подписаться на рассылку
23.5 23.85
25.85 26.45
Интервью 2019-12-08T04:04:18+02:00
Українські Новини
Член Высшего совета правосудия Павел Гречковский: я не вижу никаких юридических оснований пересматривать приго

Член Высшего совета правосудия Павел Гречковский: я не вижу никаких юридических оснований пересматривать приговор

Павел Гречковский. Фото: пресс-служба
Павел Гречковский. Фото: пресс-служба

Месяц назад Киевский апелляционный суд начал рассмотрение апелляционной жалобы Генеральной прокуратуры на решение Шевченковского райсуда Киева, который признал невиновным и оправдал члена Высшего совета правосудия Павла Гречковского, обвиненного в попытке вымогательства 500 тыс. долларов. Удивительно, но рассмотрение апелляции стартовало почти спустя полгода после подачи жалобы сотрудниками ГПУ. В целом в суд поступило 4 апелляции: одна от ГПУ, одна от потерпевшего Климчука и еще две от его адвокатов, один из которых вскоре отказался от работы с клиентом. В итоге, суд указал, что апелляции потерпевшей стороны противоречат друг другу. По просьбе ГПУ суд апелляционной инстанции решил полностью изучить все материалы по делу, исследовать доказательства, а также допросить стороны и свидетелей. Другими словами, суд решил пройти весь процесс заново и что интересное, такая процедура действительно предусмотрена законом. По сути, нас ждет все то же самое, что и в суде первой инстанции, только зал заседаний побольше и коллегия судей другая. Правда, главная интрига - это то, какое решение вынесет Киевский апелляционный суд - согласится с оправдательным приговором или же примет другой вердикт?

О перспективах судебного рассмотрения Українські Новини поговорили с членом ВСП Гречковским. В интервью он рассказал о своих ожиданиях, почему его не достанется Антикоррупционнмоу суду, как изменится судебный процесс после вступления в должность нового президента Владимира Зеленского и что будет с делом, если Юрия Луценко уволят с поста генпрокурора?

Каковы перспективы рассмотрения дела в апелляции? То есть, какие ваши ожидания? Когда может быть решение?

Дело рассматривалось в первой инстанции с октября 2017 до октября 2018, прошло около 30 судебных заседаний. Это был с точки зрения процессуальных норм идеальный процесс. Кстати, ни в одном ходатайстве прокуратуры не было отказано; все стороны были в равных условиях и имели равные возможности доказать свою правоту. В итоге, оправдательный приговор стал имиджевым ударом и юридическим провалом для правоохранительных органов. Из тени - в плоскость юридических доказательств - вывели не только личность потерпевшего, активного "помощника" спецслужб в организации провокаций, но и целые схемы фабрикации уголовных дел. Более того, эти схемы подтвердил в суде свидетель, бывший заместитель начальника Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики ГПУ Дмитрий Сус. По его словам выходит, что открытие и закрытие уголовных дел поставлено на поток, имеет свои расценки и звенья от заказчиков до исполнителей. В его показаниях описано, что это нормальный рабочий процесс в прокуратуре: гонорары за дело Гречковского обсуждались на совещаниях и в рабочих мессенджерах между сотрудниками; прокуроры открыто рассчитывали еще и выторговать у меня мою невиновность! Дико? Нет, ничего особенного, обычный рабочий день людей, которые давали присягу, отвечают за соблюдение законности в стране и получают зарплату за счет государства. Это очень неудобная правда, которая есть в оправдательном приговоре, - правоохранители продают уголовные производства: сначала - заказчикам, второй раз - их жертвам (если они готовы договариваться). Это супер рентабельный бизнес, и все это происходит под вывеской государственных органов. То, что прокуратура будет пытаться "вычеркнуть" из этого решения острые пункты о бизнесе на Уголовном кодексе, было ожидаемо. Я и мои адвокаты готовы отстаивать решение первой инстанции и не гонимся за сроками. Если у прокуратуры есть обоснованные претензии к позиции Шевченковского суда, пусть их предъявят, если им нравится тратить время, мы подождем. Пока мы не увидели ничего более-менее грамотного ни у прокуратуры, ни у ее адвокатов. То есть, адвокатов потерпевшего. То, что на судебные заседания начали приводить псевдоактивистов, журналистов неизвестных СМИ, говорит о том, что информационная составляющая, фейсбук в этом деле компенсируют обвинению дефицит юридических аргументов. Это устаревшая технология, пустая трата денег на шум.

