Интервью 2017-08-22T06:55:16+03:00
Українські Новини
Бывший первый замминистра финансов Игорь Уманский: Часть требований МВФ для Украины уже не актуальны и сдержи

Бывший первый замминистра финансов Игорь Уманский: Часть требований МВФ для Украины уже не актуальны и сдерживают развитие экономики. Часть 1.

Уманский уверен, что сейчас в Украине необходимо делать акцент не на стабилизации
Уманский уверен, что сейчас в Украине необходимо делать акцент не на стабилизации

Часть требований Международного валютного фонда, вошедшие в меморандум о сотрудничестве, уже не актуальны для Украины и сдерживают развитие экономики страны. Об этом в интервью Українським Новинам заявил советник Президента Украины, в прошлом, и. о. министра финансов в правительстве Юлии Тимошенко и первый замминистра финансов в Кабмине Арсения Яценюка Игорь Уманский. По его мнению, сейчас в Украине необходимо делать акцент не на стабилизации, а на развитии экономики. Причем, Национальный банк должен существенно поменять свою политику, отвлечься от сдерживания инфляции и работать на усиление экономической активности.

Последние несколько недель в центре внимания общественности остаются положения меморандума с МВФ по продолжению дальнейшего финансирования. Как вы можете оценить условия, на которые согласилась Украина?

Это был политически достаточно важный шаг, как с нашей стороны, так и со стороны МВФ. Продолжение сотрудничества было важно и необходимо, и в этом отношении, оцениваю договоренности позитивно. Если говорить о сути содержания меморандума и тех обязательств, которые Украина на себя взяла, тут у меня огромное количество вопросов, и предостережений.

А в принципе, насколько этот транш вообще был нужен с финансовой точки зрения?

С финансовой точки зрения нужно понимать одну простую вещь. В бюджет эти деньги не идут. Соответственно, для финансирования каких-либо программ, дефицита бюджета, эти деньги не используются. Они идут для пополнения золотовалютных резервов Национального банка с одной стороны. С другой стороны, согласно и этому и предыдущим меморандумам, в рамках нашего сотрудничества с МВФ,  Нацбанк не может использовать золотовалютные резервы (ЗВР) для поддержания курса. Следовательно, этот транш получен для того, чтобы номинально, математически обеспечить соответствующие показатели расчетных данных ЗВР. Резервы у нас увеличились, это непосредственно и вся его (транша) ценность. Но давайте не забывать, что, на самом деле, программа с МВФ и ее продление должны быть ценны не только сами по себе. Если нет программы – у нас нет и всех остальных крупных партнеров. Формально, не может быть предоставлена ни макрофинансовая помощь от Еврокомиссии, ни очередные транши от Всемирного банка, Соединённых Штатов и так далее.

Но это финансирование идет не из-за выделения конкретного транша, а из-за наличия  программы в принципе. Если мы, к примеру, заявим о прекращении программы с МВФ по той или иной причине, или МВФ сделает подобное заявление, то тогда это уже может отразиться на финансировании из других источников. По Всемирному банку, к примеру, нет четкой привязки к траншу. Там основное условие - отмена моратория на экспорт леса.

Есть прямая привязка во всех случаях. И европейские деньги, и американские гарантии напрямую привязаны к тому, что программа действует, программа продолжена, и есть пересмотр. Сейчас мы в очередной раз получили "зеленый свет". Как следствие, вы видели, что буквально на следующий день  после принятия решения МВФ о выделении $1 млрд отозвались наши основные партнеры, в том числе из Европейской комиссии - было принято решение о выделении очередных $600 млн.

Честно говоря, я думал, что это было просто совпадение, поскольку и наша сторона и представители ВБ постоянно говорили об экспорте леса. 

