подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Социально-экономические результаты 2014 года — надежды на лучшее будущее или усталость от надежд?

Директор Аналитического Центра
Директор Аналитического Центра "Новая социальная и экономическая политика" Ирина Акимова

Уходящий год можно без преувеличения назвать годом спирали. Прошло одиннадцать месяцев, и место спирали надежд заняли другие четыре спирали: военная, инфляционно-девальвационная, энергетическая и социальная.

Уходящий год можно без преувеличения назвать годом спирали. В феврале после перехода власти в руки представителей Революции Достоинства закрутилась спираль надежды на лучшее европейское будущее — с новыми некоррумпированными политиками, растущей демократичностью и прозрачностью общества, новыми перспективами для бизнеса и с более высокими стандартами жизни для всего населения. Раскручивать спираль помогали лихие обещания отечественных политиков побороть коррупцию, сменив "всех и вся" на крупных и мелких государственных постах; подписать соглашение об Ассоциации с ЕС, прорубив большое торговое окно в Европу; провести все необходимые (пусть болезненные) реформы для того, чтобы страна действительно почувствовала свою экономическую независимость и смогла предложить своему населению достойную жизнь. Существенную роль в росте надежд сыграло восстановление взаимоотношений с международными финансовыми организациями и поддержка западных партнеров, всерьез поверивших после избрания нового президента и формирования правительства в возможность прорыва в развитии демократических ценностей и экономических свобод в Украине. Население, несмотря на усталость от слова "реформы", отдало свой мандат доверия лидерам, которых Майдан уполномочил на серьезные преобразования страны.

Прошло одиннадцать месяцев, и место спирали надежд заняли другие четыре спирали: военная, инфляционно-девальвационная, энергетическая и социальная. Военная спираль аннексии Крыма и необъявленной войны на Востоке страны провела жесткую разделительную черту между прошлым — "до АТО" — и настоящим. Она унесла жизни, прошлась по судьбам людей и безжалостно уничтожила огромную часть экономического потенциала страны.

Фактор войны

Число погибших перевалило за 4,3 тысячи, раненых — за 10 тысяч. Вынужденных переселенцев — более 736 тысяч, беженцев в Россию и другие государства — около полумиллиона. Уничтожено примерно 10 % украинской промышленности; в зоне боевых действий остались около 30 из ТОП-200 крупнейших предприятий страны, дальнейшая судьба которых — под вопросом. Оценочная цена уничтоженного имущества — более 1 млрд долларов, недопоступления в бюджет от конфликта на Востоке превысят 18 млрд грн.

Фото: zn.ua

Необъявленная война породила волну патриотизма и самоотверженности, но одновременно обнажила слабость армии и ржавчину коррупции, которая коснулась и работы военкоматов с призывниками и материально-технических поставок в зону АТО. Озвученная премьер-министром цифра ежедневных военных затрат в 95 млн грн. поставила много вопросов. Почему такие колоссальные затраты не обеспечивают армию всем необходимым, и она по-прежнему опирается на помощь волонтеров? Кто остановит коррупцию "на войне"? И самое главное, кто и когда остановит войну? Глядя на предложения по росту военных расходов в проекте Бюджета-2015 (согласно решению СНБОУ от 20 декабря, они должны составить почти 80,2 млрд грн.!), закрадывается сомнение в том, что есть реальная заинтересованность в ОСТАНОВКЕ, а не ПРОДОЛЖЕНИИ войны.

Фактор инфляционно – девальвационного кризиса

Вместе с военной продолжает раскручиваться инфляционная и девальвационная спираль. В 2014 г. Украина пережила несколько волн неконтролируемой девальвации, в результате которых курс гривны по отношению к доллару снизился почти в 2 раза. Под влиянием девальвации и растущих тарифов естественных монополий к концу года инфляция достигнет 24-25 %. Страна погрузилась в глубочайшую рецессию. За январь-ноябрь 2014 г. падение в промышленности составило 10,1 %, в строительстве -19,3%. Снижение реальных доходов населения "подкосило" потребительский спрос, и розничная торговля сократилась на -7,5 %. Инвестиционная активность заморожена: за 9 месяцев инвестиции в основной капитал сократились на 23 %. В целом по итогам 2014 г., ВВП, по различным оценкам, сократится на 7-8 %.

