Интервью 2019-02-09T04:03:42+02:00
Українські Новини
Председатель Госпродпотребслужбы Владимир Лапа: если в декабре мы увидим, что фальсифицированной продукции в

Председатель Госпродпотребслужбы Владимир Лапа: если в декабре мы увидим, что фальсифицированной продукции в супермаркетах стало на 50% меньше, значит работа выполнена нормально

Председатель Госпродпотребслужбы  Владимир Лапа. Фото пресс-службы
Председатель Госпродпотребслужбы Владимир Лапа. Фото пресс-службы

Сегодня, 4 апреля вступил в силу Закон Украины "О государственном контроле за соблюдением законодательства о пищевых продуктах, кормах, побочных продуктах животного происхождения, здоровье и благополучии животных" (№2042). Этот документ Верховная Рада приняла еще 18 мая в прошлом году, но основная часть его положений вступает в силу именно сегодня. О том, что изменится в система контроля за безопасностью продуктов и насколько производители выполняют законодательство в этой сфере детальнее рассказал председатель Государственной службы по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей Владимир Лапа в интервью Українським Новинам.

В чем принципиальные отличия новой системы контроля безопасности пищевых продуктов?

У нас есть две возможности – плановый и внеплановый контроль. В части внепланового контроля, то есть по жалобе потребителей, который покупают пищевые продукты, к сожалению, ничего не поменяется. Там достаточно сложная процедура, которая предусматривает согласование даже с Министерством аграрной политики. И это может продолжаться 1-2 недели. Когда человек рассчитывает на то, что проверка уже должна была состояться, и уже есть результат, мы еще только получаем согласие на ее проведение. Это норма закона Об основах государственного контроля и надзора в сфере хозяйственной деятельности, и в этой части все остается без изменений.

В плановых проверках меняется подход. Что касается риск-ориентированного контроля, сейчас предусмотрено для объектов высокой степени риска проверку раз на 2 года, для средней степени риска – раз на 3 года, для низкого – раз на 5 лет. И, в принципе, это не соответствует ни европейской практике, ни практике других стран.

Мы проанализировали опыт наших литовских, датских коллег и пришли к выводу, что есть три базовых элемента, определяющих степень риска. Первый – это вид продукции, которым ты оперируешь: продукция животного происхождения – высокая, растительного происхождения – более низкая степень риска. Второй – это вид деятельности: производство представляет собой высокую степень риска, транспортировка – низкий. И третий элемент – это результат проверок. Если уже были выявлены несоответствия, то, соответственно, степень риска увеличивается. На основе этого формируется бальная система, и по баллам  определяется периодичность контроля. Это разработанный нами проект постановления, который опубликован для обсуждения и сейчас проходит согласование.

Этот документ предусматривает периодичность контроля от 1 раза в квартал и реже. Это первое принципиальное отличие нового закона. Второе – это возможность проведения мероприятий планового контроля без предупреждения, так как в обратном случае есть возможность подготовиться, и когда приезжает инспектор, все уже расчистили и все соответствует законодательству, а потом снова все становится, как и прежде.

Теперь есть возможность проверки без предупреждения, и, я думаю, она будет объективной. И третий блок, который мы внедряем изнутри, и закон предоставляет нам такое право – это осуществление видеофиксации. С 1 января территориальные органы уже обеспечены средствами видеофиксации, чтобы потом можно было разобраться, кто прав, а кто – нет, потому что я понимаю, что в связи с интенсификацией проверок волна поднимется достаточно серьезная.

Мы уже начали проверки, где-то с середины февраля, после того, как было обнародовано постановление Кабмина о перечне органов государственного надзора, на которые не распространяется мораторий. Кроме того, в этом году даже по закону "Об основах государственного контроля и надзора" сфера безопасности пищевых продуктов выведена из-под действия моратория, то есть, фактически уже за первый квартал этого года будут результаты. Я думаю, что мы ближе к 10 апреля аккумулируем и обнародуем информацию о результатах государственного контроля и надзора за 1 квартал. Фактически мы уже работаем за пределами моратория.

