Публикации 2016-11-20T05:08:36+02:00
Українські новини
NYT: Исламские батальоны, укомплектованные чеченцами, помогают Украине в войне с мятежниками

NYT: Исламские батальоны, укомплектованные чеченцами, помогают Украине в войне с мятежниками

Иса Мусаев и другие мусульманские боевики в Украине в январе.
Иса Мусаев и другие мусульманские боевики в Украине в январе.

The New York Times опубликовало материал Эндрю Крамера из Мариуполя о чеченцах, воюющих за Украину.

СМИ много писали о "кадыровцах" - чеченцах, которые воевали на Донбассе на стороне пророссийских боевиков против украинских военных. В то же время, роль чеченцев в этой войне не исчерпываются "кадыровцами". Чеченские добровольцы на Донбассе воюют также и на стороне Украины, но СМИ писали об этом немного.

7 июля такое авторитетное издание как The New York Times опубликовало материал Эндрю Крамера из Мариуполя о чеченцах, воюющих за Украину. Кроме самих главных героев репортажа, также очень интересно узнать, как подает маститая западная пресса события на Донбассе. Українські Новини решили перевести статью американского журнала для своих издателей, полностью сохранив лексику оригинала (в частности определение боевиков, которых автор называет rebels, что можно перевести как мятежники).

МАРИУПОЛЬ, Украина. В камуфляже, с густой, с проседью растительностью на груди и охотничьим ножом в ножнах на поясе, этот человек производит устрашающее впечатление в практически пустом ресторане. Официанты нерешительно топчутся возле кухни, и как ни старается, этот мужчина, называющий себя "мусульманином", бывший чеченский полевой командир, не может допроситься от них еще чаю.

Даже для украинцев, закаленных более чем за год войны против поддерживаемых Россией сепаратистов, появление исламских бойцов - в основном чеченцев - в городах около линии фронта становится неожиданностью - и для многих украинцев приятной.

"Нам нравится воевать с русскими", - говорит Чеченец, отказывающийся назвать свое настоящее имя. "Мы всегда воюем с русскими".

Он командует одним из трех добровольческих исламских батальонов. Всего же в настоящее время в восточной Украине воюют 30 добровольческих формирований. Исламские батальоны используются в самых горячих зонах, поэтому чеченец был здесь.

Иса Мусаев и другие мусульманские боевики в Украине в январе. Фото: Tomasz Glowacki

Бои усиливаются вокруг Мариуполя, стратегического морского порта и промышленного узла, о котором сепаратисты давно мечтают. Наблюдатели ОБСЕ говорят, что они фиксируют постоянные ночные отгрузки российской военной техники на железнодорожной линии к северу отсюда.

Недавно украинские власти опубликовали фотографии, которые - они сообщили - были сделаны беспилотником к северу от города. Они иллюстрируют сосредоточение тяжелого вооружения, включая танки и гаубицы, на стороне повстанцев.

Предчувствуя наступление в ближайшие месяцы, украинцы рады любой помощи, которую они могут получить.

Как украинцам кажется, они находятся в несимметричном невыгодном положении по сравнению с сепаратистами, потому что западные правительства отказались предоставить правительственным войскам что-либо наподобие военной поддержки, которую сепаратисты получили от России. Армия - коррумпированная и недофинансированная - в значительной степени является неэффективной. Поэтому украинцы приветствуют поддержку даже от исламских боевиков из Чечни.

"Я занимаюсь этим уже 24 года", с момента распада Советского Союза, - говорит Чеченец в интервью. "Война для нас никогда не заканчивалась. Мы никогда не убегали от нашей войны с Россией, и никогда не будем".

Украинские военачальники опасаются, что сепаратистские группировки планируют захватить подъездные дороги к Мариуполю и осадить город, население которого до войны составляло около полумиллиона человек. Для противодействия этому городу пришлось положиться на защиту различных правых и исламских формирований.

Чеченец командует группой "Шейх Мансур", названной в честь участника чеченского сопротивления 18-го века. Она подчиняется националистическому "Правому Сектору" - украинскому добровольческому военизированному формированию.

Ни группа "Шейх Мансур", ни "Правый Сектор" не входят в состав официальной милиции или армии, и украинские власти отказываются сообщить, сколько чеченцев воюет на востоке Украины. Никому из них не платят.

