подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Авторы "Даогопака": Следует различать то, что называется национализмом от здравого смысла

Максим Прасолов.
Максим Прасолов.

"Даогопак" - графический роман, написанный Максимом Прасоловым, Олегом Коловым и нарисован Алексеем Чебыкиным.

"Даогопак" - графический роман, написанный Максимом Прасоловым, Олегом Коловым и нарисован Алексеем Чебыкиным.

В сюжете миксованы локальное и глобальное. Среди героев - запорожские казаки, ассасины, ниндзя, турецкий султан. При этом, некоторые черты выдуманного мира хорошо знакомы: жуликоватые таможенники, красивые женщины-содержанки.

Что касается смыслов, то авторы отсылают к дао, Григорию Сковороде, а также феминизму, потому что ниндзя - cимпатичная девушка, способная самостоятельно победить сотни вооруженных бойцов.

Вообще впечатление от книги такое, будто смотришь сториборд фильма Люка Бессона. Авторы пока думают не о фильме, а о анимационном проекте, и в ближайших их планах - завершение трилогии "Даогопак", ее издания в других странах, а также активное создание книг с новыми историями и героями, которые постепенно будут заполнять вселенную Даогопака.

Проект, насколько амбициозен, сколь и рискованный, потому что обращаться так или иначе к теме этнографии сегодня - значит автоматически встретить сопротивление публики, которая себя осознает как прогрессивную. Впрочем, авторы готовы принять вызов и доказывать скептикам, что казаки и гопак могут быть интересными и современными. На карте - модернизация национального мифа.

Интенция спорная, особенно для тех, кто выступает за демифологизацию в принципе. Хотя очевидно, что если у страны отсутствует свой язык современной поп-культуры, это имеет малоприятные экономические последствия - мы обречены платить за чужую.

"Украинская правда. Жизнь" узнала подробности создания романа и даже успела немного поспорить с авторами.

Максим Прасолов: "Даогопак" был придуман семь лет назад. Сценарий был написан довольно быстро. Окончательно остальные элементы сложились в 2007 году.

Название "Даогопак" родилось сразу. Я не хотел бы вдаваться в детали, в этимологию этого слова. Мне кажется, оно объясняет само себя. У главного антигероя, есть фраза, которая, как мне кажется, является ключевой для нашего романа: "Добро и зло непобедимы".

Алексей Чебыкин: Макс сказал, что идее семь лет, но он не вспомнил такой момент, что параллельно с написанием истории, с ее разработкой он искал художника, который бы это мог сделать. Начинали с ним работать очень много серьезных парней и из России, и из Украины. Но определенные обстоятельства: одни заняты, другие не понимали Макса.

В то время я был занят театральной постановкой. Когда Макс мне позвонил, я уже был в курсе, прочитал статью в московском "Огоньке" о том, что он разрабатывает "Даогопак". Но никогда не думал, что он как-то дойдет до меня, был неким наблюдателем, как это у Макса происходит.

И тут он звонит мне и говорит: "Мне посоветовали, что ты за это возьмешься". Отвечаю: "Делаю театральный проект, поэтому позвони мне через год". Проходит год, день в день, звонит мне Макс и спрашивает: "Ты закончил свой спектакль?". Отвечаю: "Окончил". А сам думаю: если человек ждал год, чтобы я уволился, значит, ему действительно нужно. Мы встретились. Могу сказать, что с первого дня я уже был полностью в этом проекте, у меня не было мыслей, браться или не браться.

- Максим, почему ты как автор выбрал прошлое? То есть постмодернистская игра, но именно с прошлым. Почему будущее или не параллельная реальность?

Максим Прасолов: В следующем проекте "Чуб", где неопределенное время, там есть казаки и коcмические корабли.

Чтобы создать ядро ​​мира, нужно на чем-то базироваться. Мы пошли путем модернизации мифа того, что реально существовало у нас и что девальвировано на данный момент огромной, багатосотричной работой различных колонизаторов. Потому что необходимо говорить, что Украина находится в процессе деколонизации и поэтому сейчас, точно так же как во всех других государствах в определенное время, поднимается что-то свое, что-то аутентичное и уникальное.

История о казацком рыцарстве, которое не просто существовало, а в течение 170 лет держало гигантскую территорию, имело свою систему образования, военную подготовку, свои законы, - это чего-то стоит, и невозможно от этого отмахиваться. Первое, что не нужно делать, - не нужно делать из этого некую слезливую шароварную реальность в жанре того, как люди у нас любят петь песни, ходить в вышиванках, то есть всего того, что называется украинским колоритом.

Мы современные люди, поэтому мы делаем современную историю, мы переосмысливаем то наследие, которое имеем. И мы очень хотим донести до сознания и украинцев, и мира очень простую идею: наши казаки-характерники - это точно такие же самураи, которые существовали примерно в то же время, это точно такие же мастера кунг-фу, это такие же рыцари, как шотландцы в "Храбром сердце".

