Интервью 2020-10-12T07:30:02+03:00
Українські Новини
Замминистра юстиции Коломиец: о люстрации, распродаже тюрем и ВИП-камерах в СИЗО

Замминистра юстиции Коломиец: о люстрации, распродаже тюрем и ВИП-камерах в СИЗО

Валерия Коломиец. Фото: Минюст
Валерия Коломиец. Фото: Минюст

С 2014 года о люстрации говорят на заседаниях Верховной Рады и Кабинета Министров, совещаниях Президента и международных встречах, эта тема не пропадает с эфиров телеканалов. В 2014 году был принят закон "Об очистке власти" или попросту – закон о люстрации. Им вводился запрет на занятие определенных должностей лицам, которые при Президенте Викторе Януковиче больше года занимали госдолжности, а также работали на КПСС. На данный момент в списке люстрированных чиновников находятся 850, но сколько еще людей могут попасть в этот вписок и скольких могут оттуда исключить не может сказать никто. В то же время закон был раскритикован  Венецианской комиссией, которая дала свои замечания, но Украина до сих пор не имплементировала их в закон, хотя имеет такие обязательства перед Советом Европы. ЕСПЧ признал, что люстрация нарушила права уволенных чиновников и они массово начинают подавать иски, требуя восстановления в должности или компенсации. Но в последняя время эта тема ушла из общественного внимания.

"Українські новини" поговорили с заместителем министра юстиции Валерией Коломиец об актуальных проблемах люстрации, законопроекте, разработанном Минюстом, распродаже тюрем, ВИП-камерах в СИЗО, отношениях с Михаилом Саакашвили и многом другом.

Европейский суд по правам человека признал, что увольнения в Украине государственных служащих на основании закона "Об очистке власти" нарушило права уволенных чиновников. Готовы ли к такому, что Конституционный суд Украины признает его неконституционным? Какие будут ваши действия?

Мы готовы уже давно. Не секрет, что у нас был разработан законопроект, который вносит соответствующие изменения в закон "Об очистке власти" еще несколько месяцев назад. Мы как раз разрабатывали этот законопроект на основании решения Европейского суда по правам человека и выводов Венецианской комиссии. Он, к сожалению, на сегодня не получил политической поддержки. Поэтому на заседание Кабинета Министров Украины он до сих пор не вынесен. Но мы полностью готовы, у нас есть четкое видение, как решить эту ситуацию без нарушения идеалов Революции Достоинства.

Какое решение вы предлагаете?

На сегодня в Министерстве юстиции есть управление, работа которого сводится к ведению реестра лиц, подпадающих под люстрацию, а также предоставление информации на запросы и обращения по данному поводу. На самом деле, люстрационную проверку ведут те органы, которые принимают человека на работу. Мы предлагаем создать независимую от Минюста и любого другого центрального органа власти Комиссию, в которую должны входить 3 человека, рекомендованные КМУ, и в том числе 3-ое представителей общественности, которые будут определены на основе полностью открытого отбора. Комиссия должна проводить проверку, вести реестр и пересматривать дела конкретных лиц, которые в нем оказались. Ведь всем прекрасно известно, что некоторые внесенные в реестр чиновники попали туда из-за того, что занимали определенные должности, а не потому, что взаимодействовали с властью Президента Виктора Януковича и пытались захватить власть. Европейский суд четко указал, и Венецианская комиссия подтвердила, что должен быть индивидуальный подход. Вопрос не в том, что человек занимал должность, а в том, помогал ли он каким-то образом узурпировать власть. Мы в своем законопроекте оставляем фразу, что люстрации должны подвергаться именно те люди, которые помогали узурпировать власть Януковичу.

