Интервью 2019-05-21T04:04:00+03:00
Українські Новини
Председатель ассоциации "Укркондпром" Александр Балдынюк: в новом регламенте на шоколад практически ничего не

Председатель ассоциации "Укркондпром" Александр Балдынюк: в новом регламенте на шоколад практически ничего не изменилось

Александр Балдынюк.
Александр Балдынюк.

С начала 2018 года в Украине начали действовать добровольные требования к продуктам из какао и шоколада. Во время презентации нового регламента отмечалось, что эти требования должны повысить качество какао-продукции и упростить экспорт сладостей в ЕС, так как на территории Украины и на территории ЕС будут действовать единые требования к продукции.

При этом позже СМИ начали распространять информацию о том, что то же министерство "подпольно" внесло изменения в приказ о регламенте об отсрочке новых норм на полтора года. А пролоббировали отсрочку якобы крупнейшие кондитеры страны во главе с профильной ассоциацией "Укркондпром".

Есть ли в этих обвинениях доля правды, как изменится производство и какова ситуация с экспортом шоколада Українські Новини узнали у председателя ассоциации "Укркондпром" Александра Балдынюка.

Согласно данным Госстата, за последние 4 года производство кондитерской продукции в Украине значительно сократилось. Какая ситуация сложилась в 2017 году? Какая наблюдается динамика и чего ожидать в этом году?

Если смотреть на картину в целом, то сократилось. Но впервые за 6 лет наблюдается незначительное, однако наращивание производства - в 2017 году украинские предприятия произвели 612 тыс. тонн, что на 2% больше показателей прошлого года, но это даже не приблизительно уровень 2012 года.

Причины сокращения производства объективны. С 2013 года именно кондитерка стала основным объектом торговой войны со стороны России. В связи с достаточно откровенной позицией, в частности нашей отрасли, касательно ассоциации с ЕС - мы были активными пропонентами открытия взаимного рынка с Евросоюзом и соответственно зоны свободной торговли - всем украинским кондитерам перекрыли экспорт в Россию под надуманным предлогом, что привело к потерям в 600 млн долларов. Оккупировав Крым, Россия закрыла нам доступ и на этот рынок, мы потеряли еще более 1 млн потребителей. Нет также системных поставок в зону АТО.

Впоследствии Россия запретила транзит нашей продукции через свою территорию. Поэтому экспортировать украинские сладости на традиционные рынки их сбыта в регионе Центральной Азии приходится через Черноморскую и Каспийскую паромные переправы. Это почти в 2,5 раза дороже, что негативно повлияло на наше торговое присутствие в странах ЦА.

К тому же, последние 3 года можно считать кризисными для экономики Украины, что негативно повлияло на покупательскую способность граждан. Вы же понимаете, что сладости - это продукт удовольствия, а не первой необходимости.

Есть еще ряд объективных экономических факторов - довольно высокими темпами росли расходы производителей, а особенно девальвация повлияла на стоимость кондитерской продукции, поскольку, например, в шоколаде импортная составляющая - около 45%. Но нужно отметить, что цена на нашу продукцию росла меньшими темпами, чем росли расходы производителя.

В прошлом году Украина ввела антидемпинговые пошлины 31,33% на импорт из России некоторых видов шоколада и других готовых пищевых продуктов, содержащих какао. Как это повлияло на внутренний рынок?

К тому времени, когда эти пошлины вступили в силу, Украина уже применяла санкции в виде ограничения ввоза в Украину российской продукции именно на эти товарные линии, которые попали под антидемпинговое расследование. Поэтому с одной стороны, да, пошлины были введены, но с другой - к тому времени уже фактически был приостановлен ввоз товаров благодаря режиму торговых санкций в отношении товаров российского производства. Поэтому антидемпинговые пошлины никак не повлияли.

Другое дело, что у нас есть данные о том, что, несмотря на использование торговых санкций против России, определенные группы российских товаров все равно заезжают в Украину. Причем наша таможенная статистика не показывает эти виды товаров, в то время как российская статистика показывает, что осуществляется постоянный экспорт по этим товарным позициям. У нас эти коды есть, и мы направили соответствующее обращение в СБУ, потому что здесь идет речь либо о ложной информации Государственной таможенной службы РФ, либо о фактах коррупции в нашей таможне, либо о фактах поставок из России в так называемые "ЛНР-ДНР".

