Интервью 2022-08-29T04:05:31+03:00
Українські Новини
Виктор Пинзеник

Виктор Пинзеник

Виктор Пинзеник: Таможенный союз означает для Украины ежегодные потери 1 миллиарда долларов

<!-- /* Font Definitions */ @font-face {font-family:"Arial CYR"; panose-1:2 11 6 4 2 2 2 2 2 4; mso-font-charset:204; mso-generic-font-family:swiss; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:536902279 -2147483648 8 0 511 0;} @font-face {font-family:"1251 Times"; panose-1:0 0 0 0 0 0 0 0 0 0; mso-font-alt:Arial; mso-font-charset:0; mso-generic-font-family:swiss; mso-font-format:other; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:3 0 0 0 1 0;} @font-face {font-family:"Arial Unicode MS"; panose-1:2 11 6 4 2 2 2 2 2 4; mso-font-charset:128; mso-generic-font-family:swiss; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:-1 -369098753 63 0 4129023 0;} @font-face {font-family:"\@Arial Unicode MS"; panose-1:2 11 6 4 2 2 2 2 2 4; mso-font-charset:128; mso-generic-font-family:swiss; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:-1 -369098753 63 0 4129023 0;} /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Arial CYR"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-ansi-language:UK;} h1 {mso-style-next:Обычный; margin-top:12.0pt; margin-right:0cm; margin-bottom:0cm; margin-left:0cm; margin-bottom:.0001pt; text-align:justify; mso-pagination:none; page-break-after:avoid; mso-outline-level:1; font-size:26.0pt; mso-bidi-font-size:10.0pt; font-family:"Arial CYR"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-font-kerning:14.0pt; font-weight:bold; mso-bidi-font-weight:normal;} h2 {mso-style-next:Обычный; margin-top:12.0pt; margin-right:0cm; margin-bottom:3.0pt; margin-left:0cm; text-align:justify; mso-pagination:none; page-break-after:avoid; mso-outline-level:2; font-size:11.0pt; mso-bidi-font-size:10.0pt; font-family:Arial; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; font-weight:bold; mso-bidi-font-weight:normal; font-style:italic; mso-bidi-font-style:normal;} p.MsoToc1, li.MsoToc1, div.MsoToc1 {mso-style-update:auto; margin-top:3.0pt; margin-right:0cm; margin-bottom:3.0pt; margin-left:42.55pt; mso-pagination:widow-orphan lines-together; page-break-after:avoid; mso-hyphenate:none; tab-stops:right dotted 467.75pt; font-size:10.0pt; font-family:Arial; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; text-transform:uppercase; mso-ansi-language:UK; font-weight:bold; mso-bidi-font-weight:normal;} p.MsoToc2, li.MsoToc2, div.MsoToc2 {mso-style-update:auto; margin-top:0cm; margin-right:1.0cm; margin-bottom:0cm; margin-left:2.0cm; margin-bottom:.0001pt; line-height:9.0pt; mso-line-height-rule:exactly; mso-pagination:widow-orphan; mso-hyphenate:none; tab-stops:right dotted 467.75pt; font-size:9.0pt; mso-bidi-font-size:10.0pt; font-family:Arial; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-ansi-language:UK;} p.MsoMacroText, li.MsoMacroText, div.MsoMacroText {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; text-align:justify; mso-pagination:widow-orphan; tab-stops:24.0pt 48.0pt 72.0pt 96.0pt 120.0pt 144.0pt 168.0pt 192.0pt 216.0pt; font-size:10.0pt; font-family:"1251 Times"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; mso-ansi-language:EN-US;} p {margin-right:0cm; mso-margin-top-alt:auto; mso-margin-bottom-alt:auto; margin-left:0cm; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Arial Unicode MS";} p.RubrikStyle, li.RubrikStyle, div.RubrikStyle {mso-style-name:RubrikStyle; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; mso-bidi-font-size:10.0pt; font-family:Arial; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; font-weight:bold; mso-bidi-font-weight:normal; font-style:italic; mso-bidi-font-style:normal;} p.LentaStyle, li.LentaStyle, div.LentaStyle {mso-style-name:LentaStyle; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:20.0pt; mso-bidi-font-size:10.0pt; font-family:"Arial CYR"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman"; text-transform:uppercase; font-weight:bold; mso-bidi-font-weight:normal; text-decoration:underline; text-underline:single;} @page Section1 {size:21.0cm 842.0pt; margin:2.0cm 2.0cm 2.0cm 70.9pt; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

В приемной бывшего министра финансов Виктора Пинзеника висит календарь с изображением Юлии Тимошенко. Как шутят сотрудники Виктора Михайловича, шеф делает вид, что его не замечает. Ведь их с Тимошенко дороги разошлись в начале прошлого года, когда позиция Пинзеника не была услышана правительственным большинством во главе с премьером.

