Интервью 2016-12-06T05:08:12+02:00
Українські новини
Алексей Резников

Алексей Резников

Местные органы самоуправления должны быть деполитизированы

19 июня 93 депутата проголосовали за назначение Алексея Резникова секретарем Киевского городского совета. Нам удалось пообщаться с одним из лучших юристов Украины и узнать у него об особенностях работы Киевсовета и ближайших перспективах развития Киева.


 

Вас рекомендовал на должность секретаря Киевсовета Виталий Кличко. Чем это было обусловлено?

Я мог бы только догадываться, чем оно было обусловлено, потому что это было все-таки его решение. Когда мы разговаривали, я спросил, чего ждут от меня на новой должности. Было названо 3 основных ожидания: чтобы я остался самим собой, чтобы я смог свой профессионализм юридический, вернее опыт который есть, применить на этой должности. И третье -  чтобы я помогал изменить облик Киевсовета, уйти от негативного образа, когда многие процедуры были непрозрачны, недоступны общественности. Несколько принципов, которые Виталий Кличко заявляет - это прозрачность, законность, справедливость. С таким подходом я согласился и решил рискнуть.

А с Петром Порошенко Ваша кандидатура была согласована?

Да. Была после этого встреча с Президентом. Точно также были озвучены главные ожидания, что коррупционная составляющая в Киевсовете должна прекратить свое существование вообще как данность. И на меня возлагается такая надежда. Мы пожали руки по этому поводу.

Кого еще рассматривали на должность секретаря?

Давний УДАРовец, депутат горсовета не первого созыва Андрей Странников. Ему доверяет Виталий Кличко, мы с ним знакомы по прошлой каденции, сегодня он возглавляет бюджетную комиссию. Андрей Странников, в том числе, рассматривался как кандидатура на эту должность.

Вы охарактеризовали ожидания Виталия Кличко. А сами перед собой какие задачи ставите?

Я ставлю перед собой несколько задач. А – не подвести те ожидания, которые на меня возложил мэр, В – не подвести те ожидания, которые возложили на меня депутаты, которые проголосовали “за”, С – не подвести те ожидания, которые есть сегодня у киевлян. Последний пункт мы ставим на первое место, потому что оценку будет давать город. Я прекрасно отдаю себе отчет - чтобы ты не делал, все равно будут критические суждения, это нормально. Поэтому я точно знаю, что я буду вести себя так, как считаю правильным. Я знаю, что я буду стараться не подвергать себя понятию «политическая целесообразность». Все должно быть разумно, мудро, в интересах киевской территориальной общины, не нарушая ни закон, ни регламент. Кем я буду через год, я пока не знаю. Либо я продолжу этот путь, либо я вернусь обратно в адвокатскую практику. Соответственно, для меня важно мое имя, моя репутация, которая известна, и я не собираюсь ее разменивать по мелочам. Я буду вести себя, так, чтобы мне не было стыдно.

Ранее Вы заявили, что оставляете адвокатскую деятельность. А преподавательскую деятельность продолжать собираетесь?

Хороший вопрос. Это, наверное, та сфера, которая мне не запрещена по закону, и я с удовольствием буду реализовываться в качестве преподавателя. Если меня будут приглашать вузы, я с огромным удовольствием буду читать им мастер-классы с небольшим уклоном, в том числе, касательно новой деятельности. Я люблю общаться со студентами. Кроме того, я читал лекции для уже действующих адвокатов в рамках повышения квалификации.

А это не будет мешать основной деятельности?

Мы способны формировать свой график. Есть, конечно, приоритеты: подготовка пленарных заседаний, президиум, согласительное совещание, управление работой секретариата. Но если все разумно и правильно построить - всегда можно найти время.

Что касается Высшего совета юстиции.  Были некие проблемы, когда суд оспаривал ваше членство в этом учреждении. Будете ли вы и дальше работать в совете?

