Интервью 2019-02-16T04:03:54+02:00
Українські Новини
Руководитель Офиса КНП Евгений Бамбизов: потери от введения налога на выведенный капитал могут составить около

Руководитель Офиса КНП Евгений Бамбизов: потери от введения налога на выведенный капитал могут составить около 80 млрд гривен, а то и больше

Евгений Бамбизов. Фото: пресс-служба
Евгений Бамбизов. Фото: пресс-служба

В 2017 году Офис крупных налогоплательщиков ГФС собрал 55-57% от всех поступлений по Украине. На этот год планируется достигнуть показателя в 60%. О налоговой эффективности крупного бизнеса, доначислениях неуплаченных налогов, обысках в "Киевстаре" и налоговых долгах "Укрнефти" Українські Новини поговорили с руководителем Офиса крупных налогоплательщиков Государственной Фискальной Службы Евгением Бамбизовым.

Количество крупных налогоплательщиков на этот год сократилось на 1 230 предприятий до 1 364 предприятий. Это много или мало? Какое оптимальное количество их должно быть?

Оптимальное количество крупных налогоплательщиков в нашем офисе должно составлять около 900 плательщиков. Благодаря активной работе в 2017 году с налоговым комитетом удалось провести изменения в Налоговый кодекс относительно критериев крупных плательщиков. На сегодняшний день остаются два критерия, как и было ранее (объем полученного дохода и сумма уплаченных налогов). Нам удалось поднять объем доходов для крупных плательщиков от 50 млн евро и объем выплачиваемых налогов приравнять к 1 млн евро. Я полагаю, что на сегодняшний день это наиболее актуальные показатели, поскольку предыдущие показатели разрабатывались при введении Налогового кодекса в действие. Они изрядно устарели.   Благодаря пересмотру критериев нам удалось сократить число крупных налогоплательщиков до 1,3 тыс., что существенно сказалось на нагрузке наших специалистов. Мы избавились от тех плательщиков, которые попадали к нам на обслуживание по результатам одной или двух транзакций. Теперь Офис КНП сможет более качественно сопровождать этих плательщиков за счет высвобожденного временного ресурса. Ожидаем только положительный эффект. В поступлениях Офис КНП не теряет ничего. За счет качества обслуживания планируем даже увеличить сборы в этом году. В прошлом году мы собирали 55-57% от всех поступлений по Украине. На этот год есть амбициозная цель - достигнуть 60% от объема всех сборов в стране.

Налоговая эффективность крупного бизнеса значительно выше среднего и малого бизнеса в Украине. Стоит ли пересмотреть ставки налогов именно для крупного бизнеса для более эффективного наполнения бюджета?

Я полагаю, что в Украине проблема не в ставках налогов, а в добросовестности уплаты налогов по этим ставкам. Что касается эффективности крупного бизнеса, то есть интересная статистика. В целом в Украине зарегистрированы 1,5 млн юридических лиц и порядка 2 млн физлиц плательщиков налогов. Если наши 1,3 тыс. плательщиков обеспечивают 57% налогов, то оставшиеся - 43%. Эффективность крупного бизнеса в разы выше остальных, поэтому и был создан Офис крупных налогоплательщиков.

Необходимо ли принятие налога на выведенный капитал? Или все же лучше оставить налог на прибыль?

Мы провели уже не одну встречу и с нашими предприятиями, и с ассоциациями, в которые они входят, с ЕБА (Европейская Бизнес Ассоциация), с АСС (Американская Торговая Палата). Я бы осторожно подходил к вопросу введения налога на выведенный капитал. Первое: у нас в 2017 году были беспрецедентные темпы роста по декларированию налога на прибыль крупными налогоплательщиками. Объем декларирования вырос на 46% по сравнению с 2016 годом. Что касается уплаты, то мы превысили уровень 2016 года к 2017 на 30%. Это серьезные деньги. Поэтому расчеты, которые приводят некоторые эксперты, о том, что потери могут составлять около 20-30 млрд гривен, не совсем правдоподобны. Если такие темпы роста по декларированию и уплате налога на прибыль будут сохраняться, то потери могут составить около 80 млрд гривен, а то и больше.

Второе: многие эксперты и специалисты, которые активно пытаются лоббировать внедрение налога на выведенный капитал забывают, что налогу на выведенный капитал придется заменить собой два других налога. Не только налог на прибыль, но и налог на выплату доходов нерезидентам, так сказать, налог на репатриацию. Почему-то об этом никто не вспоминает. Между тем, крупный бизнес платит около 5 млрд гривен в год только налога на репатриацию.

