Общество 2019-09-19T23:47:02+03:00
Українські Новини
Сергей Иванов: "Полиция бана" или как Нацполиция вводит цензуру в интернете

Сергей Иванов: "Полиция бана" или как Нацполиция вводит цензуру в интернете

Сергей Иванов
Сергей Иванов

Журналист Сергей Иванов о блокировании информационных сайтов полицейскими чиновниками.

Самый простой способ для власти стать властью прежней — начать войну с прессой. И не имеет значения, насколько хороша власть и плохие СМИ или наоборот, и какой перспективы — долго- или краткосрочный этот вопрос. Пресса выступает коммуникатором между властью и обществом, стимулирует тонус и ответственность власти, и никакие социальные сети или другие высококачественные суррогаты прямого действия не в состоянии изменить этот порядок вещей.

Крах Порошенко начался именно с травли журналистов. Не помогли ни ботофремы, ни карманные телеканалы, ни миллиардные рекламные бюджеты. Это очень яркий, поучительный, а главное — свежий пример, из которого должны сделать выводы преемники администрации Порошенко.

Впрочем, судя по недавнему заявлению председателя Офиса президента Андрея Богдана о том, что власть может общаться с народом без помощи журналистов, до выводов дело не дошло. И неудивительно, что пренебрежительно-высокомерный стиль коммуникации Офиса со СМИ передается ниже по властной вертикали и приобретает форму откровенной дикости — чиновники всегда копируют верхушку. Сегодня — об одном из таких кейсов.

Национальная полиция начала блокировки неугодных медийных ресурсов. 23 июля 2019 года известный судья Печерского районного суда Киева Сергей Вовк на основании ходатайства Нацполиции вынес решение, которым обязал украинских интернет-провайдеров и мобильных операторов заблокировать 18 веб-ресурсов, среди которых — ряд известных в Украине сайтов: "Энигма", "Информатор", а также блог-платформа сайта "Корреспондент.net". Обосновывая свое решение, Вовк отметил, что с помощью указанных ресурсов якобы осуществлялось вымогательство, поэтому они подлежат аресту.

Но если мы посмотрим на материалы, послужившие основанием для такого вывода, то увидим, что все они касаются семьи одного чиновника, который и стал инициатором этой атаки. Речь идет о заместителе начальника Главного следственного управления Евгении Шевцове и его жене Алене Дегрик.

Впервые Евгений Шевцов попал в фокус СМИ в прошлом году. Полицейский принимал участие в конкурсе на должность руководителя Первого управления организации досудебных расследований ГБР, но не прошел отбор. Конкурс освещали почти все отечественные СМИ, и некоторые из них обратили внимание на жену Шевцова Алену Дегрик. Журналисты выяснили, что, как это удивительно часто случается в номенклатурных семьях, львиную долю дохода приносит жена. На нее оформлены квартиры, загородный дом и другие активы. Также много вопросов вызвал бизнес Алены, которая владеет целым рядом компаний, связанных со сферой электронной коммерции. Структуры жены полицейского Шевцова под брендом "Леогейминг" предоставляют услуги по приему и обработке платежей для нескольких онлайн-казино, самым известным из которых является букмекерская контора "Пари-Матч".

Ранее аффилированные к Дегрик структуры уже фигурировали в уголовных производствах об отмывании средств, а также перечислении денег на временно оккупированные территории. Речь идет, например, о транзакциях букмекерских контор, работа которых в Украине официально запрещена, что не мешает им собирать ставки, скупать валюту и выводить ее из страны, в т.ч. в оффшоры и в Россию. Фактически это отмывание полученных от нелегального бизнеса денег и уклонение от уплаты налогов. Дегрик-Шевцова — одна з фигурантов Panama Papers, на ее имя зарегистрированы три оффшорные компании в Индии и на Виргинских островах: High Plains International Ltd, Laurus International Limited, Proventus International Limited. Но все эти дела никак не повлияли на Алену, ведь высокая должность и влиятельность ее мужа — неплохой зонт от мелких и не очень жизненных неурядиц.

Отдельное направление теневого бизнеса жены Шевцова — платежи пользователей компьютерных игр, когда реальные деньги переводятся в виртуальную игровую валюту, которая используется как средство отмывания денег. Схема выглядит следующим образом: в терминале самообслуживания или через кассу на общий игровой счет происходит пополнение игрового счета наличными. Далее эти деньги попадают на общий транзитный счет, откуда переводятся на счет любого крупного международного банка, работающего с оффшорными компаниями. Уже после этого необходимые для отмывания суммы конвертируют в игровые деньги, которые не регулирует ни один финрегулятор в мире. Игровые деньги распределяются, получают необходимые признаки, которые им присваивает система, прописанная в самой игре (выигрыш, оплата товаров в игре, внутренние транзакции) и происходит обратная конвертация. Отследить эту цепочку движения средств почти невозможно.

Кто именно является криминальным гением в семье Шевцова-Дегрик, сама Алена не скрывает. В интервью изданию Viva она похвасталась, что муж не просто в курсе ее проблем, но и разрабатывает варианты их решения.

