Интервью 2017-06-16T06:14:01+03:00
Українські Новини
Член Высшего совета правосудия Павел Гречковский: Прокуратура оказывает давление на экспертов для получения ну

Член Высшего совета правосудия Павел Гречковский: Прокуратура оказывает давление на экспертов для получения нужного им заключения по фигуранту моего дела

Павел Гречковский. Фото: пресс-служба
Павел Гречковский. Фото: пресс-служба

В начале февраля генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что расследование против члена Высшего совета правосудия Павла Гречковского, подозреваемого в покушении на мошенничество, завершено и дело в скором времени пройдет в суд.

Генпрокурор намекнул, что пребывание Гречковского на должности члена ВСП никак не повлияет на этот процесс.

Генпрокуратура уже попыталась отстранить его должности, подав соответствующие документы по месту работы. 22 февраля Высший совет правосудия со второй попытки рассмотрел ходатайство Генеральной прокуратуры. Если первый раз для рассмотрения этого вопроса не было кворума и по неизвестной причине пропадал свет, то в этот раз ничто не помешало членам совета вынести свой вердикт. Решение ВСП об отказе приостановить полномочия своего члена Гречковского оказалось прогнозируемым хоть и неочевидным для многих.

Следствие инкриминирует Гречковскому покушение на мошенничество, а именно - требование 500 тыс. долларов за якобы влияние на принятие судом необходимого решения. Генпрокуратура считает, что Гречковский использует рычаги давления и пытается признать невменяемым фигуранта своего дела, чтоб самому избежать ответственности.

Українські Новини расспросили Гречковского о методах его давления на фигурантов уголовного производства, о том как продвигается расследование и на каком оно этапе, о мотивации решения Совета правосудия, который отказался отстранять его от должности, а также о его готовности сотрудничать со следствием и предложениях отдельных лиц "помочь" в прекращении уголовного преследования.

Гречковский также рассказал о своем видении причин уголовных преследований правоохранителей в отношении ряда украинских адвокатов.

ВСП отказался отстранить вас от должности. Вы знаете, какая мотивация данного решения? Довольны ли решением?

Я считаю, что решение Высшего совета правосудия справедливое, законное и его нужно уважать. Какая правовая аргументация положена в его основу, мне не известно, поскольку я не был в совещательной комнате. Текст, думаю, будет опубликован на сайте ВСП в ближайшее время.

Если почитать, как мотивировала свое представление об отстранении Генеральная прокуратура, то отказ выглядит более чем логичным. В начале представления прокуратура утверждает, что я, как член ВСП, не имею влияния на принятие решений судами. В этом прокуратура и усматривает незавершенное покушение на мошенничество. Но на последней странице этого документа прокуратура уже говорит, что я могу оказывать влияние на судей при рассмотрении дела в суде. Тогда на какой странице правда? Как быть с судьями Печерского и апелляционного суда, которые принимали определение о 4-х миллионном залоге и оставляли его в силе? От них не было жалоб на давление с моей стороны. Если согласиться с тем, что члены Высшего совета правосудия каким-то образом влияют на судей, то ни один член ВСП, находясь на должности, не сможет в суде даже штраф за парковку опротестовать.

Луценко говорит о завершении дела против Вас. Действительно ли оно завершено? Если нет, то когда оно будет завершено? На какой оно сейчас стадии?

Мне не известно о том, что досудебное расследование завершено. Для этого обычно приглашают в прокуратуру и вручают постановление об окончании досудебного расследования. Возможно, оно завершено и даже уже есть приговор суда. Но насколько я знаю, и в этом уверены мои адвокаты, пока идет досудебное расследование. Когда закончатся все процессуальные действия, то, я надеюсь, мне об этом сообщат не через фейсбук.

ГПУ считает, что вы оказываете давление на другого фигуранта вашего дела Олега Шкляра, путем признания его невменяемым. Это так?