Растущая политическая и экономическая неопределённость запустила маховик системного кризиса доверия, результатом которого стали бегство депозитов и капитала, закрытие внешних финансовых рынков и нарастание проблем в банковском секторе. За январь–ноябрь 2014 г. отток депозитов превысил 14,1 % в гривне и 29,6 % в валюте, временная администрация введена в 32 банка. По итогам стресс-тестов сумма докапитализации 35 крупнейших банков составляет 66 млрд грн. (4,5 % ВВП). Работа по выведению проблемных банков с рынка крайне неэффективна: банки доходят в Фонд с вычищенными активами, не интересными для инвесторов, что в 95 % случаев заканчивается их ликвидацией и потерями для государства и клиентов банков. Страну покидает капитал — отток ПИИ за 10 месяцев составил 200 млн. долларов. Одновременно растет долговая нагрузка на экономику и риски суверенного дефолта. В сентябре госдолг уже преодолел безопасную отметку 60 % ВВП. По итогам 2014 г. года, по оценкам мировых инвестиционных банков, госдолг к ВВП может достигнуть 75-80 % ВВП (по сравнению с 40 % ВВП в 2013 г.) и выйти за порог устойчивости для стран с развивающейся и нестабильной экономикой. Как результат, на международных рынках капитала резко выросли ожидания суверенного дефолта Украины в 2015 г. Страховка от дефолта по украинским еврооблигациям (5-Y CDS) подорожала с 9 % в середине лета до 17 % в середине декабря.

Перспективы на ближайшую перспективу остаются нерадужными: дно кризиса не достигнуто, кризис продолжится в 2015 г. Разрыв в необходимом внешнем финансировании на ближайшие 12 месяцев оценивается в 15 млрд дол. Без существенного увеличения внешней финансовой помощи, решение о чем пока откладывается из-за слабого прогресса в реформах, Украину ждет неупорядоченный дефолт, новый виток девальвационно-инфляционной спирали, череда банкротств крупных банков и падение ВВП гораздо глубже, ныне прогнозируемых 3-6 %.

Фактор энергодефицита

В энергетическом секторе Украине пришлось столкнуться с классическим шоком предложения энергоресурсов. Из-за политических разногласий в июне "Газпром" прекратил поставки газа. Остроту проблемы "вхождения в зиму без достаточных запасов газа в ПХГ" удалось притушить за счет реверсных поставок газа из Венгрии, Польши и Словакии. Одновременно из-за разворачивания необъявленной войны на Донбассе прекратились поставки угля антрацитной групп из зоны АТО на 7 украинских ТЭС. Меры по замещению отечественного угля импортным запоздали, а от южно-африканской истории потянуло запахом коррупции. В результате дефицита электроэнергии население и промышленность столкнулись с веерными отключениями, которых уже не было более десяти лет. Потребность в импорте угля сейчас оценивается в один миллионов тонн в месяц. Из нетто-экспортера угля Украина превращается в нетто-импортера (у которого, кстати, отсутствует портовая инфраструктура для приема нужного объема угля). Отсутствие на ТЭС необходимого запаса угля означает, что с наступлением реальных холодов масштаб веерных отключений затмит картину 90-х годов.