А в кабинете Виктора Пинзеника, как и раньше, висит большая пчела - эмблема партии "Реформы и порядок", которую он возглавлял на протяжении многих лет, а недавно оставил этот пост. Экс-министр и экс-лидер ПРП Виктор Пинзеник мало чем отличается от Виктора Пинзеника, который был у власти и в активной политике. Отличие лишь в том, что в правительстве он старался отстаивать свою позицию за закрытыми дверями, не вынося сор из избы, а теперь стремится к публичности и общественной дискуссии.

Виктор Пинзеник так же, как и раньше, говорит о нужных для страны экономических решениях и предлагает варианты выхода из кризиса.

ДЕЙСТВИЙ НОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПОКА ЧТО НЕ ВИЖУ, ТАК ЧТО И ОЦЕНИВАТЬ НЕЧЕГО

- Виктор Михайлович, у вас не было сожалений по поводу того, что вы в свое время пошли в отставку? Возможно, нужно было все-таки остаться?

- Сожаления были, но они связаны не с моей отставкой, а с тем, что я не видел реакции правительства на ситуацию, которая сложилась в стране. Если бы была хотя бы самая маленькая возможность повлиять на поведение и решение правительства, я бы не пошел в отставку. Но если бюджет - фундаментальный документ, который влияет на судьбу всей страны, принимается вопреки позиции министра финансов, и никто не хочет ничего слышать, мне просто не было смысла оставаться.

- Вы, наверное, наблюдали за шагами своего преемника, Игоря Уманского. Что можете сказать по поводу его политики?

- Минфин здесь ни при чем. Проблема не в нем. Так как решение принимает не Министерство финансов, а правительство. Нужен политический запрос на определенные решения.

- Сегодня сформировано новое правительство. Что можете сказать о его экономическом блоке? Желательно - персонально. Смогут ли эти люди проводить реформы, насколько они профессиональны?

- Давайте попробуем определить одну фундаментальную вещь. Например, возьмем тему налогов, которая относится к экономической политике. Мы слышим комментарии по этому поводу от вице-премьера по экономическим вопросам, от вице-премьера по гуманитарным вопросам, от главы комитета по вопросам регуляторной политики, министра финансов, первого заместителя председателя администрации президента и т.п.

Самое интересное, что они нередко противоречат друг другу. Возникает вопрос: кого оценивать? Кто в нашей стране отвечает за экономическую политику? Это следствие неправильно построенного правительства, где нет размежевания полномочий и ответственности.

- Раньше считалось, что во всем виноват коалиционный принцип построения правительства, когда министры подбираются не по уровню профессионализма, а по партийным квотам. Но сегодня же ситуация другая: регионалы взяли всю власть, и, с несколькими исключениями, весь Кабмин - их.

- Дело не в этом. Правительство должно строиться по принципу четкого размежевания ответственности, когда одна функция закрепляется за одной структурой, которая готовит решение и отвечает за эту функцию.

- Все-таки хотелось бы уточнить, что вы думаете о Федоре Ярошенко, Вадиме Копылове и других представителях Минфина?

- Я не считаю правильным оценивать людей без действий. Пока что никаких шагов и позиций я не видел и не слышал. Что оценивать? Цвет лица или размер обуви? Ну, одеваются хорошо.

- Ведь они уже работали в этой области...

- Но не министрами же.

- Тогда что можете сказать по поводу действий нового правительства?

- А я их пока что не вижу. Уже почти месяц прошел, и это уже немало, но пока еще нечего оценивать. Нет ни шагов по выходу из кризиса, ни ключевого документа, который должен был бы дать ответ на вопрос, куда мы двигаемся, - бюджета.

Единственное действие, которое бы я оценил положительно - отмена гарантий по кредитам. Правда, при условии, что за этим не стоит желание отобрать эти гарантии у одних и отдать другим. Есть действия, которые я считаю неправильными.

Например, отмена де-факто независимого тестирования, которое отменил нынешний министр образования и науки. Это как с тендерами: если для выбора победителя к цене прибавляется любой компонент, цена уже не имеет значения. Так и здесь: прибавив к независимому тестированию собеседование, нивелировали самую идею. А идея была хорошая, ведь тестирование открывало всем путь равного доступа к вступлению в высшие учебные заведения.

Только нужно было бы еще льготы убрать. А теперь снова воцарится коррупция и телефонное право. Для талантливых детей это закрывает путь. Большую тревогу вызывают и некоторые газовые инициативы и предложения, которые могут угрожать независимости страны.

