Украина 2016-12-09T04:40:57+02:00
Українські новини
В украинскую армию вернулись неуставные отношения и дедовщина

В украинскую армию вернулись неуставные отношения и дедовщина

Над украинскими солдатами издеваются офицеры и сослуживцы. Армейские истории избиений и насилия рассказала "Страна".

Советская Армия времен позднего социализма была неизлечимо больна многими хворями. Одна из них – "дедовщина", или говоря юридическим языком – нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. Практически каждый молодой солдат проходил через настоящую мясорубку издевательств и унижений со стороны "старшего" призыва.

"Дедовщина" была по наследству передана и украинской армии. Со временем, ВСУ начали избавляться от этой отвратительной солдатской "традиции". Однако после начала АТО в ВСУ с первыми волнами мобилизации вновь стали возвращаться издевательства и мордобой. "Страна" проштудировала десятки приговоров в открытом реестре судебных решений - и пообщалась со свидетелями издевательств и избиений.

"Уважай старших - иди мыть сортир"

"Теперь ты будешь драить сортир каждый день – ты самый младший из нашего призыва, к тому-же ты в армии раньше не служил. Ты должен уважать старших и делать то, что говорят, заявил мне, дыша перегаром прямо в лицо, опухший от многодневного пьянства обрюзгший дядька – сосед по койке в казарме учебного центра "Десна". С этими словами "старослужащий" пихнул в мою сторону ногой ведро с мутной водой и тряпкой", - рассказывает демобилизовавшийся недавно из ВСУ Игорь Чепах. 

Игорь Чепах отказался мыть сортир и его начали избивать.

"Мужик в засаленном камуфляже изо всех сил ударил меня в нос. Дальше помню только урывками. Вот я стою на коленях, пытаясь остановить хлещущую из носа кровь. Лежу на боку, закрывая локтями голову, а в живот "прилетают" чьи-то ноги. В берцах, чьи-то ноги в галошах, снова в берцах. Били почти два часа. После этого меня вытащили за ноги в умывальник и облили водой. Отлежавшись на кафельном полу, я поднялся и пошатываясь, вернулся в спальное помещение. Там за импровизированным "столом" из койки сидели те, кто меня избивал – четверо мужиков лет за тридцать – сорок.

"Ну, что парень? Намотал на ус? Будешь мыть сортир постоянно. Мы не для того в армейку вернулись, что бы вместо салабонов на швабре кататься. А теперь, садись, выпей! Да ты не обижайся, нас так когда-то всех воспитывали. Армия она делает из сопляков настоящих мужчин" - "по-отечески" похлопал рукой по плечу самый старший из них – тот самый опухший мужик. Сортир я мыть так и не стал. Подал рапорт на избивавших меня, но командиры все замяли. Комбат порвал рапорт, и сказал, что дисбатов на всех не напасешься, а воевать в АТО некому. И перевел меня в другую роту. Там все было по-другому. Аватаров было меньше, а молодежи больше. А всю работу делали по очереди. А когда реально попали на "передок", там вообще все проще стало. Те, кто строил из себя "ветерана" и "дедушку", оказались полным г…ом – трусами и запойными аватарами. Там таких мы сами пи…ли", – вспоминает Чепах.

Этот рассказ демобилизованного бойца отражают то, о чем говорить не принято: в Вооруженные Силы Украины вновь вернулась старая болезнь неуставных взаимоотношений - издевательств и мордобоев. По мнению самих офицеров и солдат, служащих сейчас в АТО, чаще всего драки случаются из-за "безделья" и пьянства.

"Тот, кто реально служит на передовой, тот со своими товарищами конфликтовать никогда не будет. В руках у каждого здесь – оружие. Если будешь бить или издеваться над сослуживцами, может прилететь потом в боевой ситуации пуля в спину. Это понимают все. Но беда в том, что на передке, в реальных боевых условиях в АТО находится лишь процентов 10 от всей численности ВСУ. Остальные сидят во втором, третьем и четвертом эшелонах. А это десятки и даже сотни километров от передовой. И эти солдаты тоже считаются участниками АТО и получают корочки УБД – участников боевых действий. Вот там, в "АТОшном тылу" - дела плохи. Бухают  в тылу и на блок-постах практически через одного. Поэтому те, кто служит на "передке", реально боятся попадать в тыл. Там скука и безнадега. График такой – бухаем, блюем, деремся, потом снова бухаем. Например, на Ширлане (полигон в Широком Лане – авт.), бухали все. От офицеров до рядовых. А по–пьяни случается всякое. Начальство, конечно, старается хоть чем-то занять солдат с помощью традиционного армейского способа "копаем отсюда и до вечера". Но это помогает слабо. Поэтому мордобой происходит почти каждый день в тыловых лагерях," - по секрету признался нам боец 28-й бригады Сергей Б.

