Публикации 2016-12-03T05:25:16+02:00
Українські новини
Эпический "Укртелеком"

Эпический "Укртелеком"

Георгий Дзекон останется руководить
Георгий Дзекон останется руководить "Укртелекомом".

Встреча новых владельцев "Укрателекома" с прессой позволила осознать, что история приватизации оператора завершилась. И завершилась эпически.

19 апреля собственники и руководители австрийского концерна Epic провели свою первую пресс-конференцию в качестве новых собственников-монополистов фиксированной связи в Украине. Ничего сенсационного они, конечно, миру не поведали, но их встреча с прессой позволила осознать, что история приватизации "Укртелекома" завершилась. И завершилась эпически.

На сегодня формально акции оператора еще не перечислены покупателю. В апреле 2011 года Фонд госимущества получил первый платеж – чуть более 4,2 млрд гривен – ровно половину той суммы, которую австрийцы должны заплатить согласно подписанному 11 марта договору купли- продажи 92,79% акций "Укртелекома". В течение месяца покупатель должен внести оставшиеся средства, затем стороны подпишут акт приемки-передачи акций, и до лета новый собственник окончательно вступит в свои права.

Напомним, что впервые речь о приватизации компании зашла в конце 90-х годов. Перспективы разгосударствления того или иного предприятия во времена президентства Леонида Кучмы зачастую несли отпечаток личных симпатий главы государства. До президентских выборов 1999 года продать компанию не успели, поскольку предварительно "Укртелеком" необходимо было корпоратизировать. Этот процесс был завершен в 2000 году, после чего путь к приватизации был формально открыт. Однако пропрезидентское парламентское большинство в том же году усложнило ситуацию, регламентировав будущую продажу специальным законом. Парламентарии закрепили в госсобственности контрольный пакет акций и ограничили круг потенциальным претендентов понятием "промышленного инвестора", что серьезно уменьшило интерес к объекту и сделало его приватизацию возможной только через кабинет главы государства. Тем не менее, начало приватизационному процессу было положено, что позволило в 2001 году провести льготную продажу более 7% акций компании трудовому коллективу.

На протяжении 2001-2004 годов перспектива продажи монополиста в сфере связи периодически поднималась, но довести процесс до логического конца мешала политическая нестабильность, характерная для второй президентской каденции Кучмы. Поэтому вместо приватизации власть осуществила отчуждение у нее самого ликвидного актива – контрольного пакета акций компании "Украинская мобильная связь". Этот шаг не только снизил стоимость "Укртелекома", но и подорвал перспективы его развития -– всем было очевидно, что будущее за мобильной, а не за стационарной связью.

После победы "оранжевой революции" новой власть также предприняла ряд шагов по приватизации "Укртелекома", в частности было приостановлено действие принятого в 2000 году "ограничительного" закона (окончательно он был отменен в 2007 году), небольшие пакета акций предприятия выставлялись на торги на украинские фондовые биржи. Но в обстановке перманентной войны всех против всех в украинском политикуме конца 2000-х достижение консенсуса относительно способа продажи компании и консолидация политической воли для реализации выбранного сценария оказались невозможными. Президент Виктор Ющенко вел дискуссию на эту тему с несколькими премьерами в свойственной ему неспешной манере, премьеры понимали, что без четкой позиции главы государства "Укртелеком" не продать, а глава Фонда госимущества социалистка Валентина Семенюк вела собственную игру. В результате благоприятный момент для наиболее выгодной приватизации "Укртелекома" на волне экономического роста в Европе и мире был безвозвратно упущен.

В результате благоприятный момент для наиболее выгодной приватизации "Укртелекома" на волне экономического роста в Европе и мире был безвозвратно упущен.

Стоит подчеркнуть, что наиболее привлекательной для инвесторов компания выглядела в конце 1990-х годов, когда сети мобильных операторов в Восточной Европе только начинали свое развитие, а западные компании осуществляли скупку национальных операторов в этом регионе. Также значительный потенциал "Укртелеком" сохранял и в начале двадцать первого века, когда финансовые результаты компании и наличие у него контроля над одним из крупнейших мобильных операторов внушали оптимизм и поддерживали стоимость объекта на высоком уровне. Но отчуждение пакета акций "Украинской мобильной связи" привело к тому, что с 2005 года финансовые возможности "Укртелекома" значительно упали, а 2008 год компания закончила уже с убытком. Увеличился также размер ее кредиторской задолженности, из-за чего будущие собственники компании называют работу с накопившимися долгами одной из первейших задач "укртелекомовского" менеджмента.

