подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Мир отходов и Украина в нем

Проблема отходов сопровождает Украину на протяжении всех лет ее независимости.

Проблема отходов сопровождает Украину на протяжении всех лет ее независимости. Однако "в мире отходов" находится не только она, но, фигурально выражаясь, весь мир. Вместе с ростом экономики, населения и сферы потребления происходит быстрое увеличение как объемов, так и видов отходов, прежде всего промышленных, бытовых, а в последнее время, в частности, отходов электрического и электронного оборудования, батарей, изношенных шин, транспортных средств и т.п.

По данным Европейской экономической комиссии ООН, в период с 1996-го по 2007 год общий объем отходов в странах ЕС и Европейской ассоциации свободной торговли рос на 2% в год. Последнее особенно касается твердых бытовых (муниципальных) отходов — их образование в мире превысило начиная с 2007 года 2 млрд. тонн, а темпы ежегодного роста достигают 7%.

Как отмечено в докладе "Защита окружающей среды Европы", "экономический рост и потребление оказались значительно более сильным определяющим фактором для генерирования отходов, чем все инициативы и меры по его предупреждению". Иначе говоря, отходы продемонстрировали, что они "сильнее" правительств. Вместе с тем стремительно развивается рециклинг отходов, и на этой базе во всех развитых странах создается фактически новая индустрия. Вторичное ресурсопользование все больше становится органической составляющей цивилизационного развития и одним из важнейших векторов построения "зеленой" экономики.

Показатели образования и накопления отходов в Украине являются едва ли не самой распространенной "страшилкой", которая должна свидетельствовать об угрожающей экологической ситуации в стране. Некоторые основания для этого, конечно же, есть, но неполнота статистики делает соответствующие оценки противоречивыми. Минприроды Украины в своих документах, в частности в национальных докладах о состоянии окружающей среды, оперировало в последние годы цифрой накопления отходов в 35—36 млрд. тонн. В удельном выражении это составило более 50 тыс. т/км2 и более 750 тонн на каждого жителя. Оценка ежегодного образования — от 670 до 770 млн. тонн — соответствовала 15—17 тоннам отходов на душу населения.

Все перечисленные показатели интерпретировались как беспрецедентные для Европы. Они подкреплялись данными о повторном росте отходов в Украине начиная с 2000 года. Одновременно приведенные оценки выполняли определенную спекулятивную роль. Исключительные, вроде бы, масштабы проблемы отходов не только были демонстрацией "уникальности", но и служили индульгенцией за отсутствие прогресса в ее решении.

Наша задача заключается в более прагматичном и отстраненном взгляде на истинное положение и содержание проблемы отходов. В соответствующих оценках будем опираться как на современную европейскую статистику отходов, так и на обновленную отечественную. Нужно отметить, что формирование полноценной европейской статистики приходится только на начало 2000-х годов, системные данные появились с 2006 года. Этому процессу способствовало принятие Европейского классификатора отходов (List of waste). Реагируя на европейские подходы, Государственная служба статистики Украины тоже пересмотрела статистический учет отходов, хотя последовательности в этом ей не хватило.

Начиная с 2010 года переход на новую форму статистического учета в Украине позволил внести существенные, хотя и не во всем однозначные, изменения в оценку ситуации с отходами. Согласно указанному учету годовой объем генерирования отходов составил 419,2 млн. тонн, а объем накопления в "специально отведенных местах или объектах" — 13,27 млрд. тонн. То есть значительно меньше, чем в предыдущих отчетах.

Но зато в обновленной статистике возник новый парадокс. Все образованные отходы оказались в статусе опасных. По их объему Украина превзошла всю Европу вместе с Россией. К этому привела унаследованная еще с советских времен градация всех отходов на четыре класса опасности. Так или иначе официальная принадлежность 419,2 млн. тонн отходов к категории опасных способна напугать — ведь во всех странах ЕС-27 их образуется лишь около 100 млн. тонн (табл. 1). Если основываться на европейских стандартах, то фактически в Украине в категорию опасных должны попадать только отходы I—III классов опасности. А их образование, например, в 2010 году составило 1,66 млн. тонн, т.е. примерно 2% от таковых в ЕС-27. Следовательно, чем раньше Украина перейдет на европейские стандарты, тем адекватнее мы будем воспринимать ситуацию в нашем доме.

