​Олег Махницкий

"У меня нет недвижимости в Лондоне и не я покупал Hyatt Regency Kyiv"

Бывший исполняющий обязанности Генерального прокурора Олег Махницкий рассказал в интервью "Українським Новинам" о том, что ему удалось сделать за время работы в Генпрокуратуре, ответил на критику в свой адрес, а также рассказал, почему не принимает участие во внеочередных выборах Рады.

После "Революції гідності" вы возглавили Генеральную прокуратуру. Удалось ли Вам за время вашей работы в ведомстве возобновить доверие граждан к органам прокуратуры?

Я и команда, которая работала со мной, принимали все необходимые меры для того, чтобы из советской прокуратуры была создана европейская. В частности, проводилась люстрация в органах прокуратуры, в первые дни было уволено все руководство прокуратуры, начиная с заместителей Генерального прокурора, руководителей самостоятельных структурных подразделений ГПУ, заканчивая прокурорами областей и прокурорами районов. Кроме того, мной проводились неоднократные консультации с представителями Совета Европы, Венецианской комиссии, с целью реформирования самой структуры органов прокуратуры для того, чтобы она отвечала европейским стандартам. Конечно, что за тех три с чем-то месяцев, когда я был на этой должности, мне не удалось это все завершить. Я начал эту работу и думаю, что ее завершат мои наследники.

Как Вы считаете, есть ли перспектива по тем уголовным производствам, в частности по самому резонансному - касательно расстрела граждан на Майдане, которые вы открыли и которые до сих пор расследуются новым Генпрокурором? До сих пор никто не привлечен к ответственности.

Видите ли, мне сейчас трудно дать какую-либо информацию, потому как у меня нет доступа к этой информации. Могу лишь сообщить, что на то время, когда я освободил эту должность (и.о. Генпрокурора), уголовное производство расследовалось очень активно, был установлен ряд лиц, причастных к совершению этих преступлений. Трое из них были арестованы, и в то время, когда я перестал исполнять обязанности Генпрокурора – производство уже было готово к окончанию досудебного расследования и открытию материалов для ознакомления подозреваемым и защитниками, то есть это является предпоследней стадией для направления дела в суд. Насколько мне известно, на сегодняшний день материалы уголовного производства открыты (для ознакомления), но эти три человека не являются единственными лицами, которые совершали эти преступления. Также было достаточно оснований и доказательств для того, чтобы сообщить о подозрении еще 16 лицам. Почему эти люди до сих пор не привлечены к ответственности и по отношению к ним не применены меры пресечения, мне трудно сказать. Этот вопрос нужно ставить сегодняшнему руководству Генеральной прокуратуры, но на то время были все основания и можно было принимать необходимые меры для привлечения еще 16 человек, которые работали в тот момент в органах внутренних дел.

А какова перспектива наказать организаторов этого преступления?

Организаторы этого преступления – это высшие должностные лица государства, которым объявлено о подозрении и они оглашены в розыск, и я думаю, что на сегодняшний день принимаются соответственные мероприятия для привлечения их к уголовной ответственности. Конечно, мы понимаем какая сейчас ситуация, потому что эти лица скрываются на территории Российской Федерации, с которой мы находимся в стадии войны практически и российская сторона не намерена выдавать Виктора Януковича. Но в отношении всех тех лиц, мы приняли все необходимые меры, то есть через европейские структуры к ним применены санкции: их счета заблокированы, их имущество арестовано. В случае их перемещения где-то на территории Европы, силами Интерпола и другими международными полицейскими организациями эти лица будут задержаны. Но мы сомневается в том, что в нынешних условиях эти экс-чиновники высунутся на пределы России, хотя некоторые принимают меры для того, чтобы снять из себя санкции.

Завершит ли Генпрокурор Виталий Ярема дела, которые Вы начали?

Нужно спросить об этом нынешнего Генпрокурора.

В последнее время СМИ очень часто вспоминают вашу фамилию, вашу работу в Генпрокуратуре и не всегда с хорошей стороны. Появляется информация о том, что Вы "замяли" уголовные производства, в частности по событиям в Одессе 2 мая, когда погибли 48 человек, а также якобы "развалили" дело относительно буровых вышек, которые были проданы по завышенной цене госпредприятию "Черноморнефтегаз".

Это все кампания, которая направлена на мою дискредитацию. Эта информация является лживой, очень много грязи вылито в мой адрес. Я не помню, чтобы столько лилось грязи против какого-то политического или государственного деятеля Украины. Для кого я стал таким интересным? Возможно для тех лиц, против которых открывались уголовные производства и которые пытаются избежать уголовной ответственности. Если конкретизировать по озвученных производствах, то касательно этих вышекмогу сообщить, что еще бывшим руководством Генпрокуратуры это дело было вывезено на территорию Автономной республики Крым, и оно там было спрятано. Позже было возобновлено уголовное производство и оно находилось в следственных органах МВД, а не прокуратуры. То есть прокуратура к нему не имеет никакого отношения. Нет ни единого документа от прокуратуры, где бы шла речь об освобождении каких-то лиц от уголовной ответственности или о закрытии уголовного производства. Если такие факты есть, то есть нынешняя Генпрокуратура и они соответственно могут отреагировать. Если бы были какие-то неправомерные действия, то такие действия должны быть наказаны должно было бы быть уголовное производство, но вчера Генпрокурор Виталий Ярема заявил, что никаких злоупотреблений с моей стороны нет, поэтому эта вся распространенная в СМИ информация является обычным враньем. Такая же ситуация касается событий в Одессе и Фучеджи, который исполнял обязанности начальника милиции. Мной было дано поручение, чтобы его задержали, но каким образом он мог пересечь границу – это вопрос к органам внутренних дел в первую очередь, пограничной службе, а не к прокуратуре. И этот вопрос был изучен, было проведено служебное расследование и сейчас проводится уголовное производство по этим фактам и следствие должно установить кто, что сделал и кто должен отвечать.