КОЕ-КТО ХОЧЕТ ПРИВАТИЗИРОВАТЬ КАНАЛЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ НДС

- Вы уже видели программу нового правительства? Те, кто видел, подчеркивают, что она "слизана" с программы Юлии Тимошенко, которую она вносила в парламент в 2008 году.

- Я не видел, так как ее нет. Я имею в виду не документ с названием "программа". Должен сказать, что и у предыдущего правительства не было программы. Это был набор лозунгов, очень часто противоречивых, "конфеток", привлекательных для тех или других сфер. Но целостного документа не было.

Очень удивительно, что у них до сих пор нет программы. Ведь это сила, которая победила на выборах, она должна была идти с какой-то программой. Почему же они не берут ее как основу? Потому что там - тоже набор лозунгов. А страна нуждается в не лозунгах, а действиях, определении пути движения.

- Вы подвергаете критике идею налоговых каникул для малого бизнеса. Почему?

- Весь мир борется с офшорами, т.е., зонами, где ставки налогообложения ниже, чем в других странах. Так как понятно, что это - канал избежания налогообложения. В Украине есть внутренние офшоры, т.е., страна сама себе создает проблемы. Ведь любая неравность в налогообложении бьет по конкуренции.

В условиях, когда кто-то освобожден от налогов, невозможно конкурировать. И это побуждает другие секторы избегать уплаты налогов. Такие вещи никогда не доводят до добра. И это не оказывает содействия инвестициям, как кому-то кажется. Кому-то просто хочется, чтобы так казалось.

В 2005 году мы отменили большинство офшоров в Украине. И это спровоцировало больший прирост инвестиций, чем в предыдущие годы. А вот разные режимы налогообложения, когда одни платят, а другие - нет, создают разрушительное поле для инвестиций. Все должны быть в равных условиях.

Если возникает необходимость поддержки того или другого сектора, можно говорить о прямой разовой поддержке из бюджета. Боюсь, что за идеями освобождения от налогов через свободные экономические зоны, технопарки и т.п. стоит желание создать налоговый рай для избранных.

- Есть еще один противоречивый налог - НДС. Как вы считаете, нынешняя власть способна навести порядок в этой сфере? Или мы и в дальнейшем будем сталкиваться с откатами?

- Об этом мало известно обществу, но основная проблема даже не в откатах. Нужно говорить о манипуляциях с внутренним НДС, когда создаются фиктивные компании, "мотыльки", которые выдают фиктивные документы, которые дают возможность избегать налогообложения. И здесь суммы намного больше, чем при откатах - приблизительно 4 миллиарда гривен в месяц.

Причина, почему эта система существует, одна: нежелание изменить ситуацию. Такого желания я не ощущал ни в прошлом правительстве, ни сейчас. Нужно лишь одно: применить данные электронной декларации, за которыми очень легко отследить злоупотребления и сделать невозможными откаты. Ведь предприятию, которое не попало в схемы, где есть "мотыльки", нужно возмещать НДС без всяких проверок.

Я помню, какое неистовое сопротивление оказывалось только введению такой электронной системы, начиная с 2005 года. Больше того: после моей отставки налоговая перестала даже предоставлять электронные декларации Минфина. Скажу так: в Украине есть немало людей, которые хотят изменить эту систему, так как от этого выиграют все.

Но кое-кто имеет желание этот канал приватизировать, ведь потоки здесь чрезвычайно большие - приблизительно 4 миллиарда гривен в месяц. И такая же сумма - по налогу на прибыль. Вообразите себе: почти миллиард долларов ежемесячно.

- Вы имеете в виду кого-то конкретно?

- Я не скажу точно, кто именно задействован в этих схемах. Но, безусловно, к этому причастна структура, которая собирает налоги. Такие вещи не могут происходить без ведома налоговой. И у нее существуют покровители высшего уровня.

ЕСЛИ НЕ СОКРАТИТЬ РАСХОДЫ БЮДЖЕТА, ЭТО ОЧЕНЬ ПЛОХО ЗАКОНЧИТСЯ

- Николай Азаров пообещал, что в середине апреля подаст в Верховную Раду проект бюджета на следующий год. Понятно, что пока что нечего оценивать, но как вы думаете, чем пожертвует правительство, чтобы хотя бы немного уменьшить дефицит бюджета?

- В 2007 году правительство было назначено 18 декабря, а уже 25 декабря был принят бюджет. Я столкнулся с проблемой, близкой к нынешней: дырка в 100 миллиардов гривен. Мы эту дырку закрыли. И страна не получила "неприятных сюрпризов". Почему я об этом говорю? Пусть бюджета нет, но пока что можно принимать меры и без него.

