Интервью 2018-11-19T04:03:51+02:00
Українські Новини
Ассоциация производителей молока: в Израиле молоко, которое мы классифицируем как экстра, считается непригодны

Ассоциация производителей молока: в Израиле молоко, которое мы классифицируем как экстра, считается непригодным

Українські Новини взяли интервью у аналитика и вице-президента Ассоциации производителей молока. Фото: avm
Українські Новини взяли интервью у аналитика и вице-президента Ассоциации производителей молока. Фото: avm

В начале года активные обсуждения вызвал возможный запрет промышленной переработки для молока 2 сорта. Повысить качество используемого сырья Украина должна принять в рамках имплементации европейского законодательство. Ранее предполагалось, что соответствующая норма будет действовать уже с 2018 года, но позднее договорились отложить это решение, предположительно на полгода. Но премьер-министр Владимир Гройсман и Министерство аграрной политики и продовольствия поспешило успокоить население, заявив, что никто никаких запретов вводить не собирается.

Тем не менее, сохраняется объективная необходимость повышать качество сырья для производства молочных продуктов, а также выполнить обязательство перед ЕС и привести свои стандарты в соответствие с европейскими нормами.

Об общем количестве заготовляемого в Украине молока, качестве продукции, доле высококачественного сырья, ситуации с поголовьем скота и о своем отношении к идее развивать кооперативы "Українським Новинам" рассказали аналитик Ассоциации производителей молока (Асоціація виробників молока – АВМ) Яна Музыченко и вице-президент ассоциации Анна Лавренюк.

Сколько сейчас в Украине производится молока в год? Изменились ли общие объемы и структура поставщиков сырья для переработки в 2017 году?

Я.М. Мы считаем, что год для молочной отрасли закончился неплохо - мы увидели рост производства молока в промышленном сегменте на уровне 2%. Предприятия в этом году обеспечили 2,8 млн тонн сырья. 7,5 млн тонн молока обеспечили хозяйства населения. Здесь же наблюдается падение объемов на 1,5%. Так, производство молока практически не изменилось – общий вал сократился на 0,5% и составил 10,4 млн тонн.

Но, естественно, не все молоко идет на переработку. Так, из общего объема на перерабатывающие предприятия поступает порядка 4 млн тонн в год. Все данные еще не консолидированы, но мы можем говорить о том, что по итогам 3 кварталов 3 млн тонн молока поступило на переработку, из которых 2 млн тонн обеспечил промышленный сегмент, а 1 млн тонн - хозяйства населения. Конечно, промышленное сырье сейчас более качественное и лучше отслеживается, как, соответственно, и продукция из него.

Сколько, по вашим данным, у нас есть сырья, подпадающего под определение "2 сорт"?

Я.М. В структуре сырья, поступающего на переработку, на 2 сорт приходится 34%. Именно хозяйства населения обеспечивают наибольшую часть такого сырья. От промышленного сегмента поступает лишь 9% на переработку молока 2 сорта.

На производство какой продукции сейчас идет второсортное сырье?

Я.М. Дело в том, что оно при поступлении на переработку дополнительно очищается и доводится до нужной сортности, и в целом может идти на производство сыра, масла, сухого молока, но с ним нужно работать, а для переработчика это дополнительные затраты, и они отражаются на себестоимости. Так, при доочистке молока на бактофугах часть молока еще и теряется.

Какая разница в цене на сырье класса экстра и второсортное была в прошлом году?

Я.М. Средняя цена на молоко экстра сорта в 2017 году составила 8,99 гривен, а второго сорта — 5,50 гривен.

Какая ситуация с поголовьем на молочных фермах, предприятиях и в сегменте хозяйств населения?