В том числе Комиссия должна рассматривать жалобы лиц, которые хотят попасть на определенную должность и понимают, что могут попасть в список люстрированных, или они знают, что там есть и хотят быть с него исключены. В чем история: в реестре до тысячи человек – это те, кто проходили проверку в свое время, ведь хотели занимать определенные должности. А теперь давайте посчитаем людей, которые были уволены, сами уволились или по другим причинам не занимали никаких должностей на тот момент, и после 2015 года не стремились к этому. Учитывая то, как был прописан закон, технолог, который занимается сельским хозяйством во Львовской области может подпадать под люстрацию. Логично, есть очень много людей, которых нет в реестре исключительно потому, что они понимали, что не смогут в силу закона занимать ту или иную должность, и не стремились это сделать. Поэтому цифру в реестре надо умножать примерно на 4-5. То есть де-факто людей, которые не проходили самую проверку, может быть и 5 тыс., и больше.

Фактически, тот механизм, который мы предлагаем, это не ответ на вопрос, каким образом исключить из Реестра те остатки чиновников, которые там остались. Это больше механизм для тех, кто даже не пытался занимать государственные должности из-за того, что формально подпадает под действие этого закона, не обжаловал своего увольнения, а теперь хочет быть исключенным или не быть включенным в Реестр, и иметь возможность сделать это во внесудебном порядке.

Например, если бы человек захотел занимать какую-то должность, он мог бы обратиться к этой Комиссии для проведения так называемой люстрационной проверки. Комиссия должна исследовать, действительно ли этот человек взаимодействовал с властью Виктора Федоровича Януковича, узурпировал власть или нет. Так, Комиссия – это временный орган (полномочия одного члена Комиссии длятся 3 года), но на сколько временный в будущем, я сказать не могу. У нас ограничения (занимать должности) ввели на 10 лет, то есть большая часть этого срока уже прошла. Вопрос на будущее, будет ли это пересматриваться или нет – как, к примеру, это происходит в Германии.

На сегодняшний момент люстрация - это дорого, потому что такие люди де-факто возобновляются через суды. С 2015 года каждый люстрированныйможет получить от 1 млн до 2 млн гривен заработной платы. И сейчас почти никто в Европейский суд не идет, потому что и украинские суды их восстанавливают. В Европейском же суде около 150 жалоб, а одна жалоба – это около 7 тыс. евро из государственного бюджета. Дальше умножьте сами. А мы прекрасно понимаем, что с этим законопроектом будет легче, потому что там даже выведена сумма, которая может быть выплачена люстрированнымчиновникам.

О какой сумме выплат идет речь?

Не более 200-от необлагаемых минимумов доходов граждан или не более разницы среднего заработка в должности и дохода лица за все время вынужденного прогула, что может сэкономить значительный объем бюджетных средств.

Согласовываете ли вы текст законопроекта с Венецианской комиссией?

На момент, когда мы его разрабатывали, не согласовывали и, честно говоря, не вижу в этом особой необходимости, поскольку мы полностью учитывали рекомендации европейских партнеров.

Мы уже отправляли законопроект на согласование с органами центральной власти, в Кабмине он уже был, но нам его отправили обратно. Так, политической поддержки и на сегодняшний день нет. То есть соответствующая процедура была пройдена, и Министерство финансов нас заставило даже просчитать, сколько будет стоить создание этого органа (Комиссии), поэтому, если что-то изменится, мы будем готовы внести законопроект со всей математикой.

Сколько будет стоить создание Комиссии?

Могу сказать честно, что создание этого органа будет не намного дешевле, чем выплата самым люстрированным лицам. Проблема не только в деньгах, наши обязательства заключаются в том, чтобы имплементировать лучшие европейские и мировые практики в наше законодательство. Мы посчитали, что для функционирования Комиссии ей необходимый штат до 50 человек.

Кто должен входить в состав Комиссии?

Члены Комиссии, которые будут представлять гражданское общество, должны быть выбраны путем абсолютно открытого конкурса, как отбирают членов Совета общественного контроля при НАБУ. Их оплата труда может покрываться не только за счет фонда оплаты труда, но и за счет международной технической помощи. Это должны быть полностью незаангажированные люди. Также половина Комиссии будет рекомендована КМУ.

Планируется ли убрать реестр люстрированных лиц? Или сделать его не публичным?

