Интервью 2019-01-19T10:00:13+02:00
Українські Новини
Глава КС Станислав Шевчук: о Майдане, России и Томосе

Глава КС Станислав Шевчук: о Майдане, России и Томосе

Уходящий 2018-й год оказалось неожиданно насыщенным для Конституционного суда Украины. За 3 тяжелых предыдущих года фактического пребывания в "спящем режиме", после обвинений в узурпации власти для Януковича и невозможности избрать председателя и полный штат судей КС наконец-то начал активную работу.

Суд достаточно быстро заработал как отлаженный механизм - количество рассмотренных конституционных представлений перевалило за десяток, а кроме того было предоставлено судом аж 4 заключения относительно законопроектов.

Активизация работы КС совпала с избранием нового председателя в феврале текущего года.

Пост главы одной из важнейших государственных инстанций в стране занял Станислав Шевчук, назначенный судьей КС сразу же после победы Революции Достоинства в марте 2014 года.

Запланированное большое интервью с ним много раз откладывалось из-за громадного количества дел в КС, накопившихся за годы "простоя".

Плюс в нагрузку для суда в 2016 году парламент ввел новую для Украины форму обжалования конституционности государственных актов - конституционную жалобу.

Конечно же, поток таких жалоб от граждан хлынул буквально рекой в КС.

Сейчас Сенаты и коллегии суда заседают практически с утра и до позднего вечера, поэтому выкроить час времени на беседу с Шевчуком оказалось непросто.

Тем не менее, в середине декабря Українські Новини дождались окончания рабочего дня суда и смогли обстоятельно побеседовать с председателем КС об итогах уходящего года.

В интервью Шевчук, кроме того, рассказал о Томосе, Майдане, люстрации и своем отношении к российским коллегам.

Подробности возможных решений по резонансным делам глава КС предпочел пока не раскрывать.

Начнем с итогов уходящего года - Вашего первого года во главе Конституционного суда Украины. Оказалось сложнее, чем Вы ожидали, когда баллотировались на эту должность?

Получил совершенно разные впечатления: работать просто судьей КСУ - совсем другое, чем быть председателем суда. Причем нагрузку судьи с меня никто не уменьшал в связи с избранием на эту ответственную должность. Совсем другое измерение, многое пришлось обрабатывать по-новому, но главный приоритет, конечно же, заключался в ускорении работы суда над проектами решений и заключений, причем не за счет снижения их качества, и полноценный запуск конституционной жалобы.

Хотя я всегда говорю, что решение принимается только тогда, когда оно «созреет», когда будет 10 голосов судей КСУ.

Наши решения имеют особую природу, это не суд общей юрисдикции. Каждое наше решение имеет колоссальное влияние на правовую систему, а некоторые решения - и на финансовую систему также (например, по социальным выплатам), они имеют признаки нормативности. Поэтому мы должны очень аккуратно и взвешенно подходить к результатам нашей деятельности.

По результатам 2018 года мы приняли 13 решений и 4 заключения. Это с момента моего избрания председателем, то есть, в течение 10 месяцев. Мы ожидаем первые наши решения в ближайшее время по конституционным жалобам, сейчас 35 жалоб находятся на стадии рассмотрения в Сенате.

Если сравнивать нашу результативность с предыдущим годом, то она увеличилась в 5 раз.

Да, предыдущие годы были не очень «урожайными» для КСУ.

То, что мы приняли за этот год, можно сравнить с количеством за 3 предыдущих года. Хочу при этом отметить, что количественный показатель очень обманчив, иногда 1 решение по важности и значению весит больше чем тысячи решений судов общей юрисдикции. Не надо забывать также и о нашей превентивной функции. Если другие ветви власти знают, что мы работаем эффективно и справедливо, они будут воздерживаться от принятия антиконституционных актов, в том числе и законов.

А Вы довольны количество и качеством принимаемых решений Конституционного суда?