Вас обвиняют в том, что при Вас в ГПУ можно было купить должность прокурора области за 3 млн долларов.

Такого не было. Я готов пройти проверку на полиграфе относительно этой информации и готов обратиться через СМИ и соцсети - если я у кого-то брал деньги за должности, пусть хотя бы один человек это скажет. Наоборот, я принимал все меры, чтобы такого не происходило со стороны других прокуроров.

Есть ли у Вас какая-либо недвижимость за границей? Спрашиваю об этом, поскольку появилась информация о том, что Вы присматривались или даже купили дорогостоящую недвижимость в одном из элитных кварталов Лондона (Англия) и кроме этого неподалеку купили квартиру своей дочери, которая учится там.

Во-первых, моя дочь не учится в Лондоне. Я специально взял справку со Львовского Национального Университета, согласно которой она учится на втором курсе юридического факультета. У моей дочери даже нет Лондонской визы, она ни единого раза не была в Лондоне. А я был всего один раз. Это было с 29 по 30 апреля, это было участие в международной конференции по сотрудничеству и поиску активов за границей и у меня только одна Лондонская виза, которая была открыта на 6 дней. Других поездок у меня не было. Это была первая и последняя поезда в Лондон по состоянию на сегодняшний день.

Писательница Ирена Карпа накануне заявила, что вы со своим бизнес-партнером купили в Киеве отельный комплекс Hyatt. Это правда?

Это полная чушь. Не понимаю, откуда такую информацию можно брать, если она легко проверяется. Те факты, о которых вы меня спрашиваете, они легко проверяются. Даже та ситуация с Лондоном. Можно было обратиться в учреждения и узнать, выезжала ли моя дочь, получала ли она визу, когда я выезжал. Порядочный журналист должен был взять интервью у такого человека перед тем как что-то публиковать и спросить, правда это или нет.

Касательно отеля Haytt, мной уже подан иск в суд на Ирену Карпу и у меня есть документ Регистрационной службы, в котором говорится, что согласно базе данных, заявления о государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества, который находится на улице Тарасова, 5 в Киеве за Махницким Олегом Игоревичем не зарегистрированы, в связи с чем решения государственными регистраторами не принимались, документы на подтверждение права собственности не выдавались. Кроме того, насколько мне известно, Сергей Тарута дал интервью о том, что Haytt является его собственностью и он его не продавал.

Вы сейчас является советником Президента и членом Высшего Совета юстиции, органа долгое время довольно активно работал, однако на сегодня его работа заблокирована, поскольку ВСЮ не имеет полномочий. Как вы вообще оцениваете такую ситуацию? Когда ВСЮ может полноценно заработать?

Это зависит от тех субъектов, которые формируют Высший совет юстиции. Недавно Съезд судей избрал еще трех членов Высшего совета юстиции, правда они еще не приняли присягу и не являются полномочными членами, но я думаю, что на ближайшем пленарном заседании они приведены к присяге. Для того чтобы ВСЮ работал необходимо чтобы было 2/3 членов от общего состава совета. А еще есть Верховная Рада, Съезд адвокатов, который был проведен и судебным решением признан незаконным, и поэтому еще раз должен быть проведен. Кстати, Генпрокурор, который также входит в высший совет юстиции по должности, тоже не принял присягу, не знаю почему. Очень большую проблему порождает то, что ВСЮ не работает, потому что не проводится процесс формирования судейского корпуса, так как совет вносит представления на увольнение судей. Сейчас у нас сотни, если не тысячи судей, которые достигли пенсионного возраста, они не могут осуществлять свои полномочия и правосудие, но государство выплачивает им зарплату и государство тратит с бюджета огромные средства.

На этих внеочередных парламентских выборах вы не баллотируетесь. Это было ваше личное решение или оно продиктовано возможным конфликтом с лидером "Свободы" Олегом Тягнибоком?

Я не являюсь членом партии ВО "Свобода", я вышел с партии и не вернулся. Я пришел работать в Администрацию Президента и сейчас я там работаю, занимаясь исключительно государственными делами, а не политикой. Я не могу заниматься на сегодняшний день политикой и у меня нет желания. Мне предлагали и другие политические силы проходные места в списке, но я отказался, так как решил заниматься собственно той работой, которой сегодня занимаюсь.



Архив
Новости

ok