подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Ренат Кузьмин

Ренат Кузьмин: говорить о Тимошенко как о лидере демократии и честном политике я бы не стал

В случае продолжительной болезни Юлии Тимошенко Генеральная прокуратура (ГПУ) может назначить ей судебно-медицинскую экспертизу, которая установит, может ли она принимать участие в следственных действиях по делу об убийстве народного депутата Евгения Щербаня. Об этом в интервью корреспонденту газеты "Коммерсант-Украина" Валерию Калнышу рассказал первый заместитель генерального прокурора Ренат Кузьмин. Он также дал понять, что ГПУ изучает причастность экс-премьеров Юлии Тимошенко и Павла Лазаренко к другим особо тяжким преступлениям — убийству и покушению на убийство.

— Как получилось, что теперь к вашим обязанностям первого заместителя генпрокурора добавили еще и международную деятельность?

— Это было решение генпрокурора — распределить обязанности таким образом. В круг моих обязанностей теперь входят международное сотрудничество, правовая помощь и непосредственно надзор за МИДом.

— Кажется, вам поручили курировать международное направление, когда Европа очень активно начала высказываться по делу Юлии Тимошенко. Судя по всему, чаще всего за рубежом вам приходится комментировать именно его?

— Это правда. Дело Тимошенко действительно чрезмерно политизировано.

— И как Европа относится к делу Тимошенко?

— А вы как считаете?

— Если коротко — в Европе считают это дело политически мотивированным.

— А кто так считает?

— "Тимошенко была осуждена в связи с политической деятельностью",— это заявление бывшего главы Европарламента Ежи Бузека. Аналогичные заявления звучали из канцелярии высокого представителя Евросоюза по вопросам внешней политики Кэтрин Эштон. Европарламент направил в Украину спецпредставителей Александра Квасьневского и Патрика Кокса наблюдать за рассмотрением кассационной жалобы по ее делу...

— Понятно. Но никто из вами перечисленных политиков ничего не знает о деле Тимошенко, ни один из них не изучал правовую сторону дела, не знает сути предъявленных обвинений и приговора. Все занимаются политическими оценками и в основном разговаривают с нами политическими лозунгами. Рассказы о демократии, как по мне, ширма для того, чтобы скрыть истинное положение вещей. А истинное положение таково: в отношении Украины Запад демонстрирует практику двойных стандартов. Украина незаслуженно подвергается критике. Дело Тимошенко имеет две составляющие: правовую и политическую. Правовая всем юристам понятна, и ни у кого не вызывает сомнения, что Тимошенко — преступник. Ее участие в преступлении доказано двумя судебными инстанциями. Мы с самого начала предлагали европейцам: направьте в Украину своих юристов, наблюдателей, имеющих юридическое образование и практиковавших в области уголовного и процессуального права, изучите уголовное дело Тимошенко, весь процесс, его ход и дайте этому правовую оценку. И если сейчас группа юристов приедет в Украину, мы будем только рады сотрудничеству с ними. Мы готовы показать все документы, имеющиеся в распоряжении Генпрокуратуры, а также предъявить любые необходимые им материалы, чтобы они смогли составить объективное мнение о деле Тимошенко.

— Как вы думаете, чего будет больше в окончательных выводах — политики или объективной юридической оценки доказательств, которые вы готовы предоставить?

— Мы говорим о необходимости изучения этого уголовного дела профессиональными юристами. Мы не просим приехать к нам группу политиков, которые будут формировать собственный имидж. Сейчас оценки, которые делаются в Европе, очень похожи на PR-акции отдельных политических сил, имеющих цель мобилизовать собственный электорат для своих выборов — то ли в национальный парламент, то ли в Европарламент.

— Если уж вы заговорили о PR, то поясните, какое участие в организации вашего общения с зарубежными СМИ принимала компания Burson-Marsteller?

— У меня нет никаких договорных отношений. Ни с этой компанией, ни с какой-то другой еще я не подписывал никаких контрактов, и у меня нет никаких обязательств перед PR-компаниями. Тем более что мои поездки уж точно не были организованы иностранцами.