Много ли еще подзаконных актов необходимо принять для реализации всех положений закона?

У нас всего 29 приказов министерства и 11 постановлений и распоряжений Кабмина. Некоторые документы уже приняты, а одобрения некоторых мы ожидаем в течение следующих нескольких  недель. Еще есть блок внутренней организационной работы. Мы при поддержке проекта приближения законодательства в сфере санитарных и фитосанитарных мер (это технический проект Европейской Комиссии) уже в пилотном режиме эксплуатируем внутреннюю ІТ-систему проведения мероприятий государственного надзора и контроля, и на этой неделе закончится введение реестра операторов рынка в эту систему. Мы переходим на ведение реестра уже в рамках современных ІТ-решений, что позволит автоматически формировать план таких мероприятий в соответствии с теми критериями риска, которые будут утверждены. Постановление о критериях риска еще также на стадии доработки. Я думаю, в течение нескольких недель вся "нормативка", которая касается этого закона, будет принята.

Кроме того, пока что мы работаем по комплексному плану проверок, который размещен на сайте Государственной регуляторной службы, который необходимо будет откорректировать или согласовать с планом мероприятий государственного надзора и контроля по новому закону, который мы позже сформируем.

Я думаю, что эта внутренняя работа будет проведена, и ориентировочно месяца через 1,5-2 мы рассчитываем на то, что будем фактически осуществлять контроль по ному закону.

Хватает ли средств в бюджете страны на связанные с реализацией закона мероприятия?

В первую очередь это – инспекторская работа, а, значит – расходы на оплату труда. Мы обеспечены в соответствии с той предельной численностью, которая у нас есть. Кроме того, осуществляется индексация заработной платы, которая своими темпами даже несколько опережает уровень инфляции. Впрочем, большой очереди желающих работать, особенно в районах, нет. Откровенно говоря, даже среди молодежи, которая только что получила образование.

Мы интенсифицируем работу с университетами, чтобы "подтягивать" молодых людей, но фактически сейчас штат неукомплектован до полных штатных размеров, что позволяет нам за счет экономии средств на оплату труда выплачивать определенные надбавки и премии. Так, на уровне районов заработная плата в инспекторов в среднем составляет 6-7 тыс. гривен. Это не космическая сумма, но приличная. Ведь когда мы только начинали работать в службе, зарплата инспектора в районах была на уровне 1750 гривен. Понятно, что говорить о какой-то борьбе с коррупцией при такой оплате труда было чрезвычайно сложно.

Какие Вы видите последствия действия моратория? Насколько он ухудшил ситуацию в сфере безопасности пищевых продуктов?

Мораторий действовал с 2014 года по 2017 год. Отсутствие контроля и наказания расслабляет. Если тебя никто не контролирует, то для чего соблюдать те или иные нормы. Это неправильная логика, но она, к сожалению, присутствует в бизнес-среде. Но есть и сознательные бизнесмены, которые соблюдают законодательство, несмотря на отсутствие контроля. По моим субъективным оценкам, где-то 20-25% хозяйствующих субъектов с уважением относятся к законодательству. И вопрос не только в том, что это возможные последствия и штрафы. Все помнят историю об отравлении рыбой на рынке во Львове. Так вот, согласно решению суда на прошлой неделе, человек, который осуществлял реализацию, получил 2 года условно. Может это и не самое жесткое наказание, но здесь речь идет не только об административной ответственности, а, в случае массовых пищевых отравлений, и об уголовной ответственности.

Приблизительно половина предпринимателей смотрит, а будет мне что-то за это или нет. Я хотел бы надеяться, что эта категория операторов подтянет свои технологические процессы. И где-то 20-25% - это те "креативные" люди, которые будут всегда искать обход действующих норм. Это реалии. Наша задача – заставить их соблюдать законодательство.