Я смотрел договор. Вопрос по лесу был дополнительным требованием, которое возникло после, собственно говоря, подписания самого документа. К первоначальным условиям просто добавили условия по лесу. Но привязка к МВФ, она изначально была заложена. Тут не сомневайтесь, это точно. А если говорить по сути, то, на мой взгляд, некоторые пункты в меморандуме с МВФ, к сожалению, не соответствуют на сегодняшний день реальным потребностям Украины, и реальной ситуации. Многие из них, действительно могут иметь место быть, и с точки зрения определенной экономической теории, они могут быть даже и правильными. В целом, если взять комплекс тех действий, тех приоритетов, которые на сегодняшний день есть в условиях МВФ, они, по сути, не поменялись с начала нашего сотрудничества. Я говорю, прежде всего, о макроэкономической стабилизации, фискальной консолидации.

Да, это основные принципиальные моменты, которые должны будут соблюдаться в течение всех 4 лет действия программы.

С одной стороны. С другой, макроэкономическая стабилизация у нас произошла, причем, уже как полтора года.

Что вы считаете признаками этой стабилизации?

Бюджет у нас выполняется, инфляция успокоилась, курс уже не скачет, как раньше - в этом отношении у нас более-менее, да? И продолжения падения экономики у нас уже нет. То есть мы вышли в период стагнации, то есть - и не растём и не падаем.

А это результат естественных процессов или это все-таки роль правительства и банка?

Безусловно, это роль и правительства, и Национального банка, и, в том числе, Международного Валютного Фонда. Это однозначно.

Некоторые эксперты говорят, что стабилизация - это естественный процесс, ее невозможно было избежать, она должна была наступить после такого падения, даже если бы правительство… (прерывает)

Ничего бы не делало?

Да.

Отчасти верно. Однако есть вопрос, когда бы она наступила? Роль правительства и Нацбанка заключается в том, чтобы ускорить этот процесс, максимально приблизить. На самом деле было сделано достаточно много для того, чтобы стабилизация произошла как можно быстрее. Но сегодня мы находимся, по сути, в ситуации стагнации, и использовать инструменты, которые приводят к снижению деловой активности, к сдерживанию какой-то бизнес инициативы, и так далее, как по мне, уже неправильно. Многие вещи, которые мы продолжаем делать и которые МВФ продолжает нам рекомендовать, в большей мере направлены на то, чтобы стабилизировать (заморозить) экономические процессы, остановить падение и так далее. Но падение уже остановлено. Сегодня большинство положений финансово-экономической политики, которая проповедуется как правительством, так и Нацбанком, завязаны не на задачу развития, роста экономики, а скорее на сдерживании - и это самая большая проблема. 

 

То есть, отчасти условия меморандума запаздывают за ситуацией?

Я считаю, что на сегодняшний день определенная часть уже не актуальна. Уже давно назрела острая необходимость пересмотра финансово-экономической политики в Украине и, в том числе, положений, подходов в программе с МВФ. Нам на сегодняшний день необходимо концентрироваться на тех действиях, тех изменениях, назовем это реформами (хотя это понятие уже нарицательное), которые бы способствовали и содействовали как экономическому росту, так и созданию условий  и точек роста.

Что вы имеете в виду конкретно?

Если брать, например, финансово-экономическую сферу, то это, как минимум, - условия для кредитования. У нас сейчас банки практически не кредитуют реальный сектор. Им это не интересно. И причин тому много. Начиная от тотальной закредитованности, заканчивая отсутствием ликвидности. Хотя бы среднесрочной. Но особенность последних лет в ином  Последние два-три года основной инструмент, куда банки вкладывают свою ликвидность, не поверите, это сертификаты Национального банка. То есть, это даже не ОВГЗ. Нет смысла выходить на рынок, искать клиента, и иметь, все равно, в любом случае, дело с определенным хозяйственным, коммерческим риском, если у тебя под рукой прекрасный инструмент с достаточно вменяемой доходностью в виде депозитных сертификатов НБУ.

Кто должен обеспечить условия для кредитования?

В первую очередь это Нацбанк, но не только. У нас одна из основных проблем – отсутствие нормальной коммуникации между правительством, Минфином, в частности, и Национальным Банком.

И Нацбанк, и Минфин говорят, что у них совершенно идеальное сотрудничество в последнее время.