Выведение Реестра из публичного доступа – это одна из рекомендаций наших европейских партнеров, и это даже было прописано в решении Европейского суда "Полях и другие против Украины". Вообще, по моему мнению, в Украине очень большая проблема с обработкой персональных данных. Смысл не в том, что каждый может посмотреть, а в том, чтобы орган государственной власти при рассмотрении кандидатуры человека на определенную должность, которая подпадает под эту проверку, мог узнать, является ли он в списке или нет. Поэтому да, реестр должен быть обезличен и не в открытом доступе, потому что это фактически вмешательство в частную жизнь.

Прописано ли это в законопроекте?

Мы это не прописывали, но поскольку это – одно из требований, то оно фактически должно регулироваться на уровне подзаконных нормативно-правовых актов.

Как решается, когда можно исключить человека из этого Реестра?

Когда человека через суд восстанавливают на работе и признают, что он была уволен незаконно, нам предоставляют оригинал решения суда, вступившего в законную силу. Тогда мы можем исключить человека из Реестра. Так, мы не по своей воле вносим и исключаем лиц, Минюст является лишь держателем Реестра и никакой личной заинтересованности в этих процессах у нас нет.

Как профильный заместитель министра, я могу сказать, что за последние несколько месяцев я заметила, что гораздо больше подписываю документов, которыми сообщаю лиц, их уже нет в Реестре люстрированных. В неделю, например, могу подписать до 5 таких сообщений.

Не считаете ли вы, что необходимо изменить перечень органов, в которых не могут работать люстрированные чиновники? Так, например, Офис Президента не входит в этот перечень, правильно ли это?

По моему мнению, уже давным-давно пора пересмотреть этот закон, чтобы учесть ошибки прошлого и адаптировать его к современности. Несмотря на то, что он нарушил права отдельных чиновников, мы же прекрасно понимаем, что закон добился поставленной цели – устранить в автоматическом порядке значительное количество определенных людей от возможности управлять государством. То, что мы сейчас с техническими последствиями должны разбираться, это немного другая история, и она, по моему мнению, никоим образом не нивелирует того, что было осуществлено и какая философия была вложена в этот закон. Поэтому я считаю, что на сегодняшний день нет смысла что-то расширять. Сейчас необходимо пересмотреть эти технические вещи, в том числе, опираясь на рекомендации наших европейских партнеров и не то, чтобы сузить, а исключить некоторые моменты. Это не вопрос юридической техники, это вопрос более моральный и историческиий.

Минюст начал большую распродажу тюрем. Какие результаты есть на данный момент? Не боитесь, что может не найтись покупателей, ведь аналогичный проект распродажи заведений лишения свободы провалился в 2014 году?

По поводу результатов пока рано говорить, так как мы заявили о своих намерениях, но для того, чтобы они имели смысл, нам нужно внести изменения в законы. Потому что сейчас, если мы что-то продаем, деньги идут в общий бюджет. Нам не жалко для общего бюджета, но вопрос в том, для чего тогда пенитенциарной системе избавляться от имущества. Затем у нас тюрьмы снова голые, грязные, холодные. Нам нужно хоть частичку забирать на баланс пенитенциарной системы для того, чтобы банально делать ремонты.

По поводу того, что можем не найти покупателей. Смотрите, за последние годы очень много скандалов с застройками. Вот например, во Львове тюрьма недалеко от центра, рядом с огромным рынком "Шувар". Застройщики еще и будут проситься, чтобы вообще иметь возможность купить это имущество. Поэтому по этому поводу мы однозначно не боимся. Там скорее люди будут волноваться, как бы им выиграть торги вProzorro. А с 2014 года не удавалось это реализовать, я думаю, потому что надо было, опять же, внести изменения в закон.

То есть главная задача, чтобы деньги возвращались в Минюст?

Это единственное. Почему у нас вообще вся эта история с платными камерами или сертификатами? Мы, конечно, очень веселые и креативные люди, особенно наш министр – но это делается не потому, что мы просто сидим себе и прикалуемся, или думаем, как бы это нарушить права человека. Ведь я знаю, что именно так наши креативные решения воспринимают многие. Но когда некоторые кричат ​​о нарушении прав людей, у нас фактически ремонтируются другие камеры за счет этих денег. Делалось ли это раньше? Нет. Правильное ли это решение? Да, потому что конкретно можно увидеть результат. Знаю, что есть инициатива по поводу того, чтобы через суд обжаловать это решение.

