Интервью 2016-10-27T05:23:26+03:00
Українські новини
Эксперт Института "Новая Украина"

Эксперт Института "Новая Украина"

Главным в наших отношениях с Россией всегда был и остается сложный "микс" из политических, экономических и коррупционных интересов

29 сентября Институт стратегических исследований "Новая Украина" презентует доклад "Риски и угрозы разрыва экономического сотрудничества с Российской Федерацией". Основной автор доклада – главный советник института Ирина Клименко ответила на вопросы Українських Новини об истории и перспективах украино-российских отношений в экономической сфере

Как повлияет подписание Соглашения об ассоциации Украины и ЕС и определение евроинтеграции как основного внешнеполитического и внешнеэкономического вектора развития на отношения с РФ? Ведь наши отношения настолько сейчас настолько плохие, что хуже некуда.

Действительно, подписание соглашения об ассоциации с Европейским Союзом (СА) стало толчком для того чтобы возобновить обсуждение формата сотрудничества с Российской Федерацией с учетом новых международных обязательств Украины, вытекающих из этого соглашения. Впрочем, чтобы делать какие-либо прогнозы о сроках нормализации отношений с РФ, обсуждать, насколько затянется это процесс и каким образом будет оформлено сотрудничество с РФ, нужно вспомнить историю наших взаимоотношений. Причем, замечу, что проблемы в отношениях с Россией не являются следствием сближение Украины и ЕС.

Что же тогда определяет отношения Украины с РФ?

Институт стратегических исследований "Новая Украина" недавно завершил исследование рисков и угроз разрыва экономических взаимоотношений с РФ. Один из выводов исследования состоит в том, что главным риском на сегодняшний день является неопределенность и потеря управляемости над процессами распада экономических связей с РФ. В то же время, понимание логики отношений с партнером, "приоретизация" национальных интересов во время кризиса, последовательные рыночные реформы, все это вместе взятое позволит минимизировать ущерб от разрыва экономических связей с Россией. Нужно иметь в виду, что главным в наших отношениях всегда был и остается сложный "микс" из политических, экономических и коррупционных интересов.

С момента провозглашения украинской независимости, двустороннее сотрудничество Украины и РФ переживало несколько важных этапов, которые имеют свои принципы и критерии. В самом начале, после распада Советского Союза, Украина и Россия попытались определить свои зоны конкурентных преимуществ и центры аккумулирования доходов, восстановить разорванные кооперационные связи, наладить выпуск промышленной продукции и взаимную торговлю, т.е. каким-то образом возобновить экономический рост, попутно выстраивая новый формат двухсторонних отношений. Впрочем, уже тогда было ясно, что Россия и Украина идут каждая своим путем, так как у каждой страны есть свои собственные конкурентные преимущества, которые формируют внешнеэкономическое сотрудничество не только друг с другом, но и с остальным миром.

Создание украинского государства на обломках Советского Союза вовсе не означало, что на нашей территории появилась экономическая система, принципиально отличающаяся от той, что существовала в РФ. Наоборот, наши экономические системы были настоль сращены и однотипны, что в течение почти двух десятков лет в Украине не удавалось ни то, что перестроить экономику, но даже провести ее косметический ремонт. Мы в нашем докладе выделили несколько факторов, которые были приоритетными для украинских политико-экономических групп в этот период. Причем, многие из этих факторов продолжают влиять на политику в отношении с РФ до сих пор. По сути, до середины прошлого года происходило эволюционное, хаотическое "подстраивание" украинской экономики к реалиям внутренней, международной и внутренне-российской динамики. Так, во внешнеэкономической политике позиционирование Украины в отношениях с Россией определяли следующие мотивы: 1) максимизация доходов (коррупционных в том числе) от ресурсной ренты за счет кооперации украинских компаний с российскими энергетическими монополиями (интерес металлургической, химической, финансовой отраслей); 2) сохранение рынков сбыта в РФ для конкурентной продукции (это интересы отраслей АПК, машиностроения и ВПК); 3) диверсификация торговли и ситуативная или целенаправленная переориентация конкурентоспособной продукции на рынки третьих стран; 4) сохранение рынков сбыта для неконкурентоспособной на рынках третьих стран продукции (интерес для машиностроительной отрасли, ВПК); 5) максимально полная эксплуатация не модернизированного, устаревшего производственного оборудования (интерес большинства экспортоориентированных отраслей), в частности в рамках совместных предприятий, ориентированных на рынки третьих стран; 6) постепенное сворачивание сотрудничества в военно-промышленном комплексе (украинский ВПК для РФ потерял приоритетность сразу после провозглашения независимости Украины, но особенно после официального провозглашения намерений по вступлению Украины в НАТО в 2002г.).