 Да, решения стали более обоснованными, чтобы простой человек, который интересуется проблемами конституционного права, мог самостоятельно узнать, о чем идет речь.

Каждое решение имеет свое «лицо», то есть хорошо и всесторонне обосновано, и содержит критерии и идеи, которые позволяют сделать выводы внешними экспертами и другими заинтересованными лицами, почему именно так, а не иначе решено дело, да и вообще, на основании чего оно решено.

Надо забыть как дурной сон те времена, когда решение имело лишь один абзац мотивации, то есть как раньше говорили, что не надо тут ничего писать лишнего, что есть резолютивная часть, «идите и выполняйте».

Например, недавно было принято 12-е решение по льготам ветеранам войны. Здесь очень важный момент относительно льгот ветеранов - это вопрос защиты тех, кто защищал страну от захватчиков. Здесь мы не можем делить ветеранов на 2 сорта - ветеранов Второй мировой войны и современных, которые воевали в зоне АТО с российским агрессором. Мы зафиксировали очень серьезный момент: поскольку ст. 17 Конституции, которая регулирует эти вопросы, находится в первом разделе Конституции Украины «Общие положения», то социальные выплаты ветеранам, то есть тем, кто защищает страну, не могут сокращаться. Они, по сути, не оговариваются финансовыми возможностями государства, то есть государство обязано всегда находить ресурсы для своих защитников и не сетовать на то, что нет средств. В этом и есть отличие от других соцвыплат, предусмотренных правом на соцзащиту из другой раздела Конституции.

Поставлю вопрос, который Вам уже, наверное, надоел, но тем не менее. Вы отметили, что КСУ принято уже много решений, но есть ряд дел, по которым общество очень давно ждет решений, но их до сих пор нет. Что Вы можете сказать о перспективе рассмотрения дел о конституционности люстрации, декоммунизации и реорганизации Верховного суда Украины?

Давать прогнозы пока не будут приняты решения, в том числе те, которые вы назвали, дело неблагодарное. По каждому из этих дел обсуждаются проекты решений. Например, по делу о возможности ликвидации законом Верховного Суда Украины, где я судья-докладчик, проект решения обсуждался месяц назад, и мы обязательно вернемся к этому вопросу в начале следующего года.

В общем, решение по этим делам принимаются Большой палатой, поэтому надо иметь поддержку как минимум 10 судей, которые концептуально определяются в определенном перспективном направлении. Я думаю, что следующий год как раз и покажет нам, что мы этот вопрос должны обязательно решить.

В том числе и дело с декоммунизацией, она также в приоритете.

А подробности проектов решений по этим делам Вы можете раскрыть?

Содержание закрытых судебных заседаний разглашать нельзя. У нас и так есть несколько инсайдеров, которые «сливают» информацию. Мне пришлось даже как главе КСУ, обратить внимание на необходимость усиленной защиты информации, в том числе по проектам решений, которые раздают судьи-докладчики своим коллегам для обсуждения на закрытой части заседания. Ведь так нельзя: мы обсуждаем важные дела, а вся страна обсуждает проекты решений, которые были слиты в прессу.

Как была усилена защита информации?

У нас была создана специальная маркировка на документах. То есть, если происходит «утечка», то по кодировке на документе сразу станет понятно, чей это проект.

Никого еще не поймали?

Пока нет (смеется. - ред.). Утечка информации пока прекратился. Надеюсь, что к этому вопросу мы уже возвращаться не будем.

Фото: facebook.com/stanislav.shevchukФото: facebook.com/stanislav.shevchuk

Хорошо, вернемся тогда к текущим событиям. Не так давно у Вас произошел в определенной степени конфликт с судьей Николаем Мельником из-за его публичной критики Вашего предложения не закрывать дело о праве полиции отбирать образцы ДНК у граждан. При этом КСУ позже дело это же закрыл в связи с отзывом омбудсменом Денисовой указанного представления.

- Да, у меня была другая позиция по этому вопросу, и я написал особое мнение, где я не согласился с коллегами, которые считали, что это дело необходимо закрыть.