К сожалению, для этого ничего не делалось или создавали какие-то пропагандистские агитки, которые смотреть невозможно, или очередной опус на историческую тему, который девальвирует саму идею. Вот чего мы точно не хотим - этого.

Поэтому мы делаем альтернативную историю. Да, она постмодернистская, но она основана на реальных исторических персонажах и событиях. Нельзя сказать, что этот наш персонаж точно соответствует историческому лицу, но каждый из них имеет определенные черты и характерные особенности исторического персонажа.

Алексей Чебыкин: Мы создаем мир "Даогопака", из которого потом могут выйти какие-то параллельные истории, новые герои, которые сейчас у нас второстепенные, а затем станут главными в своем отдельном рассказе. Возможно, будут над этим миром работать и другие авторы, и другие художники. Мы хотим, чтобы это не были начало и конец, а чтобы это было как галактика, которая все время расширяется.

Максим Прасолов: На данный момент кроме "Даогопака", у нас есть еще три проекта. В каждой истории, в которой мы модернизируем определенный миф, мы прокладываем мост. Эти миры объединяются, мы взаимно цитируем героев в наших историях. Ядро этого мира - "Даогопак", построенный по философской модели трех миров Григория Сковороды.

- Алексей, когда ты рисовал, что именно тебя провоцировало, вдохновляло?

Алексей Чебыкин: Вообще не верю и не знаю, что такое вдохновение. Есть работа, и я ее очень люблю. Всю свою жизнь занимался только тем, что рисовал. Это определенная зависимость, определенная необходимость что-то делать каждый день, и делать что-то новое, не повторяться.

Поэтому, возможно, самым двигателем этой работы было то, что это был новый для меня опыт. И это можно считать моим вдохновением.

В рисовании я придерживаюсь традиций украинского барокко. Учился на украинской графике, и своим рисованием продвигаю идею украинской прикладной графики, использование ее достижений, она довольно сильно отличается не только от французской, американской, английской, а также от российской, хотя школы очень родственны. Если сравнивать, то наиболее подобная нашей латиноамериканская графика. Это относительно рисования.

Драйв был от того, что мы рисуем историю украинскую и об украинцах. Раньше мне больше приходилось делать исторические произведения глобалистские. Для французов я рисовал фэнтези, которое было более похоже на французское. Для поляков я рисовав определенные страницы из истории Польши.

- То есть у вас "националистический" проект?

Алексей Чебыкин: По этому поводу маленькая история. Украинцы всегда поют печальные песни. Почему? Неужели у нас такая участь, все время казаки изрублены, избиты? Ответ: брат, дело в том, что только мы начинаем петь, как сами славно порубили, то тотчас же ляхи-подонки поднимают шум, будто мы националисты.

Максим Прасолов: Следует различать то, что называется национализмом, от того, что называется здравым смыслом. Как по мне, опыт всех развитых стран доказывает, что без хорошего, крепкого национального контекста, положенного в основу большой креативной индустрии, невозможно осуществлять правильную гуманитарную политику государства. Возьмите Францию. Для чего, спрашивается, Франция героизировала галлов Астерикса и Обеликса, почему это приобрело такую ​​популярность во Франции? Зачем французам доказывать, что галлы, их предки - герои, которые противостояли римлянам?

- Они не доказывают. Людям нужна сказка.

Алексей Чебыкин: Они могли придумать какое-то Средиземье с драконами. Вместо этого они берут исторических персонажей, время, когда галльские племена воевали с Римом, и героизируют сам момент, что вот все вокруг уже завоеваны, и только мы, галлы, держимся, никто нас не сковырнет. Вот что мы подразумеваем под героизацией.

Максим Прасолов: Так же, как японцам перед Первой мировой войной требовалось мобилизовать национальный дух. Они вытряхнули пыль из самурая и сделали из него героя. А потом в 1950-е кинематограф сделал героя из ниндзя. Хорошо известному нам образу ниндзя вообще только полвека.

Также Теодор Рузвельт в свое время с ковбоями. Он сам был ковбоем. Известно, что никогда ковбои в индейцев не стреляли. Последних индейцев 1830 загнали в резервацию, а ковбои появились на 50-60 лет позже, через два поколения. Но Буффало Билл Коди сделал шоу, возил по всем Соединенным Штатам, "Шоу дикого Запада". Там у него замечательные умельцы с лассо и Кольт стреляли в каких-то переодетых индейцев. На самом деле этих событий в истории не было. Это все - фантазия шоуменов, впоследствии писателей, а впоследствии и кинематографистов.

- Какова ваша цель?

Максим Прасолов: Мы считаем, что через одну генерацию структура глобального контента сложится. Он цементируется. В сознании человека останется, кто откуда есть.