Приведу пример. В отличие от прошлого, в этом году из экономики дотируется газ. Это означает, что средства людей идут на поддержку владельцев украинских компаний. Газ покупается по 305 долларов (а с 1 апреля - по 320), а цена газа внутри страны - 230 долларов.

Т.е., за последние три месяца набежали огромные суммы, и никто ничего не делает. И это не единственная сфера, где уже должны были быть решения. Поэтому тяжело предусмотреть, какой бюджет мы можем увидеть. Хотя очень обеспокоила информация, которое украинское правительство и МВФ не смогли согласовать позицию по поводу дефицита бюджета.

- И что это означает?

- Очевидно, правительство не хочет идти путем сокращения расходов бюджета, а планирует идти путем сохранения большого его дефицита. Но при такой сумме дефицита (по моим оценкам, речь идет приблизительно о 150 миллиардов гривен), невозможно закрыть его за счет доходов.

Значит, принципиальное решение нужно искать в плоскости расходов. Ведь жизнь с таким дефицитом бюджета, спутником которого является долг, порождает ежегодный стремительный рост расходов на этот долг.

Поэтому, чем более радикальным будет решение о сокращении расходов, тем легче нам будет уже в следующем году. Но пока что таких действий я не вижу. А споры вокруг размеров дефицита свидетельствуют о нежелании совершать такие действия.

НАБИРАТЬ ДОЛГИ НА НЫНЕШНЕМ УРОВНЕ БЮДЖЕТНОЙ ДЫРКИ НЕДОПУСТИМО

- Т.е., правительство должно идти на непопулярные меры. В какой области нужно сокращать расходы? В социальной сфере?

- Нельзя так ставить вопрос. Речь не идет о том, что кому-то захотело что-то сокращать. Просто нет из чего финансировать расходы. И это не 10, 20 или 30 миллиардов, а более 100. В прошлом году их профинансировали в долг. В результате дырка в бюджете не исчезнувшая, а долг увеличился.

Если и в этом годе так сделать, ничего не изменится, проблема не исчезнет, только долг будет не 301 миллиард, а 450 миллиардов А это очень плохо закончится.

Украина не может избежать сокращения расходов. Понятно, что есть вещи, которые нельзя трогать, например, прожиточный минимум и защиту наиболее уязвимых слоев населения. Но существующий размер всех расходов сейчас непосилен. Влезание в долг только усиливает проблему недостатка средств.

Где можно рассматривать сокращение расходов? Например, в Украине добывают уголь. Есть частные прииски, есть государственные. Первые не получают дотаций, вторые получают. Вопрос: куда идут эти деньги, если на примере частных шахт понятно, что они могут существовать без дотаций? Значит, деньги идут не в шахты и не для шахтеров, и кто-то на этих каналах сидит. А нужно принять принципиальное решение: передать шахты в частные руки и перестать их дотировать.

- А как быть с социальной политикой? Ведь понятно, что отмена льгот и государственной помощи вызовет сопротивление в обществе...

- У нас социальная политика построена таким образом, что бедные кормят богатых. Ведь все бюджетные дырки покрываются за счет денег граждан. И бедные люди платят за услуги, которыми пользуются и богатые.

Я считал, что за зажиточную семью, которая потребляет 20 тысяч кубов газа в год, из бюджета ежегодно платится 40 тысяч гривен. И вся система социальной защиты построена таким образом. Нам нужно кардинально ее менять, просматривая все социальные программы.

Например, помощь матерям при рождении ребенка. Я знаю одну маму, которая с ужасом говорила о том, что она не успела оформить заявление для получения помощи при рождении ребенка. А у нее сумочка стоит впятеро дороже, чем сумма этой помощи! Я считаю, что должен быть установлен барьер - кто имеет право на помощь и кто не имеет. И государственными льготами должны пользоваться лишь бедные люди. Небедные и так проживут.

- Как быть с пенсиями? Ведь там тоже существует странная дифференциация.

- Так как у нас для каждого пенсионера существует отдельный закон. Нужно кому-то повысить пенсии - постановили отдельный закон. Т.е., вопреки Конституции, где написано, что перед законом все равны, напринимали разных законов.

Например, у одних пенсия составляет 90% от зарплаты, в других - 1,35% за год работы. Одним пересчитывают пенсии по заработку, который они получали, а другим - по заработку нынешних категорий. Для некоторых людей не существует понятия пенсионного возраста. Ведь не все выходят на пенсию в 60 лет.