По мнению военного психолога Виталия Омельченко, наиболее частая причина физического насилия в украинской армии – отсутствие мотивации к службе среди мобилизованных и бесконтрольный призыв на службу тех, кому служить и держать оружие в руках противопоказано.

"Военкоматы без разбора гребут всех – алкоголиков, наркоманов, ранее судимых. Все они попадают в боевые части и "делают погоду", устанавливая свои порядки. Вторая причина неуставщины и драк – это катастрофический кадровый голод среди командного состава. Мобилизованные офицеры, "выслужившие" свои звездочки по старой системе – раз в пять лет офицеру запаса давали очередное звание, априори не готовы к исполнению обязанностей командира. А военные ВУЗы пока не успевают подготовить новых офицеров. Есть и еще одна причина – командирам частей невыгодно показывать начальству реальную ситуацию того, что творится в частях. Командиры пытаются бороться с проблемой самостоятельно. И часто незаконными путями, тем же физическим насилием в отношении солдат. Проблема неуставных отношений сейчас скрывается от общественности и становится хронической болезнью", - говорит военный психолог.

За пытки стрелял своим в спину

Справедливости ради стоит отметить, что "дедовщины" в ее классическом проявлении – системного унижения солдат младших призывов бойцами более "старших призывов", в украинской армии практически нет. Однако, как говорится, свято место пусто не бывает. В ВСУ образца 2016 года мордобой стал популярным методом решения личных конфликтов сослуживцев. Усугубляет ситуацию то, что в руках солдат находится боевое оружие. Часто стволы становятся последним аргументом избитых и униженных солдат.

"Ярика с позывным "Малой", били с вечера, - вспоминает боец 30-й бригады Алексей В. - Его связали и подвесили за руки к потолку. Дело в том, что "Малой" вышел к магазину и купил там пива. Когда подошел один из "старых" бойцов, Ярик послал его на х.., мол свободное время, что хочу, то и делаю. Не то, что бы Ярик был пьяным. Он просто был борзым и послал одного из тех, кто воевал еще с 2014 года и нес службу "справно". Этот, которого "Малой" послал, вернулся в расположение и рассказал о дерзком "Малом". Борзость "молодого" нужно было наказывать. Сказано – сделано. Когда "Малой" вернулся из магазина, его быстро скрутили и подвесили в подвале. Он начал плакать, извиняться, мол, не хотел оскорбить и все такое. Но было уже поздно. "Нельсон" - мой побратим, бывший боксер. Вот он на "Малом" и отрабатывал всякие хуки, джебы и апперкоты. Остальные били "ненаучно", как могли. Мы его били полночи, потом устали, допили оставшуюся водку и легли отдыхать. Утром его сняли с веревки, и бросили под забор, отлежаться. Ну там, подходили все наши из взвода, били понемногу. Он уже напоминал поломанный манекен, даже не двигался. Пришел ротный, спросил, почему "Малой" лежит под забором. Ответили, мол, наказан за аватарство и дерзость. Ротный хмыкнул, ушел. Только буркнул напоследок, мол, если сдохнет – сами будете отвечать. Под вечер мы о нем забеспокоились – "Малой" лежал как труп. Плеснули ведро воды на него, проверили пульс. Живой. "Малой" отлежался пару дней тогда. И выздоровел. Шум поднимать не стал. Но был как не в своем уме, все молчал и что-то бормотал. А потом, когда в Дебальцево попали, вся эта "нескладушка" с "Малым" аукнулась. Когда накрыло минами на трассе – тогда полная неразбериха была, отступали беспорядочно, тогда и пропал "Малой". А потом мы нашли трупы двоих из наших, в том числе и моего побратима "Нельсона" – с пулями в спине. Кто-то из наших видел, как Ярик стрелял в спины нашим. А потом "Малой" пропал с концами. Говорят, что к сепарам сбежал, теперь воюет на той стороне".

