Публикации 2016-12-05T05:44:40+02:00
Українські новини
Невиртуальная война 34-го батальона. Репортаж с фронта

Невиртуальная война 34-го батальона. Репортаж с фронта

Украинский танк на страже
Украинский танк на страже

Чтобы ознакомиться с тем, как живут и воюют бойцы 34-го Кировоградского батальона территориальной обороны, мне и еще двум моим коллегам необходимо было проделать путь из Киева в Славянск, из которого, проехав через пять блокпостов, можно попасть к месту занимаемых батальоном позиций.

Когда мне предложили поехать в зону АТО и посмотреть своими глазами на то, как воюют бойцы 34-го батальона, который носит имя "Батьківщина", один из моих коллег отнесся к этой идее скептически. "А, это тот, который "тимошенковский"? Он вообще существует?", - ухмылялся коллега. В своем мнении он был не одинок, и в украинском информационном пространстве можно найти много характеристик наподобие "политический проект", "виртуальный батальон" и тому подобное.

Тем не менее, рассказы рассказами, а увидеть своими глазами - совсем другое дело. Для того чтобы ознакомиться с тем, как живут и воюют бойцы 34-го Кировоградского батальона территориальной обороны, мне и еще двум моим коллегам необходимо было проделать путь из Киева в уже знаменитый освобожденный украинскими войсками Славянск, из которого, проехав через пять блокпостов, можно попасть к месту занимаемых батальоном позиций.

Дорога через блокпосты

По иронии судьбы, поездка из Славянска состоялась 21 ноября, в день годовщины Майдана. Думаю, не стоит объяснять, что в зоне АТО население особой радости по поводу этой даты не проявляло. Но это другая история.

Проехав часть блокпостов, мы попали в Константиновку, в которой нас должны были встретить представители батальона. После недолгого ожидания к месту встречи подъехала машина с украинским флагом на крыше и военными номерами, из которой вышел заместитель командира батальона Владимир Семенчук. Перед продолжением пути, первым делом на нас надели бронежилеты. Варианты "а может не стоит" даже не обсуждались. В районе Горловки, куда мы направлялись, в этот день было неспокойно, с самого утра боевики обстреливали позиции украинских военных.

В первый день своего пребывания в зоне ответственности батальона мы попали на два блокпоста. Первый из них находится неподалеку от так называемой перемычки канала, по которому вода поступает в Горловку. Боевики через свои СМИ неоднократно обвиняли украинских военных в перекрытии воды Горловке, но бойцы на близлежащем блокпосту резко опровергают подобную информацию. "Это все бредовые провокации. Если бы действительно хотели, то давно бы уже перекрыли, но нам то это зачем? В Горловке живут наши граждане", - подчеркнул один из бойцов на блокпосте.

Перемычка водоканала, по которому поступает вода в Горловку

По договоренности с сопровождающими, видеосъемка на блокпостах была запрещена, однако фотографировать никто не запрещал, если это не касалось лиц военных, согласие от которых нужно было спросить лично. Тем не менее, бойцы не то чтобы сильно смущались, а даже как-то обижались, когда речь заходила о том, чтобы скрывать лица. "Идите сюда, я - русский, у меня даже советский берет есть. Вот, посмотрите", - окликнул нас бородатый солдат, который представился как "Александр Невский".

''Александр Невский''

Другой боец, представившийся Виталием из Сум, и вовсе оказался колоритным персонажем, который на посту явно выступает в роли "заводилы". "Передайте в Сумы, что у нас все нормально, и мы обязательно победим", - уверенно сказал Виталий.

После этого он направился к проезжавшей через блокпост маршрутке, следующей из Дзержинска в Горловку. "За чем едем?", - заходя в маршрутку, обратился к пассажирам солдат. Причины были обычными, кто к родственникам, кто домой. При этом пассажиры в маршрутке, выглядели явно утомленными, но держались спокойно. "И сколько блокпостов за маршрут?", - интересуюсь у водителя, который до моего вопроса не отводил взгляд от дороги. "Три. Два с этой стороны и один - с той", - обернувшись ко мне ответил водитель. "А сколько с нашей стороны?", - продолжил я, пытаясь понять настрой человека за рулем. "Я же говорю, всего три", - снова пробормотал водитель, делая вид, что не понял моего вопроса.