— А Партией регионов, как писалось в прессе?

— Чем отличаются хорошие журналисты от плохих журналистов? Первые излагают факты, а вторые излагают слухи либо тенденциозную и одностороннюю информацию, делая это в силу разных причин — за деньги заказчика или по собственному непониманию. Поэтому я бы рекомендовал руководствоваться проверенными фактами. В командировки я езжу как государственный чиновник, занимающийся в прокуратуре международным направлением. В ходе них я общаюсь с послами, чиновниками, политиками, иногда журналистами. Это обусловлено не моей инициативой общаться с представителями прессы и рассказывать им о событиях в Украине, а тем, что мой приезд в любую страну вызывает у них интерес, и мне приходится отвечать на вопросы, которые мне задают. Тем более что чаще всего послы недостаточно информированы об уголовных делах, которые расследуются в ГПУ, и не могут дать исчерпывающих ответов на вопросы, возникающие в стране их пребывания.

— В таком случае видите ли вы изменение отношения политиков в Европе к процессу над экс-премьером после того, как вы им излагаете свою версию событий, прямо противоположную той, которую в Европе излагают защитники госпожи Тимошенко, в частности Сергей Власенко и Григорий Немыря?

— Да. Политические соратники Тимошенко представляют тенденциозную, одностороннюю, непроверенную, лживую информацию, целью которой является дезинформирование европейцев относительно дела Тимошенко и желание представить Украину как страну, нарушающую европейские принципы. Правдивой информации у европейцев нет. Когда они слышат альтернативную точку зрения, факты, о которых им не было известно, они теряются и начинают переосмысливать сложившуюся у них картину. Может, мы не до конца убедительны, но мы даем возможность людям размышлять и делать выводы.

— По каким эпизодам Юлия Тимошенко сейчас фигурирует в качестве обвиняемой и по каким делам проходит в качестве свидетеля?

— Одно дело, по которому она обвиняется в уклонении от уплаты налогов, завладении госимуществом, государственными бюджетными средствами путем мошенничества с документами, находится сейчас в харьковском суде. В прокуратуре до сих пор расследуются дела, связанные с убийством народного депутата Щербаня, дело о покушении на дачу взятки членам Верховного суда, дело о нанесении телесных повреждений работникам следственного изолятора, дело по обвинению Павла Лазаренко, в котором Тимошенко проходит как один из его сообщников. Так что говорить о Тимошенко как о лидере демократии и честном политике, который выведет страну на европейский уровень, я бы не стал.

— Если вернуться к расследованию "газового дела", то доводилось слышать экзотическую версию о том, что Юлия Тимошенко могла быть чуть ли не завербована Россией и является шпионом, и именно этим продиктовано ее решение согласиться с высокой ценой на газ...

— Это дело расследовалось СБУ, как и еще одно — о долге компании "Единые энергетические системы Украины" (ЕЭСУ.—"Ъ") перед российским министерством обороны на сумму $405 млн. СБУ не нашла там признаков шпионажа. Тимошенко обвинили в хищении этих денег. Шпионаж — это другое — это государственное преступление, которое абсолютно не похоже на хищение. Действия шпиона существенно отличаются от действий вора. Данных о том, что Тимошенко совершила шпионаж, у нас нет. Может быть, эти данные есть у СБУ, но к этому я не имею никакого отношения.

— Вы нашли для себя объяснение, почему финальная цена по газовым контрактам для Украины составила $450 за тысячу кубометров? Над Тимошенко довлел этот долг перед минобороны? Может, имел место факт шантажа со стороны Владимира Путина, который, предположим, поставил нашего премьера перед выбором — или подписать невыгодный контракт, или же дело о долге перед российским минобороны, которое было закрыто ранее, откроется вновь?

— Вполне реальный сценарий. Законно или нет было закрыто то дело — компетенция прокуратуры России. У нас есть по этому поводу свое мнение, но исходим мы из того, что дело было прекращено по нереабилитирующим основаниям в связи с истечением срока давности. По тому делу Тимошенко так и не была арестована, и это не пустые слова. Генеральная прокуратура Российской Федерации и сейчас имеет решение московского суда об аресте Тимошенко, которое могло быть реализовано в любой момент.

