подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Александр Балдынюк

Александр Балдынюк.
Александр Балдынюк.

"Я бы охарактеризовал действия российской стороны емким словом "произвол"

- Александр Васильевич, расскажите, пожалуйста, в какие страны сегодня поставляется наша кондпродукция, какие из еще неосвоенных рынков могли бы стать перспективными для нас?

Мы поставляем кондитерcкие изделия в более чем 50 стран мира, но поставки в страны СНГ значительно превышают в стоимостном выражении поставки в другие страны. На сегодняшний день очень перспективным и еще не освоенным для нас является рынок ЕС. Мы сейчас понимаем, что после проблем с доступом до рынков России и Беларуси диверсификация экспорта – это важный вызов для отрасли, для ее дальнейшего развития, независимости от стран - торговых партнеров, которые не выполняют перед нами свои обязательства и игнорируют международные правила торговли.

- Экономическая часть соглашения об ассоциации с ЕС подписана. Какие перспективы и риски это открывает нашим кондитерам?

Сейчас мы активно изучаем европейский рынок на предмет расширения экспорта. На самом деле это очень сложно. Европейский рынок очень конкурентный, он насыщен кондитерскими изделиями, на нем присутствуют очень сильные игроки. Есть своя специфика и со вхождением на этот рынок. Например, во многих странах ЄС кондитерка продается преимущественно  через торговые сети. В ведущих странах – Германии, Франции, Англии – есть 4-5 игроков, которые контролируют всю торговлю в стране. Поэтому путь к потребителю лежит через торговую сеть, в которой свои требования к поставщику. Сетям проще работать с крупными международными производителями, которые имеют возможность провести масштабную рекламную компанию и т.д. Нам все это предстоит пройти.

-Сколько мы можем поставить в Европу?

На сегодня ми обмениваемся со странами ЕС примерно одинаковыми объемами кондитерки: около 20 тыс. тонн в каждую сторону. Но в стоимостном выражении импорт кондизделий из ЕС примерно в 2 раза превышает экспорт в ЕС из Украины. Причина: неравноправный торговый режим между Украиной и ЕС, который существовал до подписания Соглашения об Ассоциации. Доступ на наш рынок для европейских сладостей был практически открытым, в то время как европейский рынок для нас был закрыт пошлинами на эффективном уровне 40-45% от стоимости изделий.   

Сейчас, двусторонняя торговля между Украиной и ЕС кондитерскими изделиями практически полностью либерализована. Мы получаем, с одной стороны, вызов, а с другой – возможность, которую нам необходимо использовать. Насколько мы сможем это сделать – покажет время.

Сказать, что мы готовы выйти на европейский рынок немедленно, наверное, было бы преувеличением, поскольку там есть потребитель, с которым у нас хотя и схожи вкусы в отношении кондитерских изделий, но, вместе с тем, существуют свои вкусовые нюансы в каждой европейской стране. А поскольку кондитерский рынок очень конкурентный, то именно нюансы здесь часто играют ключевую роль. За этой кажущейся схожестью придется искать вкусовые тонкости, которые позволят нам в каких-то ассортиментных рядах начать занимать свои позиции. Мы надеемся, что мы сможем наладить торговлю с ЕС в краткосрочном периоде, в течение 5-7 лет. Любая цифра, которую назову, будет субъективной, прогнозной. Мы ожидаем 400 млн евро, но на самом деле это могут быть совершенно другие цифры и в сторону увеличения, и наоборот.  

На данной этапе мы не можем предсказать, потому что нет динамики, процесс только начался. Многое, кстати, будет зависеть от того, какое внутреннее регулирование будет у нас в стране.

- Будут ли меняться цены на кондитерку на внутреннем рынке? Если да, то в какую сторону и в связи с чем?