Суд уже зарегистрировал производство?

Не знаю, но знаю, что есть такие инициативы. По моему мнению, это неправильно, потому что да, это решение неординарное, но оно имеет свой результат. Когда мы только приняли это решение, все сразу нас осудили, но потом, когда мы начали ремонтировать бесплатные камеры за эти деньги, люди немного успокоились. С каждым днем ​​отремонтированных камер становится все больше.

Откуда взялись ВИП-камеры в СИЗО? Не считаете ли вы, что нужно сначала поднять уровень в обычных бесплатных камерах?

А они всегда были, это не то, что мы придумали. Я не могу сказать обо всех СИЗО, но в некоторых эти камеры были всегда. Как вы считаете, в следственных изоляторах существовала коррупция? Это же очевидно. В том числе, она была за улучшение условий. Де-факто, мы ее легализовали и пустили эти деньги для того, чтобы улучшать условия для других людей, которые оказались в такой ситуации. Моя коллега, заместитель министра Елена Высоцкая, рассказывала, что камеры не то, пользуются популярностью, они все заполнены постоянно.

Насколько сейчас заполнены тюрьмы?

По осужденным– их где-то до 60 тыс. Сейчас мы ввели такое понятие, как реестр осужденных. Он пилотно уже работает в нескольких колониях. И смысл в том, чтобы ввести его во все тюрьмы, потому что это единственный способ посчитать всех. А 60 тыс. – абсолютно нормальное число на такое количество населения, как в Украине.

До назначения вы, в частности, специализировались на защите уязвимых лиц ("Координационный центр по оказанию правовой помощи"). Что делается по этому поводу в нашей пенитенциарной системе?

Наиболее распространенная история в тюрьмах – это пытки и нарушение прав на непрерывное медицинское лечение. Вообще, медицина в пенитенциарке – это отдельная и сложная история. Я понимаю, что там плохие условия и не самое лучшее питание. И от того, что пришел Денис Малюська со своей командой год назад оно кардинально не поменялось, потому что, извините, но у министра на одну тюрьму 40 тыс. гривен на капитальное строительство и ремонт в год. Реализация нашего желания быстро и резко все изменить не всегда зависит от нас. Единственное – что Денис Малюська придумал более креативные способы, как все же деньги привлекать, в том числе через продажу тюрем.

По экспертизам в деле об убийстве журналиста Павла Шеремета. Защита Юлии Кузьменко сообщила, что Дисциплинарная Комиссия Министерства юстиции решил привлечь к дисциплинарной ответственности экспертов Юрия Ирхина и Андрея Семенца из-за портретно-психологической экспертизы в деле об убийстве журналиста. Сообщалось, что это доказательство был признан недопустимым. Но впоследствии политолог Владимир Фесенко заявил, что Минюст подтвердил его законность и обоснование, но указао на некоторые технические замечания. О каких именно замечания шла речь? Какова позиция Минюста?

Экспертов действительно привлекли к ответственности. Суть в том, что экспертиза должна быть независимой, Минюст никак не должен и не может на нее влиять. У нас есть комиссия, которая может привлечь или не привлечь к ответственности эксперта. Я считаю вообще манипулятивным с любых сторон делать какие-то заявления по поводу влияния Минюста на конкретные экспертизы или призывать Минюст определенным образом реагировать на экспертизы и их результаты.

На Минюстподали в суд с целью обязать инициировать запрет "Партии Шария", уже зарегистрировано производства. Какова ваша позиция, будете ли вы это инициировать?