Суд начал рассмотрение апелляции еще в апреле. Почему тянут с рассмотрением? Что сейчас происходит в суде?

Суд начал рассмотрение апелляций в конце апреля, то есть через полгода после принятия оправдательного приговора в Шевченковском районном суде. Это не самые быстрые сроки, и, тем не менее, как мы наблюдаем за первыми заседаниями, сторона потерпевшего делает все, чтобы еще затягивать процесс. В ход пошли примитивные приемы неявки в суд, ходатайства о переносе заседаний, другие очевидные манипуляции. Версии, почему это происходит, две. Юридическая версия - нет убедительных аргументов изменить приговор или отменить его полностью. Медийная версия - дело Гречковского не только начиналось как резонансное, но и завершилось в первой инстанции с большим пиар-эффектом, но со знаком "минус" для прокуратуры. О приговоре написали почти три сотни публикаций. Более того, в адвокатском сообществе это решение было расценено как уникальное, как первый серьезный сигнал "стоп" для многих сфальсифицированных уголовных дел. Оппоненты взяли длительную паузу, чтобы популярность этого решения стихла. Могу их заверить: сомнений в его законности в юридических кругах нет. Это модельный приговор и честная победа высоко профессиональной команды адвокатов.

Известно, что подано 4 апелляции. Одна ГПУ, одна потерпевшего, и еще две от его адвокатов. Объединены ли эти жалобы и почему они противоречат друг другу, на что указал суд?

На приговор Шевченковского суда подано 4 жалобы, и во время заседания 13 мая пострадавший подал новые, интересные требования. Сразу выяснилось, что у пострадавшего Климчука и его адвокатов жалобы противоречат друг другу. Во-первых, это укладывалось в тактику затягивания процесса. Во-вторых, подтверждало предположение, что потерпевший Климчук не является клиентом для собственных адвокатов. Три адвоката наняты другими людьми, и ориентируются на их интересы. Выглядит дико с точки зрения адвокатской этики, но есть разные подтверждения, что это так и есть. Например, прокуратура подавала апелляцию в ноябре 2018 года, и сделала 9 копий документов для 7 участников процесса. Кто эти 2 неизвестных, для которых заранее подготовила копии прокуратура? Это два адвоката Климчука, которые официально начали с ним сотрудничество только в декабре. Это только один из признаков того, что защитники потерпевшего на самом деле ближе к правоохранительным органам, чем к своему клиенту.

Теперь самое интересное. Новое требование Климчука касается записи заседания Шевченковского районного суда от 31 октября 2017 года. Ничего секретного там, кстати, не было, оно было открыто, в присутствии прессы. Климчук вдруг стал утверждать, что запись не сохранилась. Почему он выбрал именно эту дату и у него возникли сомнения относительно именно этого заседания? Может, Климчук что-то предполагает заранее или ему что-то подсказывают его кураторы из спецслужб? Странное ходатайство, но мы уверены, что там с записями все в порядке.

Изменится ли ситуация с делом после того, как Зеленский приступил к исполнению своих полномочий?

Дело Гречковского - не политическое, а просто резонансное. В нем заинтересована не новая и не старая Администрация Президента, а люди другого уровня. Она показательна в том смысле, что реформа прокуратуры оказалась ненастоящей: худшие практики заказных уголовных производств остались в силе. Если у новой команды есть планы побороть коррупционные схемы в правоохранительных органах и они будут воплощаться, мы это увидим. Ажиотажа вокруг офисов прокуратур станет меньше, автопарк прокуроров станет немного скромнее.Почему я об этом говорю? Против нескольких членов моей семьи возбуждены уголовные дела по разным надуманным основаниям. Это означает, что некоторые прокуроры, следователи, смогли купить себе новые автомобили, например, за счет заказчиков.