Я.М. Поголовье продолжает сокращаться, и это касается как промышленных хозяйств, так и хозяйств населения. Общее поголовье сократилось на 2,1% за 2017 год и в настоящее время в Украине насчитывается 2,064 млн голов дойного стада, из них в промышленном сегменте - 466 тыс. голов, что на 3,7% меньше, чем в 2016 году. А в хозяйствах населения поголовье сократилось на 1,7% до 1,597 млн голов. При этом мы видим, что примерно 26% всего молока производится в промышленных хозяйствах.

Как вы классифицируете молочные хозяйства промышленного сегмента? Каковы масштабы среднестатистического хозяйства, занимающегося молочным животноводством, и на сколько большие фермы есть в Украине?

А.Л. Если их разделить по размеру, по количеству поголовья, то есть небольшие - 50-200 голов дойного стада, средние, которые насчитывают 200-600 голов, и крупные.

Экономически целесообразным и рентабельным производство молока может быть при содержании от 50 голов. В Украине больше всего хозяйств среднего размера – так, более 50% хозяйств содержат ориентировочно 400-500 коров.

Но предприятия также можно разделить по производительности. В среднем по стране по итогам 2017, по данным Госстата, надои составили 5,666 тыс. кг на корову в год. В нашу ассоциацию (АВМ) входит 140 хозяйств в 22 областях. Так вот по хозяйствам ассоциации мы выходим на цифру более 6,5 тыс. кг молока на 1 корову в год. Но не стоит забывать, что есть предприятия, которые получают и менее 6 тыс. кг, а есть и те, которые уже пересекли отметку в 11 тыс. кг! А это очень хороший показатель, на уровне эффективных предприятий в других странах.

Анна Лавренюк.Анна Лавренюк.

Есть ли предприятия, по данным ассоциации, которые двигаются в направлении не сокращения, а наращивания поголовья?

Я.М. Мы проводили опрос, в котором были задействованы около 300 респондентов, и среди них около 55% хозяйств планируют работать над расширением, улучшением деятельности, из которых 40% планируют увеличивать стадо. В частности, среди хозяйств АВМ наращивать поголовье будут ООО "Дзендзелівське" и ООО "Кищенці" (Черкасская область). И они нацелены именно на производство молока сорта экстра, нехватка которого ощущается на рынке. Да и предприятия понимают, что цена на него выше. До недавнего времени у нас была практика, когда цена зависела в первую очередь от объемов, которые предприятие готово обеспечить. Сейчас акценты смещаются на контроль и качество, прослеживаемость продукта, и появилась ощутимая разница в цене, скажем, между молоком высшего сорта и экстра, а ведь затраты на получение этих сортов существенно отличаются.

Мы считаем, что в 2018-2019 годы отрасль будет демонстрировать прогресс, и хозяйства будут активно развиваться – достраивать корпуса и увеличивать поголовье. Такие предприятия расположены в центральном регионе - Черкасская, Киевская области, но также и в Черниговской, Херсонской, Харьковской областях.

Тем не менее, есть доля и тех, кто рассматривает полный выход из бизнеса, и таких - 6% среди опрошенных. Но это, как правило, те, у кого невысокая эффективность, которые понимают, что с каждым годом требования к бизнесу растут, а маржинальность сокращается, а у них нет доступа не только к инвестициям, а и к качественным кадрам. Это одна из насущных проблем - нехватка специалистов, которые бы на высоком уровне обслуживали предприятие. Мы в ассоциации также запускаем несколько образовательных проектов, в том числе создание центров для стажировки студентов последних курсов или переквалификации и ее повышения для ветеринарных врачей.

Как эти тенденции отразятся на общем количестве поголовья в ближайшем будущем? Стоит ли ожидать роста? Премьер-министр Владимир Гройсман и вовсе ожидает 11%-го увеличения поголовья уже в этом году.

Я.М. Ожидать следует, скорее, снижения самих темпов сокращения, которые сейчас составляют 3% в год. А говорить о росте, мы считаем, пока преждевременно. Надо, чтобы прошло лет 5, и если тенденция сохранится, уже тогда, возможно, будем говорить об увеличении поголовья.

