Интервью 2018-06-22T10:15:12+03:00
Українські Новини
Председатель Ассоциации газового рынка Александр Овдиенко: "Нефтегаз" хочет создать государственную монополию

Председатель Ассоциации газового рынка Александр Овдиенко: "Нефтегаз" хочет создать государственную монополию на рынке поставок газа населению

На рынке поставок природного газа населению вскоре могут произойти значительные, если не революционные изменения. Генеральная прокуратура подала в суд на 5 облгазов ("Волыньгаз", "Львовгаз", "Полтавагаз", "Ривнегаз" и "Харьковгаз") и требует разорвать существующие договора на хозяйственное ведение газораспределительными сетями.

Напомним, что в августе 2012 года Кабмин принял постановление №770, которым передал в хозведение облгазам газораспределительные сети. При этом, чтобы не увеличивать тарифное давление на население, облгазы пользовались сетями бесплатно. В 2015 году Кабмин отменил действие постановления №770, но договора с облгазами продолжают действовать.

Кроме того, Генпрокуратура добивается компенсации упущенной выгоды в виде арендной платы за бесплатное использование сетей. Хотя в договорах об аренде не было ни слова. Обращает на себя внимание значительный объем компенсаций - более 400 млн гривен.

О том, как эта ситуация может сказаться на рынке дистрибуции природного газа, как может измениться стоимость газа для населения, если иски будут удовлетворены, и кому выгодна сложившаяся ситуация, Українські Новини расспросили у председателя Ассоциации газового рынка Украины Александра Овдиенко.

Генпрокуратура подала в суд иски на расторжение договоров, на основании которых облгазы обслуживают государственные газораспределительные сети. В этих исках содержится также требование оплатить компенсацию за эксплуатацию сетей - "задним числом". Какой реакции ожидать от газовых компаний?

Во-первых, есть закон, который прямо запрещает аренду и отчуждение государственного имущества в газораспределительной отрасли. Во-вторых, газораспределительным сетям нужны инвестиции в размере до 7 млрд грн ежегодно. Такие инвестиции невозможно найти внутри страны, поэтому нам (включая Минэнергоугля, как основного органа, управляющего государственными газораспределительными сетями) нужно активизировать работу с международными партнерами, что позволит привлечь деньги для модернизации инфраструктуры, поскольку многие сети уже исчерпали свой нормативный срок службы. Но вместо этого мы имеем непрогнозируемые действия государственных органов по одностороннему расторжению договоров, заключенных по решению правительства. И еще дополнительно – попытку переложить ответственность за принятое правительством решение на специализированное предприятие. Таким образом, мы, как государство, демонстрируем отсутствие надежного и стабильного правого поля.

Если суды удовлетворят иски ГПУ и будет введена арендная плата – как это отразится на тарифах для потребителей?

С нашей точки зрения, независимый регулятор будет вынужден увеличить тариф на газораспределение на сумму введенной арендной платы. И эти деньги уйдут транзитом из карманов потребителей в госбюджет, без всякого учета потребностей ветшающих сетей.

Что мы имеем сейчас? Практически 90% оплаты за дорогой газ идет собственнику ресурса – НАК "Нефтегаз Украины" и ПАО "Укргаздобыча". А на содержание сетей остаются мизерные средства – хотя через них проходит 70% объема потребления газа в стране. Вот почему, оплачивая дорогой газ, потребитель не получает должного качества обслуживания. Безусловно, работа облгазов по повышению уровня обслуживания должна продолжаться, но ее качество напрямую зависит от объема финансовых поступлений. Если работник облгаза получает низкую зарплату, да еще постоянно выслушивает упреки в "монополизме" и ощущает неуважение к своему труду, то потребитель газа получает соответствующий сервис.

Поэтому с введением арендной платы платежка за газ подорожает без каких-либо позитивных изменений для конечного потребителя.   

Почему арендная плата должна финансироваться из кармана потребителя?

Основной доход облгазов – это тарифная выручка. У естественных монополий практически не существует другого источника доходов, кроме тарифной выручки. И если нужно больше заплатить по какой-то статье расходов, то для этого необходимо урезать другие статьи, либо государственный регулятор должен увеличивать тариф на размер новой статьи расходов.

Урезать текущие расходы невозможно, поскольку по итогам прошлого года убытки облгазов составили более 1,5 млрд гривен. Имеющегося тарифа и так недостаточно для выполнения необходимых работ и полного финансирования инвестиционной программы. 

Сколько облгазы вложили в сети за время действия договоров? 

Облгазы вкладывали в сети средства согласно утвержденным инвестпрограммам и амортизационным отчислениям – в полном объеме от полученной тарифной выручки. Только амортизационные отчисления облгазов в сети составили порядка 1,5 млрд грн.

Каково нынешнее состояние газораспределительных сетей? И не приведет ли возможное сокращение инвестиций в модернизацию, в случае введения платы, к каким-либо авариям или критическим ситуациям?

Сейчас в газораспределительной системе более 4 тыс. км газопроводов оценены как малонадежные и аварийные. В ближайшие годы необходимо вложить более 7 млрд гривен, чтобы оперативными темпами провести замену этих устаревших газопроводов.

Иски Генпрокуратуры, с нашей точки зрения, преследуют целью не повышение качества обслуживания газопроводов, а передачу обслуживания газопроводов от приватизированных облгазов к НАК "Нефтегаз Украины". Но у этой компании нет опыта работы с газораспределительными сетями. Кроме того, если реализуется указанный сценарий, то монополизм на рынке газа только усилится и будем констатировать подмену частной монополии государственной. А это ударит по потребителям – о качестве сервиса можно будет забыть. Ассоциация не поддерживает действия и частных компаний и государственных, приводящие к искажению рыночных отношений.

