подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Российский ответ

Демократические революции в бывших советских республиках, таких как Грузия и Украина, ужаснули Москву. Теперь Кремль отводит часы назад.

Демократические революции в бывших советских республиках, таких как Грузия и Украина, ужаснули Москву. Теперь Кремль отводит часы назад.

Прошло полдесятилетия с того момента, как череда "цветных революций" смела пользовавшихся поддержкой Москвы правителей, сменив их на прозападных лидеров. Но похоже, что сегодня Кремль, наконец, компенсирует упущенное. Только в этом году Россия собрала два скальпа – украинского президента Виктора Ющенко и киргизского Курманбека Бакиева. Оба были изгнаны более дружественными по отношению к Москве претендентами на власть. Было бы преувеличением утверждать, что Россия является  единственным организатором и кукловодом февральских президентских выборов в Украине и хаотичного апрельского переворота в Киргизии, однако она определенно сыграла в этом ключевую роль. Россия укрывала и поддерживала лидеров киргизской оппозиции и четко дала понять украинским избирателям, что с победой Виктора Януковича в стране наступит новая эра дешевого газа и торгового роста. Более того,  стратегические победы нынешнего года вдохновили Кремль на поддержку новых смен режимов в российском "ближнем зарубежье", как русские до сих пор называют постсоветское пространство.

Мишень №1 - это Грузия и ее пылкий пронатовский президент Михаил Саакашвили. Депутат прокремлевской Думы Сергей Макаров уверяет, что Москва планирует "второй Бишкек" с целью свержения Саакашвили. Он имеет в виду апрельское восстание, в результате которого киргизский президент был вынужден бежать из страны. Это, конечно же, бахвальство – но в нем есть твердое зерно истины. С прошлого года кремлевские лидеры целенаправленно и публично встречаются с ведущими представителями грузинской оппозиции. 9 мая российский премьер-министр Владимир Путин стоял рядом с бывшим спикером грузинского парламента, а ныне лидером оппозиции Нино Бурджанадзе на церемонии в честь 65-й годовщины победы. Путин, Бурджанадзе и мэр Москвы Юрий Лужков также заложили в Москве камень в основание памятника погибшим в войне, который идентичен грузинскому монументу в Кутаиси, взорванному Саакашвили в прошлом году. Выравнивая свои ставки, Кремль также пригласил на переговоры в Москву других лидеров грузинской оппозиции, а именно, бывшего премьер-министра Зураба Ногаидели и бывшего помощника Саакашвили Ираклия Аласания, чтобы обсудить с ними вопрос об отстранении от власти действующего правительства в Тбилиси.

Важным экзаменом для администрации Саакашвили станут выборы мэра Тбилиси, назначенные на конец мая. На них Аласания будет бороться с действующим проправительственным градоначальником – и оппозиция готова к сражению. "[Саакашвили] и его администрация делают все возможное для фальсификации выборов, - говорит Ногаидели, приехавший на прошлой неделе в Москву в седьмой раз за семь месяцев, - если он пойдет на такой шаг, то пожалеет об этом. Мы начнем восстание. Правительство само пишет сценарий повторения бишкекской революции".

Россия, со своей стороны, делает все возможное для поддержки оппонентов Саакашвили. Прошедшей зимой Ногаидели договорился об освобождении трех грузинских школьников, задержанных местными военизированными формированиями в Северной Осетии, а также поставил себе в заслугу договоренность о возобновлении прямого чартерного авиасообщения между Москвой и Тбилиси. "Примиряясь с Москвой, грузины хотят решить свои насущные экономические проблемы – они хотят иметь возможность летать в Москву и видеться с родственниками, они хотят экспортировать в Россию товары, они хотят вернуться домой на оккупированные территории, и что самое важное – получить гарантию того, что новой войны с Россией не будет никогда", - говорит Ногаидели.

Однако публичное братание с Москвой может оказаться опасной стратегией. Да, недавно проведенные опросы Международного республиканского института показали, что 52 процента респондентов не одобряют нынешнюю политику грузинского правительства по отношению к России, а более 80 процентов хотят возобновления регулярного авиасообщения. Но в то же время, 38 процентов опрошенных сказали, что не одобряют встречи Аласании с российскими представителями, и лишь 22 процента отозвались о таких встречах положительно. В поддержку Ногаидели высказалось примерно 4 процента респондентов.

Саакашвили и значительная часть грузинских средств массовой информации заклеймили позором подружившихся с Москвой политиков, назвав их "предателями" и "смутьянами". А на делегацию российских активистов из созданной Кремлем партии "Единая Россия" в этом месяце было совершено нападение, когда они попытались раздать подарки ветеранам Второй мировой войны.

Тем не менее,  несмотря на такие неудачи, Кремль четко придерживается своей стратегии: завязывать дружбу и усиливать группировки, выступающие против врагов Москвы. Вскоре в списке целей Кремля может оказаться непостоянный белорусский президент Александр Лукашенко, который потребовал арендную плату за российские военные базы и укрыл у себя изгнанного киргизского президента. "Россия страшно устала от Лукашенко и ищет приличного лидера ему на замену", - говорит Игорь Бунин из московского Центра политических технологий. Избранником Москвы вполне может стать ветеран белорусской оппозиции Андрей Санников, который не слишком близок с Западом и уже заявил, что "готов принять помощь от России, если ее будут оказывать правильные люди". Лукашенко, говорит он, "в последнее время напуган, поскольку увидел, как Россия может поддерживать революции в бывших советских республиках".

Положительный момент новой российской стратегии заключается в том, что она может положить конец тактике шантажа и запугиваний путинской эпохи и стать началом чего-то, больше напоминающего истинную дипломатию. Вместо вторжений – как было с Грузией в 2008 году, или отключений газовых поставок – как не раз бывало в прошлом с Украиной, Кремль начинает налаживать отношения с лидерами оппозиции не только на российских условиях, но и на основе взаимных интересов. "Мы давно уже говорим Кремлю, что если он не прекратит обращаться с соседями как с врагами, придет кто-то другой и завоюет их симпатии, - говорит Алексей Малашенко из Московского центра Карнеги, - новый подход Москвы означает, как я надеюсь, что она начинает более уважительно прислушиваться к различным мнениям". Может быть, это звучит не столь драматично, как дирижирование революциями. Но это может стать началом превращения постсоветского пространства в сообщество, а не в поле битвы.

Оуэн Мэттьюс, Анна Немцова для Newsweek.

Перевод: ИноСМИ.



Архив
Новости