На сегодняшний день эта история не закончилась. Сегодня Высший совет юстиции не полномочен, кворума нет. Но, если будет понятно, что нужно принять решение о несовместимости, тогда заявление можно будет подать только в Высший совет юстиции. Пока на сегодняшний день вопрос не стоит, поскольку нет запретного совмещения. Я не собираюсь баллотироваться на должности в ВСЮ. Там есть должность главы, зама и 2 руководителей секций. Я точно этого делать не буду, для того, чтобы не совмещать одну должность и другую. Но пока я считаю, что адвокатура мне доверила обязанность представлять интересы в этом конституционном органе. Я человек, который подал заявление о приостановлении адвокатского свидетельства, соответственно, я не могу осуществлять адвокатскую деятельность. Но я не перестал быть адвокатом в душе, я им останусь навсегда. Удостоверение адвокатское у меня есть, и я мыслю по-адвокатски, и я за адвокатский корпус. Для меня независимое правосудие это задача №1 в стране. Поэтому я считаю, что я могу быть полезен в Высшем совете юстиции для того, чтобы обеспечивать формирование судебного корпуса из нормальных людей, поскольку Высший совет юстиции участвует в утверждении кандидатур будущих судей  и рассматривает  дисциплинарные дела, в случае нарушения присяги.

Возвращаясь к Киевсовету. По Вашему мнению, Киевсовет предыдущих созывов чем-то существенно отличается от нынешнего состава?

Да. Как минимум,  очень сильно обновлен состав. На 120 человек депутатского корпуса приходится, примерно, человек 15, которые были депутатами ранее. Многие коллеги пришли с малым опытом или без опыта, поэтому они учатся, они не всегда в курсе как работают те или иные процедуры, некоторые не удосужились почитать регламент. Но это нормально, я сам таким был. Поэтому моя миссия им помогать, разъяснять, как это работает, для того, чтобы они максимально эффективно начали действовать в интересах киевлян. Очень большие ожидания у города от депутатов. Второй важный аспект - это сложность, с которой приходится уже сталкиваться, учитывая краткость предполагаемой каденции. Ряд коллег уже находятся в избирательном процессе. Поэтому, к сожалению, они  пытаются просто создать себе хорошую электоральную историю.  Я бы не сказал, что это вредит, но это мешает нормальной продуктивной работе.

Ряд депутатов уже заявили о возможном формировании 2-х фракций на базе депутатов от УДАРа: “УДАР” и “Солидарность” Петра Порошенко. Как Вы относитесь к этой инициативе?

Идет дискуссия. Есть 2 подхода. Первый - сохранить, как и планировалось единую фракцию. Это позиция Виталия Кличко. Киевлянам было заявлено, что она - едина, и киевляне голосовали именно за “УДАР”. Безусловно, многие знали, что это совместный проект, но все-таки, Киев приходя на избирательные участки, видел, что он голосует за “УДАР”. Поэтому подводить ожидания киевлян будет некорректно. Это позиция городского головы: как заявляли, так и нужно идти. Но жизнь такая штука, что всякое может быть. Коллеги имеют право высказывать свое мнение. Некоторые из них хотели бы себя больше персонализировать, как “Солидарность”. Решение не принято. Пока базовым является решение, на котором настаивает Виталий Кличко. Посмотрим, чем это закончится.

А временные рамки есть? Поскольку говорилось, что уже на заседании 3 июля станет известно о формировании фракции.

Я не готов ответить на этот вопрос. Не потому что не хочу, а потому, что не знаю. По большому счету, есть название фракции или нет названия, для результативного голосования по важным вопросам это значения большого не имеет. Фракция - это дополнительная возможность выступить по любому вопросу. Согласно регламенту, у фракции есть гарантированное право на выступление. Фракция это как субъект, в том числе, проектов решений. Какого-то юридического значения, я лично, не вижу. Скорее этот вопрос носит политический характер. Моя миссия не лезть в политику, а заниматься прагматикой. Я сам сторонник философии, что местные органы самоуправления должны быть деполитизированы.

Если все-таки такое формирование произойдет, где будете Вы?

Однозначно я буду там, где будет Виталий Кличко, потому что он меня пригласил членом его команды. Сомнений никаких нет.

Сколько у Киевсовета есть времени, чтобы оправдать ожидания киевлян?

Год. Реально год, потому что осенью будут ожидаемые выборы. Безусловно, в стране может всякое произойти, поэтому, как правило, все предвыборные гонки начинаются за 2-3 месяца. Будет много критики. Соревнования, конкуренция, это понятно. И, к сожалению, в нашей стране принято конкурировать, не предлагая себя лучшего, а указывая, какой же соперник худший. У нас есть год на то, чтобы что-то сделать. Показать, что мы способны реализовать задумки. А дальше уже начнется оценка.

