Интервью 2019-01-23T11:00:16+02:00
Українські Новини
Член ВСП Павел Гречковский: "Лучшая компенсация - подтверждение оправдательного приговора"

Член ВСП Павел Гречковский: "Лучшая компенсация - подтверждение оправдательного приговора"

Павел Гречковский. Фото: пресс-служба
Павел Гречковский. Фото: пресс-служба

30 октября закончилась эпопея с делом члена ВСП Павла Гречковского, которому ГПУ инкриминировала покушение на мошенничество с целью завладения 500 тыс. долларов. Шевченковский суд Киева признал его невиновным в преступлении, как и другого фигуранта дела Олега Шкояла и вынес оправдательный приговор. Суд не установил лиц, которые могли бы являться потерпевшими по делу и указал, что в отношении Гречковского имела место провокация. Суд счел, что доказательства ГПУ недопустимы, содержат существенные противоречия и не могут быть приняты. Также судом было указано на то, что досудебное расследование по делу проводилось неуполномоченным органом. Кроме того, было установлено, что так называемый потерпевший полностью контролировался правоохранительными органами и неоднократно привлекался ими в качестве заявителя, а потом и потерпевшего.

В интервью Українським Новинам Гречковский рассказал, почему суд принял именно такое решение,, что это означает для судебной системы в целом и для ГПУ в частности, а также о своих будущих действиях, учитывая его оправдание.

За все время досудебного и судебного следствия по вашему делу, понесли ли вы репутационные потери, или же наоборот приобрели в репутации?

Репутационные итоги можно будет подвести, когда приговор суда вступит в законную силу, после всех инстанций судебного рассмотрения. Так называемое дело Гречковского было одним из первых резонансных дел, и сопровождалось агрессивной кампанией в СМИ в поддержку более серьезных обвинений, чем были предъявлены юридически. При этом ни мне, ни моим адвокатам практически не была предоставлена возможность донести свои аргументы, а в некоторых изданиях – прямо заблокирована. Сотни негативных материалов – это ущерб для репутации? Да. Буду ли я судится с журналистами? Нет. Я думаю, что свою неправоту они смогут понять через свой профессиональный опыт и журналистскую этику. Мне нужно было доказать, что это была провокация и фальсификация, что это была постановка, и желательно доказать так, чтобы люди мне поверили. Это можно было сделать только в суде. Поэтому, эта кропотливая работа на протяжении года была направлена на достижение этой цели.

Довольны ли Вы полностью приговором суда?

Есть две описки. В целом, приговором я удовлетворен.

 О чем свидетельствует этот приговор? Как вы его оцениваете?

Я оцениваю его как первую победу. Пока что это действительно первый приговор суда в так называемых резонансных делах, и он очень аргументирован. Самое важное для меня то, что оправданы два человека – это я и Олег Шкляр. Касательно того, будет ли этот приговор разобран на цитаты, как уже написали многие адвокаты? Я не буду против, если это произойдет. Статистика оправдательных приговоров очень небольшая, а статистика фальсификаций и нарушений со стороны прокуратуры - колоссальная. Это вам подтвердит любой адвокат. Если приговор сможет помочь другим людям, которые волей или неволей находятся в той ситуации, в которой находился я, то это прибавит справедливости в рассмотрении уголовных дел.

Для генпрокурора Юрия Луценко Вы были "большой рыбой". Что ему можете сказать после судебного решения?

Я не знаю, что ему отвечать. Я могу только посоветовать - просто читать закон и не забывать, что он генпрокурор. Как должностное лицо он не может комментировать уголовные производства в нарушение презумпции невиновности. Это, кстати, подтверждается практикой Европейского суда. 

Будете ли Вы теперь требовать моральной или материальной компенсации?

По таким искам деньги будут компенсироваться из государственного бюджета страны, в которой идет война. Я не считаю правильным этим заниматься. Лучшей компенсацией я считаю подтверждение приговора в апелляции и потом – в Верховном суде.