Ведь многие предприятия планируют повышать производительность, и при сохранении количества поголовья работать с качественными показателями – повышать эффективность коров, увеличивать надои.

Чего ожидаете от государственной поддержки отрасли? Как относитесь к предложениям правительства и как оцениваете порядок распределения средств в рамках госпрограмм?

А.Л. На самом деле любые механизмы государственной поддержки в мире малоэффективны для стимулирования именно эффективного производства. Есть ореол вокруг того, что на животноводство выделены в этом году очень большие суммы, но мы с осторожностью относимся к этому. За прошедшие годы у государства накопилась задолженность перед предприятиями, которые принимали участие в соответствующих программах, к тому же не маленькая.

Кроме того, процедуры получения дотаций до сих пор до конца не определены и имеют ряд недоработок. Например, в ряде программ для поддержки агросектора, где предусмотрены компенсации части кредита и процентов по кредиту, смогут участвовать только те банки, которые подписали меморандум с Министерством аграрной политики и продовольствия.

Мы считаем, что программа поддержки животноводства, на которую Кабинет министров направил 4 млрд гривен, не будет стимулировать новое строительство, а только приведет к повторению прошлогодней ситуации, когда наибольшую часть средств получили крупные агрохолдинги, которые как раз гораздо меньше средних и малых игроков нуждались в помощи.

Неэффективным механизмом государственной поддержки станет также программа частичной компенсации стоимости приобретенной сельхозтехники отечественного производства, финансирование которой правительство в 2018 году увеличило до 945 млн гривен с 550 млн гривен в 2017 году. В 2017 году сельхозпроизводители использовали только 130 млн гривен. Общая стоимость отечественной техники, закупленной аграриями в прошлом году, составила 1,6 млрд гривен, и рост закупок в 2018 году не ожидается.

Самой понятной, прозрачной и эффективной программой и наименее зарегулированной была так называемая квази-аккумуляция НДС, действовавшая в 2017 году. Аграрные ассоциации разработали усовершенствованный порядок выплаты дотации и направляли официальным письмом в Минагрополитики. За основу предлагалось использовать только обязательства, возникшие в связи с реализацией продукции льготных видов сельхоздеятельности, а также ограничить полученную в течение года дотацию суммой 150 млн гривен на 1 хозяйство. Такой подход уравнял бы возможности всех претендентов на получение бюджетной дотации, в частности, хозяйства со значительной долей растениеводства в структуре производства или тех, кто инвестирует в реконструкцию животноводческих комплексов. Но правительство, вместо того чтобы учесть советы агропроизводителей и доработать схему выплат, полностью отказалось от идеи квази-аккумуляции НДС и сделали шаг назад к программам поддержки, работающих в ручном режиме.

Очевидно, что нам все равно предстоит отойти от таких понятий, как 2 класс молока, и от его использования. Как это сделать, чтобы и социального напряжения не было, и у переработчиков не было дефицита сырья?

А.Л. Весь шум вокруг молока от хозяйств населения возник в начале года из-за неправильной трактовки нормативно-правовых актов. Это изменения в ДСТУ 3662 и проект приказа Минагрополитики о гигиене молока-сырья, где речь шла об ограничении приема молока 2 сорта на переработку в пищевой промышленности, в то время, как 2 сорт сдают в основном хозяйства населения. Но лишь 30% молока, которое обеспечивают хозяйства населения, идет на переработку. Остальное идет на потребление и реализацию на базарах.

И надо говорить о еще одной проблеме – стихийные рынки. Ведь продукция в сетях имеет определенные гарантии. А вот если потребитель рискует покупать молоко, отследить всю цепочку производства, которого невозможно, и нельзя быть уверенным в том, в каких условиях получен был этот продукт, как и гарантировать его безопасность, то это уже вопрос к потребителю.

