Публикации 2016-11-11T05:18:55+02:00
Українські новини
​Славянский контраст. Разговор с донбасской "бандеровкой"

​Славянский контраст. Разговор с донбасской "бандеровкой"

Надписи на стенах в Славянске
Надписи на стенах в Славянске

Ни Екатерина, ни ее муж никогда особо не отличалась своей активной политической позицией, в акциях протеста не участвовали. Именно такие, как они, четко подпадают под определение "мирное население".

С Екатериной мы познакомились еще в школьные годы. И она, и я приезжали на лето к своим бабушкам во Львовскую область. Сама она долгое время жила в Луцке, и мы долго поддерживали контакт, разговаривали по телефону, но со временем общение как-то само собой прекратилось. Так бывает.

Совсем недавно я узнал, что после института Екатерина вышла замуж и уехала жить к мужу в Славянск. Во время боевых действий в городе, они с мужем некоторое время не уезжали, надеясь, что все уладится. Тем не менее, в конце мая, когда в соседнем доме повылетали окна от взрывной волны, решение было принято, и они перебрались в Днепропетровск.

Ни Екатерина, ни ее муж никогда особо не отличалась своей активной политической позицией, в акциях протеста не участвовали. Именно такие как они четко подпадают под определение "мирное население".

Вокзал Славянска

Увидев мои фотографии из Славянска в социальных сетях, наши общие знакомые рассказали Екатерине о моем визите в этот город, после чего она узнала мой номер телефона и отослала смс с предложением встретиться. При этом она четко сразу дала понять, что знает о том, что я работаю журналистом, но хочет увидеться не поэтому, а просто потому что "давно не виделись".

Естественно, девушка из Луцка, живущая в Славянске, не могла меня не заинтересовать с профессиональной точки зрения. Поэтому в течение дня старался ее все же уговорить на упоминание в своем материале, и после долгих уговоров она таки решилась. Но с условиями. Изменить имя, не фотографировать и уж тем более без видео. "Мне лишние проблемы не нужны", - объяснила Екатерина. Именно эта формулировка является одной из наиболее распространенных у жителей Славянска, которые решаются на разговор с прессой.

С Екатериной мы договариваемся встретиться в очень нестандартное время, в 7 часов утра, так как ни у нее, ни у меня в другое время не складывалось. Место встречи - центр, у памятника Ленину. Примечательно, что днем нашей встречи было 21 ноября, то есть годовщина начала Евромайдана.

Памятник Ленину в Славянске

После недолгого общения о старых временах, присаживаемся на лавочку у памятника. Как ни странно, несмотря на очень раннее время, на соседних лавочках уже активно общаются между собой несколько пенсионерок.

Когда экскурс в былые времена заканчивается, стараюсь аккуратно переходить к интересующей меня теме. Катя сразу меняется в лице, и начинает почему-то оглядываться. Именно в этот момент ее внимание привлекает мой красно-черный браслет на правой руке. Уловив ее взгляд, и предугадав ее опасения, сразу же опережаю ее вопрос. "Нет, никакого отношения к "Правому сектору" или каким-то националистическим организациям я не имею", - стараюсь как можно спокойнее расставить точки над "і".

Такое мое поведение ее похоже успокоило, и она понемногу начинает рассказывать о событиях, которые довелось пережить ее семье. "Я тут живу уже достаточно времени, чтобы понимать, куда дует ветер. Зимой народ очень бурно реагировал на события на Майдане, поэтому протестное настроение среди местных меня не удивляло", - начинает делиться впечатлениями Катя.

Тем не менее, она подчеркивает, что также как и многие жители города не думала, что все может так далеко зайти. "Первые опасения появились с появлением вооруженным до зубов людей. До этого тут вряд ли можно было найти хотя бы 30% особо рвущихся в Россию, а после появления "Стрелка" многих соседей как будто подменили", - говорит Катя.