В то же время согласованная с Евросоюзом стратегия развития "Нефтегаза" предусматривает анбалдинг, т. е. разделение компании…

"Нефтогаз" уже публично попросил в этой связи отсрочку на 2 года. С нашей точки зрения, они хотят окончательно заморозить демонополизацию газового рынка и зафиксировать свое исключительное положение на нем. Сегодня Группа "Нефтегаз" контролирует 3/4 добычи, 80% импорта, работу оператора газотранспортной системы и подземные хранилища газа. Там четко понимают, что магистральную трубу и подземные хранилища газа долго контролировать не удастся, не позволят международные партнеры. Добычу газа в ближайшее время они также контролировать не смогут, поскольку должен быть создан честный рынок. Остается лишь один сегмент — распределение и продажа газа, в том числе населению, который сейчас они пытаются застолбить за собой.

Как это выглядит на фоне международного опыта построения конкурентных рынков распределения газа?

Есть страны, где газораспределительные сети полностью приватизированы. Например, в Чехии в частной собственности находятся даже магистральные трубопроводы. И нет никаких угроз энергетической безопасности страны, это вопросы решаются другими методами. Есть страны, где сети находятся в муниципальном владении, есть варианты широкого акционирования и продажи акций населению. Форм достаточно много, главное при рассмотрении данного вопроса не терять смысл, а именно – обеспечить минимизацию затрат населения, обеспечить потребителей надежным и энергоэффективным ресурсом и обеспечить качество коммуникации. Так, например, в США в том числе путем стимулирования добычи и снижения цены газа обеспечили возврат производства в страну. 

У нас же сворачивается промышленное производство и промышленное потребление газа, за счет которого и сегодня дотируются транспортировка газа населению. Поэтому проблемы с газовой инфраструктурой нарастают.

Напрашивается аналогия: взимание платы за аренду газотранспортной инфраструктуры — это как, если бы автодоры платили плату за аренду дорог?

Так и есть. Представьте, если бы сервисную компанию, которая обслуживает государственные дороги, заставляли платить аренду за обслуживание дорог, вместо того, чтобы платить ей за обслуживание и поддерживание их в надлежащем состоянии.

Все ли газораспределительные сети находятся в государственной собственности, или есть еще и частные газопроводы?

По распределительным газопроводам есть как минимум три вида собственности — государственная, частная и муниципальная.

Можно ли оценить их доли в общем объеме сетей?

В разных регионах это соотношение различно. К тому же для юридической чистоты необходимо провести инвентаризацию и паспортизацию этих газопроводов с учетом собственности. Это сложный и длительный процесс. Нужно понимать, что ранее в Украине была единая газотранспортная система, включая магистральные газопроводы. Затем, путем принятия одной поправки в закон, де факто возникла задача разделения по видам собственности. Теперь, по европейским нормативам, следует либо поставить узлы учета в каждой точке перехода прав собственности, а это огромная финансовая нагрузка, которая в итоге ляжет на конечного потребителя и не приведет к повышению качества. Либо мы должны все приватизировать, либо передать все в одну, например, муниципальную собственность, с последующим заключением договоров концессий или других договоров с частными партнерами. Данный вопрос был урегулирован государством – в 2012 году чтобы не повышать тарифы были заключены "безоплатные" договора хозяйственного ведения газопроводов, которые позволили финансировать их содержание без увеличения платежки потребителя. В 2017 году правительством было принято постановление, которое по сути является дорожной картой урегулирования данного вопроса.

Если государство требует арендную плату, то со своей стороны другие собственники тоже могут потребовать того же?

Операторы газораспределительных сетей вопросов собственности не должны касаться, их задача – обеспечение надежного и бесперебойного газоснабжения конечных потребителей. Но видим информационные поводы, что какой-то из муниципалитетов решил отдельно сдавать сети в аренду от государства. В результате получается винегрет — сначала государство урегулировало ситуацию своим образом, затем местные власти своим образом. Любой такой процесс приведет к увеличению тарифа. И потребитель, который сейчас и так платит дорого, должен будет платить еще больше без улучшения качества. Можно обсуждать различные варианты развития — привлекать деньги, увеличивать стоимости и тарифы. Но это должно приводить к реализации основной стратегии – обеспечить новым качеством потребителя. А если все это проводится только для сбора средств и создания еще одного офиса для небольшой группы людей — то такую реформу мы не поддерживаем.

В некоторых муниципалитетах увеличивается доля индивидуальных котлов для отопления в связи с ростом тарифов и изношенностью теплотрасс и сопутствующей инфраструктуры. В некоторых регионах, в частности в Киеве, это делать не очень хотят, заявляя об опасности увеличения нагрузки на сети. Справедливы ли такие предостережения?

Есть эксплуатационные параметры сети – ее максимальная пропускная способность, давление, от которых зависит настройка газового оборудования. Если абонент хочет поставить котел, то должен быть проведен анализ конкретной инфраструктуры. А если инфраструктура не позволяет, а абонентам "очень надо", то в нынешних условиях в сугубо инженерные вопросы часто вмешиваются муниципалитеты. И это приводит к падению давления в газораспределительных, жалобам потребителей. Поэтому нужно стратегически развивать сети, а не вводить надуманные платежи на уже ветшающую и не отвечающую сегодняшним вызовам инфраструктуру.  


Архив
Новости

ok