Интервью 2016-11-12T05:21:38+02:00
Українські новини
Сергей Антонов

Сергей Антонов

Сергей Антонов: без участия НБУ в платежных системах ничего надежного и быть не может

В начале июля Верховная Рада приняла закон "О депозитарной системе Украины". Законом предусмотрено, в частности, создание Национальным банком Украины централизованной депозитарной системы и вводится такой новый элемент, как Расчетный центр. Про то,  что эти изменения принесут фондовому рынку, рассказал председатель совета ассоциации "Украинские фондовые торговцы".

Недавно Верховная Рада приняла закон "О депозитарной системе Украины". Насколько его нормы отвечают потребностям участников рынка?

Уверен, что это этап в развитии рынка: наконец возникла новая финансовая услуга - клиринг на финансовом рынке. Нельзя сказать, что клиринга на финансовом (в том числе фондовом рынке) не было, но данный законопроект впервые предложил его законодательное оформление!

Определена роль Национального банка Украины в регулировании расчетов и клиринга на финансовом (фондовом) рынке. Последнее наиболее отрадно, но требует пояснений ввиду уже существующих непродуманных комментариев.

Понятно, что расчеты на фондовом рынке Украины не могут проходить вне Национальной платежной системы. В то же время особенности таких расчетов имеют значительную специфику и требуют создания специальных Систем расчета по ценным бумагам (Secutities settlement system - SSS), которые должны быть максимально интегрированы в  т.н. Системы крупных платежей (large value payment system – LVPS). Эти системы достаточно специфичны, поскольку не только предполагают активное взаимодействие торговых, клиринговых и платежных систем, но и продуцируют значительные риски. Последние, соответственно, могут быть перенесены на системы платежей крупными суммами, и это находится под пристальным вниманием центральных банков. Вся эта проблематика описывается подробнейшими международными рекомендациями (достаточно назвать последнюю такую рекомендацию - Принципы для инфраструктур финансового рынка, Банк международных расчетов и IOSCO, апрель 2012 г., текст которой составляет около двух с половиной сотен страниц).

Однако в Украине до сих пор не существует Системы расчета по ценным бумагам; хотя попытки ее создания длятся не менее 15 лет, назвать их успешными трудно. Существуют отдельные попытки разных бирж или депозитариев имитировать подобия таких систем, более или менее соответствующих действующему законодательству, но ни одна из них не соотвествует международным принципам и не интегрирована в Систему электронных платежей НБУ (украинский аналог LVPS). Фактически все это время на рынке существовал правовой и инфраструктурный вакуум.

В этих условиях Национальный банк Украины предложил  помощь рынку в создании Системы расчетов по ценным бумагам путем создания Расчетного центра для обслуживания договоров на финансовых рынках. При этом следует учитывать природную консервативность самой платежной системы и объективную длительность комплексного внесения изменений в нормативные акты. Поэтому было предложено вместо регуляторного контроля со стороны НБУ временно (сроком на 5 лет) заменить его на корпоративный контроль со стороны НБУ, передав именно НБУ расходы на создание и сопутствующие предпринимательские риски.

Кажется, такой подход вполне логичен. (Почему-то ни у кого в свое время не вызвало удивления, что именно Национальный банк Украины создавал СЭП, а то, что именно НБУ и  сегодня обеспечивает функционирование СЭП, является условием доверия к системе!)

Сможет ли появление Расчетного центра, контролируемого НБУ, обеспечить надежность работы рынка и защитить интересы инвесторов?

Без участия НБУ ничего надежного и быть не может в платежных системах. В этом контексте уместно напомнить, что Украину очень интересуют иностранные инвестиции. Так вот надежность Национального банка Украины вполне удовлетворяет крупнейшие иностранные банки (в том числе российские), которые имеют дочерние банки в Украине. Все эти дочерние банки открыли корсчета именно в НБУ!

Насколько те новшества, которые вводит закон, соответствуют мировым стандартам?

О соответствии уже говорилось выше. Но можно напомнить, что в свое время крупные инфраструктурные проекты финансового рынка в Европе создавались с участием государства и лишь впоследствии, когда государство убедилось в безрисковости функционирования инфраструктуры, были приватизированы (кстати, не без выгоды для самого государства!)

Примером активного участия Центрального банка в развитии инфраструктуры финансового рынка является Европейский центральный банк, который последовательно проводит политику финансовой интеграции в Европейском Союзе. Такими инфраструктурными проектами ЕЦБ являются успешно реализованный проект TARGET и его модифицированная версия TARGET2. Два других масштабных инфраструктурных проекта - TARGET2SECURITIES и CCBM2 находятся в стадии разработки и должны быть запущены не позднее 2014 года.

Примером такого подхода может служить и Россия, где государство через центробанк и государственные банки владеет базовой биржей ММВБ-РТС и через нее контролирует расчетную и депозитарную инфраструктуру России.

Со стороны структур, контролируемых российским капиталом, уже прозвучала критика в адрес нового закона. В частности, говорилось о том, что государство монополизирует рынок. Как вы оцениваете такие высказывания?