Мы цены не отслеживаем. Да, в мире выросли цены на какао-бобы, но это пока не сильно отразилось на нашем конечном продукте. У нас же рост цен на готовую продукцию значительно отстает от роста стоимости сырья. К примеру, мука с начала года подорожала примерно на 50% до 4,13 гривны/кг, патока – на 16% до 6,2 гривны/кг, желатин – на 42% до 150,82 гривны/кг.  Импорт европейских товаров тоже станет, скорее, сдерживающим фактором для роста цен на внутреннем рынке, поскольку увеличит и без того высокую конкуренцию.

- Александр Васильевич, какую динамику показал кондитерский бизнес в 1 полугодии 2014 по сравнению с аналогичным периодом прошлого года? Ваши прогнозы по развитию рынка до конца текущего года.

Динамика негативная. Мы видим большое падение производства, прежде всего, в части тех предприятий, которые входят в Ассоциацию. Это практически все крупные предприятия в отрасли, обеспечивающие до 75% рынка кондитерских изделий в стране.

Вот, к примеру, за три месяца прошлого года было произведено 224 тыс. тонн кондизделий, а за январь-март текущего года – всего 172,3 тыс. тонн. Мы видим сокращение на 51,7 тыс. тонн – это даже больше, чем сокращение производства по итогам всего прошлого года – на 39,2 тыс. тонн (-4%) до 908,8 тыс. тонн по сравнению с 948 тыс. тонн в 2012 году. К концу года падение может быть еще больше, и это отразится на финансовых показателях предприятий.

К тому же падение производства готовой продукции отражается и на смежных областях: в больших объемах мы снизили спрос на продукцию сахарной отрасли, мучной отрасли, патоковой, молочной, упаковочной и т.д.

- Недавно для украинских кондитеров закрылся белорусский рынок. Возможно ли его вернуть, что для этого необходимо сделать?

Беларусь в очередной раз с помощью административных незаконных мер закрыла для нас свой рынок. Это не первый случай, когда белорусская сторона топчется по нашим национальным интересам, защищенным международными правовыми инструментами. Я говорю о торгово-экономических интересах Украины. В прошлом году в течение двух месяцев белорусская таможня по непонятным для нас причинам остановила весь импорт, перевела все украинские товары в режим усиленного таможенного досмотра с полной выгрузкой нашей продукции и перемещением ее на временные склады. Безусловно, когда первые грузы остановились на таможне, все остальные фабрики прекратили поставки, потому что понимали, что перспектива таможенной очистки их грузов будет, собственно, такой же.

В течение 2 месяцев белорусская сторона делала вид, что пытается разобраться, что происходит, на самом деле они имитировали переговорный процесс и продолжали держать наши грузы на границе. Причем, время было выбрано неслучайное: апрель-май - период пиковых предпасхальных продаж кондитерки. Вы же знаете, что в продажах кондизделий присутствует фактор сезонности. Как раз Белоруссия выбрала время пиковых продаж кондитерских изделий, чтобы не пропустить нашу продукцию на свой рынок. Они успешно с этим справились.

Наша власть, по сути, показала, что она не в состоянии дать адекватный ответ для решения этой проблемы.

- Сколько мы поставляли кондитерки в Беларусь?

Россия является импортером номер один на рынок Беларуси по кондитерке, а мы – номер два. Вместе с Россией мы завозим в Беларусь около 90% белорусского импорта. В прошлом году мы поставили на этот рынок кондитерских изделий на сумму около 70 млн долларов. Учитывая растущую динамику нашего экспорта в эту страну, думаю, в текущем году мы могли бы поставить в Беларусь сладостей на сумму около 100 млн долларов. Причем из-за девальвации гривны, наша продукция могла бы стать более конкурентоспособной на внешних рынках.

Но, к сожалению, экспорт наш стоит. Белорусы, как известно, ввели процедуру лицензирования импорта кондизделий. Они заставляют нас установить минимальные цены на нашу продукцию в диапазоне от 50 до 500% выше рыночных. То есть этот уровень цен не даст нам возможности продавать на белорусском рынке. До сих пор ни одна лицензия не получена, потому что соглашаться на такие условия нет смысла. Экспорт кондизделий и сырья (продукция крохмало-патоковой отрасли) на данный момент в Беларусь приостановлен. По нашей информации, все попытки профильных ведомств провести переговоры с белорусской стороной закончились ничем. 

