Интервью 2016-11-19T05:18:49+02:00
Українські новини
Директор по добыче угля ДТЭК

Директор по добыче угля ДТЭК

Дайте мир, а уголь будет!

Директор по добыче угля ДТЭК Андрей Смирнов рассказал Украинским новынам как крупнейший энергетический холдинг Украины работает в условиях боевых действий и когда электростанции смогут отказаться от веерных отключений электричества.

Андрей Викторович, в стране начали отключать электроэнергию для экономии угля. Такого не было с 90-х годов. Как так получилось, что возник дефицит угля. Виновата война?

Уголь есть. Суточная добыча по ДТЭК даже сейчас достигает около 80 тысяч тонн. У нас только на ДТЭК Свердловантрацит и ДТЭК Ровенькиантрацит в Луганской области накоплено около 1 млн тонн антрацита. Эти два объединения готовы ежемесячно выдавать на гора до 1 млн. тонн топлива. Но для этого нужны мир и работающая железная дорога.

Cуществуют временные трудности в обеспечении ТЭС углем из-за разрушенной железнодорожной инфраструктуры. Мы со своей стороны делаем все возможное – ищем новые транспортные маршруты, шахтеры и энергетики ДТЭК в кратчайшие сроки восстанавливают электроснабжение шахт, где можем - помогаем восстанавливать дороги и подъездные пути, добыча угля продолжается.

Нам удалось закрыть один из критичных моментов – невозможность подвоза угля на Луганскую ТЭС из-за разрушенного моста. Сейчас мы наладили поставки антрацита по обходному маршруту. Благодаря этому станция, обеспечивающая электроэнергией 90% Луганской области, не остановилась две недели назад.

По газовым углям мы полностью обеспечиваем потребности наших ТЭС.

Отдельно вопрос по Криворожской ТЭС, которая получала тощий уголь с ДТЭК Шахта Комсомолец Донбасса. Из-за боевых действий угольное предприятие остановилось. Это единственная на данный момент неработающая шахта в ДТЭК. Но мы рассчитываем, что уже в сентябре она возобновит поставки.

Добычу вы восстановите своими силами. Но уголь еще нужно доставить на электростанции. А железнодорожная инфраструктура и подвижной состав разрушены или находятся под контролем сепаратистов. Как быть?

Весь свой подвижной состав, пострадавший от обстрелов, мы восстановили. Вместе с железной дорогой, "Краснодонуглем" "Метинвеста" восстанавливаем ветки в районе Краснодона, железнодорожной станции Красная Могила в Червонопартизанске Луганской области. Готовимся к восстановлению моста для подвоза антрацита на ДТЭК Луганскую ТЭС по обычному, короткому маршруту с наших луганских шахт. Проект мы профинансировали. Он на согласовании. Все материалы есть. "Укрзализница" подготовила ремонтный поезд – он стоит на путях в Днепропетровске. Готовы максимум за две недели выполнить все работы. После согласования потребуется "зеленый коридор", чтобы начать работы и проехать к месту.

Фото: "ДТЭК" "Свердловантрацит"

С 5 сентября объявлено перемирье. Несмотря на режим прекращения огня, каждый день продолжаются обстрелы. Стало ли вам проще работать?

Конечно. Всего за день наши коллеги-энергетики ДТЭК - за что мы им благодарны - восстановили десятки пролетов ЛЭП к подстанциям Шахта Комсомолец Донбасса и смогли подать напряжение на вентиляторы и водоотливы. Шли, можно сказать, по минным полям.

У нас одна подстанция находится на глубине 810 метров. Она была уже почти затоплена. Оставалось каких-то 15 сантиметров. Это менее суток прихода воды. Еще бы чуть-чуть и затопило бы камеры водоотливных насосов. Тогда спасти одну из крупнейших и лучших в Украине шахт было бы намного сложнее. Счет времени шел на часы.

Сейчас делаем все возможное, чтобы быстрее восстановить работу предприятия. Затраты оцениваются в десятки миллионов гривен на восстановление насосов, ремонты. Надеемся, что в конце сентября – начале октября дадим первый уголь. Деньги мы нашли. Но главное - мы сохранили коллектив. От директора до начальников участков – все на месте. И не потому, что не могли уехать в более спокойные места. А потому, что люди заинтересованы спасти шахту-кормилицу. Понимают, что на них завязана энергетика, а значит и жизнь простых украинцев. Поэтому по горло в воде они делают все, чтобы запустить насосы, откачать воду. Потому что мы одна компания, с одной миссией, с четкой вертикалью. C единой задачей сделать все, что в наших силах, чтобы сохранить безопасность единой энергосистемы, не дать нам всем остаться без света, пройти зиму. С одним акционером, если хотите. Ринат Ахметов не то что спать - дышать никому не давал, пока мы не запустили остановленные предприятия.

До...

После...

Кто больше пострадал, частные или государственные компании?

Через "обесточение" прошли все. В одно время с Комсомольцем Донбасса перестала работать, например, государственная шахта "Прогресс". Знаю, что профильное министерство делает все возможное, чтобы нормализовать ее работу.

Но, конечно, в сложившейся ситуации частные компании справляются быстрее. В начале августа, когда прекратились боевые действия у шахты "Красный партизан", мы начали ее восстанавливать. За три недели откачали воду, восстановили горные выработки. И с 1 сентября шахта дает от 1,5 тыс. до 2 тыс. тонн угля в сутки. С такой скоростью шахты на постсоветстком пространстве не восстанавливал никто.