Но на протяжении всех прошлых лет наши отношения всегда были очень нестабильными. Что могло произойти такого в последнее время, что итогом стала война?

Впервые настоящие серьезные проблемы в наших двусторонних отношениях обозначились после того, как Украина стала членом Всемирной торговой организации. Это случилось в 2008 году, и тогда Украина начала готовить Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом. Принципиально это был очень важный шаг в украинской внешнеэкомической политике, поскольку это событие формализовало тот факт, что Украина и Россия имеют разные экономические интересы, и поэтому их экономические системы продолжат отдаляться друг от друга. Иными словами, экономическая политика Украины начала представлять реальную угрозу для РФ уже только тем, что Украина намеревалась "выскочить" из зоны зависимости от РФ и реально (т.е. согласно взятым международным обязательствам) отказаться от экономической ресурсной модели, которая до тех пор безраздельно доминировала в Украине "с подачи" российских и украинских олигархов. Напомню, что в мировом масштабе экономика России — это, прежде всего, энергоресурсы. И этим практически исчерпываются те конкурентные преимущества, которые формируют экономику этой страны. Это ее сильная и в тоже время слабая черта. Также это тот ресурс, которым подпитываются коррупционные кланы в РФ (а до недавнего прошлого – и в Украине).

Украинские предприниматели, политики очень долгое время были частью этой экономической системы. Стремление извлечь прибыль из российских конкурентных преимуществ, в значительной мере объясняет то, почему две наши экономики были очень близки по структуре и по типам ведения бизнеса и почему в Украине подавлялись любые инициативы к реальной модернизации экономики. Стоило только в Украине проявиться оппозиции ресурсной зависимости, Россия всегда применяла практику энергетического шантажа, и Украина отступала. Всегда поднимался вопрос о цене на энергоресурсы. И всегда этот фактор становился решающим во всех внутри- и внешнеполитических колебаниях Украины. Мне кажется, Киевский Майдан обречен был на то, чтобы стать переломным моментом в украинско-российских взаимоотношениях. Украина - не Россия хотя бы потому, что наши власти по определению не располагают ресурсной рентой, т.е. тем единственным инструментом, который сегодня поддерживает на плаву экономическую систему России. Так или иначе, но теперь Украина вынуждена мучительно и болезненно "отвязываться" от энергетической зависимости и в придачу от российского патроната. Не все еще в Украине отдают себе отчет, что этот поворот произошел всерьез и навсегда. Украинский бизнес будет вынужден – постепенно либо жестко, - лишиться российских конкурентных преимуществ.

Сколько этот этап может длиться?

Разрыв связей может произойти быстро, если ситуация будет развиваться жестко. В некоторых случаях это так и происходит. Например, мы сейчас не имеем газа, и мы вынуждены адаптироваться к этой ситуации с очень большими издержками для национальной экономики. Для Украины это будет очень болезненным путем. Сложно сказать, что будет на выходе, ведь нельзя сказать с какими потерями выйдет украинская экономика из этого процесса. Мы это увидим после этой зимы или это может растянуться на несколько лет, если Россия будет идти на компромиссы. Но уже сейчас мы можем сказать, что сотрудничество в экономической сфере существенно сократится. Очевидно, что украинский ВВП по итогом года очень сильно сократиться.

Подписание соглашения об Ассоциации может привести к практически полному разрыву экономических отношений Украины и России?