— Даже после того, как дело было закрыто?

— Как оно было закрыто, так с такой же легкостью могло быть и открыто! Для того чтобы санкция на арест Тимошенко была реализована, достаточно было отменить постановление о закрытии дела. И это означало бы, что пока Тимошенко вела переговоры в "Газпроме", надзирающий прокурор в РФ мог бы вынести постановление об отмене постановления о прекращении дела, и тогда она перешла бы в разряд обвиняемых с реальной санкцией — арест. Премьер-министр бы отправилась на Новый год не в Украину, а в следственный изолятор города Москвы. И такая перспектива была вполне реальна.

— Какие есть доказательства того, что госпожа Тимошенко принимала участие в организации и финансировании убийства Евгения Щербаня?

— Давайте немного вспомним историю бизнеса 1990-х годов. Президентом был Кучма, Лазаренко — премьер-министром, генпрокурором — Григорий Ворсинов. Все — представители Днепропетровской области, как и Юлия Тимошенко, которая занялась газовым бизнесом. Схема была проста: газ приобретался в России по низкой цене, а здесь продавался потребителям по более высокой. Потом в налоговую инспекцию предоставлялись документы о том, что газ куплен не в России, а у кипрских компаний в офшорах. Выручка перечислялась туда же, и разница присваивалась участниками схемы. Так Лазаренко и Тимошенко стали владеть и распоряжаться миллионами долларов. За часть этих преступлений осужден в США Лазаренко, а за часть из них привлекается к уголовной ответственности Тимошенко Юлия Владимировна в Украине. Наиболее крупными потребителями газа являются предприятия, которые в массе своей сконцентрированы на востоке страны. Так что естественно, что Донецкий регион был привлекателен с точки зрения реализации газа. Разница в цене оседала на счетах предприятий, занимавшихся реализацией. Была создана компания ЕЭСУ, руководителем которой была Тимошенко Юлия Владимировна. Представлял эту компанию и лоббировал ее интересы Павел Иванович Лазаренко. Проблема заключалась в том, что газом торговали задолго до них, и у предприятий были свои контракты о прямых поставках газа. Если говорить о донецких предприятиях, то они платили за газ примерно $25 за тысячу кубометров. Появившись на рынке, Тимошенко с помощью Лазаренко начала продвигать свой газовый бизнес и имела желание продавать газ донецким предприятиям. Но в Донецке тогда покупали газ напрямую за $25, а Тимошенко продавала по $83. "Донецкие" отказывались покупать этот газ, даже несмотря на используемый ею административный ресурс. Админресурс был такой силы, что устоять против него могли только очень влиятельные, сильные, нестандартно мыслящие люди. "Донецкие" объединились против уголовной экспансии Лазаренко—Тимошенко вокруг трех человек — народного депутата, лидера крупнейшей на тот момент фракции в парламенте Евгения Щербаня и его партнеров по бизнесу — Александра Момота и Александра Шведченко. Компания, которую создал Щербань, конкурировала с компанией Тимошенко. И они абсолютно не нуждались в услугах ЕЭСУ.

— То есть речь шла о конкурентной борьбе?

— Щербань публично выступил с обвинениями в адрес Лазаренко и Тимошенко в нечистоплотном ведении бизнеса. Более того, Щербань выступал за то, чтобы в президентских выборах принимал участие представитель Донецкого региона, который бы защитил донецкий бизнес и население от такой уголовной экспансии. После этого возник тяжелый, длительный конфликт, связанный с перераспределением газовых потоков. В течение 1996 года Щербань, Момот и Шведченко были убиты. После этих убийств донецкий бизнес сдался и начал покупать газ ЕЭСУ по цене, предложенной Тимошенко. Когда Лазаренко ушел с должности премьера, Тимошенко ушла вслед за ним из Донецкого региона, и предприятия снова начали покупать газ по прежней, более низкой цене.

— И все же, какие есть доказательства?

