Интервью 2017-08-21T06:00:03+03:00
Українські Новини
Генеральный директор Авдеевского КХЗ Муса Магомедов: Из-за обстрелов погибло 10 моих сотрудников, 2 – на рабоч

Генеральный директор Авдеевского КХЗ Муса Магомедов: Из-за обстрелов погибло 10 моих сотрудников, 2 – на рабочем месте

Авдеевский коксохимический завод крупнейший в Украине производитель кокса. В настоящее время это предприятие находится непосредственно на линии фронта, но, несмотря на это сотрудники КХЗ продолжают ежедневно выходить на работу, а предприятие продолжает производить необходимое для отечественной металлургии сырье так как без поставок кокса с Авдеевского коксохима многие металлургические комбинаты страны окажутся на грани остановки. Українські Новини взяли это интервью во время затишья, когда обстрелы прекратились, энергоснабжение комбината было восстановлено.

Но ситуация в городе крайне нестабильна и 18 февраля комбинат снова оказался обесточен из-за обстрелов. Сегодня, 20 декабря, оно вновь было восстановлено. Но надолго ли? К сожалению, это не может сказать никто.

О работе предприятия в фронтовых условиях, ситуации в Авдеевке и производственных планах на 2017 год Українським Новинам рассказал генеральный директор Авдеевского коксохимического завода Муса Магомедов.

Как сейчас обстановка в Авдеевке? Как сильно пострадал город из-за обстрелов, и как сейчас проходит его восстановление?

В старой части города, где промзона примыкает к Ясиноватскому лесу, стреляют постоянно. С 2015 года у нас было относительно тихо, но последние две недели оказались очень тяжелыми. 16 февраля был мощный обстрел Авдеевки из тяжелой артиллерии, пострадали три многоэтажных дома. В одном из них рухнули перекрытия с пятого по третий этаж. Сейчас военно-гражданская администрация решает вопрос об отселении жильцов. Двое раненых, один погибший, наш бывший сотрудник, его сын работает у нас. Будем помогать семье, только отца детям уже не вернёшь. После обстрелов нам привезли много гуманитарной помощи. Мне звонили многие мои коллеги и друзья, спрашивали, чем помочь. Мы просили сделать основной акцент на строительных материалах. Нам поступала помощь от международных организаций и от других предприятий Метинвеста из Мариуполя, Запорожья, Кривого Рога, от неравнодушных жителей всей Украины.

Сейчас эта помощь централизованно распределяется. Восстановление проводилось городскими властями, а также бригадами ГосЧС, которые работали в старой части города. Если говорить о том, что они делали, то это не полное восстановление домов: быстро перекрыть крыши, заклеить окна пленкой. Безусловно, дальше нам нужна будет помощь серьезнее. В 2015 году мы много вкладывали в ремонт многоэтажных домов. Сейчас это нужно будет делать всем миром. За последние две недели было повреждено более ста домов в частном секторе и около 13 многоэтажных домов. Кстати, механизма восстановления частного сектора за счет государственных средств нет. Поэтому частично будем помогать и частному сектору тоже. Будем восстанавливать поврежденные дома вместе с городскими властями. Работы много. 

Какой ущерб, по Вашей оценке, был нанесен предприятию вследствие боевых действий? Во сколько его можно оценить в денежном отношении? Как долго, по Вашему мнению, предприятие будут восстанавливать?

Мы не занимались расчетами, сколько времени нам нужно для восстановления. Мы быстро восстанавливали то, что нам нужно было восстановить для производственного процесса, а восстановление остального откладывали. К примеру, из 11 градилен у нас было повреждено пять. Из них мы восстановили три, а две не восстановлено. Во сколько это обойдется? Нам сейчас не до подсчетов. Посчитаем позже, когда ситуация окончательно стабилизируется. Сколько нам нужно времени на восстановление? Я думаю, за полгода предприятие можно будет полностью восстановить. К примеру, в 2015 году у нас было попадание снаряда в ремонтно-механический цех. После 15-минутного обстрела мы восстанавливали одно здание почти девять месяцев. Было попадание в трубу на высоте примерно 100 метров, там сейчас метровая дыра. Мы до сих пор не можем найти альпинистов, которые могли бы взяться за восстановление.

Как много сотрудников предприятия покинуло город из-за боевых действий? Сколько сотрудников погибло или было ранено из-за обстрелов?

У нас порядка 700 работников выехало в 2014-2015 годах. Но в прошлом году, когда в городе стало тише, многие вернулись. Сейчас у нас полный штат – 4 тысячи человек. Из моих сотрудников погибло 10 человек, двое из них – на рабочем месте. Более 50 человек ранено. Почти две недели прошло, как погибла девушка 36 лет, Елена Волкова. Сиротой остался ребенок.

Сохранилось ли на предприятии химическое производство? Какие экологические последствия будут для Авдеевки и региона в случае повреждения резервуаров с опасными химикатами, которые находятся на предприятии, или при попадании в коксовые батареи?

