подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Богдан Данилишин: я верю в правовую систему Украины

Богдан Данилишин.
Богдан Данилишин.

Учитывая личный шантаж бывшего премьер-министра Украины некоторыми народными депутатами Украины, я был вынужден передать функции государственных закупок заместителю министра и уволить директора департамента. Мне лично в моем же кабинете угрожали убийством. Записи этих угроз есть в Генеральной прокуратуре Украины.

Учитывая личный шантаж бывшего премьер-министра Украины некоторыми народными депутатами Украины, я был вынужден передать функции государственных закупок заместителю министра и уволить директора департамента. Мне лично в моем же кабинете угрожали убийством. Записи этих угроз есть в Генеральной прокуратуре Украины.

Если этот материал будет опубликован - значит, я еще живой и надеюсь на свое возвращение в Украину. Нынешняя ситуация, сложившаяся вокруг меня, вызывает более чем обоснованную тревогу.

Я не хочу сказать, что я "святой", но, зная всех нынешних и бывших высших должностных лиц, думаю, Господь Бог не поставит меня в один ряд с большинством из них... Но сейчас криков вокруг меня больше всего. А кто, кстати, кричит?

Скажу откровенно - в политику я попал случайно, всю жизнь проработал в научной сфере, автор более 350 публикаций, почти 20 монографий. В 32 года стал доктором наук, в 44 - академиком Национальной академии наук Украины, лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, заслуженный деятель науки и техники Украины.

Никогда ни от кого протекции не имел, поскольку мои родители - простые люди из самого отдаленного прикарпатского села. Мои работы опубликованы в 16 странах мира. Это к тому, что я был известен широкой научной общественности еще до поисков Интерпола.

Не считаю свою работу на должности министра экономики Украины потерянным временем. Все, что было наработано мной в научной сфере, я старался применить на практике. Ничего более нового и лучшего сегодня не придумано.

А это более 50 законов Украины, десятки решений правительства, которые действуют и сейчас. Даже Закон Украины "О государственном прогнозировании и стратегическом планировании в Украине", инициатором которого я был, уже представляют как свой.

То, что сейчас рассматривают в качестве дерегуляции предпринимательской деятельности Минэкономики и Госпредпринимательства, было разработано еще в 2009 году, включая и закон "О государственно-частном партнерстве".

Я никому не пожелаю работать министром экономики в труднейшие кризисные годы, как пришлось работать мне. Как бы сейчас не старались очернить деятельность правительства в 2008-2009 годах, говоря о падении ВВП и прочее - скажу прямо: мы не допустили дефолта и выстояли.

В тот период ни одна самая совершенная антикризисная программа объективно не была бы способна предотвратить процессы, имевшие место в Украине. Все время на протяжении 2008-2009 годов правительство работало в условиях колоссальной политической блокады, ветирования правительственных решений и кадровых назначений.

Но, несмотря на это, правительственная антикризисная программа продемонстрировала достаточно сильную, прагматическую и открытую политику, направленную на защиту национальных интересов. За относительно короткий период правительство обеспечило:

во-первых, прекращение стремительного падения в базовых отраслях экономики и восстановление общего роста экономики (в расчете квартал к предыдущему кварталу) уже начиная с ІІ квартала 2009 года. Как результат, Украина заняла место в группе стран мира, глубина падения в которых уменьшалась с каждым кварталом (Франция, Италия, Германия);

во-вторых, в кризисный период правительство обеспечило удержание ценовой стабильности. Инфляция на уровне 12,3% является вполне приемлемой, учитывая то, что в 2007-2008 году она была существенно выше - 16,6% и 22,3% соответственно;

в-третьих, правительство Украины в отличие от ситуации, наблюдавшейся во многих развитых странах мира, не допустил массовой безработицы.

Вопреки пессимистическим прогнозам, Украина в 2009 году осталась среди стран с низким уровнем безработицы, который составлял 8,6%, в то время как в Испании - 17,7%, Латвии - 16,2%, Эстонии - 13,2%.

Несмотря на сложную экономическую ситуацию, правительством не было закрыто ни одного предприятия, сформированы специальные антикризисные мероприятия по металлургии, химической промышленности, поддержке машиностроения и государственного оборонительного заказа, не уменьшена ни одна пенсионная выплата, сохранены пенсии для работающих пенсионеров и обеспечен пересмотр размера пенсии с учетом индекса потребительских цен.