- Александр Васильевич, какими Вы видите дальнейшие шаги нашего правительства по выходу из сложившейся ситуации?

Мне трудно предсказать дальнейшие шаги нашего правительства. Мы видим, что переговоры с Белоруссией не приносят никакого эффекта, белорусы имитируют переговорные процессы, при этом, как в известной поговорке "А Васька слушает, да ест", они продолжают проводить политику ограничений в отношении нашей кондитерки. Это только одна из сторон. Есть еще другая сторона – белорусы запретили субъектам торговли, в которых есть часть коммунальной или государственной собственности, реализовать импортную продукцию. Это является грубым нарушением базовых принципов международной торговли. Белоруссия считает возможным не соблюдать свои обязательства перед торговыми партнерами и международными организациями.

Мы обратились в Минэкономразвития с просьбой провести антидискриминационное расследование в отношении действий Беларуси. Результаты данного расследования выносятся на рассмотрение ведомственной комиссии по международной торговле Украины, которая имеет полномочия устанавливать факт недружественных и дискриминационных действий, во-первых, а во-вторых, рекомендовать правительству принять меры в отношении белорусской стороны.

- Могут ли быть какие-то "контр-ответы" на действия Белоруссии? Например, почему бы не запретить реализовать у нас их молочку, которая активно заполняет наш рынок?

Мне кажется, это единственный эффективный способ донести до белорусов, что необходимо все-таки придерживаться всех обязательств по отношению к своим партнерам. Мы прекрасно понимаем, что прошлогодняя ситуация показала белорусам (это, по сути, прецедент), что можно безнаказанно топтаться по нашим интересам. С белорусами необходимо поступать их же методами – запретить те продукты, которые им негде, кроме как у нас, реализовать. Молокопродукты они не могут продать в третьи страны, кроме Украины и России.

Еще есть один важный факт: торговля с Белоруссией уже 10 лет складывается с негативным для нас сальдо – в диапазоне от 1 до 3 млрд дол США ежегодно. Они, с одной стороны, ограничивают нашу торговлю незаконно, а с другой – используют наш рынок. Поэтому если наша власть поймет специфику торговли с Беларусью, и все-таки попытается отстоять наши интересы, мы в таком случае будем иметь перспективу на полноценные, справедливые и равноправные торговые отношения.

 - Россия заговорила о намерении ввести подобные ограничительные меры по защите своего внутреннего кондитерского рынка? Возможно ли это в России, учитывая объемы ее импорта? Как это отобразиться на украинских производителях?

Что касается России, то здесь присутствует и экономический, и политический аспект. В прошлом году мы были свидетелями самой настоящей торговой войны, когда Россия использовала таможенные процедуры в качестве инструмента блокирования наших поставок на свою территорию. Конечно, таможня может рассматривать отдельную ситуацию и вводить ограничения относительного какого-то предприятия, и применять к его продукции определенные таможенные процедуры. Но если такие таможенные процедуры вводятся относительно всей отрасли, во-первых, и если, во-вторых, это приводит к полному блокированию импорта из определенной страны, то это значит, что мы имеем дело не с таможенными процедурами, а с инструментом политического давления.

Мы прекрасно понимаем, что Россия пыталась повлиять на решение Украины подписывать соглашение об ассоциации с ЕС.

- Сколько мы в Россию поставляли?

Ну, начнем с того, что Россия уже в течение 10 лет применяет к нам ограничительные меры по отношению к нашей карамели. Поставки этого продукта упали за 10 лет со 140 тыс. тонн до 5 тыс. тонн в год.