Нигде больше в мире не осталось такого рудимента, как 2 сорт молока. В большинстве стран ЕС решение о стандартах параметров безопасности молока, которое допускается на переработку, было принято в один момент. У нас же переходный период длится с момента подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. При этом министерство не исключает отсрочки вступления в силу соответствующих требований и в дальнейшем, о чем было объявлено. Это путь в никуда. Да, есть опасения, каковой будет судьба хозяйств населения. Но речь не только о социальном вопросе, а и о безопасности наших потребителей и здоровье нации. Обсуждаемый сейчас стандарт молока класса экстра – 100 тыс. клеток микроорганизмов и 400 тыс. соматических клеток на литр молока – это не самые строгие требование в мире. В большинстве стран ЕС норма бакзагрязненности молока в 2, а то и в 3 раза выше. А в Израиле, к примеру, то молоко, которое мы классифицируем как экстра (100/400), и вовсе не принимается, так как считается непригодным.

Кроме того, производителям следует помнить, что цена на молоко-сырье и цена на готовый продукт в Украине зависит также от экспортных возможностей страны. Если мы не будем способны на внешних рынках доказать свой авторитет и то, что производим действительно безопасный продукт, о том, чтобы удержать хорошую цену, не может быть и речи. Также следует говорить о возобновлении доверия украинского потребителя к молочному продукту, так как 2017 год отметился антитрендом по потреблению в Украине - 177 кг на 1 человека в пересчете на молоко. Это исторический минимум за все годы независимости при физиологичекской норме около 400 кг.

Каким вы видите для Украины сценарий перехода на высококачественное сырье? Что делать в сложившейся ситуации?

А.Л. Если говорить о приусадебном сегменте, то там катастрофически не хватает знаний о том, как получить качественное молоко. Если корова здоровая, получала правильное лечение, соблюдены сроки полного выведения ветпрепаратов в случае применения таковых, и корова содержится в комфортных условиях, то она априори дает молоко класса экстра. Испортить его можно, не соблюдая санитарно-гигиенические нормы при доении – грязные руки, тара для доения, подстилка, плохо вымытое вымя, а также в процессе хранения.

В первые часы после доения молоко имеет бактерицидную способность придержать развитие бактерий, поэтому его надо сразу охладить до 4-6 градусов, чтобы не дать бактериям расти, и в течение 24 часов доставить на переработку.

Правила санитарии и гигиены в ходе доения и зачем это нужно, - все это населению надо рассказывать. Кто-то до сих пор может обмывать вымя молоком, потому что "так прабабушка делала", а того, что это лишь усугубляет ситуацию с бактериями, они не знают. Хозяйства находятся в состоянии "я не знаю, что я этого не знаю". Необходима глобальная просветительская работа. Эту функцию на себя могут взять ОТГ, кооперативы, но самостоятельно процесс не пойдет.

Как относитесь к идее объединения в кооперативы? Есть мнение, что далеко не все будут охотно это делать, проводя параллели с колхозами.

А.Л. К кооперативам действительно есть определенное недоверие у части людей, которые проводят параллели с колхозами, помня, как те образовывались, и даже назывались кооперативами. Генетически у нас заложено недоверие к таким формам работы. Европейцы этого не поймут, у них не было колхозов, раскулачивания, и они постоянно твердят, что единственным эволюционным путем развития отрасли является создание кооперативов для балансирования рынка, и они не понимают, почему мы не объединяемся, чтобы иметь более низкую себестоимость, более сильное влияние на рынок и выгодную цену.

Но мы от этого никуда не денемся – в странах Балтии, на пример, также сейчас идет процесс и активно создают сельхозкооперативы.

Но как показывает практика, то, что внедряется сверху, а не является решением самой общины, которая сознательно хочет извлечь выгоды, не дает хороших результатов. У нас есть позитивный опыт создания семейных молочных ферм, когда 1-2 семьи содержат вместе 20-50-70 коров. Есть хорошие примеры по созданию пунктов заготовки молока. За этим может быть будущее, если станут действительностью ожидания в отношении программ поддержки фермерства и заявленные средства пойдут на соответствующие цели (1 млрд гривен).