Считаю, что здесь есть определенная и моя заслуга как министра экономики и в целом предыдущего правительства Украины.

И за все это - не то что благодарности, ни одного хорошего слова не услышишь.

Сейчас я, по официальным утверждениям, - вор, объявленный в международный поиск наряду с известными террористами, убийцами, насильниками и серийными преступниками.

Вопрос: зачем? Кому я мешал в Украине и как я сейчас туда вернусь, если не могу выехать ни с какой страны мира?!

Я никогда не был членом никакой политической партии. Получается, что сейчас меня в Украине не хочет видеть никто: оппозиция считает, что много знаю, правящая верхушка беспокоится, чтобы я не смог использовать свой научный потенциал для обоснования отдельных программ оппозиционных сил.

Здесь свою роль сыграли мои интервью УНИАНу, газете "День" и некоторым другим изданиям. Сейчас говорю открыто и честно - дайте мне вернуться в Украину и работать на ее благо.

А теперь немного о деле. Обвинения меня в преступных действиях на должности министра, а также работников Департамента государственных закупок Минэкономики Украины, обыски в моем кабинете директора института и жилья сотрудников, ночные допросы и тому подобное не имеют под собой никаких правовых оснований.

Более того, хочу подчеркнуть, что благодаря мне и Департаменту государственных закупок после ликвидации Тендерной палаты удалось начать движение в направлении создания системы цивилизованного использования бюджетных средств в сфере государственных закупок.

Все мы помним историю с тендерной мафией. Сколько в 2007-2008 годы говорили о Тендерной палате, какой шум тогда стоял! Согласно информации, которая была у всех на устах, треть всех средств, которые выделялись на нужды государственных закупок, разворовывались. А хотя бы одно дело есть? А где руководители - и почетные, и непочетные, а также президенты Тендерной палаты? ГДЕ?

Формы и методы разворовывания были разнообразными, но довольно изысканными. Объемы разворовывания - десятки миллиардов гривен ежегодно. И обо всем этом не писал только ленивый.

С передачей функций госзакупок Министерству экономики Украины были сделаны первые шаги в сторону правового регулирования процедур государственных закупок. В Минэкономики был создан департамент, который должен был нормировать данные процедуры.

Мы сумели подобрать молодых специалистов, которые начали честно выполнять возложенные на них обязанности по созданию правовой базы государственных закупок.

Но с первых же своих шагов в этом направлении встретили неистовое по своей сути, методам и формам осуществления сопротивление со стороны тех, кто до этого времени наживался на государственных закупках. В первую очередь это были бывшие руководители Тендерной палаты.

Применялись все возможные и невозможные пути, чтобы поставить искусственные преграды в работе департамента в связи с тем, что в эту "тендерную" группировку входили представители всех крупнейших депутатских фракций.

А поэтому фактически каждый нормативный акт, подготовленный департаментом, благодаря лоббированию "своими" представителями в процессе согласований, приобретал абсолютно противоположное, в их пользу, содержание.

В ход пускалось все - запросы народных депутатов, их коллективные письма, обращения в Генпрокуратуру, СБУ и тому подобное. Требовали уволить сотрудников департамента, заместителей министра, самого министра.

Создавались всяческие рабочие группы, имевшие влияние на работу департамента. Было время, когда за один день от отдельных народных депутатов Украины поступало более 80 запросов.

Дошло даже до того, что народные депутаты вместе со своими помощниками и охранниками делали обыски в помещениях департамента, требовали отдать конкретные дела, по которым им не нравились решения не в их пользу.

Апогеем стало блокирование работы департамента со стороны все тех же лиц с целью вынести из министерства все дела по государственным закупкам. При таком развитии событий я как министр был вынужден обратиться за помощью в МВД, и на протяжении нескольких суток департамент, его сотрудники и материалы о закупках охранялись более чем сотней вооруженных бойцов спецподразделений МВД Украины - охранялись от народных депутатов Украины и их помощников.

Документы вывозились за пределы Министерства и в то время, когда я уже не был министром. Скажите мне - в какой стране может происходить что-либо подобное!? Тогда Генеральная прокуратура не отреагировала никак.