Как в том анекдоте о сексопатологе и пациенте: А что вам мешает говорить? Нет нормального, рабочего, адекватного сотрудничества. В 2009 я со Стельмахом (Владимир Стельмах - глава НБУ в 2009 году) общался каждый день, а встречались минимум три раза в неделю. Формат "общения" сейчас в виде лишь Совета финансовой стабильности? На одном из последних заседаний, насколько я знаю, демарш устроил Нацбанк, после чего ушел и министр финансов, и я его понимаю. Это ли нормальный формат сотрудничества? Ну, такого цирка, честно говоря, я не помню. Вот этот совет и есть основной инструмент коммуникаций. На самом деле, во многих странах существует даже на законодательном уровне обязанность, как минимум, раз в неделю главам Минфина и Цетробанка вместе завтракать, общаться, обсуждать политику, подходы и так далее. Нет сотрудничества, нет коммуникации - нет выработки общей позиции на рынке. Национальный банк не единственный эмиссионный центр, помимо банковского сектора и так далее. Минфин - не "министерство бюджета"-  с его политикой, как в части доходной по наполнению бюджета (сорбирование ликвидности с рынка), так и расходной политикой (вливание ликвидности), достаточно серьезно может и оказывает влияние на монетарную ситуацию, на вопросы спроса и предложений, как по гривне, так и по иностранной валюте. Представьте, если бы, например, Министерство финансов сегодня вышло и провело те расходы, которые планово пока не проведены за эти четыре месяца. Просто одним разом выбросило  бы огромную гривневую сумму на рынок, как это было, например, в декабре. То есть, влияние прямое, и, безусловно, создавать условия они могут совместно, используя, в том числе, бюджетные, налоговые возможности в виде, как стимуляторов, так и мотиваторов, так и сдерживающих факторов. На сегодняшний день я просто не вижу, чтобы в правительстве или в НБУ в принципе задавались задачей по созданию условий и стимулированию экономического роста и реального сектора. Вопрос здесь даже не в какой-то "промышленной политике", скажем, какую отрасль мы будем развивать, вот это, как раз, неправильно было бы делать, просто нужно создавать универсальные инструменты и возможности для развития. Их на сегодняшний день нет.

Как вы оцените ситуацию, которая сейчас сложилась в НБУ, когда разнится мнение правления НБУ и Совета. Нацбанк говорит о том, что мы должны заниматься таргетированием инфляции, а поддерживать экономику – это не наше дело. Позиция Совета практически противоположна - Нацбанк должен снижать ставки по кредитам, чтоб банки могли кредитовать экономику на более выгодных условиях. Получается, позиция Нацбанка ошибочна?

Правления? Идеальна с точки зрения теории, она не ошибочна, она правильна. Но она правильна в случае, если речь идет о развитой стране, в которой уже выработаны и систематизированы правила игры не только в финансово-экономической сфере, вообще в экономической и политической, нормативной, судебной и так далее. Мы говорим об инфляционном таргетировании. При этом мы говорим об этом в условиях, когда у нас проходит реформа основных отраслей, которые влияют на уровень инфляции, я говорю об энергетике и коммунальной сфере. Мы каждый квартал поднимаем на 25% цены на электроэнергию. Это прямо влияет на инфляцию, и косвенно, через себестоимость других товаров и услуг. В этой ситуации заниматься инфляционным таргетированием? При этом давайте посмотрим на динамику цен на газ, электричество, коммунальные услуги. Нацбанк может гениальные вещи предлагать, но в этих условиях основное влияние на инфляцию будут иметь решения правительства и регулятора по установлению цен и тарифов и их изменению. Что бы НБУ ни делал. С другой стороны, у нас нет устоявшегося рынка и правил предоставления этих услуг, мы их меняем, поднимаем и значительно (ключевое – значительно) эти тарифы. Посмотрите ту же инфляцию за прошлый год, и сколько в ней на самом деле составляют вот эти три вещи. Вы увидите, что это будет львиная доля. С одной стороны. С другой стороны – для чего нужно, необходимо это "таргетировать". Какая цель? Чего мы этим хотим добиться? Это ключевой вопрос. Пока выглядит ситуация таким образом, что это является самоцелью. Это делается без ответа на вопрос "зачем?". Без ответа на этот вопрос непонятна причина, почему мы так активно увлекаемся политикой инфляционного таргетирования в стране, полностью долларизированной. Где любые цены, зарплаты, пенсии...- всеми субъектами оцениваются в валюте.