Что касается контактов со вторым подозреваемым. Определением Печерского районного суда от 22 сентября 2016 года помимо залога для меня были предусмотрены определенные обязательства. В том числе, по первому требованию являться к следователю, сообщать о смене места проживания и работы; не общаться с понятыми, свидетелями, потерпевшим (заявителем) и вторым подозреваемым.

Определением Печерского райсуда от 17 ноября прошлого года эти ограничения были продлены на 2 месяца. Затем 17 января 2017 года суд сократил список обязательств, оставив только запрет на общение с потерпевшим (заявителем) и вторым подозреваемым. Таким образом, суд подтвердил выполнение всех условий с моей стороны. И я как не общался, так и в дальнейшем не намерен общаться со вторым подозреваемым, пока действует такой запрет. Так что у прокуратуры нет оснований утверждать, что я нарушил это условие и тем более, оказываю давление на этого человека.

Этому фигуранту назначена судмедэкспертиза. Каких результатов ожидаете?

Я ожидаю, что будут даны объективные и профессиональные заключения медиков. Но есть информация, что прокуратура оказывает давление на экспертов и пытается их склонить к выдаче такого заключения, которое выгодно прокуратуре.

Следствие по делу второго подозреваемого не выполнило определение Печерского райсуда от 22 сентября 2016 года, которое обязывало провести медицинское обследование.

Адвокат второго подозреваемого сам инициировал такое обследование подзащитного. Далее этот адвокат, имея результаты медицинского обследования своего клиента, который за свою жизнь перенес две трепанации черепа и две резекции мозга, что может поставить под сомнение его психическое здоровье, через суд получил новое определение о проведении психиатрической экспертизы. Экспертиза назначена судом в Украинском научно-исследовательском институте социальной и судебной психиатрии и наркологии Минздрава Украины по адресу Кирилловская, 103 (бывшая ул. Фрунзе). Для проведения экспертизы прокуратура должна предоставить экспертам этого института оригиналы материалов уголовного дела, но следователь не делает этого по каким-то причинам. То есть, следователь не выполняет уже второе определение суда. При этом в январе месяце следователь назначает альтернативную экспертизу в другом медицинском учреждении — городского уровня, которое называется "Территориальное медицинское объединение "Психиатрия" в городе Киеве и находится по адресу Кирилловская, 103А (бывшая ул. Фрунзе).

Проведена ли экспертиза там, где решил следователь, мне не известно. Проведена ли экспертиза, назначенная Печерским районным судом, я также не знаю. Но пока эти две экспертизы не будут проведены, я сомневаюсь, что досудебное следствие будет окончено и дело будет передано в суд. Моей роли в назначении этих экспертиз никакой нет, и обвинения прокуратуры в том, что я добиваюсь признания кого-то нездоровым, не соответствуют действительности.

Какова судебная перспектива вашего дела? Будет ли приговор как считаете? И какой он будет, оправдательный или обвинительный?

Если дело будет передано в суд, то обязательно будет и приговор суда. Я никакого преступления не совершал, и если суд сможет рассматривать дело без давления прокуратуры и сотрудников спецслужб, то я уверен в том, что приговор будет оправдательным.

Предлагали ли вам в ГПУ сотрудничество со следствием? Если да, то что ответили, если нет, то согласитесь ли, в случае такого предложения?

Я утверждаю, что не виновен, поэтому ни о каком сотрудничестве со следствием речь идти не может. Никто мне таких предложений не делал, наверное, потому, что понятна вся их бесперспективность. У меня достаточно правовых аргументов и моральных сил для того, чтобы противостоять давлению прокуратуры.

Выходил ли кто-то на Вас с предложением закрыть дело за определенную сумму денег? Если да, то за сколько?