После победы в 2010 году на президентских выборах Виктора Януковича "бульдозерный" метод руководства Партии регионов обеспечил определенную политическую стабильность. Инвесторов мало интересуют "сопли и вопли" украинской оппозиции, им важнее предсказуемые правила игры. Во многом благодаря зачистке политического поля и консолидации власти в руках главы государства вопрос приватизации "Укртелекома" вновь встал на повестке дня. Дыры в государственном бюджете заставили ответственных за принятие решения думать быстро. Не секрет, что продажа государственного монополиста фиксированной связи позволила обеспечить запланированный объем поступлений от приватизации. В итоге "регионалам" удалось руками назначенного по квоте коммунистов на должность председателя ФГИ Александра Рябченко закончить эту приватизационную эпопею. Но бочка меда оказалась разбавлена изрядным количеством дегтя.

В конкурсные условия был вписан ряд ограничений, отсекающих от конкурса компании с государственной долей в капитале более 25% (например, Deutsche Telekom), и компании с долей дохода, превышающей 25% от общерыночного ("Киевстар"). Эксперты, анализируя причины такого неестественного отбора будущего покупателя, называли основными наиболее вероятными покупателями "Укртелекома" SCM Рината Ахметова и российскую МТС, однако их прогнозы не оправдались. Единственным претендентом на "Укртелеком" оказалась киевская компания ЕСУ, дочернее предприятие австрийского концерна Eріс. Согласно законодательству, австрийцы получили право приобрести "Укртелеком" по оценочной стоимости без проведения торгов.

Несколько слов скажем об утвержденной властями стоимости актива в 10,5 млрд гривен. Здесь мнения экспертов о справедливости этой оценки разделились. Часть аналитиков вместе с руководителем "Укртелекома" Георгием Дзеконом отмечают, что капитализация компании, исходя из стоимости ее акций на украинских фондовых биржах, составляет не более 9-9,5 млрд гривен. Кроме того, конкурсные условия возлагают на плечи покупателя значительную кредиторскую задолженность оператора и выделение из "Укртелекома" спецсвязи в отдельную госкомпанию. Их оппоненты, среди которых и экс-руководители ФГИ и оппозиционные политики, отмечают, что оценивать такой стратегический объект только лишь на основании рыночной капитализации некорректно, а падение значимости фиксированной связи компенсируется наличием наибольшей в стране оптоволоконной сети и контролем над 90% объектов всей кабельной канализации в Украине.

Но сильнее всего экспертное сообщество поразило не цена актива и отнюдь не отсутствие аукциона, поскольку к варианту с одним покупателем, учитывая особенности и "традиции" приватизации по-украински, общественность уже была психологически готова. Удивила фигура самого покупателя. Лишь немногие специалисты знали Epic, прежде всего, как консалтинговую компанию, сопровождавшую ряд крупных проектов, в том числе и в телекоммуникационной сфере. Для остальных специалистов новоявленный покупатель был как чистый лист бумаги. Большинство интересующихся судьбой "Укртелекома" полагает, что австрийский концерн – временная и посредническая структура, за которой стоит какая-то одна из мощных и приближенных к власти групп влияния, а возможно даже пул из нескольких подобных групп.

Большинство интересующихся судьбой "Укртелекома" полагает, что австрийский концерн – временная и посредническая структура, за которой стоит какая-то одна из мощных и приближенных к власти групп влияния, а возможно даже пул из нескольких подобных групп.

Заставляет задуматься и тот факт, что 2011 года в феврале Президент полностью сменил состав Национальной комиссии регулирования связи, в частности, включив туда заместителя председателя правления "Укртелекома" Игоря Сиротенко. Вскоре после этого НКРС принял решение об увеличении стоимости услуг фиксированной связи. Этот шаг позволяет улучшить финансовое положение увязшего в долгах монополиста.