В силу того, что Конституция включает в себя не только нормы оценочного характера, но и принципы и ценности, а также с учетом того, что судьи должны в первую очередь защищать конституционные права и свободы, периодически возникают ситуации, чему именно отдать приоритет: узкой интерпретации нормы (в данном случае - процессуальной норме закона), что приведет к одному результату, или к ее расширительному толкованию, что приведет к более полному и эффективному выполнению нашей важной задачи - защите конституционных прав и свобод.

Мой опыт как судьи ЕСПЧ всегда подсказывает мне, что когда дело касается защиты прав человека, необходимо обратиться к расширенному, а не узкому толкованию. Вот так сказать, краткое объяснение возникшего конфликта.

Хотя, даже в случае наличия различных доктринальных подходов к решению сложных вопросов, судья не может себе позволить, по моему мнению, публично возмущаться перед телекамерами.

Что касается данного дела, то ситуация следующая: к нам с конституционным представлением обратился предыдущий омбудсмен Валерия Лутковская, а новый омбудсмен Людмила Денисова его отозвала.

КСУ якобы должен удовлетворить заявление об отзыве, хотя я лично в заявлении госпожи Денисовой не нашел объяснения мотивов, зачем это было сделано, есть ли проблема относительно защиты прав человека или нет. Мы же уже открыли производство по этому делу и готовились рассматривать это дело по сути, нам надо было проверить, не было ли там нарушения прав человека (при сборе полицией ДНК-образцов. - ред.).

Согласно закону о КСУ, субъект права на конституционное представление может его отозвать до перехода суда в закрытую часть, но законом также предусмотрено, если дело имеет особое общественное значение для защиты прав человека, суд может не закрывать производство (в случае конституционной жалобы) и продолжить рассмотрение дела по существу.

Поэтому в этом деле я и некоторые мои коллеги придерживались позиции приоритета прав человека при решении этого процессуального вопроса.

Так, а что касается непосредственно публичных критических высказываний Мельника?

У нас идет дискуссия в комнате для обсуждения, а потом оказывается так, что один из судей, скорее всего, под влиянием эмоций, обратился к журналистам и заявил, что «КСУ беспрецедентно нарушил закон и Конституцию». Но здесь нет нарушения закона и Конституции! Здесь есть 2 различных доктринальных подхода к толкованию норм права.

Вопрос в том, можно ли такое ​​несогласие публично выражать и ставить под сомнение авторитет суда и профессиональную квалификацию коллег? У общества может тогда создаться впечатление, что здесь судьи неквалифицированные и их необходимо уволить, или что здесь сидят «злостные нарушители Конституции», которых надо срочно привлечь к ответственности.

Мы обсуждали этот вопрос, в частности, относительно судебной этики при написании особых мнений, на собрании судей. Кстати, совсем недавно, в декабре этого года, Венецианская комиссия приняла заключение, где предоставила рекомендации по содержанию особых мнений судей. Назначение особого мнения как раз заключается в том, чтобы изложить другое доктринальное видение решения конкретного дела, и поэтому оно, можно сказать, своеобразно дополняет решение. В особом мнении не стоит критиковать персонально коллег и их оскорблять, политизировать юридические вопросы или ставить под сомнение авторитет и вредить репутации суда.

Мы должны понимать друг друга и признавать определенные этические стандарты. На нас внимательно смотрят люди.

И что собрание судей в итоге решило?

Решили, что действительно есть определенные моменты, когда надо слышать друг друга.

Вы же передали материалы о конфликте с Мельником на рассмотрение дисциплинарной комиссии Конституционного суда?

Эти материалы сейчас находятся на рассмотрении этой комиссии, я не могу это комментировать. Более того, в соответствии с Регламентом КСУ это не является дисциплинарным производством. Цель заключается в другом - если возникают такие вопросы, их надо обсуждать со своими коллегами.

То есть, личного конфликта у Вас с Мельником нет?