К нам даже Общественный совет обратился, чтобы мы инициировали запрет "Партии Шария" и ОПЗЖ. Здесь я должна отметить: искренне поразила нас профессиональная  неэкспертность нашего Общественного совета, потому что в принципе он должна быть более юридически подкованным, чтобы делать такие популистские и незаконные заявления. У нас все очень просто: у нас есть обязанность для аннулирования регистрации партии в ряде оснований, определенных законом. Так мы это сделали с около 50 партиями полгода назад. Мы инициировали их аннулирования, потому что они не принимали участия в парламентских и президентских выборах. Из 50 исков 6 мы выиграли, 1 проиграли, потому что там живая партия была. Остальные иски из-за карантина не слушаются, результата пока нет. Когда мы говорим о "ПартииШария", то какие у нас есть причины для аннулирования? Ну, например, если бы нам нам пришло сообщение от СБУ, что они осуществляют какую экстремистскую деятельность, или еще из каких-то официальных источников поступила информация о том, что эта партия нарушает закон. Это подводит к тому, что мы должны обратиться в суд с инициативой об аннулировании этой партии. Есть такая история в "Партии Шария"? К нам никто не обращался. Вообще, вся эта история полностью популистски-манипулятивная. Единственное, что мы могли подать в суд, – это отзыв, в котором мы объяснили, что понимаем инициативу, но не можем ничего сделать. И суд не может обязать инициировать запрет, потому что у нас просто нет для этого оснований. То, что подобные вещи делаются, чтобы дискредитировать для какого-то количества людей Минюст и, скорее всего, министра, – это очевидно, потому что большинство людей не будет разбираться, мог министр это сделать или нет. Они просто прочитают, что Министерство не хочет отменять регистрацию "Партии Шария". Это мелкая, на мой взгляд, полностью заказная вещь против Дениса Малюськи.

Как вы относитесь к отмене адвокатской монополии? Эту инициативу многие критикуют, в частности из-за того, что она может привести к падению профессионального уровня защитников, а клиент может быть лишен таких возможностей, как адвокатская тайна и адвокатская этика.

Когда я была адвокатом, эта инициатива мне очень нравилась, на сегодняшний момент, когда я курирую департамент, который представляет интересы Кабинета Министров и Минюста в суде, мне она не совсем нравится, потому что она неудобна для органов государственной власти, юридических лиц и людей. Я против того, чтобы адвокатская монополия была выписана в Конституции, ведь она должна быть нерушимым документом. К сожалению, у нас с приходом каждой новой власти этот документ переписывается, как кому нравится. Здесь очень интересная история, о которой мало кто говорит публично, но все это знают. Ну окей, сейчас собирается Верховная Рада и отменяет адвокатскую монополию, так в кодексах она остается.

Какие у вас отношения с Михаилом Саакашвили? (Валерия Коломиец – бывший адвокат Саакашвили, на парламентских выборах 2019 года баллотировалась в Верховную Раду по списку партии "Движение новых сил Михаила Саакашвили").

Рабочие. Сейчас периодически мы можем созвониться, увидеться. Всем известно, что он общается сейчас со всеми парламентариями, членами Кабмина, заместителями, с кем ему интересно.

Советы какие-то дает?

Если меня что-то интересует, я могу с ним посоветоваться, спросить. За последний год 1 раз такое было. И это был совет больше о том, как работать в условиях, когда многие вокруг обесценивают твою работу.

Что он посоветовал?

Сказал, что я все правильно делаю, и все у меня будет замечательно. Абсолютно серьезно. А сейчас я попросила на его платформе представить одну из наших министерских инициатив, потому что мне хочется собрать как можно больше народных депутатов. Ходить по комитетам будет и им, и нам неудобно, а я прекрасно вижу, что депутатам нравится с ним общаться, он нашел путь к их сердцу. Поэтому, я считаю, что если есть возможность такой платформы, где можно всех собрать, – это очень крутая история.

Какой путь к сердцу депутатов?

Очень простой– Саакашвили объясняет их ценность, он же сам когда-то был парламентарием. Он им вкладывает в голову, что они де-факто является движущей силой изменений в государстве, Кабмин – это орган исполнительной власти, именно они должны производить реформы и идеи, которые мы все должны выполнять. И он на самом деле абсолютно прав. Депутаты как раз заинтересованы в том, чтобы создавать какие-то институты, парламентаризм укреплять и находить общий язык с Кабмином более институционально.

О какой инициативе вы говорили?