Отметим, что вышеупомянутое повышение цен вступает в силу в мае, когда и ожидается завершение передачи акций "Укртелекома" новому собственнику. К тому же у аналитиков нет сомнений, что неизменный с 2004 года председатель правления "Укртелекома" Георгий Дзекон, переживший на своем посту чехарду правительств во второй половине 2000-х, определенным образом причастен к сделке. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что ЕСУ возглавляет Илья Солодовский, работавший финансовым директором компании PrioCom в то время, когда ею руководил Дзекон. В ходе пресс-конференции 19 апреля управляющий партнер Eріс Петер Гольдшайдер подчеркнул, что новые собственники не собираются менять руководителя "Укртелекома" и даже будут его уговаривать, чтобы он взял на себя эту почетную ношу еще на следующие 3-5 лет. Видимо, австрийцев вдохновил образ Георгия Дзекона как непотопляемого менеджера государственного монополиста.

Как и принято по законам жанра, сам Дзекон отрицает связь с австрийским концерном, а и Eріс подчеркивает, что купил актив самостоятельно. Но абсолютное большинство знакомых с реалиями украинской приватизации экспертов не допускают ни малейшей мысли о том, что такой лакомый кусочек госсобственности, как "Укртелеком", был отдан в частные руки без получения одобрения в главном кабинете страны. Единственное, в чем в экспертном сообществе нет консенсуса в том, кто именно стоит за спиной австрийцев.

Но абсолютное большинство знакомых с реалиями украинской приватизации экспертов не допускают ни малейшей мысли о том, что такой лакомый кусочек госсобственности, как "Укртелеком", был отдан в частные руки без получения одобрения в главном кабинете страны.

Часть аналитиков предполагает, что настоящим собственником компании стал сам Дзекон, но маловероятно, чтобы одна не кооптированная в крупные группы влияния фигура, пусть даже и очень могущественная в отрасли, получила разрешение выкупить столь мощную компанию. Скорее всего, председатель правления "Укртелекома" является одним из партнеров в сделке. Кто же пришел вместе с ним? Четкого ответа на этот вопрос нет. Возможно, не обошлось без участия Рината Ахметова, чьи менеджеры заявляли о поиске партнеров для создания консорциума под участие в приватизационном конкурсе. Затем SCM открестилась от всякой причастности к сделке, но стопроцентной гарантии отсутствия ахметовского следа это не дает.

Вторая версия, к которой склоняется, в том числе и бывший глава ФГИ Александр Бондарь – это причастность к сделке непосредственного окружения Президента Виктора Януковича, возможно, даже членов его семьи. 

Какая же из версий правильна? Вспомним, что кроме Рината Ахметова заметную заинтересованность в приобретении актива проявляла МТС, для которой покупка "Укртелекома" стала бы адекватным ответным шагом на консолидацию "Киевстара" и "Билайна". Недаром в конце 2010 года основной собственник МТС Владимир Евтушенков встречался в Киеве с Виктором Януковичем, но особых дивидендов это не принесло. Чтобы позволить себе отказать двум таким фигурам как Ахметов (в случае если SCM не лукавил) и Евтушенков (который мог пользоваться непрямой поддержкой Кремля), глава государства должен был опираться на очень влиятельного игрока на политической арене страны.  У остальных ФПГ не хватает либо финансовых ресурсов, либо политического влияния. Если исключить с украинской политической сцены всех вышеперечисленных персонажей, то вряд ли мы увидим каких-либо крупных игроков кроме непосредственно Президента Януковича и его самого близкого окружения, того, которое ближе к гаранту, чем председатель его собственной Администрации. Вполне вероятно, что Президент просто не захотел отдавать такой крупный актив в руки и так уже чересчур могущественных групп, усиливая одну из них, и позволил вышеуказанному окружению сформировать пул из игроков помельче.

Недаром в конце 2010 года основной собственник МТС Владимир Евтушенков встречался в Киеве с Виктором Януковичем.

Приватизацию "Укртелекома" можно смело назвать уравнением с одним неизвестным. Реального собственника монополиста в сфере фиксированной связи мы узнаем, вероятнее всего, после смены власти в стране. И куда интереснее, поставит ли новая власть вопрос о возвращении "Укртелекома" в госсобственность и хватит ли у нее политической воли для попытки реализации такого сценария? В качестве предлога могут быть использованы ограничительные условия конкурса как препятствующие конкуренции. Устаревшее украинское приватизационное законодательство позволяет желающим находить аргументы для обжалования результатов конкурсов, особенно, если юридические доводы подкрепляются политической волей власти. Пример "Криворожстали" еще свеж в нашей памяти. Впрочем, чудеса в Украине случаются нечасто.



Архив
Новости

ok