Фото: ua-reporter.com

Шок предложения природного газа и угля в полной мере показал энергетическую неэффективность страны, уровень которой даже с учетом энергоемкой структуры экономики вдвое ниже европейской. Такая неэффективность требует огромных затрат со стороны населения и государства. Объем прямых и квазифискальных субсидий на природный газ, централизованное отопление и горячее водоснабжение для населения даже после повышения тарифов в 2014 г на газ на 56 % и тепло на 40 % превысит 7 % ВВП. Проблему надо срочно решать. Есть два пути — повышение тарифов и снижение энергозатрат и энергопотерь. Из двух путей правительство Яценюка выбрало только первый. Рост тарифов для населения под лозунгом "за энергоресурсы надо платить рыночную цену, так живет весь мир" полностью оттеснил неприятные дискуссии о том, что в тарифы входят огромные энергопотери, которые еще долго будут оплачивать граждане, поскольку поставщики услуг ЖКХ не имеют реальных стимулов эти самые потери снижать. Потери в теплосетях составляют около 17 %, а по отдельным теплокомунэнерго могут достигать 40 %, в то время как в Европе эта цифра меньше 10 %. Количество аварий на километр теплотрассы превышает европейскую цифру в 10 раз! И, наконец, 70 % тепла теряется из-за отсутствия надлежащей термоизоляции зданий и возможности потребителей регулировать потребление тепла. Не решена проблема коммерческого учета энергоресурсов. Только 37 % жилых зданий оснащены счетчиками тепла. Нет действующей масштабной программы поддержки населения в реализации мер по повышению энергоэффективности. Без решения этих вопросов "реформа" энергетики и сектора ЖКХ превращается в простое перекладывание на плечи населения полной цены неумения или нежелания правительства заниматься вопросами энергоэффективности.

А цена эта велика. Первую волну роста тарифов "съела" девальвация гривны. Получается все надо начинать заново и для достижения тарифами рыночного уровня повышать тарифы на газ в 6 раз и тарифы на тепло в 3,5 раза? На что рассчитывать в 2015 году? На невероятную выдержку населения, которое на себе протестирует зимой предлагаемую правительством систему социальной защиты? На перспективы справедливой цены на газ в новом соглашении с "Газпромом"? На снижение цены на российский газ вследствие падения цен на нефть? Эксперты прогнозируют снижение цены на российский газ до 270 дол. (или даже до 230 дол.) в третьем квартале 2015. Ясно одно: нельзя рассчитывать на последовательную реализацию программы повышения энергоэффективности в масштабах страны по той простой причине, что если она существует, то пока только на словах.

"Социальная петля"

Но самой крутой оказалась социальная спираль. Премьер-министр много раз подчеркивал, что его правительство ничего не имеет общего с социальным популизмом и не обещает роста социальных доходов. И в этом он оказался прав и абсолютно откровенен: доходы населения стремительно понеслись вниз. Весенний секвестр бюджета, заморозку до конца года всех социальных стандартов и гарантий, сокращение доплат бюджетникам, введение военного налога и возврат сбора за покупку валюты население с трудом, но переварило: за счет запаса прочности, накопленного за годы стабильности, и готовности "немного потерпеть" ради светлого будущего. Однако запас прочности достаточно быстро растаял на фоне падения экономики и роста безработицы, достигшей по методологии Международной организации труда 9,3 %. Долги по зарплате увеличились почти в 2,4 раза, отбросив Украину по этому показателю в 2003 год. Реальные зарплаты по сравнению с прошлым годом сократились на 13,1 %. В переводе в иностранную валюту, да еще и в сравнении с соседями, картина доходов наших граждан выглядит совсем мрачной. Прожиточный минимум (еще в начале года составлявший 147,1 дол. США) сократился до 74,2 дол., что на 10 % меньше, чем в евроинтегрирующейся параллельно с нами Молдове, в 2,3 раза ниже, чем в Польше и в 3,7 раза ниже, чем в Болгарии. Аналогичная картина по минимальной зарплате. За 11,5 месяцев в Украине она упала вдвое (со 152,4 до 76,8 дол.), опустив страну на "дно" европейского континента. Ныне ее размер на 7 % меньше, чем в Молдове, в 3 раза меньше, чем в Болгарии, в 6,7 раза меньше , чем в Польше, и в 24-25 раз, чем во Франции или Германии.