Но все действия по защите государственных средств и наведению порядка в государственных закупках получали со стороны тендерной мафии все более жесткое сопротивление - уже и премьер-министр не всегда имела возможность помочь.

Учитывая личный шантаж бывшего премьер-министра Украины некоторыми народными депутатами Украины, я был вынужден передать функции государственных закупок одному из заместителей министра и освободить директора департамента.

Дальше - больше: мне лично в моем же кабинете угрожали убийством. Записи этих угроз есть в Генеральной прокуратуре Украины.

Вместо того, чтобы помочь, поддержать меня, правоохранительные органы открыли настоящую охоту на сотрудников департамента. Руководство департамента не выходило из прокуратуры и кабинетов СБУ.

Потом за ними пришла очередь остальных сотрудников департамента. Желание людей честно работать, создать правовую нормативную базу на государственных, а не на корыстных интересах отдельных лиц, заработать стаж госслужащего, спокойно обеспечивать свои молодые семьи необходимым, для чего они работали в среднем по 14 часов в сутки, порой совсем без выходных и отпусков, постепенно превращалось в апатию.

Наступило безверие в то, что можно сделать что-то полезное для государства, подорвалась вера в справедливость, власть, наконец, в само государство как таковое. Министр ушел, директор департамента также, а за ними - ряд сотрудников.

Теперь об уголовных делах. Из 105 миллиардов гривен, которые Кабмином были выделены на нужды государственных закупок, только 1/6 часть проходит через Минэкономики, а все остальное - через тендеры других министерств и ведомств, без какого-либо участия Минэкономики.

Я всегда старался, чтобы все документы, проходившие через Минэкономики, были тщательно подготовлены и отвечали действующему законодательству. Также хотел бы отметить, что когда функции госзакупок были переданы Минэкономики, я поставил задачу сразу сократить количество процедур с одним исполнителем.

И это очень легко проверить. В 2007 году, во времена существования Тендерной палаты, с одним исполнителем были проведены закупки на сумму 133 миллиарда гривен, или 52,7% всех закупок.

Если в первом квартале 2008 года, когда в Верховной Раде Украины действовала комиссия по закупкам (Минэкономики к тому времени еще не занималось этими вопросами), лишь за два месяца было проведены госзакупки на 61,3 миллиарда гривен, или 77% всех закупок, то начиная с апреля 2008 года мне удалось существенно уменьшить долю этих закупок.

Например, в II-IV кварталах 2008 года таких закупок было лишь 21,7%, а 2009 году - 28,4%. Из этих закупок около 70% были закупкой угля для создания его государственного запаса.

То есть какого-либо моего персонального участия или заинтересованности в этом нет. И даже такая постановка вопроса является некорректной, поскольку я непосредственно с участниками торгов не контактировал.

Подчеркиваю: ни одного документа о процедурах 2007 и особенно І квартала 2008 года не сохранилось. Почему это не расследует Генеральная прокуратура? Я неоднократно ставил вопрос: где эти документы? Сейчас, наверное, чтобы их не искать, делают во всем виновным меня.

Минэкономики рассматривало только жалобы на те тендеры, которые проходят в других министерствах и ведомствах. Рассматривало также письма и в случае обоснованной необходимости давало согласие на безтендерную, у одного участника, закупку товаров, работ и услуг.

Хочу привести некоторые юридические аргументы. Участник - это юридическое или физическое лицо, с которым заключается сделка на поставку товаров, выполнение работ или предоставление соответствующих услуг.

Заказчик - это та государственная структура, которая получает от государства средства на поставку товаров, выполнение работ или услуг и которая непосредственно заключает соответствующую сделку с участником.

Т.е. заказчик имеет средства, а участник является исполнителем (поставщиком) заказа. Министерства и ведомства сами решают все вопросы через тендерные процедуры - кого избрать участником, другие финансовые вопросы.

Те министерства и ведомства, которые при наличии оснований решали, что закупка товаров, работ и услуг должна происходить при участии лишь одного участника, на основании действующего в то время Положения о закупке товаров, работ и услуг за государственные средства, утвержденного постановлением Кабмина 17 октября 2008 года, подавали необходимые материалы в Минэкономики.