 

Таргетирование инфляции прописано в меморандуме с МВФ.

Да, есть такое. Политика таргетирования сейчас действительно активно применяется в развитых странах - но не как единственная и самоопределяются цель, к слову, а как инструмент. Но там нет такой ситуации, как у нас. Мы находимся на стадии формирования, в том числе определенных институтов, как рыночных, так и экономических и административных. Получается, с одной стороны, мы формируем эти институты, с другой - начинаем применять к себе правила, которые действуют исключительно для уже устоявшихся экономик, устоявшихся систем. У нас не таких устоявшихся систем, мы их только создаем либо меняем перманентно. Поэтому у меня глубочайшее убеждение, что Нацбанк должен быть значительно более гибким в своих целях, приоритетах и инструментах. Более того, если посмотреть закон про Национальный банк, вы увидите что в его основных целях и задачах инфляционное таргетирование стоит только как одно из... Главное - стабильность национальной единицы, остальные цели, в том числе развитие и рост экономики, таргетирование, идут через запятую. И в моем понимании, как раз роль и задача Нацбанка заключается в том, чтобы использовать те возможности (и обязанности!), которые ему дало законодательство. Нужно и поддерживать стабильность национальной валюты, и создавать условия вместе с правительством для развития экономики, и применять еще какие-то механизмы по мере необходимости, и, конечно же, нужно анализировать и учитывать последствия этих действий на ситуацию с инфляцией. Но просто заниматься исключительно инфляционным таргетированием, используя лишь монетарные и запретительные регуляторные методы... Ведь Нацбанк, повторюсь, не единственный эмиссионный центр и не единственный институт, который создает влияние и давление на монетарную базу. Не единственный.

А кто еще?

Ну, как минимум, Министерство финансов. А если говорить о монетарке, то таким же эмиссионным центром на самом деле являются и коммерческие банки.

Правильно ли я понимаю ваше заявление, что если, допустим, в 2012-2013 годах было, мягко говоря, не совсем верным удерживать курс гривны, то сейчас точно так же не совсем верно сдерживать инфляцию?

С нашей структурой экономики фиксированный курс губителен. Равно как и якобы полный отказ (ключевое слово - якобы) от влияния Национального банка на валютный рынок и концентрация исключительно на одной из задач - на таргетировании. Я еще в 2012-2013 неоднократно публично заявлял, что политика удерживания курса, которая тогда проводилась, приведет на самом деле к коллапсу, что и произошло в конечном итоге. Сейчас Нацбанк должен быть более гибким. Нужно смотреть на ту политику, которую проводит, в том числе Европейский Центробанк, а они используют разные инструменты. И в том числе, да, они используют инструменты поддержки экономики реального сектора. То же самое делает и US Treasury (Министерство финансов США - ред.).  Другой вопрос - почему мы этого не делаем.

Почему?

Потому что те подходы и видения, которые мы применяли до этого, и те идеи, которые как бы в воздухе летают, они имеют слишком сложный коррупционный риск под собой. Он связан с тем, что принятие в ручном режиме чиновниками, не важно откуда, из Минфина, или Нацбанка, или еще откуда-то каких-то решений, кого и как стимулировать открывает теоретически колоссальные возможности  для коррупции.

То есть проблема в коррупционной опасности?

Да. И я думаю (надеюсь!), что на самом деле позиция того же МВФ, который, скажем так, очень жестко не приветствует подобные вещи в Украине, скорее мотивирована не экономическими причинами, потому что как раз экономические причины говорят об обратном - о том, что это необходимо делать. В МВФ опасаются, что в наших реалиях это станет коррупционным инструментом, а не инструментом развития экономики.

Где-то опасения МВФ можно понять. Спорить пока сложно. А что еще в условиях МВФ нас не очень подходит?