Было заявлено о том, что Киевсовет будет собираться еженедельно, каждый четверг. Достаточно ли такой интенсивности?

Моя позиция – проводить сессию каждую неделю. Я это предложил главам фракций на согласительном совещании. Но потом мы сели, внимательно посмотрели на сроки. Есть же разумные сроки подготовки проектов решений, прохождения согласования и обычная норма гласит, что за 10 дней все уже должно быть понятно. А нужно проводить еще президиумы, наполнять решениями повестку дня, и коллеги, главы комиссий мне объяснили, что они не будут успевать все отрабатывать, и мы можем что-то упустить. Поэтому подход, что мы готовы проводить сессии каждую неделю - заявлен, но тут не хочется допустить каких-либо ошибок, так как дьявол кроется в мелочах. Скорее всего - 2 раза в месяц.

Было не раз оговорено, что Киевсовет должен быть открытый, публичный. Но если пускать постоянно на заседания обычных людей, сессии могут превратиться в проходной двор. Как решить этот вопрос, чтобы и заседания проводились открыто, но и чтобы никого не обижать?

Есть определенные нормы закона, в том числе, Закон “О доступе к публичной информации”. Ну не может общественность быть на всех заседаниях всех коллегиальных органов. Это декларативная популистская норма была проголосована, а о последствиях не подумали. Это физически невозможно. Даже сейчас мы в облсовете сидим в гостях. И душно, и жарко, и нужно работать, нагнетаются эмоции, но всех желающих невозможно поместить. Будем находить компромисс. Если придет группа активистов какого-то общественного движения с каким-то предложением - будем это обсуждать и приглашать их как гостей, дадим возможность выступить. Прямая трансляция есть, телеканал “Киев” работает. Мы не прячемся, не закрываемся, показываем все. Пожалуйста, включайте телевизор и смотрите. Будет возможность техническая чуть позже, вернемся на Крещатик, поставим какие-то экраны, мониторы. Пожалуйста, на улице смотрите, слушайте. Вопросов нет.

Есть у меня маленькая мечта (улыбается – прим. авт.). Я был на экскурсии в свое время в Лондоне, в Британском парламенте и там есть проход для посетителей наверх и можно пройтись по балкончику, не задерживаясь долго. Там под стеклом, с высоты крыши, можно наблюдать, что происходит в парламенте, и даже слышать через динамики, о чем депутаты говорят. Конечно, было бы здорово, что-то подобное построить у нас. В зале, где всегда заседал Киевсовет, наверху есть перекрытие, переход, где одна часть здания примыкает к другой части здания. Теоретически, я посмотрел и предложил отработать аппарату с инженерами возможность перестройки. Возможно, нам это удастся, Понятно, что не сразу. Но, может быть, за полгода мы это сделаем. Мы не сможем принять тысячи людей, но предоставить возможность активистам прийти вживую посмотреть на работу совета  возможность будет.

Вы заявляли, что намерены оперативно публиковать материалы по решениям горсовета. Но чем это отличается от публикации решений Киевсовета предыдущего созыва? Ведь тогда информация размещалась достаточно быстро.

Мы говорим о доступности не только к решениям, мы говорим о доступности к проектам решений, мы говорим о том процессе, когда проект решения начинает вращаться на согласовании, попадает на работу в комиссии - мы постараемся сделать и это прозрачным. Чтобы общественность уже знала, что обсуждается какой-то вопрос, и можно высказывать свое мнение.  Например, ряд коллег подняли вопрос о возобновлении районных советов.  А хорошо это, плохо это полезно или вредно для  города – не обсуждается. Говорится, что это хорошо, это больше свободы для общественности, и общественность с этим согласна. Но, когда задаешь вопрос: “Коллеги, а вы помните, что в случае принятия решения о создании районных советов мы должны это финансировать? А у нас есть деньги на финансирование?” Давайте посчитаем. 10 районных советов, человек по 60, - это 600-700 человек. Всем нужен аппарат, секретариат, помещение и так далее. Может быть, общественность этого требует, но, по моему мнению, этот вопрос нужно отработать, поговорить с людьми, получить их желание. Люди считают, что им нужны райсоветы или им нужны другие формы самоорганизации? Тем более что Закон “О местном самоуправлении” и соответствующая конвенция дают нам эти механизмы. Я не понимаю, почему никто этим не хочет пользоваться. У нас есть возможность создавать уличные, домовые, дворовые комитеты. Только нужно помочь им регистрироваться. Вот откуда должна рождаться инициатива органов местного самоуправления и, возможно, вопрос о создании райсоветов сам по себе отпадет. Ведь почему-то сегодня никто не говорит, что во Львове все плохо. Все говорят, что мэр Садовой  - один из лучших мэров в Украине. Ну, они же упразднили районы, и никто не плачется по этому поводу. То же самое произошло в Одессе. Давайте смотреть на хороший удачный опыт.