— У нас есть достаточно свидетельств, подтверждающих причастность Тимошенко к этому убийству, и мы намерены предъявить ей обвинения. Препятствием, которое мешает предъявить эти обвинения, является ее длительная болезнь. Это не позволяет нам проводить соответствующие следственные действия до ее выздоровления. У нас есть достаточно данных, подтверждающих ее заинтересованность в устранении Щербаня; есть данные, подтверждающие перечисление денег с контролируемых ею счетов; есть прямые показания свидетелей, которые называют ее организатором и финансистом убийств. У нас есть заявление Руслана Щербаня, который называет ее прямым виновником смерти его отца.

— Я правильно понимаю, что "прямые показания" дал Вадим Болотских — единственный оставшийся в живых человек из банды Кушнира, осужденной за эти убийства?

— Болотских переведен из Славяносербской колонии Луганской области в Лукьяновское СИЗО Киева и работает со следователем. Банда Кушнира была на службе у Павла Лазаренко. Эта банда выполняла его поручения и заказы в интересах Юлии Тимошенко. Этот факт подтвержден следствием, и у нас нет никаких сомнений, что банда Кушнира работала на Лазаренко и Тимошенко. Следствием установлено, что эта банда принимала участие в 25 убийствах и покушениях на убийство.

— И все 25 убийств были в интересах госпожи Тимошенко?

— Убили ведь не только Щербаня, а и его жену. Мы установили 25 потерпевших, которых либо убили, либо покушались на них. И некоторые очевидцы тех событий прямо называют Лазаренко и Тимошенко организаторами преступлений. Это не обязательно люди, которых вы знаете.

— Следуя вашей логике, можно ли теоретически допустить, что в причастности к этим 25 преступлениям экс-премьера также можно обвинить?

— Мы пока говорим о том, что по делу об убийстве Щербаня у нас достаточно оснований, чтобы предъявить Юлии Тимошенко обвинения.

— Правильно ли говорить, что Юлия Тимошенко никогда не встречалась с бойцами из банды Кушнира?

— Неправильно. По нашей информации, она встречалась, общалась, была знакома с ними. И у нее были дружеские отношения с руководителями этой группировки.

— Давайте резюмируем: давала ли Юлия Тимошенко прямое указание убить Евгения Щербаня?

— Ответ на этот вопрос в сфере компетенции следователя, который будет готовить обвинительное заключение. Оно будет передано и адвокату Тимошенко, и ей лично, и я не сомневаюсь, что оно попадет и к вам.

— Как будет сформулировано обвинение? В чем конкретно она будет обвиняться по делу Щербаня?

— Обвинение будет вынесено следователем. До того как он это сделает, он должен будет подробнейшим образом допросить Тимошенко. Но она, к сожалению, избрала тактику защиты, которая сводится к политическим обвинениям власти и демонстрации тяжелой продолжительной болезни: с одной стороны, она обвиняет власть в политических репрессиях, а с другой — демонстрирует свое тяжелое состояние, препятствующее участию в следственных действиях.

— Как вы думаете, когда, как вы говорите, "тяжелая и продолжительная болезнь" завершится?

— Думаю, что планы защитников Тимошенко предусматривают, чтобы эта ее болезнь не завершилась никогда.

— То есть и обвинения никогда не будут предъявлены?

— Если сегодняшний фарс будет продолжаться, то не будут. Потому что украинское законодательство прямо запрещает участие следователя в процессуальных действиях до выздоровления обвиняемого. И Юлия Владимировна об этом прекрасно знает. Когда это политическое шоу завершится, будет положен конец этим бесконечным истерикам, тогда придет время для плодотворной работы следователя. В нашей практике случалось, что обвиняемые долго болели. В таких случаях следователь назначает судебно-медицинскую экспертизу. Ее проведение поручают профессиональным экспертам, которые обследуют обвиняемого, дают заключение — насколько человек болен и препятствует ли его заболевание участию в следственных действиях. Думаю, мы дождемся и суда по этому делу — она же не может болеть вечно, когда-нибудь она выздоровеет.

— Когда вы готовы назначить экспертизу?

— Мы дождемся окончания лечения.

