подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Андреас Гросс

Андреас Гросс, депутат ПАСЕ: складывается впечатление, что президент Янукович лично действовал в качестве судьи

Лидер фракции социалистов в ПАСЕ рассказал об украинских политических заключенных

Январская сессия Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) стала первым международным событием, в рамках которого представители ряда европейских стран публично заявили о появлении в Украине политических заключенных. Это определение по отношению к Юлии Тимошенко и членам ее правительства начали употреблять даже европейские соратники Партии регионов. О причинах этого и критериях, позволяющих выделить среди находящихся в украинских тюрьмах людей политических заключенных, специальному корреспонденту газеты "Коммерсант-Украина" Сергею Сидоренко рассказал глава фракции социалистов, депутат ПАСЕ из Швейцарии Андреас Гросс.

— Вы анализировали нынешнюю ситуацию в Украине. Можно ли сказать, что страна меняется в правильном направлении?

— ПАСЕ уже много лет следит за изменениями в Украине, и есть несколько сфер, в которых, несомненно, заметно продвижение в правильном направлении. Сегодня у вас наблюдаются определенный плюрализм в публичной сфере и свобода слова. Это существенные результаты "оранжевой революции". Вместе с тем я не стал бы с такой же уверенностью говорить о качестве парламентской демократии или независимости судебной системы.

— А если сконцентрироваться на изменениях, произошедших после избрания президентом Виктора Януковича, то что бы вы выделили?

— Очень позитивным является то, что в Украине теперь нет такой противоречивости в выборе стратегического направления развития страны. Все декларируют желание присоединиться к Евросоюзу. И ошибаются те, кто до сих пор думает, что президент Виктор Янукович намерен оставаться с Россией — он также хотел бы быть с Европой и в Европе. Между тем, чтобы являться частью ЕС и оставаться частью Совета Европы, в стране должно быть особое восприятие принципов политики, разделения власти, уважения тех, кто не поддерживает вашу точку зрения. Многие ли из этих ценностей получают должное уважение в реальной украинской политике? Я не думаю, что многие. И это подтверждает тот факт, что ваша судебная система не является независимой, хотя это должно было бы стать важнейшим приоритетом для украинской власти.

— Как ваша критика согласуется с тем, что в вашу политическую группу входят представители Партии регионов, в том числе глава украинской делегации в ПАСЕ Иван Попеску?

— Группа социал-демократов — это не сталинистская организация, у ее членов могут быть разные точки зрения, особенно когда вопрос касается страны их проживания. Да, господин Попеску уже много лет входит в нашу группу, но это не означает, что все мы должны следовать в фарватере его мнения об Украине. К слову, раньше он позволял себе с большей степенью критики оценивать действия украинской власти.

— Проект резолюции по Украине требует, чтобы украинская власть немедленно освободила Юлию Тимошенко и других бывших членов правительства, которым предъявлены уголовные обвинения. Вы поддерживаете эти требования?

— Прежде всего я подчеркну, что для меня дело Тимошенко — это только вершина айсберга. Конечно, мы убеждены — то, что произошло с Тимошенко, заслуживает критики (в адрес власти.—"Ъ"). Но она лишь символизирует фундаментальные проблемы в Украине. Ее случай — пример того, как Уголовный кодекс становится инструментом власти и достижения политических целей. Политические ошибки бывших членов правительства должны караться именно политическим путем. Если вы совершили такую ошибку, ваши оппоненты должны убедить народ, что на следующих выборах вас следует выбросить из власти и отдать ее кому-то другому. Это достаточное наказание.

А применять в отношении бывших политиков уголовное наказание можно только в том случае, если они действительно совершили явное уголовное деяние. Нужно, чтобы политик занимался мошенничеством или украл что-то, или изнасиловал кого-то! Если же Тимошенко согласилась на высокую стоимость газа, чтобы положить прибыль себе в карман, вам необходимо четко и скрупулезно доказать это! И это должна сделать справедливая, независимая юридическая система, предполагающая несколько уровней апелляции. Но в случае Тимошенко у меня складывается впечатление, что президент Янукович лично действовал в качестве судьи. А суд по ее делу был слишком далек от стандартов независимой юстиции, он не соответствовал уровню нормального европейского суда.

— Считаете ли вы политическими заключенными тех, кто упоминается в резолюции ПАСЕ — Юлию Тимошенко, Юрия Луценко и Валерия Иващенко?

— Знаете, я уверен, что эти люди допустили политические ошибки, из-за которых они должны были проиграть выборы. И они действительно их проиграли. Но Уголовный кодекс был неправомерно использован для того, чтобы еще больше их наказать. Я вполне допускаю, что, работая в правительстве, эти люди совершили также уголовно наказуемые проступки, но достаточных доказательств на данный момент никто не предъявил. Именно поэтому сегодня я должен признать: да, они являются политическими заключенными.

— Тем не менее в тексте резолюции этот термин не употребляется.

— Что ж, у докладчиц по украинскому вопросу было право использовать другой термин. Но Советом Европы еще 10 лет назад было утверждено определение того, кто считается политическими заключенными, хотя некоторые страны, такие как Азербайджан, до сих пор не признали силу этого определения. Так или иначе, ПАСЕ вскоре приступит к подготовке общего доклада о политических заключенных в Европе, и часть этого документа будет посвящена Украине — стране, в которой сегодня, к сожалению, тоже есть такие заключенные.

— Будет ли этот отчет подготовлен уже в нынешнем году?

— Не уверен. Сейчас мы в первую очередь должны закончить доклад о политических заключенных в Азербайджане, а уже после этого, через несколько месяцев, будет инициирована подготовка доклада обо всех странах Совета Европы, где есть эти несчастные люди.

— Поддерживают ли другие социал-демократы в ПАСЕ те пункты резолюции, о которых мы говорили ранее?

— Да, я уверен, что более 90% согласны с ними.

— Каковы все же критерии, позволяющие определить, является ли человек политическим заключенным?

— Определение термина "политический заключенный" основывается на качестве досудебных процедур, на том, как проходило судебное слушание, были или не были соблюдены права этих людей. Данный статус предполагает наличие предвзятого суда, когда судья принимает решение исходя из политических предпочтений или основываясь на телефонном праве, а не на действительной юридической базе, которая соответствует Европейской конвенции по правам человека. Если вкратце, то речь не идет о том, что вы сделали перед тем, как попасть под суд, а о том, как с вами обращалась судебная система.

— В апреле 2010 года, во время выступления Виктора Януковича в ПАСЕ, вы взяли слово и попросили его объединить страну. Вы тогда сказали, что это непростая задача, но президент должен с ней справиться. Как вы считаете, ему это удалось?

— К сожалению, Украина до сих пор производит впечатление разделенной страны. Чтобы объединить государство, нужно быть открытым, нужно протянуть руку даже оппонентам. А то, как он, например, управлял делом Тимошенко, не было похоже на протянутую руку и не внесло вклад в объединение страны. Разрабатывая избирательный кодекс, лидер страны тоже мог бы сделать такой вклад. Тем не менее недавно принятый в Украине закон ("О выборах народных депутатов".—"Ъ") стал еще одной возможностью, которую упустила нынешняя власть.

Интервью взял Сергей Сидоренко, "Коммерсант-Украина".



Архив
Новости