В целом может сложиться впечатление, что Украина перманентно борется за сомнительную честь быть уникальной по отходам — как по их объему, так и по опасности. Но если Украина и уникальна, то скорее по дефициту внимания к решению стоящих перед ней задач. Даже несмотря на то, что Украина первой среди стран СНГ приняла Закон "Об отходах" (1998 год) и в 2000 году на законодательном уровне утвердила общегосударственную программу обращения с отходами на период до 2005 года. Ведь по выводам Счетной палаты Украины от 2006 года, мероприятия программы были профинансированы максимум на 4—5%, и это продемонстрировало практически полный ее провал.

Верховная Рада Украины, реагируя на ситуацию, в 2007 году приняла постановление о необходимости разработки другой программы обращения с отходами. Однако работа затормозилась, несмотря на ее имитацию.

Наконец, в мае 2011 года прозвучал почти "окрик" президента в адрес правительства — его поручение "О повышении эффективности реализации государственной политики в сфере обращения с отходами" с обязательством к 1 декабря 2011 года "обеспечить подготовку и внести в установленном порядке на рассмотрение Верховной Рады Украины законопроект об общегосударственной программе обращения с отходами в Украине".

Возвращаясь к национальным особенностям проблемы отходов, обратимся к табл. 1. Из ее данных следует, что доля Украины в генерировании отходов в общеевропейском регионе примерно совпадает или незначительно превышает долю населения. Доминирующие объемы принадлежат в таком измерении странам ЕС-27 и России. Кроме Украины, относительно высокие абсолютные показатели образования отходов характерны для Германии, Франции, Великобритании, Болгарии (от 190 до  372,8 млн. тонн), и некоторые из этих стран вплотную приближаются к Украине с ее 419,2 млн. тонн.

В сравнительном контексте самыми интересными оказываются удельные показатели образования отходов на одного человека (рис. 1). Эти данные свидетельствуют, что Украина "безжалостно" теряет первенство в генерировании отходов и вместе с ним — свою экстремальность. Мог ли раньше кто-либо предположить, что в Украине образуется меньше отходов, чем в Эстонии, Болгарии и Румынии и даже в Швеции и Финляндии. Но достоверность данных Евростата несомненна.

Согласно тому же источнику, в странах ЕС-27 генерирование отходов составляет в среднем 5,2 т/человека против 9,2 т/человека в Украине. Но и тут есть определенные неожиданности. Если из состава Украины "исключить" одну лишь Днепропетровскую область, то показатель образования отходов на одного человека по остальной территории сразу упадет до 3,2 тонны и мы таким образом становимся одной из самых благополучных стран Европы. Если же дополнительно "изъять" Донецкую область, то удельный показатель уменьшится до 2,1 т/человека, и по его величине равных Украине почти нет. Разве что Словакия и курортная Хорватия.

Дальнейший анализ показывает, что все страны Европы с высокими абсолютными показателями генерирования отходов "обязаны" этим прежде всего горнодобывающей промышленности, т.е. минеральным отходам. В Болгарии это связано с масштабной добычей лигнитов (с большими объемами вскрышных работ), в Эстонии — горючих сланцев и т.д.

Украина — не исключение. Она находится в одном ряду с другими индустриально развитыми странами, а существующее отличие порождалось крупномасштабной добычей полезных ископаемых и их первичной переработкой (которые сосредоточены именно в Днепропетровской и Донецкой областях). Доминирующая доля соответствующих отходов относится к категории инертных и нейтральных. То есть исключительно количество отходов не может рассматриваться как критический параметр. Что же тогда является ключевой проблемой в этом смысле?

В поисках ответа обратимся к отдельным видам или группам отходов, прежде всего твердых бытовых и опасных. Таким образом, мы приближаемся к сути вопроса, но опять-таки — не по количественным показателям отходов. Твердые бытовые (муниципальные) отходы, в отличие от промышленных, характеризуются исключительно рассредоточенностью, и на сегодняшний день именно они больше всего "мозолят глаза" и находятся в центре внимания. Объемы их образования в мире, как отмечалось, непрерывно растут. В ЕС-27 этот показатель составил в 2009 году почти 260 млн. тонн. По сравнению с ним украинские объемы — 11 млн. тонн (а по последним данным Минрегионстроя — 13 млн. тонн) — это только 4%.