Фото: odessa-life.od.ua

Падение доходов сопровождалось различными скандалами в социальной сфере. Самым громким был скандал с проваленными МОЗом государственными закупками лекарственных препаратов, в результате чего в течение почти всего 2014 года оставались без вакцин дети и без лекарств пациенты, страдающие от СПИДа, туберкулеза, гепатита, гемофилии и других заболеваний.

К концу года 2014 года все четыре спирали слились в единый клубок проблем, начавшихся казаться неразрешимыми даже самому экономически необразованному гражданину. Страна замерла в ожидании конкретных предложений о путях выхода из социально-экономического тупика. Все понимают, что простых решений в такой ситуации быть не может. Но все хотят откровенного и прозрачного диалога с властью, в котором будут совместно с бизнесом и гражданским обществом рассмотрены разные сценарии, услышаны и учтены разные мнения, появится конкретный антикризисный план и общественный консенсус, без которого реализация любых антикризисных мер немыслима.

Население, как источник доходов

Реальность перечеркнула все ожидания. В предпоследнюю неделю года за одну ночь в парламент "вывалилось" более 40 законопроектов, большинство из которых должны составить базу для Государственного Бюджета 2015, и сам проект Бюджета-2015. Вместо открытого и прозрачного обсуждения с обществом этих документов, которые коренным образом могут поменять инвестиционный и социальный климат в стране, правительство заявило о необходимости их немедленного рассмотрения и голосования (вероятно, лучше пакетом?!). Невзирая на регламент и просто здравую логику, проект Бюджета-2015 был представлен ДО рассмотрения всех определяющих его базу законопроектов, включая изменения в Налоговый и Бюджетный Кодекс, законопроект № 1577 о сокращении социальных платежей и программ. Зазвучали возмущенные голоса депутатов — нет времени на серьезную работу над текстом! Почему правительство не внесло в текст даже те изменения, которые обещало участникам коалиции?! Бизнес, мнение которого проигнорировали, попытался разместить свои предостережения и требования в средствах массовой информации и вложить письменные обращения в руки депутатов в кулуарах Верховной Рады. Забеспокоились профсоюзы.

А беспокоиться есть о чем. В предлагаемых законопроектах содержится комплекс мер, имеющих очень спорных характер и очень серьезные последствия для будущего страны. Возьмем только три документа — Налоговый, Бюджетный кодексы и законопроект № 1577. Они должны дать ответ: кто и как заплатит за сегодняшние проблемы, какие инструменты предлагаются для выхода из экономического кризиса, и как будут выглядеть взаимоотношения между центром и регионами.

Ответ прост: за все заплатит население и бизнес. Простота и прямота сокращения всех подряд социальных расходов (в сумме на 27 млрд грн.) породила бурю в зале Верховной Рады даже со стороны коалиции, в результате чего скандальный законопроект № 1577 был отправлен на доработку. В прессе прокомментировали: "провален из-за отмены надбавок учителям". Надбавки обрезали еще в начале этого года. Законопроект предлагал намного большее — очередное замораживание социальных стандартов, существенное сокращение социальных льгот, перевод многих социальных услуг (в системе здравоохранения и образования) в разряд платных или частично платных, увеличение нагрузки в сфере образования при отмене стимулов заниматься научной и педагогической работой. В условиях экономического кризиса экономия неизбежна, в том числе и на льготах, которые бюджет никогда не мог профинансировать. А в бесплатные услуги здравоохранения или образования уже никто не верит. Однако тема сокращений в социальной сфере должна идти одновременно с решением вопроса о том, как в этих условиях можно перестроить систему и сделать ее более эффективной по затратам, не ухудшив при этом качество и доступность услуг. Ведь речь идет о человеческом капитале — практически единственном оставшемся у Украины конкурентном преимуществе. Однако эффективность предоставления социальных услуг видимо никого не волнует.