Но при этом принципиальные вопросы - закупать у одного участника через согласование Минэкономики или проводить "конкурентный" тендер - решало то министерство или ведомство, которому были выделены государственные средства.

Согласно этому положению, сделанный заказчиком выбор процедуры госзакупки не мог быть объектом обжалования.

Т.е. ни Минэкономики, ни я лично никого не заставляли проводить закупки с одним участником, и мы не влияли на такие решения и не имели права изменить решение профильного министерства или ведомства в данном вопросе.

Выбрав себе участника, заказчик заключал с ним соглашение на выполнение работ, в котором предполагались следующие основные условия: объемы работ (поставок, услуг и т.п.), сроки выполнения работ, цена работ, общая сумма сделки.

Согласно законодательству, все эти параметры соглашения подтверждались соответствующими документами - протоколами ведомственных тендерных комитетов, актами, справками государственных органов, торговых палат, комитетов и т.п. Данные документы готовят сотни специалистов с подписями десятков чиновников соответствующих министерств и ведомств.

И все эти документы, каждый из которых фактически по 150-200 страниц, согласно установленному перечню, подаются в Минэкономики, после чего сотрудники Департамента госзакупок проверяют и анализируют наличие всех необходимых документов; соответствие представленных документов нормам и правилам в отношении госзакупок, количество и соответствие документов установленным формам; правильность оформления.

При отсутствии возражений относительно правильности оформления представленных документов сотрудники департамента согласно своим функциональным обязанностям визируют их и направляют руководству для принятия соответствующего решения. Необходимо отметить, что за период работы департамента около половины дел возвращались заказчикам для доработки. А это тысячи дел.

Хочу акцентировать на том, что Минэкономики соответствующими постановлениями правительства не было предоставлены полномочия по контролю по ценами в системе госзакупок, которые устанавливаются заказчиком и участником - это исключительно прерогатива последних. Они и только они несли всю полноту ответственности за принятые решения относительно формирования цены.

Более того, в письме-согласовании, которое Минэкономики выдавало заказчику, прямо говорится, что такое письмо не является подтверждением цены на товары, работы или услуги.

Т.е. Минэкономики не имеет полномочий и обязанностей провеять те параметры закупки, по которым государству может быть причинен ущерб.

С одной стороны, это вызывает определенные вопросы, с другой - лично считаю такой подход правильным.

Если есть злоупотребления со стороны заказчика и участника, то для их предотвращения существуют компетентные государственные структуры - СБУ, МВД, органы прокуратуры.

Министерству экономики не предоставлено права назначать соответствующие экспертизы, осуществлять какие-либо проверки - для этого существуют вышеупомянутые структуры. Департамент госзакупок может осуществить лишь анализ предоставленных документов, но ни в коем случае - их экспертизу.

Возникает вопрос: если я виновен в проведении закупок с одним исполнителем, например, по аэропорту "Борисполь", Минобороны или других - почему тогда в них не нашли соответствующих нарушений в качестве заказчиков, а во всем обвинили Минэкономики?

Почему? Средства на проведение закупок выделяло не Минэкономики, и я лично ни с какими средствами дела не имел.

Порядок назначения и осуществление экспертизы давно урегулированы соответствующими законами и подзаконными актами. Поэтому никакое экспертное бюро не будет осуществлять бухгалтерскую, финансовую или любую экспертизу без соответствующего решения специалистов государственной структуры, имеющей право назначать такую экспертизу.

Чтобы экспертизу осуществляло Минэкономики, необходимо было выделение дополнительных средств, значительное - в десяток раз - увеличение штатной численности департамента по причине образования соответствующих собственных экспертных бюро, получения для них лицензии.

И только в таком случае Минэкономики сможет, при наличии соответствующих полномочий, осуществлять экспертные исследования. Но, с другой стороны, тогда Минэкономики возьмет на себя не свойственные ему функции.

Поэтому считаю, что своим постановлением правительство умно распределило обязанности и ответственность среди государственных структур в сфере государственных закупок. И в принятом положении было определено, что административную или уголовную ответственность за нарушение требований законодательства в сфере государственных закупок несут заказчики и участники.

По моему убеждению, такой подход является правильным. Ведь именно эти структуры получают средства государственного бюджета и распоряжаются ими.