Если исходить из текста этого документа, то разрыва отношений он не предполагает. Но если говорить о позиции России в этом вопросе, то украинские лидеры действительно оказались в очень сложной ситуации. У Украины нет другой программы реформ кроме как программы имплементации Соглашения об ассоциации с ЕС. При этом Россия настаивает на том, что Украина должна учитывать российские интересы и поэтому фактически вынуждает отложить имплементацию. На кону - реформы, прорыв к экономической независимости, экономическому и политическому суверенитету. Мне трудно прогнозировать, чем закончится этот процесс, потому что на Украину осуществляется очень большое давление, шантаж. Мы не можем сейчас оценить ущерб от разрыва отношений, ведь ущерб реально не может быть оценен лишь в деньгах; есть еще гуманитарные составляющие, факторы экологической безопасности и т.п. Мы также не владеем всем объемом информации, на основании которой принимаются и будут приниматься решения в этих вопросах.

Какие сектора экономики и отрасли промышленности наиболее уязвимы в процессе переформатирования отношений с Россией? Насколько важна роль энергетического сектора?

Для Украины, в настоящее время, энергетика - это центральный вопрос. От его решения будет зависеть то, какой станет украинское государство, украинская экономика после этого кризиса. На сегодняшний день, ответа на т.н. энергетические риски, нет. Неизвестно пока, каким образом политикум и бизнес смогут справиться с резким сокращением количества энергоресурсов, спрос на которые предъявляют энергоизбыточные украинские предприятия и их хозяева. Какой, в конечном счете, будет пережившая кризис экономика, какие предприятия останутся, а какие уйдут в небытие.

Украина за все годы независимости так и не смогла сформировать эффективную экономику. Ведь то, что мы имеем, это совершенно разорительная экономика, которая уничтожала ресурсы и, тем не менее, она функционировала так, что отдельные предприятия развивались и их собственники выходили в ТОП самых богатых людей в Европе и в мире. А на самом деле, украинская экономика крайне неэффективна. Путь энергоэффективности — очень сложный путь, который должен был бы тщательно планироваться и поэтапно имплементироваться, должны вырабатываться меры по минимизации рисков модернезации. То есть, это то, что нельзя сделать за несколько месяцев. Конечно, никто и никогда добровольно не отказывается от прибыли, и Россия искусно паразитировала на такой мотивации украинских политиков-бизнесменов.

Каким образом теперь Украина будет выходить из этой сложной ситуации?

С одной стороны, часть проблемы решена войной. Некоторые важные предприятия, избыточно вовлеченные в российскую экономику, оказались на оккупированной территории, они разграблены, они потеряли инфраструктуру, потеряли кооперационные связи с другими предприятиями в Украине. Но мы пока не имеем полной картины последствий этого кризиса. Ситуация продолжает ухудшаться. Вторая часть проблемы – адаптация экономической системы, ее перестройка и модернизация. Здесь ключевое решение – реформы, в противном случае – хаотичное падение и непрогнозируемые результаты.

Какая судьба ожидает наиболее экспорториентированые отрасли украинской экономики - АПК, металлургию, химическую промышленность, машиностроение?

В наибольшей степени от разрыва экономических отношений с Россией пострадает машиностроение, частично потому, что некоторые предприятия машиностроения размещены на оккупированных территориях и соответственно они просто не имеют возможности работать. И еще важно, что они ориентированы на российский рынок. Машиностроительная продукция — основная часть технологичного экспорта в Россию. Она составляет 36% всего экспорта из Украины в Россию. Кроме этого, это предприятия военно-промышленного комплекса. Слабая черта украинского машиностроения это то, что на многих предприятиях не производится конечный продукт. Это некие комплектующие, которые с одной стороны получают для своего производства компоненты из России и в Россию отправляют продукцию с добавленной стоимостью. Кроме того, то, что производится, или является морально устаревшей продукцией, или уникальной, и поэтому не может быть реализовано в других странах. Для этих предприятий разрыв кооперационных связей губителен.

Предприятия, ориентированные в первую очередь на Россию это: производители локомотивов, железнодорожных вагонов и цистерн; производители оборудования для нефтегазовой промышленности и электроэнергетики; производители авиационных двигателей; ракетно-космическая отрасль; производители двигателей для военных кораблей. Предприятия, которые выпускают сравнительно универсальную продукцию, могут заняться поиском новых рынков. Что касается сельского хозяйства, мне кажется, что эта отрасль имеет лучшие перспективы компенсации российских рынков. Уже сейчас происходит аттестация украинских компаний европейскими специалистами с перспективой поставок на европейский рынок. Картина в аграрном секторе выглядит наиболее оптимистично. Не все так плохо и с металлургией, так как там выпускаются универсальные продукты, которые можно продавать на рынках других стран. Единственная проблема - это цена производства. Предприятия не модернизированы, затраты высокие, соответственно у украинских металлургических предприятий конкурентоспособность не такая высокая. Предприятиям сложно конкурировать, но, тем не менее, катастрофы здесь нет.