Есть категории людей, которые становятся пенсионерами по выслуге лет, причем иногда считается год за два. Почему не за десять? Т.е., дискредитируется сама идея пенсии - поддержки человека, который не может работать. Я уже не говорю о вопросе общего пенсионного возраста.

Сейчас в Украине работает менее 11 миллионов людей. А пенсионеров - 14 миллионов. Проблема есть, и от ее решения зависит, или люди, которые действительно не могут работать, будут получать достойную пенсию, или мизерную. Хорошо, что об этом, по крайней мере, начинают говорить.

- Можно ли ваши слова понимать так, что или нам нужны кардинальные решительные реформы, или объявлять в стране дефолт? Ведь ходили слухи, что такой вариант рассматривается...

- А дефолт не выход. Долги никуда не исчезнут. Дефолт заканчивается реструктуризацией долгов. Т.е., их выплату растягивают на годы, но процентная ставка возрастает. С дефолтом связаны возможные судебные иски с арестом государственных активов. Поэтому это тупиковое решение.

Украинская ситуация не является безвыходной. Нужно просто жить по доходам. Каждую семью затронул кризис. Что они сделали? Сократили расходы, отказались от каких-то вещей, которые не являются жизненно необходимыми. Бюджет страны ничем не отличается от бюджета семьи. Только в этой семье - 46 миллионов людей.

- Нынешняя власть подвергала критике правительство Тимошенко за внешние заимствования, в частности, сотрудничество с МВФ. Сегодня правительство идет тем же путем. У нас нет другого выхода?

- Если бы нам нужно было 30-40 миллиардов, то не проблема была бы занять эти деньги где угодно. Но нам только на обслуживание долгов нужно 50 миллиардов. А МВФ дает очень дешевые деньги. Кроме того, сотрудничество с фондом дает сигнал для инвесторов: если эта организация дает деньги, значит, страна движется вперед. И наоборот.

Проблема не в том, у кого брать в долг. Ключевой вопрос - сколько. Набирать в долг при нынешнем уровне бюджетной дырки для страны недопустимо.

- Как вы относитесь к инициативе снова открыть казино, лишь бы найти деньги, например, для Евро-2012?

- Прежде всего, я не являлся сторонником закрытия казино. Я сам никогда в эти игры не играл, но это был легальный бизнес. Люди вкладывали деньги, покупали лицензии, платили налоги. И вдруг все это запретили. Какой сигнал получают инвесторы? Сегодня прикрыли одно, завтра прикроют другое. Это очень плохой прецедент.

С казино поступили неправильно, поэтому я считаю, что сейчас нужно восстановить их деятельность. Возможно, ввести определенные ограничения по допуску, режиму деятельности, размещению и т.п. Но нельзя так обращаться с инвестициями.

- Возможно, нужно легализировать проституцию или легкие наркотики, лишь бы и из этих сфер получать доходы в бюджет?

- О казино я говорил не в плоскости бюджетных доходов, а в плоскости инвестиционного климата. Подчеркиваю, что в плоскости доходов решения относительно покрытия бюджетного дефицита мы не найдем. Это не тот объем денег, который мог бы закрыть эту дыру.

ГАЗОВЫЙ КОНСОРЦИУМ С СОХРАНЕНИЕМ ЗА УКРАИНОЙ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ НА ГТС - ЭТО МИФ

- Давайте поговорим о том, что будет с гривной. От чего зависит ее курс?

- От дефицита бюджета. В прошлом году Нацбанк выдал бюджету свыше 50 миллиардов гривен. Но параллельно он изымал деньги через продажу валюты, т.е., сальдо расхода и прихода денег не привело к серьезным следствиям.

Сейчас НБУ почти не продает валюту, лишь покупает, так как есть излишек. Если попробуют снова привлечь Нацбанк к покрытию бюджета, то это может возвратить нас в 90-е годы, когда все мы вдруг стали "богатеть" новыми нулями на деньгах, но вместе с тем и ценами.

- Т.е., если разрешить Нацбанку печатать деньги, ситуация 90-х годов можете повториться?

- Я не говорю, что это неминуемая перспектива. Но я предостерегаю от двух фальшивых путей - наращивать долг и рисовать нули на гривнах.

- Виктор Михайлович, украинской делегации не удался "газовый блицкриг". Что нам нужно делать, лишь бы снизить цену? Сдавать трубу? Разрешить остаться Черноморскому флоту в Крыму пожизненно?

-Нужно садиться и цивилизованно договариваться. Ошибку допустили в прошлом году, когда были заключены крайне непрофессиональные газовые соглашения. Ежегодные потери страны от настоящих соглашений составляют около 7 миллиардов долларов.