— Как вы прокомментируете заявление оппозиции, в частности народного депутата Геннадия Москаля, о том, что Руслан Щербань написал заявление под давлением?

— Мне сложно комментировать заявление политика. Откуда он знает?

— Он ссылается на свои источники в МВД, которые сообщили ему, что вблизи села Сидорово выстрелом в грудь был убит некий Дроздов и что это убийство якобы было совершено Русланом Щербанем вместе с его товарищем на охоте, а милиция закрыла эту информацию...

— Эти факты проверены и прокуратурой, и МВД. Проверялись они тщательно и подтверждения не нашли. Было бы неплохо, если бы господин Москаль обратился с официальным заявлением о совершенном преступлении, расписался бы по форме об ответственности за ложный донос и дачу ложных показаний, а лишь потом бы делал заявления. А так депутат, пользуясь неприкосновенностью, может говорить все, что захочет, и не нести за это никакой ответственности.

— И тем не менее то, что Руслан Щербань решил искать справедливости спустя 16 лет, выглядит странно. Очень вовремя появилось его заявление — после завершения "газового дела".

— А что здесь странного, если Щербань объяснил свою позицию тем, что пока Лазаренко и Тимошенко оставались на свободе, он боялся за свою жизнь? Ведь это правда, что ранее покушались на его жизнь и жизнь его родного брата. Он объяснил свою позицию тем, что как только Тимошенко отправилась в места лишения свободы и он понял, что влиять из тюрьмы на эти процессы она не сможет, он сделал такое заявление. Кроме того, основным мотивом для того, чтобы он сделал такое заявление официально, было то, что он узнал о фактах перечисления денег Тимошенко—Лазаренко киллерам. По этой причине Щербань сделал публичное заявление и обратился к Европарламенту и послу США Джону Теффту с просьбой дать возможность расследовать дело об убийстве его отца.

— Посол США заявил, что после анализа документов по делу Лазаренко доказательств причастности Тимошенко к убийствам нет.

— То, что у посла нет таких данных, вовсе не означает, что таких данных нет у спецслужб США и Украины. У нас есть свидетельские показания одного должностного лица Украины, заявившего, что о преступной деятельности Тимошенко и Лазаренко он лично давал показания американским спецслужбам. Более того, делал это неоднократно, и такие данные имеются в архивах американских спецслужб. И именно по этой причине генпрокурор Виктор Пшонка направил обращение послу США с просьбой изучить вопрос и поднять данные о причастности к совершению преступлений Тимошенко и Лазаренко, в том числе изучить документы и свидетельства, имеющиеся в спецслужбах, переданные туда более семи лет назад украинским чиновником.

— Если это украинский чиновник, то не легче ли его допросить здесь?

— Мы его допросили. Он все подтвердил. Более того, объяснил, как эти преступления совершались, как воздействовали Тимошенко и Лазаренко на представителей Донецкого региона, кому и когда он передавал сведения об их преступной деятельности на территории Украины. Эти заявления он сделал в США в 2005 году, и он же давал свидетельские показания представителям американских спецслужб.

— Кто это?

— Один из наших свидетелей по делу. Мы обратились в посольство США с просьбой передать нам данные, имеющиеся в спецслужбах США.

— Когда обратились?

— Месяца два назад.

— Вы оказались в черном списке, который оппозиция направила в США и представителям ЕС. Как вы оцениваете свое появление там в качестве врага демократии?

— Этот список придумали Власенко, Немыря и компания? Никак не оцениваю.

— По вашему мнению, есть хотя бы теоретический шанс, что Юлия Тимошенко и экс-глава МВД Юрий Луценко смогут принять участие в избирательной кампании 2012 года?

— Они осуждены украинскими судами, и их приговоры вступили в законную силу. По действующему законодательству, лица, имеющие непогашенную и неснятую судимость, не могут принимать участие в выборах. Такая же норма существует практически во всех странах, как нам кажется, демократического мира. А вас что, сильно волнует их участие в выборах?

— Меня беспокоит, что их неучастие скажется на имидже Украины. Что Европа в очередной раз получит возможность указать на недемократичность и диктаторский характер власти в стране, наличие в ней политических репрессий.