Ну, вот один момент мы только что обсуждали. Это с точки зрения монетарной, валютно-кредитной политики, как таковой. На сегодняшний день, что мы имеем? За последние пару лет у нас с рынка ушло порядка 90 банков.

Оценка такого шага 50/50. Кто-то говорит, что это хорошо, кто-то - плохо.

То, что банки нужно было выводить - в этом сомнений нет. То, что огромное количество из выведенных банков действительно были помойными ямами, у многих сомнения нет. Но, используя благие намерения, а вы помните, что благими намерениями вымощена дорога в ад, мы сами себе создали огромное количество проблем. В условиях, когда мы еще не отошли полностью от кризиса 2007-2009 годов, в условиях глубочайшего падения 2014 года, что мы получили? Именно в этот момент мы вывели 90 банков с рынка. Но, 90 банков это не только деньги физических лиц, но и деньги и юридических лиц, 480 млрд гривен, или 470 на сегодняшний день поступило в Фонд гарантирования вкладов. На такую же сумму, нужно понимать, мы имеем проблемы с реальным сектором, которые потеряли свои активы. В условиях тотального экономического спада, потери рынка России, аннексии Крыма, военных действий на Донбассе, у нас тотальное вымывание активов и ликвидности из реального сектора экономики.

А как можно было делать иначе?

Иначе, и это вот, кстати, одна из тех вещей, которая правильно изложена в меморандуме, нужно менять политику надзора над банками. Именно надзора. Если у вас заноза и начинает нарывать палец, палец можно ампутировать. Вы решили проблему занозы? Решили. Но при этом вы потеряли палец. Вот именно такой агрессивный подход был применен именно в этой части. Его можно сравнить еще с лечением головной боли с помощью гильотины. При этом, подходы как в банковском так и в пруденциальном надзоре по сути не поменялись. Мы имеем ситуацию, при которой все знают, все понимают и видят на рынке, что банк такой-то имеет серьезные проблемы. Описывается программа с Национальным Банком, берутся какие-то обязательства со стороны собственников, выдаются стабилизационные или кредиты рефинансирования которые успешно выводятся и потом не находятся.

А почему это не поменялось?

Это основной вопрос, и, как по мне, основная претензия к Национальному банку. Изменениями требований к качеству капитала, качеству кредитного портфеля, изменение подхода к надзору - это тот инструментарий, который должен был бы использовать Национальный банк для очистки рынка. Но при этом нужен жесточайший контроль за проблемными банками. Жесточайший. Не постфактум, а изначально.

Кто мог настоять на том, чтобы это произошло?

Нацбанк.

Нацбанк у нас самостоятельный независимый игрок. Если он не делает того, чего, по вашему мнению, стоило бы сделать, как поступать? Вот Вы, как советник Президента, могли бы что-то сделать? Дать совет, в конце концов. Этот совет можно было бы обсудить с руководством НБУ... Вы давали такой совет?

Да, безусловно.

 

И как на него отреагировал Петр Порошенко?

Дискуссии по этому поводу были достаточно давно, и сомнений ни у кого нет, что это надо делать. Мало того, это записано у нас в программе с МВФ. Но пока этого не происходит. Что мы имеем? В том числе, из-за этой ситуации мы в очередной раз государству сделали все для того, чтобы ослабить наш экономический потенциал, и остудить экономическую активность и создать проблему. Потому что реально, на сегодняшний день у нас 60 млрд гривен Фонд гарантирования вкладов должен Минфину. Своих денег у ФГВ не хватало. Нужно понимать, что этот праздник жизни, которым гордится Нацбанк, был организован за счет бюджета Украины, не за счет НБУ или Фонда гарантирования. Рассчитываться нам с вами, налогоплательщикам, ну, и всей стране теперь.

Хорошо, если Президент, допустим, будучи также опытным финансистом...

Национальный Банк не подчиняется Президенту.

Ладно. Но есть Совет НБУ, правда он был сформирован недавно. 