Цена газа для Украины включает затраты по доставке. Так вот базовой ценой принято 450 долларов. Но это цена на границе с Италией! Но мы же покупаем газ на границе с Россией или Белоруссией, т.е. ближе на 2 500 км, чем Италия. Поэтому с итальянской цены должны быть сняты транспортные затраты.

Цена у нас европейская, значит, и ставка транзита должна быть соответствующей. Пусть это будет 4 доллара. И, если учесть стоимость транзита, то цена газа должна быть на 100 долларов меньше. А ставка транзита дает дополнительные 2,5 миллиарда долларов, что равнозначно еще 60 долларам выигрыша в цене. В конце концов, "итальянская" цена - это пиковая цена в период рекордных цен на нефть и нефтепродукты.

-Так что делать теперь? Соглашаться на все русские условия, сдавать ГТС в консорциум?

- Я не понимаю этой идеи. Смотрите, есть газовая труба (рисует). С одной стороны продавец газа, с другой - покупатель. И одному, и другому удобно платить за прокачку как можно меньше. А владельцу трубы нужно, лишь бы прокачка стоила дороже. Т.е., из трех субъектов общего хозяйствования у двух - один интерес, у третьего - противоположный. И объединить их невозможно. Если бы речь шла о компаниях, которые не имеют отношения к купле или продаже газа, это одно. Но в нашем же случае все иначе.

- Но речь же шла о передаче ГТС в управление с сохранением за Украиной права собственности...

 - Это еще один миф. У нас такое уже было, так называемая приватизация без приватизации. Когда государственные предприятия передавались в управление, а приватизировались его прибыли. Поэтому я считаю, что консорциум - это не то решение, которое нам нужно. Ведь наша ГТС уникальная, причем не только благодаря трубе, а благодаря хранилищам. Понятно, что газ потребляется неравномерно: зимой - больше, летом - меньше.

В России его добывают постоянно, и летом его просто некуда девать. В России есть свои хранилища, но они весьма далеко от Европы, и газ технически просто невозможно подать в европейские страны. А украинские хранилища расположены просто на границах с Европой. Почему бы не использовать это наше преимущество во время газовых переговоров? Это должен быть цивилизован разговор равноправных партнеров.

- Русский премьер Владимир Путин намекал на то, чтобы Украина вступила в Таможенный союз с Россией и Беларусью? С другой стороны, из Европы прозвучали сигналы относительно вступления Украины в зону свободной торговли с ЕС. Так что же нам делать, ведь очевидно, что оба эти варианта несовместимы?

- Важно, чтобы мы руководствовались не эмоциями, а здравым смыслом и собственными интересами. Таможенный союз и зона свободной торговли действительно несовместимы. Вопрос: что избрать? Что такое Таможенный союз? Это отсутствие налогов на границах.

Как известно, есть два налоговых органа - Таможня и Налоговая. Первая собирает налоги на границах, вторая - внутри страны. В привычных нам условиях сторона, которая продает, освобождает свой экспорт от НДС, облагается налогами импорт. В таможенном союзе импорт не облагается налогами.

А теперь посмотрим на украино-российские отношения. Россия продает нам на 5 миллиардов долларов больше, чем мы ей.

Т.е., Таможенный союз означает для Украины ежегодные потери бюджета 1 миллиарда долларов. Это те доходы, которые сейчас собираются на территории Украины. В таможенном союзе из наших карманов они будут идти в бюджет другой страны. Если у кого-то есть иллюзии, что не будет пошлин в торговле, пусть посмотрит на Беларусь, которая судится с Россией за пошлины на нефтепродукты. Т.е., это сотрудничество в одностороннем порядке.

Для Украины очень важны внешние рынки сбыта, ведь во время кризиса все ощутили, насколько мы уязвимы в плане экспорта. В прошлом году мы экспортировали в Европу товаров на 10,3 миллиарда долларов. Это почти ничего, учитывая масштабы европейского рынка.

Поэтому с точки зрения экономики, рабочих мест и доходов граждан нам очень важно, чтобы для нас этот рынок открыли. И в этом смысле настоящим прорывом для нас является присоединение к зоне свободной торговли с ЕС. Это не означает, что нам нужно потерять русский рынок, ни в коем случае. Но с точки зрения перспектив открытие европейского рынка для нас на порядок эффективнее, чем рынки других стран. Таможенный союз и зона свободной торговли - вещи несовместимые.

РЕШЕНИЕМ ОСТАВИТЬ ПАРТИЮ Я РАЗВЯЗАЛ ДИСКОМФОРТНЫЙ УЗЕЛ

- Разрешите затронуть политику. Вы ушли с должности главы партии ПРП. Это означает, что вы завязали с политикой? Думаете ли о собственной партии?