Маршрутка ''Дзержинск-Горловка''

Пообщавшись с солдатами на первом блокпосту, направляемся дальше. Дорога становится все более и более безлюдной. На пути то тут, то там встречаются разрушенные дома, однако коллега, которая родом как раз из Донбасса, призывает не спешить с выводами. Донбасс - край депрессивный, и не факт, что все разрушения связаны с обстрелами, хотя прямые попадания снарядов все же распознать удается.

Второй блокпост, на который нас привозят, находится у поселка Майорск фактически в нескольких километрах от Горловки. Располагаются военные в каком-то полуразрушенном здании, которое, по их словам, периодически обстреливается боевиками. В момент общения с солдатами, командир взвода, который руководит действиями на данном участке, просит переместиться в убежище, поскольку получена информация об обстреле. Но на этот раз обошлось. "Как часто обстреливают?", - интересуюсь у комвзвода, представившегося Ромой с позывным "Койот". "Да по-разному бывает. Могут утром вообще молчать, а после обеда насыпают по-полной, но тут нет какой-то системы", - спокойно отвечает "Койот".

Единственный батальон без ротации

Немного погодя решаемся пообщаться с замкомбата Владимиром. Военные к общению с прессой вообще не особо привыкли, и Владимир не является исключением. Перед тем как начать общение с нами, он достает из кармана кусочек бумаги, который внимательно перечитывает. "Чтобы ничего не забыть", - объясняет Владимир.

Не откладывая в долгий ящик, сразу интересуемся о том, какие главные проблемы батальона. Наиболее болезненным, судя по ответам бойцов, является вопрос отсутствия ротации. "То, что наболело у всех, люди находятся на передовой, каждый день идут обстрелы, идут какие-то вылазки, психика не у всех выдерживает. Люди готовы здесь стоять сколько угодно, но, в общем-то, можно было бы по ротации отвести хотя бы на пару недель", - рассказывает замкомбата.

К беседе подключается куратор батальона Павел Патарецкий. "В Украине батальон "Батьківщина" - это единственный батальон, который уже не ротируют. Все батальоны уже ротацию прошли, а с нашим какая-то проблема", - отметил он. По словам куратора, ротация должна была состояться 30 сентября, но батальон, который должен был менять по каким-то причинам не поменял. "По всем международным нормативам бойцам нужно давать отдыхать", - продолжил Патарецкий.

По его словам, на все запросы в Генеральном штабе просят подождать, мотивируя свою позицию тем, что батальон не кем заменить. "Ребята отдают себе отчет, что если реально некем менять, то позиции никто не бросит. Но нам нужно понимание по Генштабу, но все молчат, всем удобно", - подытожил Патарецкий.

Когда речь заходит о боевых потерях, в разговор вмешивается комвзвода Роман, наблюдавший все время со стороны. "В боевых столкновениях не так много потерь. У нас ребята работают хорошо, все грамотно, но вот когда нервы сдают, то нервы сдают. Иногда некоторые бойцы уже психуют и просто не прячутся (при обстрелах), и это, мне кажется, чревато", - эмоционально делится "Койот".

Рома ''Койот''

Невиртуальные потери

Помимо ротации батальон волнует проблема корректного освещения их действий в прессе. Военные считают, что об их заслугах пытаются умолчать, в то время как какие-то недоразумения "раздувают до небес". "Было много случаев умалчивания. Вот город Дзержинск освобождался силами батальона "Батькивщина", а в интернете и во всех новостных порталах было написано, что это Нацгвардия. И таких случаев достаточно много", - рассказывает Патарецкий. Он отметил, что усилиями батальона было отбито у боевиков множество блокпостов, а в это время СМИ распространяют тиражируемую сепаратистами информацию о том, что 34-й батальон якобы перекрывает водоснабжение в Горловку или о том, что бойцы батальона якобы рельсы воруют. "Это все неправда, но почему-то весь негатив распространяется, а что касается серьезных боевых столкновений, то все замалчивается. До глубины души обидно", - продолжает Патарецкий.