"У него потрясающее аналитическое мышление. Муж способен не только быстро сконцентрироваться на проблеме. Он сразу раскладывает ее по полочкам и, выяснив, какой результат для меня действительно важен, а какой можно безболезненно игнорировать, упрощает проблему к минимуму. Кроме того, меня удивляет, что муж действует, как настоящий шахматный маэстро. Он может легко и изящно просчитать все последствия каждого возможного "шахматного" хода. Во-вторых, в отличие от меня, он выбирает очень точные решения, которые в результате оказываются максимально правильными", — рассказывает Дегрик.

Какие же ходы просчитывает Шевцов? Вряд ли в интервью говорится о бытовых вещах, поэтому можно предположить, что именно он является аналитическим центром в бизнес-империи жены, который разрабатывает схемы для "Леогейминг". Кстати, материал об интересах Шевцова в сфере "обнала" сейчас готовится к публикации, и вы вскоре о них узнаете.

Резонанс в СМИ, которые заподозрили Шевцова в причастности к нелегальному бизнесу, сыграл важную роль в том, что его кандидатура провалилась на конкурсе в ГБР, хотя была отобрана конкурсной комиссией. Более того, некоторые из уголовных производств в отношении семьи Шевцовых, открытые ранее, уже в 2019 году были переданы в ГБР, куда так стремился попасть полицейский. Об этом свидетельствуют судебные решения.

Провал на конкурсе и перспектива остаться без должности разозлили Шевцова, и он объявил войну СМИ, которые публиковали материалы о бизнесе его семьи. Публикации данных о состоянии семьи — недвижимость, автомобили, бизнес — полицейский Шевцов расценил как вторжение в частную жизнь, но для борьбы с этим вторжением решил использовать не частные ресурсы, а мощности следственного аппарата Нацполиции.

Главным объектом мести со стороны Шевцова стал Денис Иванов, сын президента Академии украинской прессы Валерия Иванова (автор статьи не является родственником указанных персон, совпадение фамилий случайно). Начались обыски, аресты счетов. Впоследствии адвокаты Иванова заявили об угрозах расправиться с его женой и детьми, после чего его семья уехала за границу. Но в Украине остались родители, которых следствие на сегодняшний день фактически взяло в заложники. По фактам давления на профессора Киевского института журналистики Валерия Иванова в адрес министра МВД Арсена Авакова и председателя Нацполиции Сергею Князева были направлены обращения Комиссии по журналистской этике и Национального союза журналистов. Сейчас реакции нет. А между тем, травля отца Дениса Иванова продолжается: публикация фейковых новостей, срыв титушками научных мероприятий с его участием, административное давление.

Создается впечатление, что за противостоянием Шевцова со СМИ с интересом наблюдают сверху: сможет ли он "догнать" своих обидчиков, используя для этого служебное положение или нет. От успешности мести зависит не только его бизнес, но и место в полицейской пищевой цепи, ведь лузеров там не любят.

Победа Шевцова будет означать, что комплексная технология расправы с журналистами налажена, опробована и работает. А еще это свидетельствует, что в органах вырастили "большого брата" для СМИ под руководством Шевцова с практически неограниченными полномочиями. Теперь под благовидным предлогом уголовного преследования мифических преступных групп правоохранители через суды смогут закрывать доступ к любым сайтам, введя цензуру.

Также органы начали использовать грязные интернет-технологии в лучших традициях российских пропагандистов — черный пиар, фейки. Недавно в сети появился проект, авторы которого не скрывают своей цели — это черный пиар, направленный на оппонентов Шевцова. Эта "информационная группа" угрожает не только Ивановым, но и всем СМИ, которые решились публиковать статьи по поводу Шевцова.

"Если главные редакторы вышеупомянутых изданий не захотят публиковать объективный материал по семье Ивановых, уголовным делам, то украинское общество получит еще одно подтверждение предвзятого отношения указанных СМИ к определенным людям. Доверять и читать Ваши издание смысла не будет", — говорится на странице группы.

Не значит ли это, что полиция на самом деле планирует сливать компромат и оказывать иное давление на редакторов СМИ, чтобы повлиять на их аудиторию? Скорее всего, все-таки значит. Свежий пример: 8 августа следователь Главного следственного управления НПУ Платов вытребовал у Академии украинской прессы документы в рамках уголовного производства. Буквально через пару часов сканы документов с угрозами были опубликованы в интернете. То есть, кто-то умышленно и очень оперативно разгласил тайну следствия, что является преступлением. Кто был заинтересован в этой утечке — очевидно, но открывать производство и проверять семью Шевцова на причастность к этому преступлению ГБР, куда обратилась Академия, почему-то не спешит.

***

Сегодня мы оказались перед угрозой применения правоохранителями технологии, которая позволяет уничтожить любое медиа. Теперь, после публикации расследования, в котором фигурирует чиновник, "потерпевший" может не доказывать свою правоту в гражданском суде, а просто подать заявление в полицию, что его якобы компрометируют с целью шантажа. Открывается производство, и СМИ арестовывают как вещественное доказательство. Это гораздо проще и быстрее. И это очень опасный прецедент, ведь свобода слова — единственный бесспорный актив украинского общества, потеряв который, мы окончательно стагнируем.

Больше новостей о: СМИ Сергей Иванов Нацполиция

Архив
Новости

ok