На вопрос, почему именно эти отходы оказались в центре внимания и правительства, и власти, и общественности, ответ можно найти в табл. 2. Инфраструктура обращения с ними у нас, в отличие от ЕС, находится в зачаточном состоянии. Доминирующая доля отходов накапливается на экологически опасных свалках. В результате теряются и ресурсы, и чистая природная среда. Например, в Черниговской области, где добросовестно подошли к учету, насчитывается почти 800 свалок. Из них 26 формально являются полигонами складирования, а 771 — сельскими или поселковыми свалками. В Украине ежегодно возникает до 35 тыс. подобных стихийных свалок.

На сегодняшний день удельные показатели образования бытовых отходов на душу населения составляют в Украине не более 310—330 кг/год (а формально по объемам их вывоза — всего около 280 кг). В странах ЕС этот показатель колеблется в пределах от 316 кг в Чешской Республике, до 833 кг — в Германии, а в среднем составляет 513 кг. То есть в Украине образование этих отходов в расчете на душу населения находится на нижней черте европейского диапазона.

Однако нас ожидает практически двойной рост их объемов со всеми вытекающими последствиями. Отличие от Европы опять-таки касается не количества бытовых отходов, а отсутствия надлежащих средств обращения с ними, в частности раздельного сбора и рециклинга. Добавлю, что в странах ЕС обращение с этими отходами эволюционирует в последнее десятилетие в направлении поступательного снижения доли сжигания и захоронения на полигонах, хотя в абсолютном выражении указанная доля остается еще довольно большой (см. табл. 2).

Опасные отходы в Украине — это прежде всего непригодные пестициды и агрохимикаты, рассредоточенные на тысячах заброшенных складов во всех областях. Проблему их обезвреживания Украина решает 12-й год. Вокруг нее успели нагородить немало спекуляций. Только подняв эту проблему на уровень национальной, мы смогли сдвинуть ее с места. Между тем нужно напомнить, что не меньше, чем в Украине, непригодных пестицидов было накоплено также в России, Узбекистане, даже в Польше. В мире, по данным ФАО, объем указанных отходов достигает 500 тыс. тонн.

Как бы то ни было, но после хорошей дойки бюджета и даже резервного фонда Кабмина мы получили заверения Минприроды Украины в том, что в 2012 году последний склад с непригодными пестицидами и агрохимикатами будет ликвидирован. Это же вроде бы касается и таких экстремальных с точки зрения безопасности объектов, как накопление гексахлорбензола на полигоне возле Калуша, мононитрохлорбензола в Горловке, бериллийсодержащих отходов в Киеве, токсичных нефтешламов под Львовом. На очереди устойчивые органические загрязнители — отходы широкого спектра номенклатуры, которые содержат полихлорированные бифенилы и должны быть уничтожены согласно Национальному плану выполнения Стокгольмской конвенции. Кроме того, медицинские отходы, гальваношламы и ряд других.

Таким образом, в Украине, хотя и со значительной задержкой, в целом принимаются меры, направленные на постепенную ликвидацию очагов опасных отходов. Объемы финансирования из государственного бюджета в течение последних двух лет значительно увеличились. С другой стороны, это финансирование носит в значительной степени разовый субсидийный характер.

Действия правительства и местных властей относительно соответствующих мер и целевых расходов остаются фрагментарными и даже авральными.

Ориентация на оплату услуг по уничтожению отходов почти исключительно за рубежом является стратегически недальновидной. Это обусловливает не только необходимость направить на эти цели значительные объемы средств из государственного и местных бюджетов, но и блокирует создание собственной инфраструктуры.

Почему стратегия недальновидна? Потому что опасные отходы — это непрерывный ежегодный поток с тысяч предприятий. Их уничтожение без наличия национальных мощностей станет для экономики непомерно затратным. В Германии, например, образуется крупнейшая в Европе свалка опасных отходов — около 20 млн. тонн (против примерно 2 млн. тонн в Украине). Но экологической катастрофой там не озабочены. Они согласны принимать на обезвреживание даже наши отходы. Следовательно, ориентируясь на заграницу, Украина пошла быстрым, но стратегически убыточным путем, и, похоже, значительную роль в этом выборе сыграло желание получить политические дивиденды.