Очень часто, драки в украинской армии – следствие пьянства. Так, в судебном деле судебного дела № 221/381/15-к описывается, как вечером 13 декабря 2014 года из 41-го отдельного мотопехотного батальона в кабак отправляется тринадцать солдат. Там они спокойно выпили водку, а затем вернулись в часть и приступили к исполнению непосредственных обязанностей – несению службы на блок-посту под Волновахой. Но факт коллективного пьянства военными вовсе не становится объектом уголовного расследования. Это «как бы» неподсудное и вполне обыденное занятие для солдат. Просто вернувшись из кабака, двое собутыльников поссорились и затеяли поножовщину. Драка с использованием холодного оружия происходит не где-то в тайном месте. А на глазах у их непосредственного начальника – капитана ВСУ. Интересно, что капитан, судя по тексту приговора, не сделал ни малейшей попытки вмешаться в эти разборки.

"Офицеры сами бьют солдат"

Всего за 2015 год военной прокуратурой было открыто 77 уголовных производств по ст. 406 УК – нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. В абсолютном большинстве случаев речь в приговорах идет об избиениях и издевательствах сослуживцев. Согласно отчетам Генпрокуратуры, из 77 открытых уголовных производств по 406 статье, в пяти случаях военнослужащие избивали своих сослуживцев группой. Чаще всего били пьяными.

С января по июнь 2016 года военная прокуратура открыла по 406 статье УК Украины уже 49 дел. Между тем сами военные говорят о том, что лишь малая толика преступлений на почве неуставных отношений между солдатами попадает в поле зрения правоохранителей и расследуется.

"Конечно, без залетов в армии не обходится. Практически каждый день приходится разбираться с залетчиками. Чаще всего это аватары – пьяницы. Есть и наркоманы в части – мобилизуют в ВСУ всех кого ни попадя. Самые распространенные случаи, когда солдаты напиваются и потом начинают драться. Да и офицеры многие такие же аватары и драчуны, чего греха таить. Над всеми свечку держать не будешь. В моей бригаде стараемся справляться с такими сами. Есть несколько методов воздействия на залетчиков. Аватаров связываем и кидаем летом на подвал, это как бы импровизированная гауптвахта. Пару дней на воде и сухарях – и аватар выходит как шелковый. Конечно, бывают случаи, когда ребята из комендантского взвода задерживают буяна – алкаша, то могут и бока намять. А тех, кто залетает не в первый раз, отдаем в ВСП (военная служба правопорядка – авт.)" - признался нам командир бригады ВСУ, стоящей в Донецкой области.

В свою очередь, сами солдаты говорят о том, что сами же офицеры не брезгуют бить солдат за реальные или надуманные провинности.

"2 июня я прибыл в штаб 10 батальона N-бригады, у меня была условная судимость за самовольную отлучку. Мне было предписано, чтобы я отмечался по месту жительства в органах надзора, и я пытался выяснить у командира, где мне нужно отмечаться – дома или в расположении части. Но вместо этого меня просто начали бить и издеваться. Вечером у меня забрали военный билет, якобы чтобы записать мои данные. На следующий день я обратился к начальнику штаба и попросил, чтобы мне отдали мой военный билет. Он сказал, что они якобы сделают записи и отдадут военный билет. Через 10 минут меня вызвал командир батальона в строевую часть. В резкой форме он заявил, что я обязан служить до указа Президента о демобилизации 5 волны. Я спросил, почему мне не отдают военный билет и сделали ли в нём запись о назначении меня на должность, чтобы я мог получать жалование.

В резкой форме он заявил, что ничего не отдаст, подошёл ко мне и заявил, что я должен немедленно выложить содержимое карманов на стол и отдать все мобильные телефоны. Я отказался выполнять приказ. Он полез ко мне в карман, где лежал мой паспорт и забрал его. Я потребовал немедленно отдать его обратно, так как это является нарушением закона. Он проигнорировал это требование, полез в мои карманы за мобильным телефоном, я начал сопротивляться, далее он вызвал одного из военнослужащих по кличке Митяй и ещё нескольких военнослужащих. Всё это происходило на глазах у начальника штаба, замполита и других офицеров. Они разбили мне нос, я сумел вырваться и начал убегать из строевой части, они погнались за мной и под угрозой физической расправы вернули. Далее командир 10 батальона обыскал все мои карманы, мотивируя тем, что у меня могут быть наркотики. Они обыскали все карманы и не нашли ничего противозаконного.