Третьим аргументом является то, что на сегодняшний день вопросы двойного налогообложения четко регламентированы они закреплены в конвенциях об избежании двойного налогообложения. Это огромный пласт международных отношений, который, к сожалению, тоже должен быть пересмотрен в случае введения нового налога.

Остается открытым вопрос по убыткам, которые потерпят все крупные налогоплательщики. Мы понимаем, что часть убытков были созданы в целях  оптимизации налогообложения. Но огромная часть убытков образовалась действительно вследствие инвестиций или получения кредитов для развития бизнеса. В результате девальвации национальной валюты предприятия получили огромные убытки. Все эти убытки тоже будут аннулированы. Рисков введения налога на выведенный капитал очень много. Хотя, конечно, надо признать и очевидные плюсы. Здесь необходимо принять взвешенное решение. Готовы ли мы идти на серьезные потери в наполнении госбюджета, есть ли компенсаторы и не лягут ли они дополнительной нагрузкой на плечи налогоплательщиков?

Минфин говорит, что необходимо искать не компенсаторы, а пути экономии госсредств.

Сказать, что нужно экономить, проще, чем определить статьи расходов, по которым необходимо будет урезать затраты. Использование бюджетных средств – это больше вопрос к Кабмину, чем к ГФС.

Евгений Бамбизов. Фото: пресс-службаЕвгений Бамбизов. Фото: пресс-служба

В декабре стало известно, что Офис доначислил 800 млн гривен налогов ЗАлКу. Назовите еще подобные случаи в прошлом году и общую сумму доначисленных налогов.

В прошлом году был целый ряд достаточно успешных проверок крупных предприятий и общая сумма доначисления по крупным налогоплательщикам составила около 14 млрд гривен, из которых 6,5 млрд были подтверждены судами различных инстанций. Эффективность достаточно высокая. Также Офис активно работал в предыдущем году в сфере трансфертного ценообразования. Это новый вопрос для Украины. В рамках проверок ТЦО были достаточно серьезные начисления по "Арселор Миттал Кривой Рог" - около 65 млн гривен.

Мы серьезно проверяли сети, реализующие нефтепродукты. Я думаю, вы слышали, что были начисления по предприятиям "Стейт Ойл", которые входят в компанию БРСМ. 2,4 млрд гривен мы доначислили и на сегодняшний день прошли все три судебные инстанции и отстояли свою правоту в судах. 

Также достаточно серьезные доначисления, которые подтверждены судебными решениями, были в части начисления пени по невозврату валютной выручки – это известное предприятие "Росава". Доначисление составило более 1 млрд гривен, которое также подтверждено судами. По Энергоатому 1,5 млрд гривен мы отстояли в судах в предыдущем году.

Довольно много имеем дел, по которым успешно отстаиваем позиции в судах. 

Вы вспомнили о бывшей управляющей компании сети заправок БРСМ-НАФТА ООО "Стейт Оил". Офис доначислил ей 2,4 млрд грн за уклонение от уплаты налогов. Как только это произошло, компания тут же перестала управлять сетью АЗС. Поскольку эта компания не обладает имуществом, сопоставимым по стоимости с ее долгом, какой шанс на компенсацию этой суммы в госбюджет?

Нами неоднократно вносились предложения по изменениям в Налоговый кодекс о том, чтобы если все-таки госорган имеет денежные претензии к юридическому или физлицу, у него была бы возможность заморозить движение активов до выяснения вопроса. Я думаю, что наши парламентарии должны услышать здравый голос и принять это решение. Сейчас мы силимся догнать уходящий поезд. В случае с БРСМ мы пытаемся взыскать деньги со счетов этого предприятия, у которого на сегодняшний день осталось активов всего на 9-10 млн гривен. Все остальное успешно выведено.

Дело по факту неуплаты около 2,4 млрд гривен налогов "Киевстаром". Дело старое. Появились ли новые подробности? На какой стадии оно находится?

Непосредственно данное уголовное производство находится в компетенции налоговой милиции Офиса КНП. Чем был вызван обыск в "Киевстаре"? На обращение следствия в "Киевстар" по поводу предоставления документов компания ответила отказом. Мы не смогли получить ряд документов, которые были необходимы для проведения экономической экспертизы в рамках уголовного дела. В связи с этим следователем было принято решение по поводу проведения обысков на предприятии. Обыск проходил достаточно цивилизованно, никаких "масок-шоу" не было, мы получили все необходимые документы. Дело действительно старое, но оно довольно резонансное из-за взаимоотношений "Киевстара" с фиктивными контрагентами, по которым есть соответствующие приговоры суда. Следствие продолжается. О его результатах мы обязательно оповестим общественность. Как скоро это может быть, пока не могу сказать.