Да, есть Совет. Но, во-первых, он еще не до конца сформирован - два члена Совета по квоте Президента пока не назначены. С другой стороны, после назначения Совета начались активные дебаты между Советом и правлением НБУ о приоритетах, задачах и инструментарии, который должен использовать Нацбанк. Ну, как по мне, в принципе, это достаточно хорошо, потому что эти дебаты, по крайней мере, начались. Другой вопрос, что это поменяет и насколько правление готово осознать, что над ними есть Совет?

 

Скоро будет новое правление.

Я думаю, что это одна из причин, на самом деле, в том числе, смена состава правления. Потому что те задачи и те подходы, которые были, они уже не соответствуют, наверно, ситуации. Мое глубочайшее убеждение, что сейчас нам нужен качественно другой подход не только к надзору, не только к регулятивной политике Нацбанка, но и другой подход, собственно говоря, как к Центробанку - как к монетарному центру,  эмиссионному центру. НБУ должен быть, повторюсь, взвешенным, и использовать все инструменты для достижения всех целей и задач, которые перед ним поставлены законом. Речь идет, да, и о таргетировании, и об обеспечении стабильности национальной валюты, но и о развитии экономики. Именно баланс между этими целями и должен стать основной задачей нового правления, с одной стороны. С другой стороны, нужно начинать созидать, потому что рынок на самом деле после всех этих вещей, после ограничений, которые мы имели... У нас и так огромное количество рудиментов осталось еще со времен Советского Союза по ограничениям. И кстати, за последние два года у нас ограничений, мягко говоря, добавилось. И в этой ситуации возврат валютной выручки делает только тот, кто не может этого не сделать.

А кто должен возглавить Нацбанк? Макроэкономист, финансист? Может вы знаете фамилии претендентов, которые имеют наибольшие шансы?

Фамилий не знаю, кроме тех, которые ужа назывались в СМИ. Задача Нацбанка кардинально отличается от задач коммерческих банков. Комбанки зарабатывают прибыль - это их цель. По многим решениям Нацбанка было видно, что их принимали коммерсанты.

Кстати, Нацбанк декларирует прибыль, и часть ее переходит в госбюджет. Получается, что Нацбанк зарабатывает деньги, что, в общем-то, он не должен делать и закрывает дыры в бюджете. 

Нет, не совсем. Я, может быть, открою тайну, но Нацбанк перечислял деньги в госбюджет наверно все 25 лет независимости. Но сейчас мы имеем уникальную ситуацию, когда Нацбанк, по сути, дотируется Министерством финансов. То есть ситуация как раз обратная: Минфин Нацбанку перечисляет денег значительно больше, чем Нацбанк Минфину.  Только по этому году по портфелю бумаг ОГЗ, которые находятся у Нацбанка, Минфин ему перечисляет 45 млрд. гривен. Вдумайтесь. Подобная ситуация была в прошлом году – Минфин перечислял Нацбанку больше, чем обратно получал в виде прибыли. При этом Нацбанк еще зарабатывает на сертификатах, депозитах, как эмиссионный центр и на валюте. Где прибыль? Тут вопрос к резервированию и изменению правил. Я хочу посмотреть аудиторскую отчетность, которую Совет НБУ утвердил на днях, и увидеть, какая сумма из его прибыли осталась как прибыль, а какая подлежала дополнительному резервированию.

У меня возникает логичный вопрос, странно, что он не возник у Совета Нацбанка, а в связи с чем делается это дополнительное резервирование?

То же самое было в 2015-м и 2016 году. С чем связано дополнительное резервирование? Я надеюсь, что я это увижу в аудиторском отчете, - что гарантировано, а что – нет.

Причем, когда я говорил о коммерсантах, то не в плохом, а в хорошем смысле слова. Я имел ввиду людей, нацелены на прибыль, привыкших работать в условиях коммерческого банка или коммерческих предприятий, основной целью которого является получение прибыли. Но подход к политике Нацбанка, к оценке как рисков, так и инструментов, эмитентом которого выступает государство, исключительно с точки зрения коммерческой – он меня пугает. За этим, собственно говоря, теряется государственная финансово-экономическая политика. А в чем она заключается? В том, что если Нацбанк ставит своей задачей получение прибыли во всех инструментах, то есть вопросы. Если говорить о том же валютном курсе, таргетировании, у меня возникают вопросы относительно экономической целесообразности. К примеру, по прошлому году Нацбанк купил на рынке $1,6 млрд. Зачем? Дополнительный спрос на рынке на $1,6 млрд со стороны кого? Национального банка. Если бы его не было, какой был бы курс?