Наша страна во время правления режима Януковича допустила вступление России в ВТО, не решив ни одной проблемы торговых ограничений со стороны РФ. Все тезисы о том, что мы будем эффективно работать с Россией в рамках соглашения с ВТО, пока не оправдали себя. Россия продолжает достаточно свободно трактовать свои обязательства по отношению к Украине как партнера по торговле в рамках ВТО, не утруждая себя выполнением всех международных правил. Кроме специальных защитных мер в отношении нашей карамели, Россия в прошлом году совершенно безосновательно и незаконно ввела санитарное эмбарго в отношении крупного украинского производителя Roshen, нарушив тем самым не только принципы и правила международной торговли, но и свое внутреннее законодательство. И это, безусловно, попытка наказать Украину за ее евроинтеграционный курс. До сих пор, как известно, это эмбарго не снято, хотя Украина сделала все возможное, выполнила все требования, которые Россия сама и придумала.

Очевидно, что у России не было никаких прав вводить эти ограничения. Единственной причиной могла стать угроза безопасности продукции: угроза массового заражения или угроза массового отравления. Т.е. должны быть нарушены показатели безопасности продукции. Правда, сначала господин Онищенко  (Геннадий Онищенко тогда возглавлял "Роспотребназор") заявлял о якобы нарушениях показателей безопасности, но потом не мог подтвердить свои слова доказательной базой. Он сам себе противоречил, ведь вскоре признал, что продукция Roshen является безопасной для потребителя. Россия при этом должна была разрешить ввоз, но тем не менее, они продолжают искать причины - цепляться за якобы нарушения требований по маркировке и упаковке. При этом российская сторона ни разу не дала никаких подтверждающих документов. Они ни разу не показали нам, где же и что мы якобы нарушили. Нам просто сказали: «Вы нарушаете», и все. Я бы охарактеризовал эти действия российской стороны емким словом «произвол».

 

- Какие компании продолжают поставлять в Россию кондизделия и о каких объемах идет речь?

Учитывая, что Roshen обеспечивал почти половину нашего экспорта в Россию, а в год мы вывозили в Россию продукции на сумму около 600 млн долларов, то запретом на поставки продукции Roshen Россия урезала половину украинского импорта. Потом они потрепали нас таможенными процедурами, вы знаете, что там взымались так называемые залоговые платежи, в результате часто мы должны были платить двойную стоимость товара. Эти деньги взымались с предприятия и шли на определенные счета Федеральной таможенной службы РФ, что вымывало средства с оборота компаний, ухудшало их финансовые показатели, поскольку возврат этих денег затягивался на долгие месяцы, и не все их получили до сих пор. Поэтому сейчас определенный объем экспорта сохраняется, но, безусловно, уже более скромный по сравнению с тем, что мы поставляли до этого.

- Сколько потеряли украинские кондитеры в связи с аннексией Крыма?

Сейчас есть сложности с поставками продукции, с получением оплаты. Безусловно, это все влияет на объемы производства.

- Что необходимо нам предпринять в первую очередь для нормальной работы кондитерской отрасли?

Для нормальной работы внутри страны, не говоря уже о процессе выхода на рынки ЕС, нам необходимо проводить системные реформы, направленные на демонополизацию и дерегуляцию экономики страны, борьбу с коррупцией, реформу судебной системы и правоохранительных органов. Первоочередным является изменение философии государственного управления на такую, при которой государство выполняло бы сервисные функции для реального сектора экономики.

Но пока дальше слов дело с реформами не идет. Не буду говорить, что совсем ничего не делается, т.к. ряд важных законопроектов был принят, в частности о сокращении разрешительных документов, о метрологии, о стандартизации. Хотя, по моей информации, принимались эти законы при активном сопротивлении наших чиновников и под давлением международных доноров.  

- Что необходимо поменять в законодательном плане?

Если говорить о пищевой сфере, то одним из важнейших законодательных актов, вокруг которого уже долгие годы идет борьба, это законопроект, регламентирующий контроль безопасности пищевых продуктов. Он устанавливает европейскую систему контроля, убирает многие ненужные, но платные процедуры, повышает ответственность за нарушение требований к пищевой безопасности. Это выгодно и для производителя, и для потребителя. Снижение конкуренции на рынке снижает качество продукции, поэтому мы боремся за то, чтобы был жесткий контроль безопасности пищевых продуктов и правильности информирования потребителя о продукте. Мы поддерживаем ужесточение контроля, но вместе с тем, выступаем за прозрачную систему этого контроля. Проект, разработанный независимыми экспертами, внесен в парламент и одобрен аграрным комитетом ВРУ. Мы надеемся, что он будет принят.