Наверное, 2018 год, несмотря на турбулентность в законодательном поле, будет хорошим шансом для возрождения движения по созданию семейных ферм и, возможно, кооперативов. Но инициатива должна исходить от людей – насаждение ничего не даст.

Каковы ваши прогнозы по рынку молока на текущий год?

Я.М. О глобальных прогнозах говорить тяжело, Украина достаточно зависима от экспортных возможностей, и ценообразование зависит от этого фактора. На внутренний рынок полагаться смысла нет, основной акцент делается на экспорт. Когда ситуация на мировом молочном рынке начала активно развиваться – с августа 2016 года по сентябрь 2017 года, - цены росли, в том числе на масло, Украина начала активно экспортировать этот продукт. Мы вошли в ТОП 2 поставщиков масла в Европу, чем засвидетельствовали свое соответствие их нормам и создали себе позитивный авторитет на мировом рынке. Но сейчас ситуация изменилась – с 4 квартала 2017 года поменялись направления и тренды на мировом рынке, цены снижаются, это же наблюдаем и на внутреннем рынке. Экспорт сократился, по крайней мере, в денежном исчислении.

Так, если в конце 17 года мы могли экспортировать масло по $6/кг, то сейчас это порядка $4-4,5/кг.

Если учесть прогнозы аналитиков, то они не очень утешительные для 1 квартала этого года – они говорят о дальнейшем снижении цен.  О ситуации в Украине говорить пока тяжело.  

Яна Музыченко.Яна Музыченко.

На сколько, по вашему мнению, внутреннему рынку угрожает импорт?

Я. М. Мы являемся нетто-экспортером молочных продуктов, и я думаю, что мы удержим эту позицию в ближайшие годы. Импорт увеличивается лишь в категории сыров, и по ним как раз сложилась ситуация, когда импорт превысил экспорт. Но здесь причиной является лишь расширение ассортимента продукции в торговых сетях, которые хотят предложить более широкий выбор потребителю. Так, сыры завозились из Европы – Польши, Франции и других стран, и это в основном те сорта, которые в Украине не производятся или их производится очень мало.

Как остро стоит проблема продуктов, содержащих растительные жиры? Есть ли данные о том, сколько таких продуктов есть на рынке?

А.Л. По данным Госстата, производство спредов в прошлом году составило 23,7 тыс. тонн, а молокосодержащих продуктов – 141 тыс. тонн. При этом, есть еще значительная часть фальсификата, которого никто не отслеживает.

Это проблема для украинского молочного рынка. Но дело еще в покупательской способности и в спросе населения. Тем не менее, соответствующий закон не принят, влиять на недобросовестных переработчиков тяжело. Законопроект о молоке, молочных и молокосодержащих продуктах призван информировать потребителей о том, что именно содержится в каждом конкретном продукте, который он собирается купить. Если есть растительные жиры, они должны быть прописаны. Если в молочном продукте растительные жиры превышают допустимые нормы, это вообще не должно поступать в продажу. Те, кто не написали на упаковке о содержании растительных жиров при присутствии таковых, фальсифицируют продукт.

Законопроект проходил комитетские слушания, его живо и остро обсуждали как с представителями ассоциации, так и с переработчиками и представителями министерства.

Но на повестке у нас, как кажется на первый взгляд, более важные вопросы – оборот сельхозземель, проблемы с налогами, блокирование налоговых накладных и так далее. Все это рассеивает внимание. Но мы уверены, что на фоне вступления в силу изменений по ДСТУ 3662:2015, приказа о гигиене молока-сырья, а также закона о возобновлении государственного контроля производства пищевой продукции и кормов, встанет вопрос о таком законе, который даст возможность контролировать производство молока и отслеживать фальсификат на рынке. Очевидно, в 2018 году мы вернемся к этому вопросу.

Больше новостей о: Интервью Молоко Производство

Архив
Новости

ok