Алексей Чебыкин: Самурай из Японии. Чувак в стеттонивской шляпе с двумя кольтами - это ковбой. Толстяк с косичками в полосатой майке - это точно галл французский. Рыцарь в шлеме - король Артур. Чувак с косой, который умеет прыгать и летать, - это точно китаец, мастер кунг-фу. А мужик с топором - это не лесник, это викинг.

Максим Прасолов: И это сознание будет состоять именно из тех мифов, которые в ней останутся. До этого осталось всего лишь поколение. Почему? Потому что сейчас через глобальные сети все происходит очень быстро. Контент производится всеми. И производится не с пустого места, а на основе той мифологии, которую человек точно так же получает. Это, конечно, симулякр второго порядка, продукт вторичной переработки. Но по-другому быть не может.

Мы должны достать то, что есть. Украинская мифология, поверьте, ничем не хуже, чем запасы железной руды. Копать украинский миф может быть выгоднее, чем добывать железную руду.

Если брать опыт Японии, в 2009 году японский премьер-министр Таро Асо заявил, что он собирается создать огромную индустрию манги вместимостью 200 миллиардов долларов, в которой будет занято полмиллиона человек. То есть он собирается увеличить ее как минимум в восемь раз.

А теперь представьте себе, что такое 35-40 миллиардов долларов, которые крутятся в индустрии манги, аниме, производстве игрушек на основе этого. Это создает сотни тысяч рабочих мест, это создает добавленную стоимость в стране и это позиционирует страну в мире очень правильно. Потому что манга и аниме точно так же продвигают японский миф, как мы сейчас с нашим графическим романом продвигаем украинский миф.

- Японская молодежная поп-культура - вторая после американской по популярности. Кроме американцев и японцев, ни у кого не получилось...

Максим Прасолов: Смотря что считать под "получилось". По сравнению с масштабами популярности тех же французов - крупнейшего рынка рисованных историй в Европе - очень даже получилось.

- Если мы говорим о конкуренции за внимание глобального потребителя, то для тинейджеров существует американское кино и японское аниме.

Максим Прасолов: Для тинейджеров какой страны? 2 миллиарда евро индустрия "Астерикса и Обеликса" приносит ежегодно французской экономике.

- Но это не столь узнаваемое.

Алексей Чебыкин: Я не согласен. Потому что это - унижать одно и выпячивать другое. Вложение денег в раскрутку - это совсем другое дело. Если брать по объему выпускаемой продукции, то, кстати, французы сейчас очень успешно завоевывают Америку. Сейчас французские издания, которые были непонятны американцам, все больше переводятся на английский и продаются в Америке.

- Да можно загуглить и посмотреть.

Максим Прасолов: На каком языке загуглить? В каком сегменте интернета ищешь?

- А давайте выйдем на улицу и спросим? В Киеве, Москве, Берлине. Аниме и мангу знают гораздо большее количество людей, чем французское кино. Я сейчас говорю о популярной культуре в целом.

Максим Прасолов: Наше убеждение состоит в том, что поп-культура вообще еще ​​не сложилась. И собственно с этого пазла она сложится. Она сложится через поколение, вот тогда будет поп-культура в целом.

Мы сеем идею-вирус, который, надеемся, побудит творческие, интеллектуальные кадры заняться своим культурным, мифологическим наследием, выводить ее в современном формате, интересном глобальному зрителю, читателю и слушателю. Это гораздо лучше, чем унылое копирование или микширование давным-давно протухших на глобальной платформе тем.

Я считаю, что тема, которой мы занимаемся, недооценена или неправильно подана. Она неправильно срослась в сознании очень многих людей. Ее можно и нужно подавать по-другому, чем мы и занимаемся.



Архив
Новости
Аваков не будет прерывать визит в Канаду из-за трагедии в Княжичах 13:23
Аваков в Канаде. Расследовать гибель 5 полицейских будет замминистра Сергей Яровой 14:23
Гибель 5 полицейских в Княжичах остается без реакции Авакова 09:21
5 полицейских погибли в перестрелке между собой в Княжичах под Киевом 11:19
Реакция соцсетей: Полиция "крышевала" грабителей и расстреляла прибывшую в Княжичи на вызов охрану ГСО 02:03
Российский истребитель Су-33 упал в море при посадке на "Адмирал Кузнецов" 12:31
Гробница Иисуса Христа оказалась настоящей и нетронутой с момента захоронения 12:03
Соцсети активно обсуждают новые цены на алкоголь: требовать субсидии или созывать "Алкогольный Майдан"? 08:01
Хозсуд Киева постановил взыскать с "Газпрома" 172 млрд гривен штрафа 12:44
В соцсетях подбирают Авакову замену на посту министра МВД после бойни в Княжичах 21:50
больше новостей