Публикации 2016-12-06T05:09:52+02:00
Українські новини
Истоки и смысл украинского абсентеизма

Истоки и смысл украинского абсентеизма

Для многих украинцев абсентеизм (игнорирование выборов) стал сознательной гражданской позицией, осознанным выбором.

«Где, укажите нам, отечества отцы,

Которых мы должны принять за образцы?»

(Надпись на бюллетене, октябрь 2015 г.)

Итоги местных выборов дали богатую пищу для комментариев, а также повод для жарких дискуссий на предмет того, какие политические силы следует считать победителем, а кто оказался побежденным. Между тем, чтобы дать общую оценку выборам стоит обратить внимание на явку избирателей. Рекордно низкая электоральная активность для многих оказалась неожиданной. Но что стоит за этой пассивностью? Лень? Усталость от политики? Недооценка значения местной политики? Если бы только это…

Уже в мае 2014 году явка на президентских выборах (60%) была ниже, чем в 2010 году (67%). Дальше – хуже. На парламентские выборы в октябре того же года пришла только половина (52%) избирателей. С уверенностью можно прогнозировать, что на ближайших парламентских выборах (а их близость не вызывает сомнения) явка составит меньше 50%. Таким образом, речь идет об устойчивом тренде, имеющем под собою серьезную причину, социальную основу.

Объяснять пассивность избирателей одной только несознательностью было бы безосновательно. Для многих украинцев абсентеизм (игнорирование выборов) стал сознательной гражданской позицией, осознанным выбором.

Абсентеизм, прежде всего, стал формой протеста против нынешней власти и той политики, которую проводит центральная власть. Став Президентом Украины Петр Порошенко получил значительный кредит доверия – на майских выборах 2014 года за него проголосовали более половины (54,7%) избирателей. Сегодня бывшие сторонники Порошенко переживают глубокое разочарование. В ноябре 2015 г. свою готовность проголосовать за Порошенко на президентских выборах высказали только 13,7% опрошенных (здесь и далее – результаты опроса населения Украины, проведенного ЦСИ «София» в ноябре 2015 г.). Год назад на парламентских выборах за «партию власти» (Блок Петра Порошенко и «Народный фронт») суммарно проголосовали почти половина (44%) избирателей. Сегодня эти партии готовы поддержать только 14% респондентов.

Более половины граждан не одобряет работу Петра Порошенко на посту Президента Украины. Но особенно критично оценивается работа правительства и его главы. Деятельность Яценюка на посту Премьера не одобряет около 70% респондентов. Особое недовольство вызывает политика «затягивания поясов», сокращения расходов на социальные нужды. Еще один источник недоверия властям – коррупционные скандалы, в которых фигурируют крупные чиновники. Именно разочарование в новой власти и новом политическом курсе стало важнейшей причиной снижения политической активности граждан, в том числе – электоральной. Люди не хотят иметь ничего общего с теми политиками, которые находятся у власти, и с теми решениями, которые они принимают.

Абсентеизм стал формой протеста против «выборов без выбора». Многие ожидали, что Майдан-2015 откроет социальные лифты и в политику придут новые люди – из народа, и ратующие за народ. Под местные выборы был принят новый закон, предусматривающий «открытые списки», с которыми связывали большие надежды. Казалось, это шанс для рождения новой политической элиты на местах. И что же?.. Старый истеблишмент пошел во власть, прикрываясь разными партийными брендами – провластными и оппозиционными, старыми и новыми. (Мэр Ильичевска назвал такую схему политической диверсификации «системой люкс-торпеда». Он призвал горожан не обращать внимание на партийную мимикрию кандидатов и поддержать на выборах «проверенных временем» управленцев). В новом составе рад местные кланы уже готовы создать собственные депутатские коалиции, невзирая на партийную принадлежность, а исходя из корпоративных интересов.

Зависимость кандидатов от итоговых показателей поддержки партий на выборах оказалась деструктивным фактором. Политики-новички, представители интересов локальных громад и групп населения, общественные активисты вынуждены были кооптироваться в избирательные списки партий с наибольшими шансами на победу. Таким образом, они оказались связанными корпоративной дисциплиной и личными обязательствами перед парт-боссами – держателями контрольного пакета партийной корпорации и спонсорами избирательной кампании. Если посмотреть списки новых депутатов местных советов (особенно – областных), то легко убедиться, что лидеры гражданских инициатив и общественные активисты составляют скорее исключение.Подавляющее большинство народных избранников – это чиновники, представители крупного бизнеса и профессиональные политмэнеджеры.

Немало тех, кто пришел на избирательные участки, предпочли испортить бюллетени, исключив возможность их использования в пользу какой бы то ни было политической силы или кандидата. Очень часто такие избиратели оставляли на бюллетене критические высказывания в адрес тех, кто баллотируется. Один эрудит для «погашения» бюллетеня использовал цитату из бессмертной пьесы Грибоедова (эти строки использованы в качестве эпиграфа данной статьи). Тексты на испорченных бюллетенях однозначно свидетельствуют о нежелании людей в очередной раз выбирать «наименьшее зло», «менее худшее из худшего».

Некоторые полагают, что причиной низкой явки избирателей является отсутствие в Украине развитой местной политики, низкая оценка населением роли местного самоуправления. Дескать, от местных руководителей мало что зависит, «все решают наверху». Замечание справедливое, однако, важно и то, что партии ничего не предприняли, чтобы изменить такое положение дел.

Абсентеизм стал реакцией на бессодержательность предвыборной кампании. На местные выборы партии вышли с лозунгами общего характера, которые были бы больше уместны на парламентских выборах. Партии обещали сохранения целостности страны, установления мира, создания контрактной армии, принятия справедливых тарифов и т.д. На фоне абстрактных партийных лозунгов более содержательными оказались кандидаты, которые раздавали продуктовые наборы, ремонтировали крыши и подъезды жилых домов, устанавливали детские площадки. В этой ситуации говорить о рождении реальной местной политики, о формировании политических сил, представляющих интересы территориальных громад – не приходится.