Помимо врага, у этих групп мало общего с украинцами - или, если на то пошло, с западными союзниками Украины, в том числе с Соединенными Штатами.

"Правый Сектор", например, сформировался во время прошлогодних уличных акций протеста в Киеве из полудюжины крайних украинских националистических групп, как "Белый Молот" и "Тризуб" имени Степана Бандеры. Другой - полк "Азов" - открыто неонацистский, использует символ "Вольфсангель" ("волчий капкан"), ассоциирующийся с СС.

Не задумываясь над вопросом нацистского символа, Чеченец говорит, что хорошо ладит с националистами, потому что они, как и он, любят свою родину и ненавидят русских.

Чтобы попытаться поддержать способности украинских регулярных войск и снизить зависимость Киева от этих полулегальных военизированных формирований, армия Соединенных Штатов обучает Национальную гвардию Украины. При этом американцам запрещено давать инструктаж членам группировки "Азов".

Со времен афганской войны 1980-х годов, Москва обвиняла США в поощрении исламских боевиков воевать с Россией вдоль уязвимой южной оконечности страны - политика, которая могла бы искусно решить две проблемы - сдерживание России и отвлечение внимания боевиков от Соединенных Штатов.

Чеченский лидер Рамзан Кадыров обвинил поддерживаемое Западом грузинское правительство в пропускании исламских радикалов на Северный Кавказ, хотя он и не предоставил доказательств.

В Украине части Джохара Дудаева и "Шейх Мансур", в основном, чеченские, но они включают в себя мусульман с других бывших советских территорий, например, узбеков и балкарцев. Третья часть - "Крым" - преимущественно из крымских татар. И нет никаких признаков какого-либо взаимодействия Соединенных Штатов с этими группировками.

Вдоль передовой, около семи миль на восток, батальоны носятся в гражданских автомобилях с торчащими из окон винтовками АК-47, в то время как регулярная армия удерживается на средней линии оборонительных окопов.

Все указывает на то, что чеченцы - ценные солдаты. Украинские командиры превозносят их навыки разведчиков и снайперов, говоря, что они незаметно проскальзывают на нейтральную территорию, чтобы патрулировать и наблюдать.

Чеченцы также известны своими умелыми засадами и налетами. В чеченских войнах боевики имели обыкновение убивать пленных офицеров и контрактных солдат, но солдат-призывников оставляли в живых.

В Украине говорят, что слова чеченцев "Аллаху акбар" или "Аллах — Великий" вселяют страх в сердца русских.

В интервью чеченский командир говорит, что его люди любят воевать с минимумом защиты. "Так мы на это смотрим", - говорит он. "Мы верим в Бога, поэтому нам не нужны бронежилеты".

В интервью в ресторане - специализирующемся на стейках и любимом месте "Правого Сектора" - Чеченец говорит, что ему около 45, он воевал против России в обеих чеченских войн и видел много насилия. Когда он говорит о боях, его глаза темнеют и становятся непроницаемыми.

Для украинцев решение не привлекая всеобщего внимания открыть передовую для таких персонажей как Чеченец - которые попадают сюда из Европы и Центральной Азии - привлекло на их сторону закаленных в боях людей. Чеченец жил во Франции, и прошлой осенью он основал чеченские батальоны вместе с Исой Мусаевым, эмигрантом из Чечни, который жил в Дании.

Мусаев - говорит Чеченец - получил одобрение от высшего руководства украинского правительства, но "не было никаких документов, ничего не было в письменном виде", - говорит он, добавляя, что Мусаев был убит в боях в феврале.

Будучи религиозными, чеченские группировки в восточной Украине считаются придерживающимися более националистического направления чеченского сепаратистского движения, считает Екатерина Сикорянская, эксперт по Чечне Международной кризисной группы.

Не все уверены. Французские власти - будучи на пределе из-за исламского экстремизма в иммигрантских общинах - задержали двух членов батальона "Шейх Мансур" в этом году по обвинению в принадлежности к экстремистской группировке "Исламское Государство", - говорит Чеченец. Он опровергает, что эти двое - члены группировки.

"Вся Европа до дрожи боится русских", - говорит он. "Это выгодно Европе, что мы воюем здесь как добровольцы. Но не все понимают".

Оригинал статьи.



Архив
Новости

ok