Нам удается платить зарплаты шахтерам дважды в месяц, независимо от того, отгружается продукция, или идет на склад. Потому что реализация угля идет в рамках вертикальной интеграции. Не думаю, что в нашей стране много собственников, которые готовы брать на себя такие обязательства.

Фонд оплаты труда немаленький. В мирные времена зарплата по ДТЭК Свердловантрацит и ДТЭК Ровенькиантрацит у горнорабочих очистных забоев достигала 10-11 тысяч в месяц. За время нашей работы на этих предприятиях горняки стали получать на 30-50% больше. Такая же ситуация по арендному предприятию ДТЭК Добропольеуголь. Зарплата ГРОЗ увеличилась здесь за 3 года в 1,6 раза и по итогам 2013 года превышала 9 тыс. грн.

Можем сказать, что в последние месяцы добычу в Украине обеспечили частные компании, ДТЭК, шахтоуправление "Покровское" Донецкстали, другие. Например, по ДТЭК сейчас суточная добыча в 4-5 раз выше, чем у государственных шахт. Производительность у нас в лавах растет, несмотря на неукомплектованные проходческие и добычные бригады. Объективно, самые эффективные предприятия сегодня в Украине, впрочем, как и за рубежом, - это частная собственность…

Но ведь и государство передавало на приватизацию, в аренду и концессию лучшие предприятия...

Это не совсем так. По ДТЭК Добропольеуголь, например, возраст шахт от 50 до 100 лет. Предприятие остановилось в развитии еще в советское время, отработало лучшие запасы. Там было 2 шахты, которые вообще последние 10-15 лет до аренды хотели передать на ликвидацию. На сегодня это объединение работает. Одна из двух "закрывавшихся" шахт становится перспективной с добычей более 1,5 млн. тонн в год. Продолжается кардинальная реконструкция и техническое перевооружение компании.

Только в первый год аренды Доброполье получило 1,5 десятка проходческих комбайнов, заменены подъемные установки, достраиваются скважины, которые проектировали и бросили в конце 80-х годах прошлого столетия. Только частная компания может себе позволить 1,5 года восстанавливать шахту "Алмазную" 1908 года постройки, первую в Добропольском кусте. Шахта отработала запасы до прихода ДТЭК. Теперь на ней две лавы, заряженные двумя проходческими комплексами. И эта шахта вернется в разряд миллионников уже в 2015 году.

По ДТЭК Свердловантрацит и ДТЭК Ровенькиантрацит, которые ДТЭК получил в концессию по итогам открытого конкурса, сделано за три года столько, сколько не делалось никогда, даже в советские времена. Полностью отремонтированы административно-бытовые комбинаты, в том числе душевые, раздевалки – это важно для горняков.

С приходом ДТЭК решена проблема спецодежды. Никто уже даже не помнит той практики, которая была: сходи на рынок, купи робу, потом иди в шахту. Самоспасатели, коногонки (или головные светильники), средства защиты органов дыхания, очки - все это в полном объеме есть у каждого работника ДТЭК. Мы начинаем работу с двух вещей: порядок и безопасность труда. Все остальное - производные.

Кардинально изменились подходы к развитию производства. Сегодня добыча ведется не в "лавах-мышеловках", в которых по-пластунски ползают полуголые, черные от угольной пыли шахтеры. Это выработки больших сечений, дающие много воздуха. Наиболее сложные по температурным параметрам, где, проще говоря, очень жарко, оснащены системой кондиционирования.

Это же частный бизнес. Вы получаете доход. А что от вас получает государство?

Кроме работающих предприятий, обеспечивающих людей в регионе работой и зарплатой и исправно наполняющих казну налогами?

По "Добропольеуглю", например, мы ежегодно платим более 100 млн.грн. арендной платы. В этом году сумма ожидается под 130 млн. За период аренды мы погасили 320 млн.грн. задолженности госпредприятия "Добропольеуголь" перед бюджетом.

По Свердловантрациту с декабря 2011 года и по июль этого года нам начислили концессионный платеж на 150 млн.грн., а фактически мы выполнили улучшений в счет концессионного платежа на 215 млн. грн По Ровенькиантрациту ситуация такая же: начислили на 177 млн.грн по первый квартал 2014 года, выполнили на 181 млн. грн

По трем этим объединениям за три года ДТЭК заплатил 1,4 млрд.грн налога на прибыль. Я не знаю, что было бы сейчас на этих предприятиях, в условиях низких цен на уголь.

"ДТЭК Добропольеуголь", "Свердловантрацит", "Ровенькиантрацит" идут по пути "ДТЭК Павлоградуголь". Напомню, что ровно 10 лет назад компания купила это предприятие на приватизационном конкурсе. Добыча была менее 10 млн тонн, что соответствовало проектной мощности, т.е. больше не могли добывать.

В этом году предприятие выходит на добычу 19 млн тонн. И это при том, что более 400 сотрудников, главным образом основных подземных профессий, мобилизованы в ВСУ. Никто не верил, что мы будем добывать 17 млн тонн. А сегодня могу сказать, что мы преодолеем и 20-миллионный рубеж. То есть фактически за 10 лет ДТЭК построил в Павлограде еще одно угольное объединение мощностью 9-10 млн тонн. Те же люди, на той же территории.

Поэтому к нам и идут. Многие из работников других шахт, которых я знаю лично, говорят о том, что очень хотели бы, чтобы их предприятие тоже работало в ДТЭК, получило бы такой же шанс на развитие. И это сотрудники не только государственных шахт, но и частных. Конечно, некоторые говорят, что в ДТЭК плохо, но только из-за одного – в нашей компании деньги за красивые глаза не платят, у нас надо работать.



Архив
Новости

ok