А опыт европейских стран будет перениматься?

Сегодня прилетел из Мюнхена, был на встрече в мэрии. Там были представители мэрии Бордо, Эдинбурга, Цинциннати, Киева – это все города-побратимы. Была конференция, даже довелось выступать на ней. Там тоже есть система управления, комиссариаты. Также существует районирование. В Праге, например, существует понятие Прага-1, Прага-2, Прага-3, но оно больше имеет значение для тарификации проезда на транспорт: внутренне, среднее, большое кольцо. Естественно местные инициативы везде присутствуют. Там есть уличные комитеты, коммуны районов и есть определенные полномочия.

Возвращаясь снова к Киевсовету. На следующем пленарном заседании вынесено рассмотрение вопроса об обращении к правительству о внесении изменений в Бюджетный кодекс и возвращении 50% налогов на доходы физлиц. Кроме этого, какие еще способы могут быть рассмотрены для того, чтобы наполнить бюджет? Возможно, отойти от теневых схем?

Вот вы сами уже мне не то, чтобы подсказали, вы за меня ответили. Это не секрет. Это минимизация коррупционной составляющей, выявление всех схем, всех пятен и ям, куда все проваливается и “детенизация” доходной части. Потому что деньги в Киеве есть, просто они в чужих карманах – не в городской казне. Второе направление - это упрощение всех процедур, связанных с регистрацией, разрешениями, лицензированием. То есть - дерегуляция, позволяющая бизнесу  чувствовать бизнесу себя комфортно. Бизнес - как водичка: он протекает там, где легко. И это сразу даст приток деловой активности, как внутри деловой Украины, так и иностранным инвесторам, которые перепуганы. Они сбежали, волнуются за свои активы, понятна политическая обстановка. Но мы должны дать им шанс, для того, чтобы они пришли. А личность Виталия Кличко будет способствовать.

Года хватит?

Года не хватит, чтобы изменить мир, но года может хватить, чтобы начать эти изменения, заложить какие-то фундаменты, где-то вскопать, положить первый камень и показать, что это возможно. Если киевляне увидят это и поверят – они проголосуют, чтобы эти каденции продолжались. Политическая ответственность должна уже начать действовать. Если киевляне будут видеть, что эти люди начали что-то менять и нужно дать им продолжить – они проголосуют “за”. Если они проголосуют за обещания завтра “медовой жизни” - жаль.

Если кто-то из действующих депутатов захочет отхватить кусок земли или кусок дома, например, как с этим бороться? Если коррумпированность будет сохраняться?

Я не идеализирую наше общество, коррупцию мы не победим – это точно. Но гарантировать, что кто-то из депутатов не будет пытаться это делать, естественно, нельзя. Для этого предложена очень простая философия: все прозрачно, все транспарентно, все только в рамках закона и публично. Плюс уж такая активная у нас пресса, все сразу тут же раскопают. Раскапывают даже то, чего и не существует в природе.

Говорят, что у Виталия Кличко, как председателя Киевгорадминистрации, будет 2 заместителя: Игорь Никонов и Павел Рябикин. Можете ли дать какую-ту свою оценку относительно этих кандидатур?

Ну, по Павлу Рябикину мне проще говорить, потому что я Павла Борисовича знаю уже давненько. Он мой коллега-юрист. Он начинал в уважаемой фирме “Василь Кисиль и партнеры”. Затем у нас была ситуация, когда Павел ушел уже из юридического рынка, и так получилось, что у него был бизнес-спор, связанный с партнерством его компании. Как раз другая сторона попросила оказания правовой помощи у меня. И мы вели больше полутора лет взаимодействие, когда я представлял одну сторону, а он был на другой. И этот бизнес-спор был закончен мировым соглашением. И вот тогда мы друг друга настолько хорошо проверили и стали друг другу доверять. Я знаю, что это порядочный человек, который поступает по совести, считает, что жить нужно в комфорте с самим собой, а это возможно, только если ты делаешь правильные вещи. У него очень сильные семейные ценности и ему очень многое не безразлично. В том числе и то, что происходит в городе. Опять же, Рябикин - состоятельный человек. У него не стоит задача заработать на городе, ему хочется себя реализовать.