- У нас почему-то пребывание в политике означает обязательную привязку к партии. Что изменилось в моей позиции за это время? Ничего. Я формально перестал быть в партии. Этим шагом я развязал узел, который был и для меня дискомфортным, и вызвал немало вопросов. И я свою нынешнюю позицию не променяю ни на что, так как это принципиальные вещи.

Мой отход из правительства был очевидным и неминуемым, то же самое касается и моей позиции в партии. Я не буду придатком к должности. Для меня есть более ценные вещи. Я буду продолжать высказывать свою позицию по ключевым вопросам. А вот где будет мое место в политике - на вершине или нет - для меня вопрос второстепенный.

Часто на общественную мысль эффективнее можно повлиять через публичность. Чем отличается моя нынешняя позиция от той, которую я занимал в правительстве? Ничем. Есть лишь одна разница: в правительстве она не может быть публичной. Поскольку такова природа власти. Публичность разрушает власть. Но когда не хотят не только действовать, но и слышать о проблемах, ты не имеешь права оставаться в правительстве.

- Поддерживаете ли вы решение об избрании Сергея Соболева главой ПРП и главой оппозиционного правительства?

- Это было решение партии и оппозиции.

- Но не выглядите удовлетворенным по этому поводу...

-Почему вы это решили? Я не могу оценивать это решение. Это право партии. Когда я уходил из ПРП, я понимал, что это место не будет пустым. Да, мне непросто было принять это решение, но, повторяю, есть вещи более ценные. Я не могу сказать, что я никогда не иду на компромиссы, - в политике это нереально, но есть принципиальные вещи, где компромиссы невозможны.

- Как вы думаете, есть ли будущее у политиков, с которыми вы на разных этапах шли бок о бок - Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко?

- Не думаю, что мне корректно это комментировать.

Интервью взяла Виктория Черва для У краинской правды .

 

 

У приймальні колишнього міністра фінансів Віктора Пинзеника висить календар з зображенням Юлії Тимошенко. Як жартують співробітники Віктора Михайловича, шеф робить вигляд, що його не помічає. Адже їхні з Тимошенко дороги розійшлися на початку минулого року, коли позиція Пинзеника не була почута урядовою більшістю на чолі з прем'єркою.

А у кабінеті Віктора Пинзеника, як і раніше, висить велика бджола - емблема партії "Реформи і порядок", яку він очолював протягом багатьох років, а нещодавно залишив цей пост. Екс-міністр і екс-лідер ПРП Віктор Пинзеник мало чим відрізняється від Віктора Пинзеника, який був при владі і в активній політиці. Відмінність лише в тому, що в уряді він намагався відстоювати свою позицію за зачиненими дверима, не виносячи сміття з хати, а тепер прагне публічності і суспільної дискусії.

Віктор Пинзеник так само, як і раніше, говорить про потрібні для країни економічні рішення і пропонує варіанти виходу з кризи.

ДІЙ НОВОГО УРЯДУ ПОКИ ЩО НЕ БАЧУ, ТО Ж І ОЦІНЮВАТИ НЕМА ЧОГО

- Вікторе Михайловичу, у вас не було жалкувань з приводу того, що ви свого часу пішли у відставку? Можливо, треба було все-таки залишитися?

- Жалкування були, але вони не пов'язані з моєю відставкою, а з тим, що я не бачив реакції уряду на ситуацію, яка склалася в країні. Якби була хоч найменша можливість вплинути на поведінку та рішення уряду, я б не пішов у відставку. Але якщо бюджет - фундаментальний документ, що впливає на долю всієї країни, приймається всупереч позиції міністра фінансів, і ніхто не хоче нічого чути, мені просто не було сенсу залишатися.

- Ви напевно спостерігали за кроками свого наступника, Ігоря Уманського. Що можете сказати з приводу його політики?

- Мінфін тут ні до чого. Проблема не в ньому. Бо рішення приймає не Міністерство фінансів, а уряд. Потрібен політичний запит на певні рішення.

- Сьогодні сформовано новий уряд. Що можете сказати про його економічний блок? Бажано - персонально. Чи зможуть ці люди проводити реформи, наскільки вони фахові?

- Давайте спробуємо визначити одну фундаментальну річ. Наприклад, візьмемо тему податків, яка відноситься до економічної політики. Ми чуємо коментарі з цього приводу від віце-прем'єра з економічних питань, від віце-прем'єра з гуманітарних питань, від голови комітету з питань регуляторної політики, міністра фінансів, першого заступника голови адміністрації президента тощо.