А сколько всего кондитерки было импортировано в прошлом году?

Всего в 2017 году было импортировано 46,8 тыс. тонн, что на 36% больше 2016 года. В основном ввозились шоколад и готовые продукты из какао - это около 44% всего импорта, а на мучные и сахаристые кондитерские изделия приходится по 31% и 25% соответственно.

По географии поставщиков, то первое место по объемам импорта занимает Польша с показателем 13,9 тыс. тонн, на втором месте - Нидерланды (6,78 тыс. тонн), на третьем - Турция (5,49 тыс. тонн), далее следуют Германия (4,75 тыс. тонн), Литва (2,29 тыс. тонн), Болгария (2,27 тыс. тонн), Италия (1,91 тыс. тонн), Бельгия (1,36 тыс. тонн), Латвия (1,15 тыс. тонн), Китай (999 тонн), Белоруссия (996 тонн и Австрия (754,4 тонн).

Причем наибольший рост по сравнению с 2016 годом показала именно Латвия - она ​​увеличила поставки в Украину в 43 раза.

Украинские кондитеры сейчас более заинтересованы в усовершенствовании своей продукции для экспорта или для внутреннего потребителя? На что они ориентируются в своей деятельности?

Рынок в Украине конкурентный и перенасыщенный, он находится под большим импортным давлением. Для того чтобы выживать на нем, производитель вынужден постоянно двигаться вперед, развиваться, потому что, если остановишься - скатишься вниз. В таких условиях не бывает - "где мы будем - здесь или там работать?". Производитель должен обеспечить выпуск продукции, которая найдет своего потребителя. Существует такой миф, что производится какая-то определенная продукция исключительно заграницу, и отдельно - продукция для украинского рынка. Это неправда.

Развитие каждого предприятия, как правило, начинается из закрепления на внутреннем рынке. Объективно вы лучше понимаете внутренний рынок, лучше знаете местных потребителей. Как можно выпускать какой-то продукт, скажем, для Вьетнама - вам надо изучить тот рынок, там найти дистрибьюторов, выстроить схему сбыта. Если у вас есть продукт, который здесь уже зарекомендовал себя, то вы можете попробовать лишнюю тонну продать и туда. Но мы же не сами стоим там на базарах, есть дистрибьюторы и торговые сети, которые изучают наш рынок, наших производителей, а украинский кондитер, со своей стороны, ищет их контакты, и в процессе переговоров они решают - стоит ли купить наш товар для того, чтобы попытаться его продать на своем внутреннем рынке.

Например, статистика продаж одной из наших компаний на центральноазиатских рынках. Импортеры из Узбекистана выбирают для узбекского рынка ориентировочно 30% от всего ассортимента этой компании. Они завезли почти весь ассортимент, а через год выяснилось, что узбеки активно покупают только указанные 30% из всех предложенных наименований. Почему? Не известно. В соседнем Таджикистане эта украинская компания продает ориентировочно треть от всего своего ассортимента, но при этом ассортимент для таджиков не совпадает с тем, который продается на узбекском рынке. Почему? Не известно.

Конечно, есть исключения. Существует вариант, который называется private label. Это когда иностранная торговая сеть ищет по всему миру производителей, которые дешевле остальных произведут определенный вид товара, но ориентировочную рецептуру которого разрабатывает сама сеть. В то же время сеть сама несет все риски, это уже не проблема производителя. Такая практика действительно существует, но мы таким образом поставляем только 2-3% общего удельного веса экспорта. Потому что есть нюанс - изделие для private label не маркируется брендом компании-производителя, на нем только указывают, где находятся производственные мощности, и кто производитель, но бренд не принадлежит производителю, он принадлежит заказчику. То есть разрыв такого контракта, по сути, прекращает присутствие производителя на этом рынке - он не присутствует там как бренд, значит, потребитель не узнает его как производителя.

Так сколько составил общий экспорт кондитерских изделий в прошлом году и будет ли он увеличиваться в дальнейшем?