А если говорить об извинениях?

Мне самому интересно. Добиться извинений можно разными путями, в том числе через суд. Но я не хотел бы этого делать, мне будет достаточно, если генпрокурор просто выступит в СМИ и признает свою ошибку в незаконном преследовании. Даже если он этого не сделает, то Бог ему судья!

Известно, что накануне приговора были обнародованы файлы с НСРД, в частности, аудио- и видеоматериалы из вашего дела. Вам известно кому это было выгодно и кому принадлежит сайт, на котором это появилось?

Материалы НСРД были опубликованы накануне финального заседания суда и я это расценил как давление на меня и на суд. Генпрокуратура понимала свою проигрышную позицию под конец рассмотрения дела. Однако, я не связываю утечку с Генеральной прокуратурой или заказчиком по своему делу. Я обоснованно считаю, что к этому причастны те, кто старается при любых обстоятельствах навязать новый закон об адвокатуре, по которому я занял жесткую позицию. Я написал заявление в соответствующие органы по этому поводу и приложу максимум усилий, чтобы эта история была расследована.

Теперь относительно самих аудио- и видеоматериалов. НСРД – оперативные видеозаписи и прослушивание телефонных разговоров. Ни у меня, ни у моих адвокатов не было возможности посмотреть с носителей эти записи на этапе ознакомления с материалами дела. Мы не понимали, почему нам дают только напечатанные расшифровки, ведь это нарушение со стороны прокуратуры. Когда нам начали показывать видео в судебном заседании, мы убедились, что практически в каждом эпизоде Анджей Климчук на словах и разными действиями подталкивает Шкляра к определенным поступкам. Это все полностью доказывает, что была организована провокация. Теперь касательно телефонных разговоров. Когда я читал расшифровки, у меня были сомнения, потому что были фразы, которые мне не свойственны. И самое интересное. В суде, когда решили послушать аудиозапись, диск оказался пустым. То есть, нет никаких разговоров на самом деле. Их просто выдумали и напечатали, чтобы иметь какой-то козырь в уголовном производстве. А потом они вдруг оказались в интернете, накануне последнего заседания суда.

Возникает вопрос, а как появились записи? Оказывается, есть такая вещь, как синтезатор. Берут образец голоса человека и через синтезатор подделывают разговоры нужного человека. В интернет, видимо, просто выложили начитанные по такой технологии протоколы.

Фото: пресс-службаФото: пресс-служба

Был ли допрошен в суде Геннадий Буткевич, которого вы называете заказчиком вашего дела?

Буткевича назвал заказчиком Дмитрий Сус, под присягой. Нет. Таких ходатайств мы не заявляли.

Дорого ли обошелся вам судебный процесс? 

Прибавилось седых волос. Это дорого?

Накануне приговора, со ссылкой на некоторых адвокатов, появилась информация о том, что двое из трех судей в коллегии, которые выносили приговор по вашему делу, по сути, являются вашими "должниками", вы в свое время принимали участие в рассмотрении дисциплинарных производств в отношении них. Значит ли это, что они не могли принять другого приговора, кроме как оправдательного?

Я гарантирую, что у судей были все условия для того, чтобы принять объективный приговор. Если у прокуратуры были какие-то сомнения, они могли подать отводы, но таких шагов не предпринимали. Если учитывать, сколько у меня было дисциплинарных производств, то за время моей работы в ВСП и ВСЮ таких "должников" у меня по Украине где-то 1 тыс. судей. О чем идет речь? В фейсбуке пишут: как Гречковского может судить судья Бугиль, если Гречковский был докладчиком по его дисциплинарному делу? Действительно, в 2015 году я был докладчиком по судье Бугилю. Но как я мог три года назад предвидеть, что против меня будет открыто уголовное дело и оно попадет именно к судье Бугилю? И самое главное. Я решения по нему не принимал, моей подписи там нет, потому что докладчик никогда не принимает участие в обсуждении и голосовании в совещательной комнате. Каким образом здесь может быть конфликт интересов?