В ходе беседы она постоянно подчеркивает, что является аполитичной, но все же общую картину пытается описать. "Тут скорее не так поддерживают Россию, как не понимают, почему все так произошло в Киеве. Славянск, по своей сути, не так "за что-то", как, скорее, "против", - отмечает она. Тем не менее, Катя признает, что большинство ее знакомых, из-за непонимания событий на Майдане, готовы были поверить во все, что показывало российское телевидение. "Особо дико было слышать о каких-то мифических "бендеровцах", о фашистах из Западной Украины", - говорит уроженка Луцка. Я стараюсь не перебивать, но мыслями возвращаюсь на буквально десять минут назад, когда Катя с опаской смотрела на мой браслет.

По словам Кати, в тот момент сильно переживал ее муж, поскольку боялся, что антибандеровская истерия может сказаться на отношениях с соседями из-за ее западноукраинского происхождения. "Но как-то обошлось. С соседями у нас никогда проблем не было. ДНРовцам они меня не сдавали. Так, по мелочи, какие-то неадекваты пытались что-то моему мужу рассказать о том, какая я "бендеровка", и что меня надо куда-то сдать. Но он у меня крепкий", - уже улыбаясь рассказывает Катя.

В то же время она отмечает, что ее случай, скорее, исключение из правил, так как за проукраинскую позицию людей лишали "в лучшем случае" автомобилей, бизнеса, а в худшем - бросали в подвалы или еще хуже. "Многие из проукраинских уехали еще в течение первой недели", - говорит Катя.

По ее словам, в семье тоже не все было без проблем. Отец мужа оказался активным сторонником ДНР, поэтому какое-то время старались политические темы за столом даже не вспоминать. "Но когда начались активные обстрелы, его взгляды немного изменились. Не кардинально, но все же, он стал еще более нетерпимым. Свекр постоянно мне зачем-то напоминал, что это, мол, "твои виноваты". Наверное, это тоже стало одной из причин того, что мы уехали из города. Но не основной, он разве что поговорить может", - рассказывает Катя.

Она отмечает, что в Днепропетровске поначалу встретили хорошо, знакомые помогали с решением каких-то бытовых вопросов, но потом многое приходилось решать самим. "Я их понимаю, у них своя жизнь. А тут мы, как "здрасьте", - рассказывает Катя. Она добавляет, что как только стало более или менее понятно, что в Славянске ситуация стабилизировалась, то сразу же вернулись назад.

После освобождения города от боевиков, по ее ощущениям, местное население очень опасалось, что украинская армия начнет "зверствовать". Она рассказывает, что местные, хоть и не очень-то, мягко говоря, любят Киев, но пережив блокадные времена, радуются хотя бы относительному спокойствию в городе.

Именно в этот момент на соседней лавочке активизировалась одна из пенсионерок, которая, по-видимому, уже долго прислушивалась к нашему разговору. "Что ты ему все "водичку льешь", ты лучше расскажи как они (украинские военные) тут орлами ходят", - резко подключается к разговору пенсионерка, которая назвалась Еленой Андреевной.

Дискуссия мгновенно заинтересовывает еще нескольких людей пожилого возраста, которые, видимо, восприняли меня как "благонадежного". "Я не за ДНР и не за Киев, я - за Славянск", - вмешивается еще одна женщина. "То одни сидели, а вторые бомбили, теперь местами поменялись. Пока не бомбят, но это ненадолго", - считает она.

После этого, в разговор практически не вмешиваюсь, а собравшиеся уже чуть ли не в круг, начинают рассказывать одну за одной истории, которые часто противоречат друг другу. К украинской армии отношение оказывается разным, потому что местные делят ее на "бедных пацанов", которые "сидят в окопах", и считаются обязательно призывниками, и на "зажравшихся". Эта категория солдат среди местных характеризуется как "наглые" и "наемные". Именно к этой категории у местных наибольшее количество претензий. Одним из самых популярных является рассказ о том, как один пьяный солдат стрелял ради развлечения в воздух. Эту историю слышу не только от бабушек, но и от еще нескольких человек.

В то же время собравшиеся утверждают, что не хотят возвращения ДНР и рады, что "закончилась стрельба". Также в свете последних решений украинской власти, местные рады, что "платят пенсию и зарплаты".