Я и не собираюсь ни с кем конфликтовать. Как председатель суда стараюсь делать все возможное, чтобы у нас не было конфликтов среди судей.

А у вас осталось, как ранее писала пресса, деление на «старых» (которые работали до Евромайдана) и «новых» судей в КСУ?

Это было до моего избрания председателем. Перед тем, как стать им, я сказал, что я глава всего суда и я категорически против разделения судей на своеобразные фракции. Мы - Суд, а не парламент.

Недавно Вы попали в санкционный список России. Это было для Вас неожиданно? Вы гордитесь этим, или наоборот напуганы, возможно, вернули госохрану, от которой ранее отказались?

Нет, охрану я не вернул. Мы, кстати, сэкономили очень значительную сумму из-за того, что я отказался от машины с «мигалками».

Что касается санкций РФ, то я вот задумался над вопросом, почему именно сейчас. Я ожидал их 4 года назад, хотя уголовное дело в России против меня и открыли в начале текущего года. То есть, этот год получился для меня достаточно насыщенным (смеется. - ред.).

Я считаю, что это признание того, что я все делаю правильно и как судья, и как председатель КСУ. По моему мнению, агрессор должен быть наказан.

Фото: facebook.com/stanislav.shevchukФото: facebook.com/stanislav.shevchuk

Вы, кстати, как относитесь к председателю КС России Валерию Зорькину? После ряда последних публичных заявлений его уже многие начали считать в определенной степени маразматическим деятелем.

Я как председатель Конституционного суда так о нем не могу говорить (смеется. - ред.). Еще когда я был аспирантом, то знакомился с его серьезными и содержательными научными трудами, в частности о позитивизме в России. Но, как видим, власть меняет людей. Некоторые его последние высказывания являются очень странными: о важности «духовных скреп», о крепостном праве и о невыполнении решений Европейского Суда по правам человека.

Как Вы думаете, должны ли к нему быть применены определенные санкции, ведь некоторые его высказывания относительно Украины, очевидно, нарушают международное право?

То, что мы могли как Конституционный суд, мы сделали. Мы осудили действия КС РФ, а другие конституционные суды нас поддержали. Мы считаем, что захват Крыма - это преступление, аннексия, а КС РФ дал положительное заключение о конституционности присоединения «Республики Крым», то есть стал соучастником этого преступления.

Мы же еще 14 марта 2014 года, то есть за 2 дня до проведения референдума в Крыму признали его неконституционным.

Что касается непосредственно личности господина Зорькина, то он глубоко встроен в путинский режим, который является враждебным для Украины.

Кстати, я вспоминаю оглашение решения КСУ о неконституционности референдума в Крыму и возникает вопрос, почему кардинально изменилась практика, и сейчас решение не обнародуются публично, а просто публикуются на сайте суда?

Это из-за изменений в законе о КСУ, теперь, чтобы объявлять публично решения необходимо принимать отдельное решение. Здесь интересный вопрос, надо ли восстанавливать эту практику.

Возможно, если журналисты заинтересованы, то можно вернуть практику публичного объявления решений. Я думаю, что судьи понимают важность открытости и дружественного отношения к СМИ. Это способствует укреплению авторитета суда.

На одной из Ваших публичных лекций я услышал от Вас интересную мысль, что законы, принятые «постмайданной» властью сразу же после победы Революции Достоинства нельзя оценивать на конституционность, так как они фактически представляли собой «учредительное право народа». Вы не думали эту идею реализовать на практике, например, снять с рассмотрения КСУ законы того периода?

Действительно, доктринально Конституция - это акт учредительной власти народа, а законодательная власть является властью производной и подчиненной учредительной власти.

Конституция - высший акт, но она не должна быть инструментом уничтожения демократического государства и свободы, поскольку сама Конституция гарантирует свободу как состояние организации общества. Народ имеет право на восстание и на сопротивление угнетению. Что собственно и произошло во время Революции Достоинства. Особенно, когда произошел расстрел Небесной сотни. Вот тогда через парламент народ и начал осуществлять вновь свою учредительную власть. Парламент был единственным легитимным органом и мог принимать решения. Фактически, парламент вошел в ту же ситуацию, когда в 1996 году принимал Конституцию.