Ниже, чем сейчас.

Да, значительно ниже.

А зачем выкупали?

Я думаю, что ответ будет очень простой.

Резервы пополнять?

Пополняли резервы. Тогда задаемся другим вопросом. Зачем?

Потому что была опасность неполучения денег МВФ и других поступлений, а резервы нужно сохранять на определенном уровне. Нет?

А вот тут вопрос экономической целесообразности. Давайте считать. Что нам было бы выгоднее? Если говорить исключительно о программе МВФ как источнике финансирования. Но в данном случае это не источник финансирования, а скорее политический светофор, о котором мы говорили.

Ну, программа с МВФ называется программой развития.

Она не является программой развития. И программа МВФ никогда ни в одной стране не была программой развития. Если кто угодно из правительственных мужей, или как угодно их называйте, говорит, что программа развития – это программа МВФ, это значит, что человек не понимает ни задачи правительства, ни задачи МВФ. МВФ не ставил такой задачи, развитие - это задача правительства исключительно. МВФ тут может быть помощником, консультантом, советником, но сама программа ни в коем случае не может являться инструментом для обеспечения развития. Цель программы – бюджетная и фискальная консолидация и макроэкономическая стабилизация - не более и не менее. Развитие – это задача правительства, Верховной рады, Нацбанка. В данном случае, программа определяет проблемные точки, которые с точки зрения МВФ необходимо решать, и на них они концентрируют внимание. Если мы говорим о пенсионной реформе, о земельной реформе и так далее, ни одна, ни вторая не будут вести за собой автоматически какое-то развитие.

Так все-таки, кто должен быть главой НБУ.

Я считаю, что  профессиональный банкир, который знает, как работает банк, как работают участники - безусловно, такой человек должен работать, но на позиции заместителя главы, который ведет надзор. На позиции главы Нацбанка, все же должен быть человек, обладающий более широким спектром знаний, как макроэкономических, так и пониманием, как в целом работает государственная система, рыночные отношения, и какие они в нашей стране, дабы выстраивать политику Нацбанка, курс, который был бы на пользу самому рынку и в целом экономике. Это должен быть макроэкономист, но имеющий опыт, знания не только в макроэкономике, но и в других сферах. Потому что Нацбанк и его действия, фактически, прямо влияют на рынок и все его сегменты финансово-экономический отношений в стране.

И вернусь к предыдущему вопросу. В подходе к работе Нацбанка мы остались в экономической парадигме прошлого столетия. Это мое глубочайшее убеждение. И у нас зачастую путают причину и следствие. В условиях падения экономики, тотального сокращения деловой активности мы ставим перед собой задачу – таргетирование и размер резервов. Что является первичным? Где курица, а где яйцо? При увеличении роста экономики, увеличении деловой активности, стимулировании экспорта, у нас что произойдет? Простая вещь - увеличится валютная выручка внутри страны, что создаст условия для увеличения золотовалютных резервов.

Но инфляции тоже не избежать в такой ситуации, потому что любое экономическое оживление приводит к инфляции. И это не негатив.

Да, это приводит к инфляции. Более того, в некоторых странах, занимаются искусственным раскручиванием инфляции для того, чтобы стимулировать экономическое развитие. Политика и правительства и Национального банка должна иметь одну простую конечную цель - это развитие человека и его благосостояния, что возможно достичь путем создания рабочих мест, экономического рост, увеличения продуктивности, производительности труда и так далее.