Когда речь заходит об освещении деятельности батальона снова не выдерживает Роман. "Было обидно читать, когда Порошенко сказал, что в Майорске наших войск нет, а мы тут стоим уже добрый месяц на этом Майорске и думаем "а мы кто тогда? и что мы здесь вообще делаем?", - все так же эмоционально делится впечатлениями "Койот".

Вообще, вопрос, с которого начинался материал, о якобы "виртуальности" батальона, у военных вызывает непонимание и обиду. "Потери у нас не виртуальные, а абсолютно реальные", - парирует "Койот". Тут же вмешивается Патарецкий и рассказывает, что со времени вступления в боевые действия, потери батальона составляют 10 погибших и около 50 раненных.

Замкомбата Владимир также не понимает откуда идут такие разговоры и как следствие допускает, что это может быть одной из причин того, что руководство не замечает проблем батальона. "То, что они к нам не приезжают, с одной стороны непонятно нам, с другой стороны вызывает, мягко говоря, возмущение. Приедьте, пообщайтесь с нами, оцените обстановочку, а потом учите нас", - подчеркивает Семенчук.

Владимир Семенчук

Подозрительные электрики

Среди прочих проблем, с которыми сталкивается батальон, возникает и больная для многих подразделений тема технического оснащения. "Очень много проблем с техникой. То что давали, это в основном металлолом, за свои деньги делаем ремонт, закупаем запчасти", - рассказывает Патарецкий. В свою очередь Владимир сетует на то, что непонятно по каким причинам в батальон не пускают добровольцев, хотя желающих, по его словам, достаточно. Его слова подтверждает и Роман. " Есть звонки, что мы хотим именно к вам, а их куда-то начинают забирать", - отмечает "Койот".

На наше предположение о том, что, возможно, некоторые проблемы могут иметь политическую составляющую в связи с тем, что батальон поддерживается партией "Батькивщина", военные отвечают с неохотой. Заметно, что политика не является их темой. "Не исключаю, что эти вещи могут быть связаны", - отмечает замкомбата Владимир, но тут же добавляет: "Если человек болеет за государство и проявляет инициативу, и у него получается создать батальон, пусть даже под эгидой партии, я не считаю, что в этом что-то плохое есть".

Солдатский душ

После беседы решаем еще раз осмотреть условия быта бойцов. В этом нам помогает все тот же "Койот". "Вот здесь у нас душ, но сейчас уже прохладно, поэтому влажные салфетки в помощь", - улыбаясь говорит "Койот". По ходу он рассказывает различные истории общения с местным населением. "Мы пришли с миром, поэтому стараемся наладить отношения", - рассказывает Роман. По его словам, с местными властями контакт нормальный, но иногда приходится подгонять "скорые" или коммунальщиков, которые иногда не хотят ехать на вызовы из-за опасности.

При этом также делится историями о том, что некоторые службы, восстанавливающие электроснабжение часто ездят по непонятным причинам по несколько раз в день. "А потом нам с той стороны из "Градов" насыпают. При этом вот прямо тут провода вот-вот оборвутся", - рассказывает Роман, показывая вверх на электрические опоры, - "а они как будто не замечают, роются где-то в кустах, уезжают, а нам потом "накидывают. Это вызывает вопросы".

Поврежденные минометным обстрелом провода ЛЭП

Помимо этого "Койот" подозревает, что боевики неспроста также достаточно "избирательны" в своих обстрелах. В частности, комвзвода рассказывает историю о том, что бывают такие обстрелы, когда вокруг одни воронки, а некоторые заправки "как новенькие". Мы сразу же интересуемся, о какой именно заправке идет речь, на что "Койот", искренне улыбаясь, отвечает: "Да не знаю чья она, желтенькая такая". Бывают, по словам солдат, и удивительные забавные истории отношений с местными. "Есть тут у нас одна бабушка. К нам за картошкой ходит, а потом "на пятиэтажках" рассказывает какие ДНРовцы молодцы, а укропы - козлы", - смеясь делится "Койот".