Найцікавіше, що вони нерідко суперечать один одному. Виникає питання: кого оцінювати? Хто в нашій країні відповідає за економічну політику? Це наслідок неправильно побудованого уряду, де немає розмежування повноважень та відповідальності.

- Раніше вважалося, що в усьому винен коаліційний принцип побудови уряду, коли міністри підбираються не за рівнем професіоналізму, а за партійними квотами. Але ж сьогодні ситуація інша: регіонали взяли усю владу, і, за кількома винятками, весь Кабмін - їхній.

- Справа не в цьому. Уряд має будуватися за принципом чіткого розмежування відповідальності, коли одна функція закріплюється за однією структурою, яка готує рішення та відповідає за цю функцію.

- Все-таки хотілося б уточнити, що ви думаєте про Федора Ярошенка, Вадима Копилова та інших представників Мінфіну?

- Я не вважаю правильним оцінювати людей без дій. Поки що жодних кроків та позицій я не бачив і не чув. Що оцінювати? Колір обличчя чи розмір взуття? Ну, вдягаються добре.

- Адже вони вже працювали в цій галузі...

- Але ж не міністрами.

- Тоді що можете сказати з приводу дій нового уряду?

- А я їх поки що не бачу. Вже майже місяць пройшов, і це вже немало, але поки ще немає чого оцінювати. Немає ані кроків з виходу з кризи, ані ключового документу, який мав би дати відповідь на запитання, куди ми рухаємося, - бюджету.

Єдину дію, яку б я оцінив позитивно - скасування гарантій по кредитах. Щоправда, за умови, що за цим не стоїть бажання відібрати ці гарантії у одних і віддати іншим. Є дії, які я вважаю неправильними.

Наприклад, скасування де-факто незалежного тестування, яке відмінив нинішній міністр освіти і науки. Це як з тендерами: якщо для вибору переможця до ціни додається будь-який компонент, ціна вже не має значення. Так і тут: додавши до незалежного тестування співбесіду, нівелювали саму ідею. А ідея була хороша, адже тестування відкривало всім дорогу рівного доступу до вступу до вищих навчальних закладів.

Тільки потрібно було б ще пільги прибрати. А тепер знову запанує корупція і телефон

Подпишитесь на авторский Telegram-канал "Українські Новини"
Максимально коротко и понятно объясняем события в Украине




Архив
Новости
Акции Tesla упали еще до скандального твита Маска о мирном плане 21:36
Антон Кучухидзе: возобновление легального гемблинга способствует активизации смежных сфер бизнеса 10:00 Мнение
Российские оккупанты собираются держать оборону в Сватовской психбольнице, – Гайдай 21:30
Владимир Продивус призвал Совет Директоров IBA бойкотировать любые попытки смягчить санкции против россиян и белорусов 17:23
Опрос. Фото: Pixabay
У 5% украинцев есть среди близких погибшие из-за войны, — опрос "Рейтинга" 15:25
Михаил Бондарь. Фото: Facebook Михаил Бондарь
В ВР призывают проверить бизнес угрожающего национальным интересам экснардепа-регионала Мисика 15:40
Война за землю в Буче под прикрытием "Садочка дружбы" продолжается, - СМИ 18:55
Мобилизированным в РФ не хватает спальных мест, еды, формы и денег, - ГУР 12:00
Путин планирует демонстративный подрыв ядерного оружия на границах Украины, – The Times 11:20
Россияне ударили иранскими дронами-камикадзе по Белой Церкви. Есть пострадавшие 08:36
больше новостей
БПЛА. Фото: defence-ua
Глава Киевщины предупредил об угрозе новых ударов дронами-камикадзе 17:30
ВСУ почти вплотную приблизились к северо-западной админгранице Луганщины, – Гайдай 10:13
Путин планирует демонстративный подрыв ядерного оружия на границах Украины, – The Times 11:20
Лукашенко подтвердил участие в войне против Украины 13:58
За прошедшие сутки оккупанты обстреляли 14 населенных пунктов Донецкой области 15:35
В Энергодаре оккупанты установили комендантский час с 20:00 до 6:00 18:50
Несмотря на "частичную мобилизацию" в России продолжают вербовать заключенных на войну 21:00
Российские оккупанты собираются держать оборону в Сватовской психбольнице, – Гайдай 21:30
Место аварии. Фото: t.me/andrii_nebytov
Водитель насмерть сбил двоих детей в Киевской области и пытался сбежать 21:43
Зеленский и Байден обсудили оборонную поддержку и санкции за попытку России аннексировать территорию Украины 01:18
больше новостей

ok