Инициатива евроинтеграционная. Мы хотим сделать план действий "Украина – ЕС" в рамках раздела "Юстиция, свобода и безопасность". Это раздел, который регулирует и работу Министерства юстиции, Министерства внутренних дел, и обработку персональных данных и защиты информации, а также суды и правовое сотрудничество. Мы решили, что было бы очень выгодно с ЕС прописать, в чем они могут помочь и как нам углубить это сотрудничество. В чем собственно смысл инициативы для парламентариев? Я могу себе прописать все, что угодно, но многие из этих вещей должна голосовать Верховная Рада. Поэтому мне важно услышать фидбэк профильных комитетов и стейкхолдеров Верховной Рады, важно понимать, как они видят реализацию этих инициатив во времени.

Как дела у Торы? (Собака породы питбуль, которую суд конфисковал у хозяев из-за того, что она покусала прохожих. Валерия Коломиец купила собаку на аукционе)

Я была в этом регионе (Донецкая область) на позапрошлой неделе. Вообще, перед командировкой я созвала всех заинтересованных сторон, использовала так сказать административный ресурс чтобы получить советы коллег. Но они все начали меня отговаривать забирать собаку без профессиональных кинологов. Получается как: я одна не могу прийти – привлекаем полицию, ГИС (Государственная исполнительная служба), которые должны составить акт. У нас есть кинологи в пенитенциарной системе – я хочу ее туда отдать, чтобы там с ней работали, перевоспитали. Потому что это единственное место, где с ней могут заниматься на постоянной основе, там у нее будет работа. Но использовать этот админресурс именно в процессе забора Торы у меня нет законного права. Окей, мы ищем частных кинологов в этом городе (Лиман), а они все отказываются. На этот раз приезжала и не смогла забрать ее. Я еще по этому поводу с министром шутила, говорю, вот я и стала той властью, которая не выполняет своих обещаний. Но я все же надеюсь ее забрать, попросила помочь в поиске частных кинологов знакомых из этого региона и скоро буду иметь возможность принять окончательное решение как это сделать чтобы не приносить никому вред.

Больше новостей о: Минюст Валерия Коломиец

Архив
Новости
Местные выборы-2020. Что нельзя делать с избирательным бюллетенем и какая может быть ответственность 06:30
Часть Smart-телевизоров заблокируют в Украине. Кого коснется ограничение 06:15
Школы будут решать, когда начнется "дистанционка": вернутся ли дети за парты после каникул 05:45
Когда нужно забирать вклады. 5 признаков того, что банк скоро обанкротится 05:35
Требования вырастут, а стаж подорожает: украинцы будут выходить на пенсию по-новому 05:30 Инфографика
Курс доллара в Украине продолжает расти. Официальный курс на сегодня 05:15
Украинцев ждет новый курс доллара после выборов: стоит ли скупать валюту 05:15
В ночь перед выборами украинцы переведут часы на зимнее время 05:00
У Зеленского "взяли к сведению" решение суда о запрете упоминания Медведчука в книге о Стусе 00:02
Зеленский назвал условие, при котором в Украине введут жесткий карантин, и попросил религиозных лидеров помочь в борьбе с COVID-19 23:05
больше новостей
Загрязнение воздуха. Фото: ГосЧС
После сильных ливней Киев попал в тройку городов с самым высоким качеством воздуха в мире 09:58
Блокировка моего Facebook-аккаунта – вмешательство в выборы в Украине и давление на следствие, – Деркач 19:54
НАБУ расследует обращение Порошенко к США о введении санкций против Коломойского 15:43
Пенсионеры получат надбавки за стаж: какие доплаты к пенсии "светят" украинцам 05:30 Инфографика
С карточки женщины украли 140 тысяч гривен, предназначенных на лечение дочери. Ребенок умер 21:55
Киевский университет им. Карпенко-Карого отказался переходить на "дистанционку" 16:06
Томос ПЦУ нарушает чистоту православия — Филарет призывает не признавать его 15:21
Неделя начнется с заморозков до -3 и порывов ветра. Прогноз погоды на 19 октября 21:00
Бужанский предложил Порошенко "сделать харакири себе и Парубию" 12:21
В Киеве обстреляли троллейбус из неизвестного оружия 19:35
больше новостей

ok