После небольшой "экскурсии" по территории блокпоста, в ходе которой нам показывают последствия от обстрелов и простенький солдатский быт, мы прощаемся с бойцами и возвращаемся ближе к Константиновке к месту ночлега. Ночевать нам предстоит вместе с солдатами.

По дороге весело общаемся с сопровождающими, но тут весь смех заканчивается, когда у куратора батальона звонит телефон, и ему сообщают, что один из блокпостов сильно обстреляли и есть пострадавшие. Один тяжелый, которому нужен срочно хирург, специализирующийся на сосудах, поскольку у бойца повреждена сонная артерия, а такого в местной больнице нет. Сразу же следуют десятки звонков в поисках хирурга. Настроение у всех, естественно, меняется. До места ночлега едем практически молча.

Разговор за ужином

Добравшись до места назначения, заходим в небольшое одноэтажное полуразрушенное помещение, отапливаемое буржуйкой. "Заходите, располагайтесь. Вот это наш евроремонт", - говорит один из встречающих нас солдат, показывая на дырку в потолке, заложенную каким-то старым матрасом. Позже нас "передают" старшему прапорщику Николаю "Бате" Веселову, который зовет к себе в гости.

В большой военной палатке, расположенной посреди поля, "Батя" - главный. Заходим, и сразу замечаем большое количество различных расписанных украинских флагов, которые практически над каждой кроватью. Здесь же всевозможные детские рисунки с пожеланиями солдатам. Как позже нам расскажут, за детские поделки между бойцами иногда наблюдаются нешуточные споры:).

Детский рисунок

Военные – народ очень гостеприимный, поэтому нам сразу же предложили чай, кофе и перекусить. Интересно, что в батальоне работает настоящий военный повар, которая из простых продуктов сделала нам ну очень вкусный ужин. Практически все солдаты, с которыми довелось общаться, передают благодарности волонтерам, без которых, по их словам, "было бы совсем туго".

За вечерним столом обсуждаем разнообразные темы. Постепенно с заданий возвращаются солдаты, которые присоединяются к нашему разговору. Среди бойцов можно встретить как кадровых офицеров, так и добровольцев, местами имеющие абсолютно неприсущие на первый взгляд для военного дела профессии.

В это время по телевизору показывают хронику Евромайдана. Смотрят ее не все, хотя в батальоне есть бойцы, которые прошли Майдан. "Батя" берет пульт и начинает переключать по каналам. Он рассказывает, что иногда ради интереса и когда антенна правильно настроена можно поймать ДНРовские телеканалы. Уверен, что бойцам иногда полезно посмотреть, что там показывают.

Темы для обсуждения за столом иногда кардинально отличаются. Разговаривали и о проблемах батальона и о мирной жизни. Отдельная тема - раздражение военных политиками. "Армия отдельна от политиков", - подчеркивает один из бойцов. Старший прапорщик настроен по отношению к политикам еще критичнее, особенно его зацепила история с участием в военных действиях Олега Ляшко. "Видели как Ляшко "режиссировал" войну?", - отмечает он. "Вот вы там у них спросите, когда будет создан батальон из политиков. Мне бы этого Ляшко сюда, хотя бы ненадолго. Он бы у меня через неделю уголь голыми руками из печки доставал", - заверяет "Батя".

Уже перед ночевкой возвращаются сопровождающие, занимавшиеся поиском хирурга. Новости от них неутешительные, парня спасти не удалось. В таком невеселом настроении направляемся спать. Ночевать пришлось в спальных мешках. На улице ночью температура была -12 градусов, и хотя во время укладывания вроде бы было тепло, но подъем был, мягко говоря, прохладным.

Комбат

После небольшого завтрака двигаемся на следующий блокпост у Дзержинска. На одном из пунктов пропуска возникает заминка. Что-то не понравилось в нашем поведении милиционерам, которые решают нас немного подержать. "Так чего от них ждать? Это "Беркут", который отправили сюда "отмывать кровью" свои дела", - с недовольством говорит один из сопровождающих. Хотя внешне отношения между бойцами и милицией выглядят вполне рабочими, но заметно, что военным не очень нравится то, как ведут себя бывшие "беркута".