В определенной степени абсентеизм стал реакцией на радикализацию публичной политики. Осенью 2015 года агрессивные радикалы стали задавать тон (доминировать) в информационном пространстве– в политическом дискурсе, СМИ. Радикалы неистово призывали к войне с олигархами, к новым Майданам (тарифным, налоговым и др.), требовали кардинальной люстрации, передела власти и собственности. Подобная трактовка насущных задач общества заметно повлияла влияние на контекст местных выборов. Антиолигархический троллинг стал главным элементом предвыборных заявлений для таких партий как «Свобода», «УКРОП», «Батькивщина», Радикальная партия Олега Ляшка.

Чтобы обеспечить доминирование «своего» электората, радикалы прибегли к «милитаризации» символического образа выборов. Ожидалось, что голосование и подсчет голосов будет сопровождаться силовым противостоянием «титушек», конкурирующих группировок. Распространялись слухи о возможном минировании избирательных участков. Выборы в массовом сознании и голосование начали восприниматься как событие, связанное с риском для жизни.

В условиях агрессивного натиска радикалов, избиратели умеренного толка, оказались «выпавшими» из политического процесса. Испуганные заявлениями экстремистского толка, надвигающейся угрозой больших потрясений, эти граждане в массе проигнорировали местные выборы, не желая поддерживать ни власть, ни радикалов, ни оппозицию.

Неучастие в местных выборах более половины избирателей привело к серьезному искажению народного представительства в органах власти. Соответственно, местная власть (по своему составу) не учитывает в полной мере настроения и запросы общества. Адекватного представительства не получили, прежде всего, носители умеренно-прагматических взглядов, противники радикального передела власти и собственности, сторонники конструктивного диалога в обществе. В итоге, украинское общество еще на один шаг стало ближе к потрясениям, нестабильности.

Низкая явка избирателей подрывает легитимность избранных органов власти. Под сомнение ставится не законность, а именно легитимность местной власти, факт наделения народных избранников полномочиями. Подавляющее большинство населения с легкостью может заявить: «А я за них и не голосовал». Актуальность данной проблемы стала особенно очевидной во втором туре выборов мэров крупных городов, когда к избирательным урнам в среднем пришло 34% избирателей (в Херсоне – 20,5%).

Напомним, что идея проводить выборы мэра в два тура родилась как реакция на феномен Л.Черновецкого, который дважды побеждал на выборах в столице.Предполагалось, что во втором туре сторонники «демократических сил» (которых априори – большинство) объединятся и смогут противостоять представителю олигархических кругов, подкупающего избирателей. На поверку оказалось, что патерналистский электорат может обеспечить победу своему кандидату уже в первом туре (пример Харькова), а низкая явка делает результаты голосования еще более непредсказуемыми.

Таким образом, за маленьким показателем электоральной явки скрывается большая, многоуровневая проблема. Речь идет о кризисе важнейшего демократического института, который обеспечивает общественный диалог, формирование общественного договора (в лице легитимных органов власти).

Соответственно возникает вопрос: как реагировать на эту проблему? Может, правы те, кто считает, что изоляция пассивных обывателей и активизация радикалов пойдет Украине на пользу? Дескать, в политическом процессе останутся те, кому не безразличны судьбы Родины. Опять же, остаются нерешенными задачи «Революции достоинства», и народу предстоит упорная, бескомпромиссная борьба за свободу и права. Не заслужили еще украинцы стабильности, рано мечтать о покойной жизни, даешь Майдан-3.

Нужно ли говорить, сколь опасны подобные взгляды? Радикализация массовых настроений на фоне кризиса демократических институтов и недоверия к властям ведет к возникновению «молекулярной войне» на местах. Речь идет о множестве локальных конфликтов с участием различных субъектов: местных бизнес-групп, территориальных громад, отдельных граждан. Сосед пойдет на соседа, у каждого свои обиды, у каждого своя правда…

Как же преодолеть кризис доверия к институту выборов? Как обеспечить участие украинских граждан в политическом процессе на местном уровне?

Прежде всего, необходимо провести департизацию местного самоуправления. Как свидетельствует практика, партийность искусственно «имплантируется» в политическую жизнь на местах. Партии используют свои «первички» как инструмент для реализации интересов партбоссов и спонсоров, как массовку для популяризации собственного бренда, а также в качестве электоральной машины. Взаимосвязь парторганизаций с местными громадами, их нуждами остается слабой.

Местная политика – не производная от общенациональной политической борьбы, она имеет иное измерение. Она должна формироваться на непартийных началах, а именно – на самоорганизации территориальных громад, деятельности гражданских объединений и общественных организаций. Из электорального процесса на местах следует убрать принцип партийного выдвижения кандидатов, баллотирующихся в представительские органы власти.

Также необходимо создать условия, чтобы гражданская самоинициатива и самоорганизация стали частью политического процесса на местах. Нужно открыть дорогу в местное самоуправление моральным авторитетам, общественным активистам, лидерам трудовых, жилищных, профессиональных, родительских, волонтерских и иных объединений. Для этих целей должны быть востребованы технологии совещательной демократии – гражданские конференции, гражданские жюри, подача петиций (законотворческая инициатива), участие представителей громады в принятии решений, местные плебисциты и т.п. Когда местная политика станет результатом живого творчества масс, проблема электоральной активности решится сам собой.

Левцун Александр, эксперт Института стратегических исследований "Нова Україна"

Больше новостей о: Местные выборы - 2015 Выборы


Архив
Новости

ok