Когда позвонила моя мать, они начали врать. Например, заявили, что когда я убегал из строевой части, что бы избежать избиения, они дескать, спасли мне жизнь, так как я бежал на растяжки. 7 июня меня повезли на медицинское обследование в военный госпиталь и принудительно поместили в психиатрическое отделение. Врачи обследовали, и сказали, что я психически здоров. Я не хочу служить в этой части, так как на меня оказывается систематическое моральное давление со стороны командиров, а также превышение служебных полномочий", – рассказывает рядовой ВСУ Евгений В.

Количество избиений командирами своих подчиненных растет. Например, в Геническом районе Херсонской области в 2015 году скончался сержант Нацгвардии. По предварительным данным следствия начальник столовой забил его до смерти за то, что он "медленно мыл посуду". Однако бывает, что командирам тоже достается от солдат.

Например, в деле № 734/106/16-к повествуется об избиении группой армейских хулиганов тех, кто должен следить за порядком в армии – офицеров военной службы правопорядка.

"Собравшись на улице возле казармы воинской части В0941, указанные военнослужащие вместе с Особа 3, Особа 4 и Особа 5, отправились в направлении расположения отделения Военной службы правопорядка Черниговского зонального отдела, расположенного на территории воинской части А0665 в с. Десна Козелецкого района Черниговской области, с целью выяснения места нахождения начальника патруля ВСП, который в соответствии приказа начальника Черниговского зонального отдела ВСП осуществлял дежурство 24 августа 2015 в пгт. Десна и вроде бы был причастен к избиению курсанта Особа 3.

Прибыв в расположение ВСП, указанные военнослужащие разделились, часть из которых осталась на улице возле расположения ВСП, а другая часть около 20 военнослужащих во главе с Особа 3, Особа 4 и Особа 5 зашли на территорию ВСП и начали с выяснять отношения с работниками ВСП, которые в это время находились во дворе ВСП, а именно - с майором Особа 6 и старшим лейтенантом Особа 7. Указанные военнослужащие, не получив ответа на свои вопросы, начали наносить работникам ВСП майору Особа 6 и старшему лейтенанту Особа 7 телесные повреждения," - гласит текст приговора.

А 23 марта 2016 года в 44-й артиллерийской бригаде в зоне АТО в Луганской области был до смерти забит сослуживцами старший сержант Игорь Яцунда. Об этом на своей странице в ФБ поведала пресс-служба бригады.

Самоубийства, самострелы и дезертирство

Избиения и издевательства над солдатами – это причина и того, что военнослужащие все чаще кончают жизнь самоубийством. Главный военный прокурор Анатолий Матиос недавно в СМИ заявил о том, что за период 2014 – 2016 годов в ВСУ произошло 259 случаев суицида.

По мнению источников "Страны" в Генштабе, на самом деле самоубийств в украинской армии в разы больше. Просто официальную статистику "корректируют" те же командиры боевых и тыловых подразделений, которым неинтересно получать нагоняй от начальства и проверки прокуратуры в своих частях.

"Если официальная статистика ВСУ говорит о 10 погибших в результате обстрела, будьте уверены, что семь из них погибло в результате "небоевых потерь" - либо умерли от пьянства, либо было убийство "по неосторожности" - в этой категории, кстати, часто скрыты убийства из-за неуставных отношений", - пояснил наш источник, высокопоставленный офицер ВСУ.

Прямое свидетельство того, что внутри ВСУ постепенно разрастается эпидемия неуставных отношений – отчеты Генпрокуратуры. Судя по ним, за 2015 год из ВСУ дезертировало 992 солдата! Примечательно, что из всего этого количества до сих пор не найдено 729 человек, а шесть солдат дезертировали с оружием. В 2016 году из ВСУ уже успели дезертировать 183 человека, 92 солдата – не найдено, трое сбежали с оружием. Также в отчетах есть информация и о самоволках – за 2015 год из частей сбегали 3916 раз. 1586 солдат в части не вернулось.

Есть данные и о так называемых "самострелах": за 2015 года в ВСУ отмечено 57 случаев, когда солдаты стреляли и резали себя лишь для того, что бы уволиться из армии. В 2016 году уже девять человек пойманы на причинении себе увечий "с целью уклонения от службы".

В пресс-службе Минобороны отказываются комментировать печальную статистику воинских правонарушений – ответа на официальные запросы журналистов "Страны" не последовало.

Источник : Страна.ua
Больше новостей о: Военные ВСУ Дедовщина


Архив
Новости

ok