Все, что делает Нацбанк и правительство – это должны быть инструменты и возможности для достижения этой конечной цели. И если говорить о тех же ЗВР. Да, можно сейчас выходить на рынок и давить на него, а можно создавать условия, когда это можно сделать даже не через период, а полпериода, когда можно создать условия, когда у тебя рынок изменится. Когда он перестанет быть узким, а будет совершенно другим, и у тебя будут другие возможности. Изначально динамика будет другая, и ты будешь пополнять золотовалютные резервы, не опасаясь негативно повлиять не финансово-экономическую ситуацию в стране и на деловую активность.

По поводу привлечения инвестиций. У нас сейчас все внимание сосредоточено на привлечение инвестиций извне именно государством, а не частными компаниями.

Для того, чтобы в страну пришел реальный инвестор, он должен увидеть две простые вещи: защищенность своих прав и активов, собственно, инвестиций. А это можно увидеть в Украине с нашей судебной системой, с нашей регуляторной системой и так далее…? Инвестор этого не видит. Второе – он должен увидеть политику страны, государства в лице ее органов, которая направлена на экономическое развитие. Мы сейчас видим обратное. Конечная цель действий, которые сейчас происходя – остудить экономику. Даже декларируемые позиции Национального банка и правительства прямо противоречат друг другу -  мы только что об этом говорили, что при экономическом росте и развитии у нас будет, в том числе, происходить увеличение инфляции. Другой вопрос, что оно должно быть под контролем, и тут я с Нацбанком абсолютно согласен, этот процесс и динамика этого процесса должна быть абсолютно подконтрольна, и те действия, которые собирается проводить правительство, должны быть согласованы с Нацбанком, чтобы он думал о своих инструментах, которых нет у правительства, помогал и содействовал тому, чтобы процесс развития и сопровождающего его роста цен был под контролем, чтобы не перейти какую-то грань, которая будет не стимулирующая, а тормозящая. В этом отношении политика инфляционного таргетирования была бы правильной. Но как один из инструментов, не более того.

Как-то все плохо получается...

Да нет, ничего не плохо. Ничего не пропало, гипс не снимают, клиент не уезжает.

Но рука затекает в гипсе.

Рука затекает в гипсе - это правда. По тональности и настроениям в бизнесе в любых его сегментах об этом мы и слышим. Все видели, что экономика падала, это надо было останавливать и идти на какие-то жертвы. Но все. Сейчас нужно менять политику, подход и Нацбанка, и правительства. К сожалению, мы пока этого не видим. И это те ожидания, которые есть на финансовом рынке и в целом в экономике. Нужны изменения в подходе, нужно изменение цели и задач. А этого мы пока не видим, и эти ожидания пока не оправдываются.

Во второй части интервью, которая выйдет в ближайшие дни: о причинах ухода с должности первого замминистра финансов в 2015 году и о возможном новом месте работы, о "долге Януковича" и о подготовке реструктуризации внешних долгов Украины.

Больше новостей о: НБУ МВФ Транш

Архив
Новости
Алексей Порошенко. Фото: solydarnist.org
Сын Порошенко выиграл конкурс на стажировку в Сингапуре 22:33
От сердечного приступа умер один из обвиняемых в "вертолетном деле налоговиков" 22:09
Лидер немецких либералов предлагает "заморозить конфликт" с РФ по Крыму, не признавая аннексию 21:47
В Ровно неизвестные украли у валютчика сумку с 1 млн грн 21:37
В городах Украины собрались масштабно отмечать праздник независимости. Фото: Podrobnosti.ua
Как Украина отметит день Независимости: куда идти праздновать 21:24
Порошенко встретился с иностранными министрами обороны, которые приехали в Киев по случаю Дня Независимости 21:13
Военные на линии разграничения на Донбассе получили премии ко Дню независимости 21:12
МВД Британии ошибочно попыталось выдворить граждан ЕС из страны 20:54
Видео дня: посольство США спело "Добрий ранок, Україно" в честь Дня независимости 20:41
В результате аварии были повреждены два автомобиля. Фото: facebook.com/KyivOperativ
Во время гидроиспытаний в Киеве прорвало магистраль с горячей водой: "фонтан" достиг 12 метров 20:36
больше новостей

ok