А второй судья?

Второй – Циктич. По нему также было дисциплинарное дело, которое я завершил до передачи моего дела в суд. Если я не ошибаюсь, это было летом 2017 года. И тогда я даже не понимал, в какой суд пойдет Генеральная прокуратура. Например, вся "досудебка" была в Печерском суде.

Какие решения были приняты по этим судьям?

Если об этом пишут СМИ, значит, отказы в привлечении к дисциплинарной ответственности.

То есть это все не повлияло на приговор суда?

Послушайте, я реально с ними даже не знаком. Ни с одним, ни со вторым, ни с третьим судьей. У меня была другая ситуация. Когда мое дело зашло в суд, оно было расписано на судью Щебуняеву, а у меня на столе лежали материалы дисциплинарного дела на нее, с проектом вывода об открытии дисциплинарного производства. Понимая ситуацию, я сразу же написал самоотвод в ВРП, а в судебном заседании подал отвод этой судье, который был удовлетворен. Но разница с предыдущими судьями и Щебуняевой очень простая: они были в рассмотрении до того, как дело пришло в суд, а Щебуняева – во время суда. И это существенно.

Как считаете, было ли давление на суд со стороны Генпрокуратуры перед вынесением приговора?

Думаю, что нет. Это был показательный процесс. Все было по закону, как и должно быть в любом суде. Я вам скажу, что реформа судебной системы - это именно такие справедливые приговоры. Вот это реформа и ее результат. А не взять и поменять людей и сменить вывеску. Дай Бог, через 3-5 лет судебная реформа даст какой-то результат. В чем самая большая проблема в деле Гречковского? Это то, что в нашей стране такой правоохранительный орган как Генеральная прокуратура может себе позволить сфабриковать дело "на заказ" и передать его в суд. А когда суд говорит, что доказательств вины нет, то у обвинения снова срабатывает низкий профессионализм. Будем обжаловать, причем об этом говорят еще не прочитав приговор. Пожалуйста, 30 дней у вас есть это право. Но есть нюанс. Что они могут опровергнуть? Поскольку мое дело публичное, то будет честно, если я обнародую эту жалобу Генпрокуратуры, когда ее подадут для того, чтобы юридическое сообщество могло посмотреть и оценить ее. Но одно уже могу сказать, что давление на судей Апелляционного суда налицо. Давайте, уважаемые прокуроры, добавляйте еще себе статей Уголовного кодекса в том деле, где Главной военной прокуратурой уже расследуются ваши нарушения.

А какие у вас ожидания от апелляционного суда? У вас нет опасений, что Апелляционный суд отменит оправдательный приговор?

Юридических оснований для этого нет. У меня есть уверенность в том, что я никакого преступления не совершал. Я это смог доказать. То, что этот приговор пока не вступил в силу, это формально. Но факты изложены и они не изменятся. Суд вынес свой вердикт. С точки зрения юридических доказательств, его нельзя отменить. С точки зрения процессуального права его также нельзя отменить. Весь этот процесс, в другой стране, закончился бы за два судебных заседания - когда допросили потерпевшего Климчука и он сказал, что его никто не обманывал и никто не злоупотреблял его доверием, а инкриминируемое мне преступление предусматривает наличие этих оснований. На этом бы дело остановилось, потому что нет объективной стороны преступления, а таким образом и самого преступления. Сэкономили бы время и ресурсы судебной системы. Мое дело слушалось около 100 часов.

Вернули ли вам залог?

В приговоре указано, но физически мне еще никто мне ничего не возвращал, поскольку приговор не вступил в силу.

В решении указаны 4 автомобиля, с которых должны снять арест....