Я могу сказать, что по результатам внеплановых мероприятий, которые мы осуществляли по жалобам граждан в прошлом году, проблемы есть. Они достаточно комплексные. Начиная от медосмотров – либо они не пройдены, либо куплены медицинские книжки, и так далее. По фактам вспышек в прошлом году – в 25-30% случаев речь идет о том, что приходит больной персонал, или больной человек в учебное или дошкольное заведение, и потом идет массовая вспышка.

Хотя в большей мере проблемы касаются отравлений пищевого характера И они самые разнообразные – инвентарь, недостаточное разделение сырья и готовой продукции, ведь не должны в одном холодильнике храниться сырье и готовая продукция; а также температурный режим при хранении и так далее. Ведь внеплановые мероприятия не показательные, потому как осуществляются лишь тогда, когда уже есть сигнал.

Как, по вашему мнению, количество жалоб соотносится с реальными масштабами нарушений, как много безосновательных жалоб?

Я считаю, что где-то до 30-40% жалоб можно считать необоснованными, по остальным мы находим нарушения. Но если человек считает, что права нарушены, мы обязаны проверить. Но есть также норма закона, которая предусматривает, что при несущественном нарушении, которое устраняется в ходе проверки, штрафные санкции не взимаются. Ведь конечная цель заключается не в том, чтобы предприниматель платил штрафы, а в том, чтобы он соблюдал требования законодательства. Хочу обратить внимание, что базовое требование закона "О безопасности и отдельных показателях качества", который был принят еще в 2014 году и вступил в силу с 2015 года, - это регистрация мощностей. Все операторы рынка пищевых продуктов должны зарегистрировать мощности. Это одна бумажка, заполнил форму и в течение 10 дней тебя вносят в реестр. Это свежее законодательство, поэтому и штрафы, соответственно, высокие. Так, если мощности не зарегистрированы, штрафные санкции достигают от 30 тыс. гривен для субъектов предпринимательской деятельности до 100 тыс. гривен для юрлиц, потому настоятельно рекомендую все просмотреть законы – и О государственном контроле (№2042), и закон О безопасности и отдельных показателях качества.

Вы можете  выделить категорию самых дисциплинированных игроков на рынке?   

Как правило, это крупные глобальные компании, которые дорожат репутацией, выходят на экспортные рынки, поэтому вынуждены соблюдать не только требования украинского законодательства, но и требования законодательства той страны, куда экспортируют – то есть, получается двойной контроль. Кроме того, у компаний с иностранным капиталом своя политика менеджмента качества, и в некоторых случаях их внутренние нормы даже жестче, нежели нормы отечественного законодательства.

Остаются ли еще, по Вашему мнению, "слабые" места в плане коррупционных рисков?

Я согласен со словами одного из бывших грузинских премьеров, о рецепте борьбы с коррупцией. Первое – это прозрачное регулирование, второе – это достойные зарплаты и третье - неотвратимость наказания. Ситуация с зарплатами постепенно улучшается, в этом плане я не так пессимистично смотрю в будущее, как даже полтора-два года назад. Да и общая политика в стране в отношении оплаты труда госслужащим будет продолжаться.

Прозрачное регулирования в некоторой степени и от нас зависит. Когда видим какие-то моменты – исправляем. Например, сейчас на доработке усовершенствование порядка проведения арбитражных фитосанитарных процедур – с видеофиксацией и забором трех образцов, чтобы хозяйствующий субъект не имел никаких претензий к результатам лабораторных исследований. Ведем диалог с бизнесом на предмет того, что при экспорте идет двойной контроль – сначала официальный врач на предприятии, где есть продукция животного происхождения, потом региональная служба контроля на границе.  Работаем, чтобы снять эти проблемные места на уровне законодательства.

Третье направление - неотвратимость наказания - это уже работа силового блока. Даже если посмотреть на новости за прошедшую неделю, была информация о подозрении в получении взяток. Я вижу, что такая работа проводится нашими коллегами и с МВД и СБУ достаточно активно, и я надеюсь, что это также будет влиять на сознание инспекторов.