Проект Налогового Кодекса был подготовлен под девизом "что не отобрали инфляцией и девальвацией, отберем налогами". Вместе с некоторыми улучшениями (снижение количества налогов) и попыткой некоторых упрощений для малого бизнеса проект НК предлагает обществу значительное усиление налогового пресса для граждан и бизнеса. Для населения повышается прогрессивность шкалы подоходного налога, растет сбор на покупку валюты, акцизы на сигареты и алкоголь. Эти меры могут дать новые стимулы для тенезации зарплаты, развития "черного" валютного рынка и контрабанды. Легальному бизнесу тоже достанется. Вводится налог на коммерческую недвижимость, который тут же будет переложен в цену продуктов. Остаются высокими (вопреки рекомендациям МВФ) ставки рентных платежей за добычу газа. Откуда возьмутся стимулы для роста собственной добычи газа в условиях дефицита энергоресурсов? Возвращается "привет из 90-х" — бесспорное списание налоговой задолженности и пени со счетов предпринимателя. Практически без суда, просто по желанию фискальной службы. Постоянно меняющиеся налоговые правила, дополнительное давление на население и бизнес и открытые двери для беспредела со стороны фискальных органов — плохой рецепт для поддержки спроса и создания доверия между обществом, бизнесом и властью во время кризиса.

Проект Бюджетного Кодекса готовился как база для реформы межбюджетных отношений. Вопрос: что из этого получилось? Пока регионам отдают максимум обязательств по содержанию и развитию социальной сферы, а вот финансов на все это может не хватить. Из местных бюджетов предлагают забрать в центр 25 % налога на доходы физических лиц, который является их основным стабильным источником наполнения, компенсируя потери частью налога на прибыль (в условиях кризиса!) и новыми налогами (местные акцизы и налог на недвижимость), доходы от которых сложно прогнозировать. Сокращение межбюджетных трансфертов и введение различных субвенций (например, субвенции на образование, медицинской субвенции) тоже таит в себе немалые риски — субвенции рассчитываются по нормативам, которых еще не существует, поскольку Кабинет Министров будет их разрабатывать в течение ближайших 3 месяцев! Вот и получается: отдаем ответственность за большинство социальных (а также экологических) программ на места сейчас, а деньги придут потом, если Кабмин наконец их посчитает.

"Реформаторский популизм"

Обрезать, заморозить, нажать и дожать — не проблема, здесь много таланта не надо. Но возникает вопрос: почему ни в одном документе, сопровождавшем в Верховной Раде проект Бюджета 2015 г. не сказано, как дать стимулы бизнесу остаться в Украине и предложить новые рабочие места, как повысить качество услуг и эффективность неповоротливой социальной сферы, отягощенного проблемами энергетического сектора или сектора ЖКХ? Как в условиях очень жестких бюджетных ограничений создавать институциональную рамку и стимулы работать лучше? Ответов нет, поскольку правительству нужно решать простую фискальную цель — выжать доходы, сократить расходы, чтобы получить международные кредиты. Тогда зачем упорно называть это реформами?