Но этот период не может тянуться очень долго, потому что потом жизнь вошла в более-менее нормальную колею.

Продолжительность этого периода, наверное, с момента расстрела Небесной сотни до конца марта - начала апреля 2014 года. А может и до результатов президентских выборов (май 2014 года, - ред.).

Так вот акты Верховной Рады за этот период, приближаются к актам учредительной власти, и поэтому не могут быть оценены на предмет их конституционности. Это не наша компетенция, поскольку мы защищаем Конституцию как акт учредительной власти народа, имеющего высшую юридическую силу, от законов и других актов государства. Поэтому, мое личное мнение заключается в том, что у нас нет компетенции оценивать на предмет конституционности акты того периода. Я обсуждал этот вопрос со своими коллегами - судьями европейских конституционных судов, и мы пришли к общему мнению, что Конституция не может служить инструментом уничтожения свободы, а демократия должна защищаться.

Есть к тому же еще и элементы гибридной войны. У нас есть уже несколько представлений и конституционных жалоб, когда ссылаются на Конституцию мирного времени и якобы не учитывают реальную ситуацию - гибридной войны. Это наша новая реальность, а у нас же, кстати, и военное положение объявлено, и в таких условиях Конституционный суд должен быть очень взвешенным, спокойным и мудрым.

Вы кстати вспомнили о военном положении. Формально, принятый Радой закон о введении военного положения может быть предметом рассмотрения КСУ. Более того, он прямо предусматривает ограничения конституционных прав и свобод ...

Да, это может быть предусмотрено.

К тому же, при голосовании в Раде этого закона был момент возможного нарушения регламента, так как менялось с голоса количество областей и время действия военного положения ...

Само по себе нарушение регламента мы не рассматриваем. Мы рассматриваем нарушение конституционной процедуры рассмотрения и принятия законов.

Но в связи с этим сразу же вспоминается решение КСУ о неконституционности «языкового закона» (закон «Об основах государственной языковой политики» был признан неконституционным 28 февраля 2018, - ред.), которое было принято именно из-за грубого нарушения регламента депутатами при голосовании .

Там было нарушение Конституции, брутальное нарушение. Мы проанализировали все данные: пересмотрели видео голосования, получили данные Госпогранслужбы об отсутствии в стране «голосовавших» депутатов. Закон, принимаемый за 45 секунд и с мордобоем ...

К сожалению, ни он один такой.

Да, именно тогда же и появилась известная фраза «развели как котят»

Фактически КСУ должен определить степень брутальности нарушения регламента при принятии того или иного закона?

Да, именно так получается.

То есть, сам факт неперсонального голосования депутатов - недостаточное нарушения?

Один факт, когда один депутат не за себя проголосовал ... Возможно, это и грубо и с таким конституционным нарушением надо бороться, но это не влияет на результат принятия закона.

В тему «языкового закона». Благодаря вашему решению он отменен, но сейчас происходит такой процесс, когда  областные советы отменяют свои постановления о региональном статусе русского языка, предоставленный как раз на основании этого закона. Есть ли необходимость в таких действиях облсоветов? Есть ли логика в этих решениях?

Но решения-то облсоветов есть, и они были приняты по старому закону. Это полномочия местных и областных советов. У нас есть местное самоуправление, и мы не можем облсоветам указывать, что им делать.

При этом, действительно, если раньше русский язык имел статус регионального на основании того закона, то, очевидно, у нас уже нет законодательного регулирования. Хотя очевидно он (русский язык. - ред.) широко распространен на бытовом уровне в регионах восточной Украины. Но никаких с этим проблем нет.

Я не вижу никакого ущемления прав русскоязычных, у нас демократия. Молодая демократия со своими проблемами, но с Россией не сравнить, где явно авторитарный режим.