Необходимо пересмотреть методологию расчета таможенной стоимости товаров при их импорте  через государственную границу Украины. Отечественные производители часто сталкиваются с завышением таможенной стоимости импортного сырья, приводящему к необоснованному удорожанию готовой продукции, только из-за того, что таможеннику необходимо выполнить план поступлений в бюджет.

Нужно в полной мере реализовать закрепленный в Законе Украины «О разрешительной системе в сфере хозяйственной деятельности», принцип «молчаливого согласия», предусмотрев, что в случае если государственный орган более десяти дней сверх установленного срока задерживает выдачу разрешительного документа субъекту хозяйствования и при этом не уведомил об отказе в его выдаче, то такой документ считается выданным.

Также целесообразным будет введение персональной ответственности чиновника за неправомерные действия, которые привели к финансовым потерям предприятия. Часто госслужащие выписывают непомерные суммы штрафов с целью выполнения планов сборов в бюджет, или пытаясь принудить предприятие к даче взяток. Хозяйствующие субъекты вынуждены нести существенные судебные издержки, оспаривая такие неправомерные решения чиновников, а в украинских реалиях – чем выше сумма штрафа, тем выше и издержки, в т.ч. и коррупционные. В такой ситуации введение персональной материальной ответственности должностных лиц или, правило увольнения в случае их проигрыша, скажем, в трех судебных разбирательствах в течении двух лет, заставило бы их дважды подумать, прежде чем выписывать сомнительные штрафы.

В целом, я пока не вижу решимости и воли нашего правительства не на словах, а на деле провести демонополизацию и дерегуляцию экономики, системно преодолеть коррупционные схемы и уничтожить коррупционные потоки. К примеру, хорошо известная монопольная схема вокруг ДП «Укрэкоресурсы»: бизнес и общественность неоднократно обращались к новому правительству с просьбой отменить монопольное положение данного предприятия. Сделать это можно за один день. Вы слышали, наверное, об этой схеме? Каждый импортер должен составить соглашение с данным предприятием, причем соглашение составляется таким образом, что в конечном итоге импортер не может ничего требовать от ДП «Укрэкоресурсы», т.к. время и место оказания услуг не обозначено. Это соглашение навязывается в приказном порядке, иначе груз не сможет пройти таможенную очистку.

Ведущие ассоциации производителей как пищевой, так и промышленной продукции, обращались к правительству с просьбой отменить указанную схему и имплементировать европейские нормы в сфере обращения отходов упаковки. Производителей поддержал Глава Госпредпринимательтва Михаил Бродский, Министр экономического развития и торговли Павел Шеремета, а вот Министерство экологии эта схема уже устраивает. Мы видим, как быстро забываются ценности Майдана. И это только один пример из тысячи…



Архив
Новости
Аваков не будет прерывать визит в Канаду из-за трагедии в Княжичах 13:23
Аваков в Канаде. Расследовать гибель 5 полицейских будет замминистра Сергей Яровой 14:23
Гибель 5 полицейских в Княжичах остается без реакции Авакова 09:21
5 полицейских погибли в перестрелке между собой в Княжичах под Киевом 11:19
Реакция соцсетей: Полиция "крышевала" грабителей и расстреляла прибывшую в Княжичи на вызов охрану ГСО 02:03
Российский истребитель Су-33 упал в море при посадке на "Адмирал Кузнецов" 12:31
Гробница Иисуса Христа оказалась настоящей и нетронутой с момента захоронения 12:03
Хозсуд Киева постановил взыскать с "Газпрома" 172 млрд гривен штрафа 12:44
Соцсети активно обсуждают новые цены на алкоголь: требовать субсидии или созывать "Алкогольный Майдан"? 08:01
В соцсетях подбирают Авакову замену на посту министра МВД после бойни в Княжичах 21:50
больше новостей