Какой на последнюю отчетную дату налоговый долг "Укрнефти"? Компания говорит, что 11,5 млрд грн, данные ГФС - около 13,8 млрд. Чем объясняется такая разница? На днях "Укрнефть" также выдвинула свое видение этого и обвинила ГФС в том, что служба "практиковала самостоятельное зачисление текущих рентных платежей от компании в погашение налогового долга прошлых периодов, а также противоправно насчитывала 20% штрафа к сумме долга, что приводило к искусственному увеличению размера налогового долга". Как вы можете это прокомментировать?

К сожалению, мы с предприятием "Укрнефть" ходим по кругу, и обсуждение одних и тех же вопросов на разных уровнях и министерствах не приводит ни к какому результату. Я не знаю, почему так происходит. Может, вследствие недостаточной компетентности юристов "Укрнефти". Как возникла проблема?

История вопроса уходит в 2014 год. Предыдущий менеджмент "Укрнефти" по какой-то причине решил, что ставки рентных платежей не соответствуют  внутреннему видению компании, и просто перестал их уплачивать. В связи с этим образовался первичный долг. В 2015 году долг увеличился, поскольку при неуплате возникает штрафная санкция и пеня. В результате чего долг стал расти достаточно активно.   После смены менеджмента в компании решили, что старые долги относятся к предыдущему руководству, и  что текущая уплата регулярных платежей должна идти не в погашение старых долгов, а закрывать текущую декларацию. Но существует четкая норма Налогового кодекса – это 87 статья, которая  определяет хронологию зачисления платежей. Сначала гасятся старые долги, а потом текущие платежи. Руководство "Укрнефти", считает эту норму кодекса неприменимой к их предприятию. Они пытаются повлиять на зачисление этих налоговых платежей и на изменение суммы налогового долга и суммы санкций. В четверг, 18 января, было совещание у вице-премьера Владимира  Кистиона, на котором мы обсуждали этот вопрос.

Предприятие выходит с альтернативным предложением предоставить им рассрочку, при этом по их расчетам рассрочка нужна на 5 лет минимум. К сожалению, у нас предоставление рассрочек регламентировано сотой статьей Налогового кодекса, согласно которой погашение рассрочки должно проходить на протяжении 12 месяцев.   Возможно ли списание пени и штрафов?   Списание пени и штрафов возможно лишь в одном случае – в случае инициации процедуры банкротства предприятия. Эта процедура предусматривает списание. Процедура банкротства не начата, этот вопрос в другом ракурсе рассматривать невозможно. Неоднократно мы сообщали предприятию, но у них есть свое видение по выходу из ситуации.

Допускаете ли вы банкротство "Укрнефти" и принудительную реализацию ее имущества для погашения налогового долга?

Дело в том, что "Укрнефть" со своими долгами входит в достаточно сложную ситуацию, поскольку на сегодня они не могут получить новые  разрешения на добычу. Новое разрешение на добычу не выдается в случае наличия у предприятия долгов по рентным платежам. Такая ситуация может привести к полной остановке предприятия и по сути к невозможности его дальнейшей работы.   Мы можем пройти по "Укрнефти" точку невозврата, после которой реанимировать или запустить его уже будет невозможно. Что касается реализации активов предприятия – я считаю, что у него есть акционер в лице "Нефтегаза", и он должен иметь конкретный план по выходу из кризиса по данному вопросу. Насколько акционер будет заинтересован в управлении "Укрнефтью", такой результат и получим.

Реализовывать отдельно активы "Укрнефти" нецелесообразно, поскольку компания является единым целостным имущественным комплексом. У нее есть активы в виде дебиторской задолженности, которые мы пытаемся описать и погасить ими долг компании. Но на сегодня мы снова столкнулись с проблемой описи, поскольку компания не предоставляет полный реестр дебиторов.

Вопрос о газе в хранилищах, которого по факту нет. В октябре прошлого года "Укрнефть" заявила, что решение Верховного Суда об отмене обязательства ГФС принять в качестве налогового залога 2 млрд куб. м природного газа не является окончательным.

Этот вопрос не закрыт. 5 февраля будет очередное слушание в Высшем Админсуде по поводу описи этого газа. Мы прошли ряд процедур, стороной по делу выступил "Укртрансгаз". В данный момент то судебное решение, которым нас обязывали взять в залог газ, было отменено. Мы вышли на новый виток. Сейчас дело в Высшем Админсуде по кассационному заявлению "Укрнефти". На сегодняшний день вопрос остается открытым.


Архив
Новости

ok