Не так давно было решение КСУ о земельном моратории. Суд отказался рассматривать его конституционность в очередной раз. Можете объяснить, это означает, что КСУ дистанцировался от этого вопроса?

Нет, я бы не сказал, что дистанцировался. Просто по формальным критериям было отказано в данном конституционном представлении.

Это означает, что если субъект права на конституционное представление внимательно изучит, в чем были причины отказа, то теоретически дело может быть вновь рассмотрено КСУ.

Что касается моратория на землю, то это, конечно же, вопрос очень важного характера, который носит в себе также и политический элемент его решения.

Еще один актуальный сейчас вопрос. На днях в КСУ поступило конституционное представление депутатов относительно обращения Рады к Вселенскому патриарху Варфоломею за Томосом для Украинской церкви. Начато ли уже производство, распределено ли дело на судей?

- Дело распределено. Судья-докладчик определен, но давайте я пока не буду его имя публично называть. Он изучит вопрос, передаст на коллегию свое видение - открывать производство или нет. Далее, в зависимости от решения коллегии, дело или передается в Большую Палату КСУ или осуществляется подготовка материалов для рассмотрения на Большой палате.

А Ваше мнение, должно ли государство вообще регулировать церковную сферу?

Интересный вопрос. Но я уже отмечал, что мы находимся в состоянии гибридной войны, и однозначно, что русская церковь является элементом «русского мира». Но с другой стороны, есть и критерий отделения государства от церкви.


Архив
Новости
На пляже вблизи Русановки собралось около двух десятков людей.
Фото дня: киевляне отпраздновали Крещение, окунувшись в замерзший Днепр 14:47
За 2018 год Порошенко помиловал 13 украинцев 14:15 Документ
В воскресенье в Украине похолодает до минус 15 13:55
Взрыв в кафедральном соборе УПЦ в Сумах: подозреваемых задержали 13:35
Аваков предупредил о "жестких действиях МВД" и "неожиданной публичной катастрофе" из-за скупки голосов избирателей 13:22
Обвиняется в теракте: экс-"главу" "ЛНР" Плотницкого вызвали в райсуд Днипра 13:07
Новинский обратился в КС о признании неконституционным закона о переименовании УПЦ 12:42
Украину накроют снегопады и резко изменится погода: прогноз синоптиков на неделю 12:10 Карта
Выборы-2019: полиция зафиксировала нарушения в агитации шести кандидатов в президенты Украины 11:45
Против
Зеленский не может закрыть свою компанию в Москве, поскольку не может туда приехать, - юрист "Квартала 95" 11:14
больше новостей
Кабмин оказался втянутым в конфликт вокруг Одесского медуниверситета из-за личных амбиций Супрун, – СМИ 16:04
Инцидент произошел в рамках
В Черкассах Порошенко назвал активиста "москальским провокатором" в ответ на вопрос о коррупции 16:12
Зеленский имеет бизнес в России. Скришот
Компании Зеленского в Москве продолжают снимать кино и бороться за деньги бюджета РФ, - СМИ 21:26
Суд заблокировал создание клонов Оппозиционного блока 20:15
Задержанный оценил свои услуги в 20 тыс. гривен. Фото: прокуратура Харьковской области
В Харькове полицейский "погорел" на взятке за закрытие уголовного производства 19:47
Сегодня исполняется 10 лет "газовым соглашениям" Тимошенко - Путина 07:00
В Антарктиду отправилась самая большая украинская экспедиция за последние 18 лет 17:54
За год у коррупционеров конфисковали в госбюджет всего 5 тысяч долларов 11:44 Документ
Против
Зеленский не может закрыть свою компанию в Москве, поскольку не может туда приехать, - юрист "Квартала 95" 11:14
Украина потеряла $32 млрд: "Нефтегаз" подсчитал убытки из-за газовых контрактов с Россией в 2009 11:25
больше новостей

ok