Критика действительно прозвучала, причем в крайне резкой и ультимативной форме. Дискуссия, часть которой и составляет критика, - дело полезное, но дискуссия предполагает по крайней мере вежливость в отношении оппонента. В нашем случае - законодателя. Тем более что критика звучит не только со стороны украинских резидентов, которые контролируются российским капиталом, но и со стороны Московской биржи ММВБ-РТС, которая является резидентом Российской Федерации и капитал которой более чем наполовину контролируется этим же государством. Насколько это корректно? Но это по форме.

Теперь по существу о тезисе монополизации рынка государством.  Государство, как наиболее заинтересованное лицо, наделенное соответствующими полномочиями, всегда в большей или меньшей степени участвует в построении инфраструктуры финансового рынка. Степень этого участия меняется в исторической ретроспективе. Меняется в зависимости от того, насколько состоялся рынок и насколько зрелы и, извините, "здравомыслящи" рыночные силы. Таких примеров множество, но, наверное, уместно напомнить более недавние примеры. В этой связи интересны примеры ближайших соседей Украины: Польши и России.

Республика Польша, которую трудно заподозрить в презрении к рыночным силам, избрала довольно радикальный путь: на 100 % государственная Варшавская фондовая биржа; на 100 % государственный Центральный депозитарий; расчеты и клиринг производило подразделение Центрального банка (со временем произошла некая структуризация клиринга). В результате был с нуля построен фондовый рынок, являющийся образцом для Восточной и Центральной Европы и успешно конкурирующий с более традиционными рынками Европы. Недавно WSE была приватизирована, но после более чем 20 лет полного государственного корпоративного контроля. И к этому времени была выстроена система контроля и регулирования рынка.

В России история несколько иная: инфраструктура рынка (депозитарии, клиринговые и расчетные организации) развивалась вокруг основных конкурирующих бирж: ММВБ и РТС. Однако в итоге совсем недавно произошла консолидация инфраструктуры. Кстати, за счет государственного бюджета и обошлось это в сотни миллионов долларов.
Совсем недавно (12 июля) руководитель ФСФР Дмитрий Панкин на вопрос о возможности создания в России альтернативной ММВБ-РТС  биржи заявил, что не возражает, но при условии, что расчетная, клиринговая и депозитарная системы останутся едиными. Критики в адрес подобного заявления российского регулятора со стороны ММВБ-РТС не последовало.

В идеальном варианте, в  каком объеме государство должно влиять на процессы, происходящие на фондовом рынке?

Думается, в зависимости от зрелости рынка и наличия на нем рисков. В случае Украины государственное влияние на развитие финансового и частично фондового рынка являются определяющим.

Две крупнейшие фондовые биржи страны  - "Украинская биржа" и  "Фондовая биржа ПФТС" - сегодня контролируются российскими структурами. В связи с этим эксперты много говорят об опасности такой ситуации с точки зрения национальных интересов. Насколько оправданы такие опасения?

Какие опасности имеются в виду? Мы говорим об угрозах этих бирж сдать лицензию? Но они - не единственные фондовые биржи в стране, хотя и являются одними из ведущих. Думаю, национальные интересы Украины даже в этом крайнем случае не пострадают - так что до капитуляции еще далеко.

Стоит ли на законодательном уровне ограничить участие иностранного капитала в работе инфраструктуры фондового рынка?

Думается, это крайности. Но такие настроения возникают в результате отсутствия информации о действиях и планах иностранных инвесторов, что вызывает раздражение. Ни регулятор, ни клиенты инфраструктуры, ни общество не должны спрашивать - наоборот, инвестор и субъект инвестирования должны самостоятельно, заблаговременно, максимально полно раскрывать информацию о своих действиях и намерениях. Тогда и государство, и клиенты, и общественность смогут более адекватно реагировать и влиять на ситуацию. Другой вопрос, что ввиду потенциально высокой значимости инфраструктуры финансового рынка государство должно обладать достаточными полномочиями для влияния на субъекта инфраструктуры, а требования к раскрытию информации должны быть максимальными.

Сейчас решается судьба биржи ПФТС. Ее то собираются объединять с Украинской биржей, то хотят поменять ее руководство. Причем все решения принимаются в закрытом режиме. Что именно там происходит?

В том-то и дело, что неизвестно. Рынок питается слухами и предположениями. Следствием этого и является раздражение и возмущение участников рынка и миноритарных акционеров.

Нужна ли стране эта биржа?

Нужен ли стране успешный бизнес? Бизнес, который представляет страну за рубежом и который иностранцы воспринимают?  Бизнес, с которым ассоциируется сама история фондового рынка Украины?..

Бренд ПФТС долгое время отождествлялся с биржевым рынком страны. Возможно, сегодня это не success story, но списывать эту биржу, думаю, рано.

Украинский фондовый рынок сильно отстает от рынков других стран. Смогут ли изменить ситуацию те реформы, которые сейчас пытается проводить государство?

Надеюсь, государство не пытается проводить, а проводит реформы. И реформирование в секторе финансового рынка выглядит весьма перспективно. Но изменить ситуацию радикально сможет только комплекс реформ, то есть реформа в широком смысле и, главное, последовательность в ее осуществлении.



Архив
Новости

ok