Но определенные вопросы возникают. Почему в большинстве своем высокопрофессиональные юристы со значительным опытом работы, которыми являются следователи Генеральной прокуратуры, объявили охоту на меня и моих подчиненных?

Почему сотрудников департамента в качестве свидетелей, но как злостных преступников, силой доставляют в Генпрокуратуру, угрожают, допрашивают, надевают наручники, проводят в их помещениях обыски. Вроде это так и надо. Кому и почему?

Я уверен, что ответ один - заказ. Теперь даже не знаю, кто должен дать ответ. Правовая элита уже приобщилась к выполнению этого заказа. А кто же будет восстанавливать справедливость в этой стране?

О криминальном обвинении в отношении меня. В моих действиях относительно госзакупок у одного участника может быть состав преступления согласно 364 статье Уголовного кодекса Украины лишь в следующем случае.

Если бы я, министр экономики, выходил за пределы своих прав и полномочий, не выполняя или не надлежащим образом выполняя свои служебные обязанности, вопреки интересам службы действовал бы в ущерб государству или общественным интересам.

Например. Если бы я, Данилишин, получив подготовленные заказчиком проверенные и завизированные сотрудниками департамента документы на закупку у одного участника сам, собственноручно изменил бы цену или объемы работ в сторону увеличения, действовал бы в интересах третьих лиц и благодаря таким действиям получил бы дивиденды (средства или материальные ценности), был пойман за руку - тогда в моих действиях действительно был бы безоговорочный состав преступления.

Сейчас идут разговоры о том, что на отдельных документах не было виз, и я подписывал незавизированные документы. Еще раз подчеркиваю, мне никто в кабинет документы не заносил - все они поступали в установленном порядке и регистрировались в канцелярии.

В период 2008-2009 годов, да и в 2010 году в Минэкономики были проверки со стороны и Счетной палаты, и Контрольно-ревизионного управления. Почему-то мне лично тогда никто не выдвигал никаких обвинений.

Уже после моей отставки также прошли соответствующие проверки, в актах которых было сказано об отсутствии злоупотреблений со стороны Минэкономики. Это подчеркивал один из заместителей Генерального прокурора Украины в ответе народным депутатам Украины.

Позже, когда открывалось уголовное дело, были выводы отдельных специалистов КРУ и Счетной палаты о превышении цены закупок. Получается, тоже по заказу.

Я подчеркиваю, что не имел тех полномочий в сфере государственных закупок, за неосторожное нарушение которых наступила бы уголовная ответственность. Не имел.

Почему же тогда такой активный прессинг, заинтересованность моим лицом? Более того, бывшим сотрудникам департамента закупок прямо навязывались позиции относительно того, якобы я лично давал какие-то конкретные команды по согласованию или несогласованию процедуры закупок. Это полная ерунда.

Пользуясь возможностью, отмечу следующее. Я нахожусь в отпуске с 4 августа, в том числе продолжал его для лечения. Готов явиться куда угодно для дачи соответствующих показаний.

Отмените международный поиск (это дико выглядит) - я приеду сам. И выскажусь, если позволят это сделать, - начиная с того, кто благословил Тендерную палату и заканчивая тем, где, когда и чьи интересы стояли по определенным видам закупок - не обязательно в 2008-2010 годах.

Здесь политика или принадлежность к коалиции или оппозиции ни причем. Я надеюсь, что в нашей стране нет преследований по политическим мотивам и есть эффективная система правосудия, которая способна довести мою позицию и содействовать установлению истины.

Мной передавались соответствующие обращения к Президенту Украины, которого я знаю лично более 10 лет. В свое время я был одним из научных руководителей Программы научно-технического развития Донецкой области, участником разработки программ деятельности правительства премьер-министра В. Януковича и других документов.

Надеюсь на объективный подход Президента Украины к решению этой проблемы, в том числе и как научного работника, дороге которого в научный мир способствовал и я - предзащита им докторской диссертации проходила у нас в институте.

Я готов и сейчас приобщиться к реализации Программы экономических реформ, используя свой научный и практический опыт.

Если же нет - буду вынужден просить содействия международного сообщества.

Богдан Данилишин, министр экономики Украины, 2007-2010 годы. "Економічна правда".

 



Архив
Новости