— И мне это не нравится. Я уже говорил о двойных стандартах. И действия соратников Тимошенко — целенаправленная акция против Украины. Все эти "черные списки", вся эта чушь, которая обсуждается в прессе... Это стратегия ее и ее защитников. Но Тимошенко — преступник, и этот факт не подлежит сомнению.

— А вам не кажется, что эта стратегия успешна: бойкот Евро, отмена саммита в Ялте с участием президентов стран ЕС... Стратегия работает.

— Стратегия имеет конечную цель. По вашему мнению, таковой является устранение Януковича от власти? Что это, спецоперация по устранению действующего режима? Такое мнение действительно есть, и оно имеет право на жизнь. По моему же мнению, конечная цель — освобождение Тимошенко. Этого не произошло, а значит, избранная стратегия к результату не привела, ее не освободили. У Луценко стратегия такая же и цель аналогичная. Луценко — вор. Обычный вор, который пытается позиционировать себя, как жертву политических репрессий. Вам известно, по каким статьям он осужден. Напомню лишь один эпизод: Приступлюку (водитель экс-главы МВД Леонид Приступлюк.—"Ъ") после его незаконного зачисления в штат разведки государство платило высокую пенсию. На каком основании? Раз Луценко такой добрый, платил бы ему пенсию из своего кармана, так нет же! За счет бюджета!

— Интересная ситуация. Раньше казалось, что вас с Юрием Луценко связывают приятельские отношения — вы встречались незадолго до его ареста, обсуждали, может он оказаться за решеткой или нет. А теперь вот так, безапелляционно — "Луценко — вор"...

— Да, мы действительно встречались. Поверьте, на тот момент (ноябрь 2011 года.—"Ъ") у следователя не было в планах его арестовывать или задерживать. Не было! Луценко являлся к следователю, давал показания, велась рутинная работа, проводились очные ставки... Какое-то время он вел себя адекватно. Но потом, может быть, он понял: следователь доказал, что он совершил преступление. Может быть, он со своими адвокатами, проанализировав имеющиеся данные, понял, что уйти от ответственности не удастся. И тогда он избрал тактику, которую все наблюдали,— пренебрежительное отношение к следователю, угрозы, написал на повестке "Могилев" и поставил после тире нецензурное слово, начал заявлять, что придет на допрос только после того, как Ющенко сдаст кровь на анализ. Одним словом — начал провоцировать следователя на действия, которые в конечном итоге дали право его задержать. Кроме того, следователь получил сведения, что Луценко собирается скрыться от следствия. При этом напомню, что решение об избрании меры пресечения принял суд. И что тут политического? Всем уже пора согласиться с решением суда о том, что и Тимошенко, и Луценко, и Лазаренко — преступники. Как когда-то согласились с решением суда, объявившим третий тур президентских выборов.

— Последний вопрос. Политический. Планируете ли вы баллотироваться в Верховную раду?

— Нет. Мне это не нужно.

Интервью взял Валерий Калныш, "Коммерсант-Украина".



Архив
Новости
Аваков в Канаде. Расследовать гибель 5 полицейских будет замминистра Сергей Яровой 14:23
5 полицейских погибли в перестрелке между собой в Княжичах под Киевом 11:19
Гибель 5 полицейских в Княжичах остается без реакции Авакова 09:21
Реакция соцсетей: Полиция "крышевала" грабителей и расстреляла прибывшую в Княжичи на вызов охрану ГСО 02:03
Соцсети активно обсуждают новые цены на алкоголь: требовать субсидии или созывать "Алкогольный Майдан"? 08:01
В соцсетях подбирают Авакову замену на посту министра МВД после бойни в Княжичах 21:50
Сегодня в Украине отмечают праздник Введения в храм Пресвятой Богородицы 08:30
Жители Княжичей обвинили полицейских в обворовывании домов, - Стогний 17:01
"Евровидение-2017" пройдет в Украине: слухи о переносе в РФ не подтвердились 19:21
Онищенко рассказал российскому телеканалу, что передал спецслужбам США компромат на Порошенко 17:07
больше новостей