С первого дня разные люди обнаруживают свою заинтересованность в том, чтобы предложить мне такого рода "помощь". Но я всем этим "помощникам" могу сказать публично, чтобы не старались. Я живу в рамках правового поля и "их способом" свои проблемы не решал никогда. Выхода из этой ситуации есть два — либо прокуратура закроет дело, либо передаст его в суд. Третьего решения не существует.

Есть ли у ГПУ доказательства вашей вины?

Если слушать Генеральную прокуратуру, то у них есть доказательства. Я же утверждаю, что нет и не может быть, потому что я ничего противозаконного не совершал.

Недавно суд предоставил доступ ГПУ к вашим телефонным разговорам. Как думаете, что они услышат при анализе?

Что касается прослушанных телефонных разговоров за определенный период времени, то, я думаю, что если бы там были какие-то факты, то мне бы о них сообщили. В любом случае, материалы дела мне еще не открывали, и более детально комментировать это я не могу.

Как вы оцениваете действия ГПУ и СБУ по ряду уголовных преследований в отношении адвокатов? О чем это свидетельствует? Какова позиция ВСП по этому поводу?

Высший совет правосудия не занимается защитой прав адвокатов. Для этого есть Национальная ассоциация адвокатов и ее профильный комитет.

Я могу подтвердить, что нарушения прав адвокатов действительно есть, и статистика этих нарушений растет. Игнорируются особенности процессуального статуса адвокатов, есть вмешательства в адвокатскую тайну, и да, часто к этим нарушениям причастны следственные судьи, которые санкционируют обыски, прослушивания и изъятия документов адвокатов без учета закона об адвокатуре.

Думаю, у адвокатуры есть и солидарная позиция, и реальное сопротивление тем нарушениям, которые имеют место. Все это свидетельствует о том, что независимая адвокатура и профессиональные адвокаты неудобны.

Оцените эффективность реформы Высшего совета юстиции в ВСП? Какие приоритеты ВСП в этом году?

Я всегда конструктивно комментировал судебную реформу, в результате которой создан новый конституционный орган — Высший совет правосудия. Стратегические задачи этого органа — изменить судебную систему, сделать ее профессиональной и прозрачной, и вернуть к ней доверие людей.

Если посмотреть на идеологию реформы и полномочия, предоставленные законом, то короткий список приоритетов выглядит так: обеспечить политический нейтралитет назначений в судебной власти, ее независимую работу на всех уровнях; повысить профессионализм судей через объективное и непредвзятое принятие кадровых решений.

Делать эти задачи нужно реально, не уходя в популизм, не втягиваясь в политические интриги, межведомственные войны и "охоту на ведьм". До сих пор нам удавалось держать баланс, и, я не думаю, что в дальнейшем профессионализм уступит пиару. Ни "черному" против нас, ни "белому" - в нашу пользу.

Больше новостей о: Павел Гречковский

Архив
Новости
Сыроид госпитализирована из-за последствий голодовки 11:22
Петр Порошенко. Фото: president.gov.ua
Киевский облсовет поддержал обращение о законодательном закреплении процедуры импичмента Порошенко 20:08
23.06.17 11:00 Пресс-конференция Светланы Крюковой и адвокатов Игоря Гужвы о давлении власти на издание "Страна.uа" 00:30
Полиция взяла штурмом редакцию "Страна.uа". Идет обыск 21:48
За жестокое обращение с животными Рада ввела до 8 лет тюрьмы 18:55
Гужву задержали. Фото: facebook.com/LlutsenkoYuri
Генпрокуратура заявила о задержании главреда "Страна.uа" Гужвы 23:13
Левочкин предлагает сократить депутатов и избирать губернаторов 14:26
Глава представительства УПЦ при международных европейских организациях принял участие в совещании ОБСЕ в Вене 17:42
НСЖУ требует разъяснить действия полиции в редакции "Страна.ua" 09:28
Скандальный мост в Днипре. Заму Филатова указали, что сроки капремонта Центрального моста снова сорваны 11:00
больше новостей

ok