В прошлом году украинские кондитеры увеличили экспорт своей продукции на 10% до 240,9 тыс. тонн по сравнению с предыдущим годом. Как и в случае с производством, и это вполне логично, экспорт тоже впервые показал рост после 2013 года. Наибольший рост наблюдался у мучной кондитерки - на 20,5% до 100,55 тыс. тонн, экспорт шоколадных изделий увеличился на 4,3% до 61,01 тыс. тонн, а поставки сахаристых кондитерских изделий - на 2,5% до 79, 36 тыс. тонн по сравнению с 2016 годом. Причем в ЕС было экспортировано больше всего - 58,33 тыс. тонн, в том числе 14,03 тыс. тонн в Румынию. Также значительными были поставки отечественной кондитерки в Беларусь (28,99 тыс. тонн), Ирак (13,47 тыс. тонн), США (4,45 тыс. тонн), а также удалось значительно нарастить объемы экспорта в ОАЭ (1,2 тыс. тонн в 2017 году по сравнению с 687 тоннами в 2016 году).

В целом экспорт сладостей у нас осуществляется в почти 50 стран мира. Какая еще страна мира может похвастаться такой географией экспорта? Причем речь идет не об экспорте 1-3 крупными предприятиями - в прошлом году предприятий, поставивших за рубеж не менее 5 тыс. тонн, было около 50. Поэтому мы говорим не только об экспорте кондитерки, как товара, но и об экспорте наших национальных традиций производства сладостей. Например, когда вы говорите о бельгийском шоколада, вы апеллируете не к какой-то конкретной марке шоколада или производителю, вы говорите в целом о бельгийском шоколаде как об определенном продукте, имеющем определенные качественные показатели. Ранее, до войны, в Украине кондитерка была на втором месте по экспорту вместе с масложировой отраслью, мы поставляли нашу продукцию на 1,1 млрд долларов ежегодно. Но кондитерка - это не сырьевой продукт, а продукт глубокой переработки, достаточно наукоемкий, технологический, для производства которого нужно часто сложное оборудование, то есть это все-таки тот продукт, который характеризуется высокой добавленной стоимостью, и концентрация на его экспорте выгодна для государства.

По условиям ЗСТ с ЕС мы торгуем по нулевой ставке, то есть европейские рынки для нас полностью открыты, но и наш рынок полностью открыт для европейских кондитеров. В странах ЕС есть очень много крупных производителей, работающих в лучшей экономической ситуации, где нет такого фискального давления, валютно-кредитной политики, где нет чрезмерного вмешательства государства, кризисных ситуаций в экономике, проблем с трудовыми ресурсами по сравнению с теми, которые наблюдаются в нас. Обратите внимание, в ЕС возмещают половину стоимости всего оборудования, которое приобретает производитель, а кондитерка, как и другие отрасли, которые предлагают продукты с высокой добавленной стоимостью, зависит от степени модернизации производства.

При этом мы, находясь в гораздо более сложных условиях, чем ЕС, умудряемся экспортировать туда больше, чем они экспортируют к нам. Мы полностью открыли наш рынок, потому что уверены в качестве нашей продукции и в том, что займем свое заметное место на европейском рынке. Хотя и раньше, при сверхвысоких таможенных тарифах и 30-40% импортной пошлины со стороны ЕС, мы могли экспортировать туда по 20 тыс. тонн ежегодно. Только 2 полных года действует ЗСТ с ЕС, а мы уже в прошлом году экспортировали в ЕС более 50 тыс. тонн. То есть заметный рост экспорта и темпы его сохраняются. Мы надеемся, что и в дальнейшем поставки в другие страны, кроме Центральной Азии, будут увеличиваться.

В Центральную Азию экспорт затруднен из-за транзитной войны и из-за неспособности нашего Мининфраструктуры решить проблему высоких тарифов на паромные переправы. Перевозки Черноморской паромной переправой фактически монополизированы двумя перевозчиками, и государство уже 2 года декларирует настроенность что-то с этим сделать, но, к сожалению, нет никаких конкретных шагов, дающих результат. Для нас такой экспорт очень дорогой, к тому же когда удельный вес расходов на транспорт и на доставку товара в Центральную Азию составляет 25-35% себестоимости продукции, это значительно усложняет ее экспорт. Поэтому трудно давать какие-то прогнозы касательно этого региона, думаю, мы сохраним определенные позиции, но наше присутствие там будет несколько уменьшаться.

В ноябре прошлого года благодаря программе финансирования от ЕС ЕБРР помог львовской кондфабрике "Ярич" ввести собственную торговую марку и начать поставки своей продукции в Европу. Кому-то еще была предложена такая помощь?