Наиболее пессимистично выглядят перспективы предприятий на территории оккупированного региона. Ведь производство практически везде остановилось. Эти технологические процессы сложно возобновить, и потребуется время и новые затраты для их запуска. При этом нет уверенности в целесообразности возобновления их работы вследствие их низкой конкурентоспособности. Как все эти проблемы будут решаться, даже если эти территории будут реабилитированы, довольно сложно сказать.

Что касается химической отрасли. Химическая отрасль потребляет большое количество газа, как сырья для своего производства. Если мы имеем дефицит газа, то соответственно компании находятся под высокими рисками, просто из-за отсутствия доступа к сырью.

4 банка с российским капиталом входят в ТОП-15 украинских банков. Как, по Вашему мнению, переформатирование отношений с Россией переживет украинский финансовый сектор?

Украинский финансовый сектор сам по себе сейчас переживает очень сложные времена, поскольку идет отток депозитов из банков и банкам сложно справиться с этой тенденцией. Идет отток капитала с Украины, сокращается приток валютных поступлений. Российский фактор здесь не самый решающий с точки зрения рисков для банковской системы. Российские банки согласно украинскому закону являются украинскими компаниями, то есть они не являются подразделениями своих материнских банков. Это отдельные финансовые учреждения, которые регулируются украинскими законами. И у них сейчас не такие плохие позиции, поскольку их поддерживают материнские компании.

Но государственные банки РФ попали под санкции со стороны США и ЕС. Каким будет положение государственных банков РФ, поскольку они, в том числе задействованы в программах поддержки российского бизнеса, который тоже попал под санкции, на сегодняшний день сложно сказать. Их риски еще только формируются. И Украина их еще не почувствовала. Но я думаю, что нашему Национальному банку надо было бы, по крайней мере, прогнозировать некие факторы дестабилизации для банковской системы вследствие западных санкций к российским банкам.

Они точно могут косвенно повлиять на российские дочерние банки в Украине, потому что к ним будет точно такое же недоверие как вообще к российским банкам в мире. Здесь есть проблема.

Как описанные выше процессы повлияют на судьбу украинских финансово-промышленных групп?

Это вопрос о глубине энергетического кризиса. Все зависит от того, насколько он будет разрушителен и разорителен для всех вокруг. Это также вопрос глубины и жесткости реформ, насколько изменятся правила ведения бизнеса, будут ли ФПГ иметь преференции, будут ли они платить налоги и т.п. Или же напротив, глубокая структурная перестройка экономики в очередной раз будет отложена, и тогда кризисные процессы затронут лишь отдельные анклавы. Например, отдельные предприятия химической отрасли на оккупированной территории.

Насколько переформатирование отношений с Россией изменит украинскую экономику как качественно, так и количественно?

Украинская экономическая модель была очень похожа на модель российскую, поэтому традиционно украинские и российские политэкономические элиты были партнерами и совместно участвовали в коррупционном перераспределении ренты, зарабатываемой на продаже природных ресурсов. Сейчас, по факту, они не партнеры, но былые прочные связи между ними сложно оборвать. Мотивация для совместных проектов по-прежнему актуальна. Она исчезнет только в тот момент, когда исчезнут экономические стимулы, которые питали ту коррупционную экономику. Украина сейчас – только в начале пути определения национальных интересов, в начале пути подбора кадров во власть, которые смогут эти интересы реализовать. Процессы реформ явно испытывают на себе тормозящее давление со стороны пророссийских и антиукраинских групп влияния. У Украины пока нет важных государственных и рыночных институтов, которые бы сделали необратимым процесс преобразований. Пока все реформы опираются на энтузиазм активистов во власти и в обществе.



Архив
Новости

ok