствии Украина его отблагодарила – на нашей границе его встретили не с караваями, а со штрафными бланками. Ведь волонтер Виталий Майданюк переправил в Украину около 30 автомобилей. Машины Виталий передавал и Вооруженным Силам, и Нацгвардии, и волонтерским организациям. На передовую возил лично. Иногда рисковал жизнью. Таможню – тоже брал на себя.

"На тот момент, когда мы оформляли эти машины, как таковой легальной схемы ввоза этих транспортных средств для того, чтобы они остались в будущем в Украине – не было. Поэтому было принято решение: сейчас отправляем, так как есть большая потребность туда доставить, а потом будем разбираться", – рассказал волонтер Виталий Майданюк.

Настоящее "гостеприимство" волонтер почувствовал в августе 2015 года. Тогда он получил сообщение о штрафе – 8500 гривен – за нарушение правил транзита. Далее присоединилась государственная фискальная служба. Финальный аккорд сыграла исполнительная служба. Сумма штрафа выросла еще на 10 тысяч.

"Пришло сообщение, что у меня сейчас – проблемы с арестом имущества. То есть в случае, если я захочу купить или продать – у меня возникнут проблемы. Кроме того, есть личные проблемы по въезду в Украину. Я не могу на своем транспорте ни заехать, ни выехать", – отметил волонтер Виталий Майданюк.

Конечно, Виталий может оплатить штраф. Но разве платить за собственное волонтерство – не перебор?

Сейчас автомобили ввозят по согласованной процедуре. Нужно иметь запрос от части с печатью, так называемый инвойс, подтверждение от продавца, дарственную. И эти документы необходимы, чтобы таможенники пропустили автомобиль на границе. Далее его отправляют на ремонт. А уже после него оформляют акт приема-передачи и ставят на учет воинской части и позволяют использовать в зоне АТО. Долго, трудно, сложно, зато легально.

Чтобы выяснить, на чем же ездят военные чины в Минобороны, журналисты пять дней провели в засаде для того, чтобы сравнить с теми, на которых приходится передвигаться на фронте. Увидели немало бюджетных автомобилей. "Любовались" кортежами с сопровождением. Но попадались и совсем непростые модели. И именно о них корреспонденты решили спросить у известного автогонщика и телеведущего Рауля Чилачавы.

"Автомобили выглядят премиальными. Но это на первый взгляд, потому что весь этот "премиум" был где-то 10, 11, 8 лет назад. Сегодня, я думаю, все это выглядит, как большие затраты владельца на сервис этого автомобиля и его обслуживание", – рассказал автогонщик и телеведущий Рауль Чилачава.

То есть, по словам Рауля Чилачавы, дело не только в стоимости самих автомобилей. Больше вопросов вызывает то, где чиновники берут деньги на обслуживание такого транспорта.

"Я не знаю, как у обычного, рядового чиновника найдутся деньги на то, чтобы содержать эти автомобили. Возможно, "японцы" будут выглядеть дешевле и надежнее, но когда я смотрю на те моторы, которые в них установлены 4,7 и так далее – это все затраты горючего. Когда я смотрю на "немцев", это все надо ремонтировать, и стоит это тысячи евро", – подчеркнул Чилачава.

С информацией о том, кто является владельцами этих недешевых авто, журналистам помогли инсайдеры из МВД.

LEXUS LS 430 2003 года – в пользовании Онищенко Олега Анатольевича, начальника отделения командного пункта 93 отдельной механизированной бригады; на дорогом Mercedes S500 – ездит Брик Иван Владимирович. Это бывший советник министра обороны Степана Полторака, сейчас – замглавы аппарата Нацгвардии Украины. Автомобиль в декларации не указан. И самый ценный – BMW X6, но номерные знаки "АА1102 НС", зарегистрированы за автомобилем SEAT LEON.

Также журналисты проверили сотни деклараций представителей других оборонных структур и ведомств. Вот самые одиозные поклонники изысканных автомобилей.

Председатель Комитета ВР по вопросам нацбезопасности и обороны Сергей Пашинский любит мерседесы S класса (Mercedes-benz S 500 4 Matic 2011 года и Mercedes-BenzGL450 2007 года). Также член комитета ВР по вопросам нацбезопасности и обороны Сергей Левочкин отдает предпочтение "немцам" (Mercedes-Benz S 600, MERCEDES BENZ GLS 350 D 4MATIC). Первый заместитель секретаря СНБО Олег Гладковский ездит на MASERATI GHIBLI 2013 года и BMW X6 2012 года. Глава Управления Госохраны, а в прошлом – министр обороны Валерий Гелетей имеет два Ренж Ровера 2012 и 2013 годов.

Ситуация с машинами на войне действительно парадоксальная. Все о ней знают, все к ней привыкли, но решить ее пытаются только единицы.

"Я знаю цифры по нехватке для комплекта автомобилей для медицинской службы. Понимаю, что проблема не будет закрыта в ближайшие 5 лет, а раненые будут ждать столько времени, или как?", – отметила волонтер Валентина.

А пока военные продолжают создавать автопарк АТО собственными силами, ремонтируя старые автомобили.

Как сообщали Українські Новини, четвертую зиму подряд у бойцов АТО возникает дефицит маскировочных сетей и теплых шапок.

Также на 4 году проведения АТО глава СБУ признался, что не имеет средств ею управлять.


Архив
Новости

ok