В ЕБРР есть определенные программы поддержки развития экспорта в Украине. Мы в прошлом году начали диалог с отделением ЕБРР в Украине, и сейчас совместно разрабатываем экспортную стратегию кондитерской отрасли, фактически проект уже готов. Также мы обсуждаем с ЕБРР возможность софинансирования таких проектов, как покрытие части расходов производителей на участие в выставках, что является одним из основных инструментов продвижения своих товаров за границу и налаживания связей с международными байерами, которые могли бы способствовать представлению продукции в переговорах с торговыми сетями.

Если мы уже заговорили о Европе, то как, по вашему мнению, изменится рынок кондитерских изделий с введением новых европейских стандартов касательно продукции из какао и шоколада?

Это не стандарт, это регламент. Европа не имеет государственных стандартов на пищевую продукцию. В Украине же ГОСТы - советский атавизм, в определенной степени. Это было нормально для СССР, поскольку в СССР государство было не только контроллером, но и владельцем предприятия. То есть государство должно было само для себя, как собственник, прописать, по каким стандартам оно будет производить продукцию. Но уже нет Советского Союза, государство не является собственником, а некоторые элементы присутствия государства сохранялись долгое время. Тогда почему вообще принимался этот регламент? Во-первых, существует Кодекс Алиментариус, принятый ФАО и ВОЗ, и ВТО считает его главным международным пищевым стандартом. Там прописано много разных вопросов, включая требования к минимальным показателям качества на различные виды продукции, в том числе на шоколад. И эти показатели интегрированы в большинство законодательств стран мира, потому что шоколад - универсальный товар, который продается и производится во всем мире и относительно которого за достаточно долгий период у потребителей сложилось определенное представление о его качестве. Поэтому должны быть какие-то унифицированные требования в международной торговле, которые бы обеспечили защиту потребителя. Так вот эти минимальные требования по качеству существуют уже давно, может, с какими-то нюансами, но основные - 35% какао-продуктов в шоколаде, в том числе 18% - минимальное содержание какао-масла в пересчете на сухие вещества, далее 25% и 20% какао-продуктов для молочного и белого шоколада соответственно. А сколько и каких других ингредиентов добавить в шоколад - это уже дело производителя. Сделать исчерпывающий перечень добавок в шоколад - невозможно. Например, сейчас делают шоколад с зернами кофе, и этот шоколад нашел своего потребителя. И что это? Кофе - это не шоколад, но это шоколадное изделие, там сохраняют минимальное содержание какао-продуктов. Таким образом, минимальные требования - это порог, ниже которого изделие не может считаться шоколадом. Это универсальный показатель, который есть и в директиве ЕС, и в регламенте на шоколад Таможенного союза, и в украинских национальных стандартах. И сейчас они так же перенесены в новый Приказ о шоколаде, то есть в качественных показателях ничего принципиально не изменилось.

Тогда возникает вопрос - если у нас ничего не изменилось в качественных показателях, то зачем принимать приказ Минагрополитики, который вводит в действие документ "Требования к продуктам из какао и шоколада"? После Евромайдана действительно началась долгожданная реформа в пищевом секторе, изменилась конструкция пищевого законодательства. Среди важнейших можно отметить закон о пищевой безопасности, который внес изменения в десяток других законов, вплоть до Уголовного кодекса, а также законы о стандартизации, о техническом регламенте, об информировании потребителей и тому подобное. Во-первых, государство значительно усилило ответственность производителя - до тюремного заключения. Во-вторых, наконец-то "оторвали" штрафы от стоимости партии, потому что чем дороже партия, тем выгоднее ее штрафовать, а люди отравляются не только дорогой продукцией. В-третьих, функции единого компетентного органа по пищевому контролю возложено на Госпродпотребслужбу. До этого у нас было около десятка государственных учреждений, которые имели ту или иную компетенцию проверять пищевую продукцию: контроллеров было много, но никто из них не отвечал за конечный результат. Сейчас инспектор Госпродпотребслужбы может зайти на любое предприятие без предупреждения и вправе даже приостановить производство на 10 дней без решения суда. В-четвертых, введены обязательные системы управления пищевой безопасностью. Если раньше государство обращало внимание на сертификацию продукции, что на самом деле не гарантировало ее безопасность, то сейчас оно будет проверять введение на производстве основных принципов системы HACCP (Hazard Analysis and Critical Control Point - система анализа рисков, опасных факторов и контроля критических точек). Эта система обязательна даже в Таможенном союзе, и сейчас она вводится для всех видов пищевых производств в Украине. Также закон требует от производителя обеспечить прослеживаемость на каждом этапе производства, каждый производитель должен предоставить информацию "от кого получил - кому передал", чтобы инспекторы могли проверить полностью все звенья пищевой цепочки и найти при необходимости проблему. Все это - составляющие концепции контроля "от лану - до столу".