Дзержинск

Приезжаем на блокпост, нас там знакомят с комбатом Дмитрием Красильниковым. Невысокий мужчина с твердым взглядом как раз раздает указания своим бойцам. Ненароком слышим, что некоторые указания касаются организации похорон, погибшего накануне бойца, который погиб именно неподалеку от того блокпоста, на котором находимся.

Несмотря на занятость, Красильников находит несколько минут для общения с нами. Комбат менее склонен к критике военного руководства, но вопрос ротации также называет одним из основных. "Я думаю, надо дать людям отдых хотя бы суток 10-15 — это было бы нормально", - отмечает Красильников. При этом он уверен, что возможные опасения о невозврате бойцов являются необоснованными. "Наши не разбегутся. Те, кто хотел разбежаться, уже лежат в больничке, делают справки по семейным обстоятельствам и так далее", - заверяет комбат. В этот момент подходит один из солдат, который как раз интересуется вопросом отпуска. "Сейчас без отпуска", - коротко отвечает ему Красильников и боец уходит.

Он объясняет, что в краткосрочные отпуска людей отпускают, но максимум, который им положен - это 2 с половиной дня за прослуженный месяц.

Далее задаем вопросы по теме, которая касается лично Красильникова. Не секрет, что лидер "Батькивщины" накануне выборов предлагала ему войти в список партии, но комбат отказался. "Политика пока не для меня…Надо быть на том месте, на котором от меня хоть что-то зависит. Тогда я считаю себя нужным. Пока что, я думаю, в политике от меня ничего не будет зависеть", - объясняет свою позицию комбат.

Интересуемся также и о процессе включения батальона в состав 57-й мотострелковой бригады, который состоялся в конце октября, и по информации СМИ вызвал некоторое недовольство среди бойцов. "57-я формировалась на базе 34-го батальона, поэтому притирки никакой. Сначала сформировался батальон, а потом уже на базе батальона формировалась бригада, расширялась", – рассказывает Красильников.

Он также подчеркивает, что ни один из бойцов батальона за все время участия в боевых действиях не попал в плен. При этом сам батальон периодически захватывает сепаратистов. В частности, именно бойцами батальона был захвачен боевик по прозвищу "Боцман", у которого нашли ДНРовское удостоверение №10, подписанное Игорем Стрелковым-Гиркиным.

Уезжать из батальона было нелегко. Нескольких дней с лихвой хватило, чтобы понять, что ребята реально воюют, и ни о какой "виртуальности" речь не идет. Тем более, что по состоянию на 22 ноября, потери батальона составили 11 погибшими и 53 раненными.

На батальоне, видимо, все же сказывается политическая "принадлежность", однако с другой стороны – вряд ли бойцы должны отказываться от любой поддержки, особенно когда в Генштабе, похоже, упорно игнорируют проблемы солдат.



Архив
Новости
Водитель госохраны рассказал о перестрелке в Княжичах. Скриншот видео
Выживший в Княжичах полицейский опроверг версию властей о перестрелке 09:19
Минобороны разрешило использовать в АТО пулемет начала прошлого века 12:12
"Нафтогаз" уничтожает ГТС!" – под Кабмином промышленники требуют отставки Коболева 11:21
Пока Порошенко открывал телевышку на Карачуне, неугодным журналистам угрожали "прострелить ноги" 23:05
Машиностроители будут пикетировать Кабмин и "Нафтогаз" с требованием поддержать нацпроизводителя 16:00
Трамп продал все свои акции еще в июне 08:45
Нардеп Сергей Соболев. Фото: vv.com.ua
Нардепа Соболева пытаются убедить "не трогать" запорожского губернатора Брыля 18:20
Эрдоган ратифицировал "Турецкий поток" 09:01
7.12.16 11.00 Пресс-конференция: "Кто и как занимается политическими преследованиями в Украине: факты, персоналии, последствия для Украины" 15:28
Сегодня Кабмин установит День Государственного герба и День Государственного гимна 08:11
больше новостей

ok