Все время, когда собравшиеся пытаются делиться своими мнениями, Катя поглядывает на часы, и явно не очень хочет продолжать разговор с участием пенсионерок. Хоть мне и интересно послушать дискуссию местных жителей (поскольку разговорить здешнее население не так-то и просто), прощаюсь, и мы вместе с Катей решаемся немного прогуляться.

Времени остается очень мало, поэтому далеко не уходим. Накануне с коллегами мы уже совершили прогулку по городу, пройдясь возле местного отделения Службы безопасности Украины. Именно в районе этого здания наблюдал наибольшее количество разрушений, хотя местные жители рассказали, что основные удары пришлись на пригород и околицы города.

Здание СБУ в Славянске

Во время прогулки с Катей, она уже не так много говорит, как больше старается показать последствия боевых действий. "В соседнем Краматорске практически ничего не бомбили, а у нас тут, как видишь", - рассказывает Катя. В конце прогулки давняя знакомая провожает меня к гостинице "Украина", в которой мы остановились с коллегами. Напоследок она желает удачи, и призывает "понять жителей Донбасса". Эту заезженную фразу доведется услышать не раз. "Если честно, то вы в Киеве и во Львове должны понимать, что здесь все совсем по-другому. Тут свои правила, и рассказами о Европе тут, скорее, народ испугаешь. Тут всегда будут голосовать за таких, как Партия регионов, потому что вы не можете объяснить на понятном для них языке, а у них получается", - резюмирует Катя. Я понимаю, что под словом "вы" Катя уже четко позиционирует всех, кто не из Донбасса. Она уже местная, хоть и родилась в Луцке.

В гостинице также удалось заметить интересную деталь. План эвакуации, который висел на стене номера на украинском языке, а на шкафу рядом - такой же, только на русском.

Уже когда выселялись из гостиницы, вместе с коллегами довелось пообщаться с двумя местными мужчинами среднего возраста. Вернее, не пообщаться, а послушать. Поскольку они знакомы с одним из моих коллег, то вели себя более раскованно и были более откровенны.

Всю суть разговора передать сложно. Их бросало, то в жар, то в холод. То рассказывали про ДНРовцев, которые у кого-то отжали машину, то рассказывали о драках между местными и украинскими военными. Несколько раз, рассказывая об украинской армии, невольно называют солдат "укропами", затем резко останавливались в разговоре, чтобы посмотреть, не заметили ли мы этого.

Славянск - город-курорт

После Славянска мы направились в Дзержинск, но возвращались мы снова через город-курорт (хотя в Украине и немногие об этом знают). Через несколько дней в Славянске посетили детский интернат. Несмотря на близость к боевым действиям, интернат особо не пострадал. По крайней мере, внешне. Тем не менее, удручающе выглядел один из плакатов на стене в детском заведении, на котором описывается, как реагировать на подозрительные взрывчатые вещества.

Плакат на стене в детском заведении Славянска

Именно там также пришлось стать свидетелем примечательной истории, когда один из маленьких мальчиков наблюдая за тем, как волонтеры вместе с украинскими военными заносили помощь учреждению, сказал другому: "Это же Украина, да? Видишь, они за нас!". Что именно ребенок имел в виду, честно говоря, постеснялся спросить, но сама фраза вонзилась глубоко в сердце.

Славянский интернат

Конечно, пребывание в Славянске не было продолжительным, и за такое короткое время вряд ли можно сложить полную картину жизни города и мыслей местного населения. Тем не менее, одно можно сказать точно. Здесь не хотят войны. Очень хочется, чтобы в Славянск ездили отдыхать, и он был известен не как город, с которого начался тот кошмарный этап, который мы никак не можем пройти, а как красивый город-курорт. Но украинской власти еще много предстоит сделать для того, чтобы, например, даже маленький мальчик больше никогда не задавал себе вопрос о том, за кого Украина, и чтобы четко осознавал, что Украина - это он.



Архив
Новости

ok