Химическое производство у нас продолжает работать, мы же все-таки коксохим. Нам нужно очищать газ, и у нас есть часть химических переделов, которые должны работать в любом случае. Мы понимаем, что из-за выброса аммиака или возгорания бензола экологии может быть нанесен серьезный ущерб. Также вред экологии может нанести вода оборотного цикла. Слово "токсична" использовать не буду, но в ней достаточно много технических примесей, поэтому в случае попадания снаряда в резервуары оборотного цикла или в водоводы оборотного цикла может произойти утечка в водный бассейн, и вода в реках и озерах региона станет непригодной для хозяйственной деятельности. Но мы не можем закрыть химические переделы. Сейчас у нас работает сульфатное отделение, и если мы его выключим, то нам придется выбрасывать ряд вредных веществ в воздух. Это не будет еще катастрофой, но воздушной среде города будет нанесен ущерб, а мы не можем этого допустить.

Как много аммиака и бензола хранится у Вас на предприятии?

У нас с момента образования аммиака до момента его улавливания – небольшой тракт. Поэтому говорить, что у нас его достаточно для того, чтобы была нанесена угроза городу, нельзя. Что касается бензола, то до обстрела мы успели вывезти практически весь бензол, за день до этого отправили последние вагоны. Во время обстрела были попадания по двум хранилищам бензола, в которых хранились остатки – всего 100 кубометров этого вещества. Горели они на протяжении суток, и мы не могли их погасить. В настоящий момент в наших хранилищах порядка 6-7 тыс. кубометров бензола. Вместе с тем, мы остановили бензольное производство – чтобы снова запустить его у нас не хватает электроэнергии. Надеемся, что ситуация стабилизируется, и мы сможем снова его запустить.

В каком режиме сейчас работает предприятие? Сколько батарей в работе и каково суточное производство кокса?

Сейчас работает пять из восьми коксовых батарей. Три батареи мы держим в режиме горячей консервации. С момента запуска смогли увеличить производство кокса до 4,5 тыс. тонн в сутки.

Сколько кокса было произведено в 2016 году? Сколько Вы планировали произвести в 2017-м? Как ситуация с недавней консервацией батарей повлияет на годовые производственные показатели АКХЗ?

В 2016 мы произвели 2,35 млн тонн кокса, в этом году планировали произвести более 3 млн тонн. С момента обстрела отклонение от бизнес-плана у нас составляет уже более 25 тыс. тонн. Сейчас АКХЗ недопроизводит минимум 3 тыс. тонн в сутки.

У Вас получится к концу года выйти на плановые показатели?

Загадывать сложно, но, наверное, нет. Мы планировали загрузку, близкую к 90%, поэтому выйти на плановые показатели мы не сможем. Попробуем максимально к ним приблизиться. К тому же мы не знаем, когда будет подключен второй энерговвод.

Куда и каким образом сейчас осуществляются поставки кокса? Как Вы оцениваете сотрудничество с "Укрзализныцей"?

Сейчас мы отгружаем кокс на ММК им. Ильича, "Азовсталь" и "Запорожсталь". Если говорить о сотрудничестве с "Укрзализныцей", то на местном уровне мы достаточно слаженно работаем со станцией Авдеевка и ближайшими к нам станциями. Хотя время от времени проблемы бывают. Например, из-за того, что снаряд попал в железнодорожный перегон между нами и Очеретино, или из-за обстрела железнодорожной станции. Кроме того, когда мы работали на собственной генерации, процесс выгрузки углей был сильно замедлен. В принципе, когда предприятие работает на собственной генерации, выдать достаточное для полной выгрузки вагонов количество машино-часов не представляется возможным. Сейчас мы в "усеченном виде" возобновили работу углефабрики, и нашу суточную норму потребления угля нам подвозят.

Как сейчас АКХЗ обеспечивается сырьем? Откуда на АКХЗ поставляют коксующиеся угли? Как ситуация с обстрелами повлияла на поставки сырья?

Сейчас, помимо украинского угля, мы получаем так называемый "портовый уголь" из США, Канады, Австралии и Индонезии. Не буду говорить, что ситуация с сырьем у нас идеальна, не могу сказать, что мы в "зоне комфорта". Одна из проблем – нет поставок угля с временно неконтролируемых территорий. Недавно к нам пришли последние 20 вагонов с "Краснодонугля", которые успели ввезти с неподконтрольных территорий до начала блокады. Но теперь у нас серьезные проблемы с этим направлением.

Были ли запланированы инвестиции в производство АКХЗ на 2017 год? В каком объеме?

На этот год у нас неплохая программа: мы должны освоить 624 млн гривен. Но эту программу нужно еще выполнить. Из-за боевых действий у нас проблемы с наймом подрядчиков, поэтому сейчас мы развиваем собственные строительные группы. У нас развернуты работы над проектами, начатыми еще в прошлом году. Многие объекты мы надеемся закончить уже в первом квартале. Надеюсь, что минские соглашения будут соблюдаться, и активные боевые действия Авдеевку и АКХЗ больше не коснутся. Мы сможем выстоять, мы сильные, и сделаем все, что в наших силах, чтобы выполнить инвестиционную программу на этот год.


Архив
Новости

ok