С Никоновым мы познакомились в последнее время, на совместных совещаниях. Мое первое впечатление очень позитивное. Это очень сильный менеджер и его опыт показывает, что он самый большой застройщик. И в слове “застройщик” у нас население видит негативную оценку, а я считаю, что он профессионал, который отрабатывает как подрядчик, поставленные задачи. Если он качественно это делает, и нет нареканий у заказчика, значит он на своем месте. У него есть все шансы, чтобы справиться с городским хозяйством.

Но творение Никонова в виде здания Diamond Hill, например, вызвал немало возмущения у горожан и активистов, мол, оно испортило внешний облик вида правого берега. Какая концепция развития столицы относительно строительства кажется Вам наиболее приемлемой для Киева? Стоит ли застраивать Киев небоскребами или необходимо уберечь его исторический облик?

Киев должен сохранить свою аутентичность. Киев был зеленым городом, он должен остаться зеленым городом. Но нужна серьезная программа его застройки и нужен очень сильный архитектор. У города давно нет хорошего архитектора. Давайте глобально мыслящего человека, который предложил бы концепцию и сказал: “Ребят, с этого момента в городе Киеве здания высотой столько-то в такой-то части Киева не могут быть построены. Они могут быть построены там-то”. Условно. Как французы в свое время сказали: “Давайте построим район деловой бизнес Дефанс“ - и сделали это. В Берлине то же самое, есть такой же район. Наверное, такой подход был интересен. Но это большие деньги. Опять же – это возможно. Если бы свято соблюдался и имел место генеральный план, и был бы архитектор, который болеет за свой город, то мы бы не видели массу уродливых зданий—долгостроев.

И где же найти такого архитектора?

Надо искать. Сейчас это обсуждается в кругу мэра. Ищем. Нужен глобально-мыслящий градостроитель.

Возможен и иностранный представитель?

Да кто угодно. Приезжал же Растрелли строить здания на нашей территории. Андреевская церковь стоит. Почему нет?

Биография.

 Алексей Юрьевич Резников родился 18 июня 1966 года.

Партнер, руководитель судебной практики киевского офиса адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры” (ранее Magisters), депутат Киевского городского совета VI созыва — член комиссии по вопросам правопорядка, регламента и депутатской этики, Заслуженный юрист Украины, заместитель председателя Общественного совета при Государственной судебной администрации Украины, член правления Ассоциации юристов Украины, член Киевской городской квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры 

В 1991 году окончил юридический факультет Львовского государственного университета имени Ивана Франко (специальность "правоведение", диплом с отличием).

В 2005 году он входил в состав наблюдательного совета ОАО "Государственный сберегательный банк Украины" ("Ощадбанк").

В 2006 году Резников стал заслуженным юристом Украины.

C 2007 года регулярно возглавляет рейтинг лучших специалистов по разрешению споров по версии международного профильного издания PLC Which Lawyer.

С 2008 года входит в первую категорию юристов по разрешению споров по версии издания Chambers Europe, а также в 50 лучших юристов Украины по версии рейтинга "Ведущие юристы Украины".

С 2009 года — профессор кафедры публичного права юридического факультета Международного Соломонова университета.

В 2010 году World’s Leading Litigation Lawyers Guide признал Резникова одним из лучших судебных адвокатов в Украине.

В этом же году журнал "Фокус" назвал Резникова в числе 30-ти самых успешных адвокатов страны.

Резников принимал участие в разработке одного из проектов Налогового кодекса Украины, закона Украины "Про адвокатскую деятельность и адвокатуру на Украине", изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс.

Резников является заместителем председателя общественного совета при Государственной судебной администрации Украины, членом правления Ассоциации юристов Украины, членом Киевской городской квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры.

Он является партнером адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". Бюро имеет офисы в Лондоне, Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Минске, Вашингтоне.



Архив
Новости

ok