Иллюстрация с liveangarsk.ru

Да потому что на место социального популизма пришел популизм реформаторский! Он начинается с ежедневных обещаний реформ и бурной деятельности по созданию новых планов и программ, которые потом оказываются настолько стратегическими, что мешают решать насущные проблемы. Одновременно в старые управленческие механизмы приводят новых (своих!) людей для решения конкретных вопросов и имитации реформ. Когда эйфория ожиданий начинает тухнуть, а нетерпение увидеть результаты расти, на первый план выходят сложные внешние факторы (напр., военный конфликт на Востоке, международные партнеры, которые слишком долго сомневаются перед выделением очередной финансовой поддержки) и внутренние причины (напр., недолюстрированные бюрократы), которые не позволяют реформам реализоваться на практике. Но вот начинает меркнуть и фаза "убедительных причин нашего провала". Тогда реформы отождествляются с закручиванием налоговых гаек и затягиванием бюджетных поясов. Это нужно не для того, чтобы действительно выйти из опасного пике экономического кризиса, а просто, чтобы еще взять в долг. Ведь вопросы повышения эффективности или качества работы экономической системы по-прежнему обходятся стороной. Критики реформаторов-популистов объявляются сторонниками "злочинной влады", действующими в интересах врагов. Прозрачную и открытую работу с гражданским обществом и бизнесом заменяют расширением практики принятия закрытых решений, поспешностью рассмотрения важнейших законодательных актов.

Реформаторский популизм опасен, поскольку он углубляет пропасть между ожиданиями перемен и реальной действительностью. Он уже породил "усталость от Украины" у западных партнеров, раздраженные голоса которых то и дело напоминают президенту и премьеру, что дальнейшая финансовая поддержка возможна только при демонстрации конкретных шагов (а не в разговорах!) по реформированию страны. С другой стороны, реформаторский популизм привел к нарастанию неудовлетворенности у бизнеса и постепенной утрате иллюзий у населения. По результатам исследования инвестклимата Украины в III квартале 2015 года, проведенного Европейской бизнес-ассоциацией, после легкой эйфории, связанной со сменой власти, у бизнеса наступило разочарование. Почти 44 % опрошенных ЕБА топ-менеджеров считают, что никаких положительных изменений в инвестклимате Украины не произошло, и более 90 % опрошенных не видят признаков налаживание диалога между бизнесом и властью. В то же время, по данным опроса R&B Group, за 40 дней после парламентских выборов фракции коалиции растеряли более 23 % поддержки избирателей. Даже в достаточно благополучном Киеве (с его высокими зарплатами и низкой безработицей) за полгода количество неудовлетворенных уровнем жизни людей выросло вдвое — с 30 до 59 %; только 1 % отметил увеличение доходов, в то время как у 56 % они упали; среди превалирующих ощущений — тревога (38 %), растерянность (24 %), пессимизм (16 %) и страх (15 %). Так реформаторский популизм съедает сам себя — ведь для реформ нужен кредит доверия, который строится не на фантомах обещаний, а на конкретных шагах и успехах.

Что завтра?

Что ждать от четырех проблемных спиралей в следующем году? Долгожданного мира или дальнейшей эскалации военного конфликта с ростом военного бюджета и потерь человеческих жизней? Дефолта или постепенного выхода из кризиса с укреплением доверия между бизнесом и государством? Не смешивайте эти спирали с чередой разноцветных лампочек на рождественской елке. От них нельзя легко избавиться, сложив обратно в коробки с елочными игрушками после новогодних праздников. Страна безумно устала от военных, экономических, социальных и других конфликтов. Запас прочности почти на нуле. Общее мнение внутри и за пределами страны — 2015 год действительно определит судьбу Украины. Сможет ли страна выбраться из паутины политических интриг и экономических проблем и остаться суверенным государством, способным создать цивилизованные условия для своего дальнейшего развития?

Альтернативы нет, если только не считать альтернативой распад на отдельные территории, подконтрольные местной радикальной "махновщине", или переход к военной диктатуре для сохранения виртуальной территориальной целостности. Не осталось времени и иллюзий на приход могучего иностранного донора, который просто из любви к нам оплатит наши долги и решит все проблемы за нас. Международная помощь и международный патернализм — разные вещи. От всех ветвей власти сейчас нужна не имитация реформ, а напряженная, ежедневная, хорошо организованная работа на основе четкого антикризисного плана и открытого диалога между властью и обществом, который бы "склеивал" страну. Мы хотим чуда, но сделать его мы может только своими руками.

Больше новостей о: Ирина Акимова


Архив
Новости