С другой стороны, государство осуществило и определенную дерегуляцию. Оно убрало некоторые разрешения, отменило сангигиенические заключения - сейчас их не нужно делать вообще, и это правильно. Вот вы действительно отнесли туда классный продукт и забрали классное заключение. Но что мешает производителю, отдав вчера один продукт, сегодня произвести совсем другой? Ничего. Только контрольная закупка, лабораторное исследование, суд, Сибирь. Кроме того, ГОСТы действительно сделали необязательными, хотя они и раньше якобы были добровольными. А на самом деле они были добровольно-принудительными, потому что у тебя был выбор - либо выбираешь, какой стандарт будешь выполнять, либо выбираешь работать по техническим условиям, но тогда нужно оплатить их госэкспертизу, согласовать с соответствующим госорганом. Также нужно было заплатить за собственную разработку ТУ. При этом технические условия должны либо соответствовать требованиям действующего стандарта, либо усиливать его.

Теперь производитель может сам разрабатывать техусловия и ни с кем их не согласовывать - достаточно внутреннего приказа на самом предприятии. Государство может прийти и проверить, производится ли продукция по утвержденным ТУ, но влиять на их содержание не должно. Это - мировая практика. Представьте, что вы дома готовите суп и вам пришлось бы соблюдать ГОСТ на суп. Вам говорят: "Подождите, вот здесь вы добавили соль слишком рано, и вообще нужно было не щепотку, а две". Вам так нравится, но нет - в ГОСТе написано две, значит все делают с двумя. Это не шутка, например, в Госстандарте на шоколад до 2014 года так было сформулировано определение шоколада, что нельзя было его сделать исключительно на какао тертом. Там было сказано, что шоколад - это изделие из какао тертого и какао-порошка или какао-порошка и какао-масла. То есть, это "или" не давало делать шоколад с высоким содержанием какао-продуктов, который можно сделать только на какао тертом, как это делают, например, в Швейцарии. Просто потому, что разработчики не предусмотрели, что такая формулировка создаст проблемы. Мы пытались это изменить 5 лет, пока в 2014 году я не пошел к министру и не попросил, в конце концов, принять эти изменения. Стандарт был готов несколько лет, он был полностью прописан, он прошел все экспертизы, но госорганы "играли" им в пинг-понг, перебрасывая друг другу на постоянные пересогласования.

Сейчас Министерство перенесло показатели по качеству в новый регламент - он обязателен. Повторяю, нет никаких новых показателей качества, нельзя сказать, что это рывок вперед или наоборот. Государство концентрируется на пищевой безопасности - производи, как хочешь, но оно должно быть безопасным, чтобы потребитель гарантированно не отравился. И маркировки это тоже касается - правдиво покажи потребителю, что ты произвел.

И как будет происходить проверка правдивости маркировки? Ведь раньше говорилось о том, что если потребитель обнаружит неправду на этикетке, он может обратиться в Госпродпотребслужбу.

Проводится контрольная закупка, дальше лабораторное исследование. Но я понимаю, о чем вы. В принципе, предусмотрено, что жалоба должна быть мотивированной, но критерии мотивированности не прописаны. Однако жалоба может быть основанием для внеплановой проверки Госпродпотребслужбой. Есть определенные требования, регламентирующие порядок контрольной закупки. Потребитель, объединение потребителей или общественная организация могут пойти в магазин, по этим правилам осуществить контрольную закупку, сдать ее в сертифицированную лабораторию, дальше результаты можно передать контролирующему органу, что будет основанием для проверки предприятия. При этом стоимость проверки, скажем, одной плитки шоколада на соответствие составляет примерно 2 тыс. гривен.

В целом новый регламент не устанавливает каких-то принципиально новых требований к маркировке. Существует технический регламент на маркировку, который был принят еще 7 лет назад. Он гармонизирован с Директивой о маркировке ЕС. Правда, с тех пор ЕС вносил изменения, но Украина тоже их постепенно интегрирует. Сейчас разрабатывается закон об информировании потребителя, и многие положения из техрегламента перенесутся в закон. В этом регламенте изложены все необходимые требования к маркировке - не только шоколада, но и всех пищевых продуктов.