Давайте смотреть. Автомобиль Audi. Этот автомобиль мне принадлежал и в 2013 году я его продал. Дальше, Land Rover, который я тоже продал и предоставил все документы еще в январе 2016 года. А указанная в решении Toyota мне не принадлежит. Maybach до вступления в силу приговора остается под арестом. 

Будете ли обращаться в ЕСПЧ?

Если меня признают виновным в апелляционном суде, осудят, кассационный суд оставит решение апелляции в силе, то я вынужден буду обращаться в ЕСПЧ.

Расследуются ли уголовные дела по фактам фальсификации вашего дела?

Расследуется уголовное производство, где я и другие лица признаны потерпевшими. Дело расследуется в Главной военной прокуратуре. Можно ли расследовать это дело? Уверен, что можно. Достаточно взять трафики разговоров всех тех лиц, которые причастны к фабрикации уголовного дела против меня. В рамках этого дела подано новое заявление об утечке материалов дела в СМИ. Думаю, несложно установить всех причастных.

Хочу спросить Вас о судье Печерского суда Ларисе Цокол, которую Высший совет правосудия отстранил от работы. Чего стоит ожидать в дальнейшем? Вернется ли она на работу или будет уволена?

Не скажу, потому что не знаю. Я не буду комментировать решение по судье Цокол. На этапе досудебного расследования она рассматривала одно из ходатайств прокуратуры по моему делу. У Цокол есть право обжаловать решение дисциплинарной палаты об отстранении, но такого заявления, насколько я знаю, еще нет. Адвокаты 1 ноября вышли на митинг в поддержку Цокол. Если они действительно хотели поддержать судью Цокол, то могли бы на безоплатной основе помочь обжаловать решение дисциплинарной палаты. Это была бы реальная помощь. Для того, чтобы делать какие-то выводы по Цокол, нужно взять решение дисциплинарной палаты и просто его прочитать. В нем написано, что она за полдня напечатала 300 страниц судебного документа. Это физически невозможно. Она издала несколько определений относительно ареста имущества. Получается, эти решения ей принесли уже готовые. Может ли так поступать судья? Вопрос риторический.

Приняла ли Администрация Президента во внимание критику адвокатского сообщества касательно законопроекта об адвокатуре? Будет ли он принят?

У меня нет данных о том, что думает Администрация Президента относительно перспектив этого закона. На мой взгляд, и это мнение поддерживается в адвокатском сообществе, новый закон – это шаг назад для адвокатуры как института и для каждого адвоката как полноправного участника судебного процесса. Сейчас все зависит от депутатов Верховной Рады. Я надеюсь, они понимают, что ограничение прав адвокатов – это ограничение и их прав. Депутаты ведь могут стать клиентами адвокатов, и представители Администрации могут стать клиентами адвокатов. Мой прогноз – законопроект не пройдет.  


Архив
Новости
НАБУ закрыло дело в отношении экс-мэра Полтавы Мамая по факту незаконного обогащения 09:00
Президент укрепил международное положение Украины, добившись поддержки еще одного союзника, - политолог 10:05
Кличко с мэрами Давоса и Сент-Галена обсудил внедрение smart-технологий 15:46
Через полтора-два года мы откроем автомобильное сообщение через Подольско-Воскресенский мост, - Кличко 09:43
Тимошенко пообещала покинуть пост Президента, если за 100 дней не покажет "очевидные результаты" 17:44
Суд оправдал мужчину, уничтожившего стенд с фотографиями Небесной сотни в Хмельницкой области 10:03
Порошенко объявил, что никаких федераций и особых статусов в Украине не будет 12:07
В Киеве пассажиры толкали троллейбус на нечищеном склоне
Пока Кличко в Давосе, в Киеве пассажиры толкают троллейбус на нечищеном склоне 18:32
Photo by Andrii Ostapiuk
В ДР Конго установили стелу в честь 100-летия соборности Украины 08:41 Фото
Омбудсмен Денисова расследует отказ АП предоставить копию соглашения Порошенко с Варфоломеем 06:31 Документ
больше новостей

ok