Каких еще изменений следует ожидать до конца года?

Мы начинаем работать с экспертами проектов технической помощи над подзаконными актами к закону "О безопасности и гигиене кормов". Он был принят в декабре прошлого года. Там достаточно длительный переходный период - 2 года, но, согласно плану действий, все нормативно-правовые акты к этому закону должны быть одобрены к концу года. Переходный период настолько длительный потому что коренным образом меняется система регистрации. Если сейчас необходимо регистрировать все корма, то мы переходим к европейской системе регистрации кормовых добавок. То есть, если ты производишь корм, содержащий в себе только зарегистрированные кормовые добавки, рецептуру ты уже можешь менять и не регистрировать дополнительно каждую отдельно взятую рецептуру корма. Это уменьшает и финансовую, и регуляторную нагрузку на бизнес.

К тому же, производители, как правило, используют ходовые добавки, поэтому если кто-то уже зарегистрировал, то каждый раз отдельно другим производителям кормов не надо будет регистрировать. Но в этом вопросе предусмотрена возможность признания эквивалентности с другими странами, и для тех стран или объединений стран, по которым признается эквивалентность, действует упрощенная система регистрации на основе тех регистрационных удостоверений, тех материалов, которые есть в этих странах. Это приоритет на уровне подзаконных актов. На уровне законов мы проводим достаточно интенсивные рабочие коммуникации с бизнесом по согласованию редакции закона об информации для потребителей относительно свойств пищевых продуктов, который зарегистрирован в парламенте, уже рассматривался и был направлен на доработку в аграрный комитет.

Надеюсь, в формате рабочей группы в аграрном комитете за неделю-две или три будет возможность зарегистрировать уже доработанную редакцию и двигаться в направлении одобрения. Он касается многих очень важных для потребителей моментов, например, когда мелким шрифтом печатают информацию о содержании продукции, которую никто прочитать не может, и другие моменты. И дальше в наших приоритетах - изменения или, возможно, новая редакция закона о ветеринарной медицине, который также будет адаптирован к требованиям европейских регламентов. Я думаю, что техническая работа до конца первого полугодия будет завершена, и будет возможность рассмотреть этот законопроект уже во 2 полугодии. Также в работе новая редакция документа, регулирующего условия импорта продукции животного происхождения и многое другое. В целом это около 60 документов в работе в соответствии с планом действий правительства на выполнение соглашения об ассоциации с ЕС только на этот год.

Какие можете еще привести примеры случаев неправильного толкования информации, поступающей от службы, и мифов вроде полного запрета продавать домашнее мясо или молоко?

Есть такой общий миф, что у нас все плохо и продукция не соответствует требованиям. Частично он имеет право на существование. Я думаю, что здесь вопрос, прежде всего, в фальсификации продукции. Действительно, есть не единичные случаи, когда продукция, которая не должна содержать растительных масел, содержит их. И никто не запрещает производить такую ​​продукцию, но ты должен написать, что это не масло, а спред, и не вводить в заблуждение потребителя, который рассчитывает, что это масло. Это издевательство над потребителем. И мы акцентируем работу наших территориальных органов, чтобы и в рамках мероприятий государственного контроля, и в рамках мониторинговых исследований, которые мы начали проводить в прошлом году и продолжим в этом, уделять внимание этим вопросам.

Уже действующий закон поможет бороться с таким явлением?

В части проверок без предупреждения - так. Если у тебя на складе пальмовое масло, которого не должно быть в заявленной продукции, и ты ее не успеваешь вывезти, то ты уже ее никуда не спрячешь.

У меня простой подход - если в декабре мы зайдем в супермаркеты и увидим, что этой продукции стало на 50% меньше, значит, работа выполнена нормально. А если мы приходим, и ситуация не изменилась, значит мы не совсем корректно относимся к выполнению поставленных перед нами задач.

 

Больше новостей о: Госпотребзащиты Владимир Лапа

Архив
Новости

ok