То есть, требования к маркировке шоколадных изделий тоже принципиально не изменились, за исключением некоторых нюансов. Вот, например, раньше писали "какао-порошок", а сейчас нужно указывать "какао-порошок с пониженным содержанием жира". Но чтобы внести эти изменения, надо изменить весь этикет. Ручкой не допишешь, стикер наклеить очень дорого и не совсем реально. Представьте, что вы все добросовестно по старым требованиям намаркировали, заказали себе 1 млн штук этикета, а здесь выходит приказ Министерства, что так делать нельзя, надо иначе. И куда тогда его девать, выбросить? Мы считали, что этикет высокого полиграфического качества - это около 20% стоимости шоколадной продукции. Поэтому, и это не является украинским изобретением, на самом деле это практика ЕС, при введении обязательных директив, влияющих на маркировку, предполагается, как минимум, 2-летний переходный период.

Так вы считаете, что переходного периода в 1,5 года хватит для наших производителей для изменения этикета?

Мы считаем, что этого почти хватит, какие-то убытки, конечно, будут, но это будут единицы процентов. У нас был опыт, когда принимался тот же регламент на маркировку, и для него переходный период был 9 месяцев. К концу этого периода мы обнаружили, что около 30% старого этикета не было использовано. Это были огромные убытки. И проблема еще в том, что предприятия заключают контракты с полиграфическим комбинатом, который производит вал. К тому же в контракте прописано, что комбинат каждый месяц допечатывает этикет, а предприятие выкупает его в обязательном порядке или выплачивает штрафные санкции. Поэтому мы добились того, чтобы переходный период был продлен до 1,5 года - к его окончанию убытки составили уже 3-5%. Такое бывает - вы произвели конфету, а она хорошо не продается, и соответствующая партия этикета не может быстро реализоваться.

Поэтому и сейчас был введен переходный период. Это не отсрочка, потому что она ничего не решает - мы никогда не сможем немедленно перейти на другую маркировку без убытков, даже если отсрочим новые требования на 10 лет. Нам нужен период одновременного действия - старого и нового регулирования. Как это происходит - предприятие мониторит, сколько этикета по старым требованиям осталось, этот этикет вырабатывается, во всех новых контрактах на упаковку уже учитываются необходимые изменения.

Какая сейчас динамика цен на рынке сладостей? Вы прогнозируете подорожание кондитерских изделий в этом году?

Причиной инфляции в шоколадных изделиях и в сладостях в целом является рост расходов производителя. Например, в 2017 году расходы производителя кондитерки выросли в среднем на 15-17%, а стоимость готовой продукции - на 8-10%. Таким образом, кондитерка в Украине в прошлом году дорожала заметно меньшими темпами, чем росли расходы производителя. Производители не смогли полностью компенсировать увеличение затрат на производство повышением цены.

Я вам откровенно скажу, что подорожание будет. Но новое регулирование не оказывает никакого влияния на стоимость продукции. Цены производителя постоянно растут, потому что растут цены на энергоносители, растут тарифы "Укрзализныци", происходят сезонные колебания цены на сырье, завидными темпами увеличивается фонд оплаты труда в отрасли. Поэтому будет расти и стоимость кондитерки, это неизбежно.

Какие потребительские тенденции среди украинцев вы можете назвать? Какую кондпродукцию они предпочитают?

На данный момент тенденции потребителей можно охарактеризовать тремя словами: расширение ассортимента, качество и безопасность.

В связи со снижением покупательской способности населения предпочитает:

- изделия на развес;

- фасованные изделия в небольших мягких упаковках;

- изделия, упакованные в коробки, но небольших размеров;

- фасованные изделия в виде наборов с тематическим оформлением.

Но при этом основное требование украинского рынка остается неизменным - безопасность и качество продукции.

Также тенденции зависят от сезонности. Летом люди меньше покупают кондизделий, так как на рынке присутствуют свежие овощи и фрукты. А зимой, наоборот, пользуются повышенным спросом как мучные, так и сахаристые изделия, в том числе и шоколад.

Больше новостей о: Экономика Шоколад

Архив
Новости

ok