Украинские экологи с иронией называют эти подходы "утилизацией по-украински".

Потребность в собственных мощностях по обезвреживанию опасных отходов очевидна. В  2011 году Минприроды в очередной раз декларировало намерение создать соответствующий полигон в центральной Украине. В этом контексте вызывает понимание позиция теперь уже бывшего министра Н.Злочевского, (газета "День", №43 от 13 марта 2012 года). Он, в частности, заявил, что мы якобы слишком дешево вывезли на уничтожение из Горловки мононитрохлорбензол и таким образом сэкономили на строительстве завода, который стоил бы 30—40 млн. долл. Польша, как оказалось, может позволить себе обладать соответствующими мощностями, а Украина — обойдется и будет "чистой" без них. Не самообман ли это?

Украина в последнее время демонстрирует рост решимости в решении проблемы отходов. Свидетельством этого является непосредственное внимание к этим вопросам и президента, и премьера, и профильного министра. Активизируются усилия правительства, наблюдается положительная динамика соответствующих мер. По поручению президента и согласно Национальному плану действий по охране окружающей среды на 2011—2015 годы предусмотрены разработка и внедрение системы обращения с отходами упаковки, отработанными маслами, шинами и резиной, изношенными транспортными средствами, отходами электрического и электронного оборудования, аккумуляторами и батареями.

Ситуация с рециклингом в Украине, скажем так, не очень плохая. Около 1 млн. тонн ресурсоценных отходов (преимущественно макулатуры и стеклобоя) уже вовлечены в переработку. В значительной степени мы обязаны этим системе заготовки, которая сложилась еще в советские времена и которую мы, собственно, унаследовали. Рыночные условия способствовали росту сферы заготовки и переработки отходов. В ней насчитывается уже более 1500 предприятий. По сути, формируется новая отрасль и происходит освоение новых ресурсных источников. Осталось отметить, что в странах ЕС в сфере рециклинга формируется 0,4—0,6% их внушительного ВВП, тут задействованы более 1,5 млн. работающих, а денежный оборот достигает
100 млрд. евро. В последнее время европейцы вообще любят называть себя "обществом рециклинга".

В Украине же ключевую роль начинает играть уже упомянутая Общегосударственная программа обращения с отходами. В июле ее планировали к рассмотрению Верховной Радой Украины. В ее контексте наиболее противоречиво воспринимается применение мусоросжигательных технологий. Ведь в странах ЕС прослеживается устойчивая тенденция к снижению доли сжигания (табл. 2). Современные технологии делают мусоросжигание довольно конкурентным бизнесом. Но нужно учитывать, что соответствующие технологические подходы являются одними из наиболее затратных (и рискованных). Они могут применяться при необходимости достичь быстрого результата и в отдельных случаях. Возможно, именно подобные ожидания и связывают с реализацией национального проекта "Чистый город".

Создание инфраструктуры обращения с отходами — это очень масштабная задача национального уровня. Согласно оценкам Минрегионстроя Украины, обнародованным на его недавней коллегии, только первоочередная потребность в финансировании сферы твердых бытовых отходов составляет ориентировочно  160 млрд. грн. За этой суммой — 60 мусоросортировочных заводов, 30 заводов по биолого-механической переработке, 30 заводов по утилизации и многие другие объекты.

В современных условиях крайне недальновидно чрезмерно полагаться на привлечение иностранных инвесторов. Стратегически возникает главная задача — создание собственной промышленной и конструкторско-технологической базы, нацеленной на создание инфраструктуры обращения с отходами.

В Украине, несмотря на некоторый прогресс в решении проблемы отходов, стратегия обращения с отходами остается несформированной. Неустойчивой остается финансовая безопасность этой сферы, что должно особенно настораживать. Всего же в этом смысле нужно меньше спекулировать экстремальностью ситуации, не решать проблемы авральным путем, а, исходя из стратегических подходов и международно выверенного опыта, формировать прагматичную национальную политику. Именно поэтому соответствующая общегосударственная программа, ее подача и рассмотрение в Верховной Раде Украины не должны оставаться без внимания общественности.

Владимир Мищенко для "Зеркала Недели. Украина"



Архив
Новости