Могут ли отправить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции?

Я не вижу никаких юридических оснований пересматривать приговор.Любой адвокат скажет, что решение Шевченковского суда - это результат серьезной правозащитной работы адвокатов и объективной позиции суда. Сторона потерпевшего долго не могла определиться, хотят ли они снова пройти первую инстанцию ​​или нет. Мысли потерпевшего и его адвоката разошлись. Пока они пытаются превратить апелляционное рассмотрение в суд первой инстанции, прослушать свидетелей, перечитать все материалы дела... они просто тратят время зря. Был повторный допрос потерпевшего и Климчук вновь подтвердил, что совершил провокацию под четким руководством спецслужб. Ничего нового.

Может ли так случиться, что дело отправят на рассмотрение в новый Антикоррупционный суд?

Расследование против меня никогда не было связано с коррупционными статьями. Иначе это дело было бы в руках НАБУ, но недолго - на деле бы поставили крест еще на этапе досудебного расследования из-за очевидных фальсификаций. Расследованием занималась прокуратура, нарушая подследственность, и это установлено судом первой инстанции. С квалификацией, которую определили прокуроры, у этого дела нет перспектив оказаться в Антикоррупционном суде. Кстати, сейчас в апелляционный суд начал ходить активист, адвокат, журналист Иван Макар. Он раздает комментарии о том, что я пытался избежать Антикоррупционного суда, который бы меня не спас. Если он адвокат, а говорит, что человека нужно посадить без доказательств вины, - это странно для адвоката и то что, он не может отличить одну статью кодекса от другой - это тоже странно для адвоката. Он - пожилой человек, стыдно, что он так упорно взялся агитировать против меня в заказных статьях. Но, каждый зарабатывает деньги по-своему.

Что будет с апелляцией, и с делом, если генпрокурора Луценко уволят с должности?

Давайте посмотрим, кто будет генеральным прокурором. Договариваться я не буду, таких возможностей мне с сентября 2016 предлагали много, и все, кто приходил "с добрыми вестями", получили отказы. О том, что судей апелляционного суда будут "ломать через колено", меня предупредили еще в конце прошлого года. Это тоже способ заставить договариваться, но я надеюсь, у судей достаточно иммунитетов от подобного рода вмешательств.

Если вы утверждаете о многочисленных злоупотреблениях со стороны правоохранителей, будете ли инициировать привлечение их к уголовной ответственности?

Против группы сотрудников правоохранительных органов расследуется уголовное дело за фабрикацию дела в отношении меня. Там 6 статей Уголовного кодекса, по которым квалифицируются их нарушения и злоупотребления полномочиями. Рано или поздно мы придем там до стадии привлечения к ответственности. Группа следователей и прокуроров, которые занимались моим делом, состояла из 41 сотрудника, с генеральным прокурором во главе. Каждый должен понести свою часть ответственности.

Больше новостей о: Павел Гречковский

Архив
Новости
Вакарчук. Скриншот видео
Перепутал Галилея с Архимедом: Вакарчук оконфузился в эфире у Шустера 11:47
Израиль направил Украине ноту протеста из-за чествования пособников нацистов 17:09
В наблюдательный совет "Укрзализныци" включили бывшего депутата Лещенко 14:49
Абромавичусу СБУ дало доступ к гостайне Украины несмотря на литовский паспорт 14:38 Документ
Луценко похвастался 10-дневной туристической поездкой в Китай 16:21
Черновол в красном платье похвасталась автоматом со снайперским прицелом 16:25
Должностных лиц "Нефтегаза" подозревают в хищении средств при продаже газа по сниженным ценам 20:10
Вячеслав Чечило: Миллионы людей в Украине стали гражданами второго сорта 16:09 Мнение
Бойко хочет, чтобы Рада быстро поменяла языковой закон с учетом критики "Венецианской комиссии" 11:15
Пьяным бегал с нацистским флагом на плечах: жителя Торецка приговорили к двум года тюрьмы 12:15
больше новостей

ok