подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Евгения Тимошенко

Евгения Тимошенко: отец спасался от репрессий

Евгения Тимошенко сказала, что решение ее отца попросить политического убежища в Чешской Республике было вызвано угрозой репрессий со стороны украинской власти. По словам Евгении, этот шаг стал необходимостью после того, как ее отца вместе с дедушкой вызвали на допрос в связи с возобновлением уголовного дела вокруг ЕЭСУ.

В эксклюзивном интервью ВВС Україна Евгения Тимошенко назвала преследование ее семьи средством давления на ее мать, но подчеркнула, что сама она планирует бороться за освобождение Юлии Тимошенко в Украине.

Как Вы расцениваете шаг Вашего отца, который получил политическое убежище в Чехии? Одобряете ли Вы это решение?

Я знаю, что решение моего отца попросить политического убежища является, в первую очередь, необходимостью, к которой он прибег с целью спастись от репрессий. Он также не хотел стать тем заложником, с помощью которого будут осуществлять давление на мою мать, как это было десять лет назад в 2001 году, когда вся наша семья стала жертвой политических репрессий из-за оппозиционной деятельности моей матери. Сегодня же эти политические меры преследования стали еще более жестокими, а отношение к нам - еще циничнее. Мы переживаем за жизнь моей матери, ведь она оказалось под угрозой, когда ее перевели в колонию. Мой отец должен был стать следующим в списке тех, кого нужно наказать. Итак, ему ничего больше не оставалось, и он сделал этот шаг, понимая, что в Чехии, где уважают права и свободы людей, он сможет выразить свой протест и начать работу, направленную на освобождение моей матери, в более безопасных условиях и в той стране, которая вместе со всем миром не соглашается с приговором, вынесенным моей матери.

Евгения, не могли бы вы привести пример тех репрессий, о которых Вы упоминаете? Какие признаки будущих репрессий Вы увидели до этого случая?

Очевидно, что дело против моей матери и нашей семьи, которое возобновил, и, кстати, незаконно возобновил генеральный прокурор, - дело шестнадцатилетней давности, которое уже отклонил Верховный Суд Украины, и пятеро судей проголосовали и решили, что обвинения в адрес корпорации ЕЭСУ являются незаконными, и не имеют криминальной составляющей. И сейчас, после приказа Януковича, генеральный прокурор возобновил это дело, которое касается также и моего отца. Тем не менее, это были очень откровенные нападки на мою семью, на моего дедушку и бывших коллег моей матери, членов парламента. Имела место незаконная попытка снова арестовать этих людей и подвергнуть допросу их, тем не менее, сегодня эти действия приостановлены, так как никто не ожидал, что мой отец попросит политического убежища, ведь до него также хотели добраться и арестовать его.

Правда ли то, что недавно была попытка арестовать Вашего дедушку и отца?

После возобновления уголовного дела, из прокуратуры позвонили им и вызвали на допрос. Им приказали появиться в суде через возобновление дела. Ведь дело возобновили, а потом снова закрыли, тем не менее, все это делалось с целью зацепить мою мать, которую на тот момент месяц назад незаконно арестовали в тюремной камере.

Месяц назад? Не помните ли Вы точную дату, когда позвонили Вашим родственникам с требованием появиться в суде?

Это было восьмого декабря, когда маму вторично арестовали в камере, тем не менее, Криминальный суд Украины закрыл это дело еще в 2001 году, ведь это было нарушением закона.

Вы также планируете попросить политического приюта в Чешской Республике?

Сейчас я занимаюсь защитой своей матери, протестую. Не думаю, что меня будут арестовывать, или что-то в этом духе, тем не менее, если до этого дойдет, если я буду вынуждена это сделать, тогда и посмотрим. Время покажет. А сейчас я делаю все возможное, а мой отец делает все возможно в Чехии.

Ощущаете ли Вы давление на Ваш бизнес?

Не могу сказать, что есть давление на мой бизнес, но есть давление на мою семью. Моя мать сейчас находится в колонии без каких-либо оснований, без вины, на незаконных основаниях. И я ощущаю не просто давление, а настоящее отчаяние, ведь то, что происходит, - это все незаконно, но нам никто не может помочь.

Ваш отец рассказал, что имеет намерение создать международную общественную организацию, а Вы станете ее президентом. Нравится ли Вам эта идея?

Создать эту организацию - это полностью идея моего отца. Эта организация должна стать шагом в протесте против режима, против таких людей как Янукович, Левочкин, Хорошковский, всех тех, кто сейчас обкрадывает народ и угнетает его. Т.е. идея создания этой организации полностью принадлежит моему отцу, и для меня будет большой честью стать ее частью. И конечно ж, будет лучше разместить центр нашей деятельности в такой стране, где свободное правительство и живут свободные люди, интересы которых уважают.

А кто будет финансировать работу этой организации?

Думаю, лучше задать этот вопрос моему отцу. Но я убеждена, что сейчас очень много людей недовольны режимом, и не просто не удовлетворены, но и хотели бы видеть нашу страну без него. Есть очень много политиков и бизнесменов, кто против того, что происходит в стране, и вынуждены уезжать отсюда, поскольку на их бизнес осуществляется давление, их обкрадывают приверженцы Януковича и прочие. Я убеждена, что объединив наши силы и ресурсы, мы сможем что-то изменить.

В чешской печати упоминалось, что Вашему отцу принадлежит часть капитала международной проектно-промышленной компании. Что Вам об этом известно? Какую долю он имеет?

Мне ничего неизвестно по этому поводу. И я бы не хотела комментировать этот вопрос.

Что случилось с бизнесом, который Ваш отец имел в Украине? Ведь и он, и Юлия Владимировна упоминали о том, что у него есть какой-то сельскохозяйственный бизнес. Что случилось с этим бизнесом сегодня?

Не могу дать комментариев, ведь мне известно лишь то, что сегодня на Украине законопослушные, порядочные граждане не могут спокойно и легально вести бизнес, и именно поэтому я не знаю, имеет ли мой отец здесь какой-либо бизнес. Мне известно лишь то, что моего отца преследовали, а возле его офиса мы видели людей, которые подстерегали его и следили за ним... А Вам бы хотелось в таких условиях иметь бизнес на Украине?

Кто сегодня руководит бизнесом Вашего отца? Оставил ли он кого-то вместо себя?

Извините, но детали мне не известны. У меня есть свой бизнес и свои дела. Я не слежу за тем, что происходит в бизнесе моего отца.

А Вы не ощущаете давления на свой бизнес со стороны правительства или еще кого-то?

Я занимаюсь ресторанным бизнесом... Я считаю, что все ресторанные учреждения в Киеве и по всей Украине, да и вообще весь малый и средний бизнес, ощущают на себе определенное давление со стороны налоговой службы, следственных учреждений, и мой бизнес не является исключением.

Так Вы планируете продолжать работать в этом бизнесе, или оставить его и эмигрировать в Чехию?

Я планирую и дальше им заниматься и жить в своей стране, ведь это моя родина. И я не ощущаю, что мне сейчас что-то угрожает.

Что Вы планируете делать в связи с сообщениями об ухудшении состояния здоровья Вашей матери?

Партия и коллеги моей матери будут поднимать этот вопрос в парламенте, мы будем обращаться с этим вопросом и ко всем нашим союзникам в демократическом мире, будем обращаться в вашу службу для распространения информации о том, что мою мать физически уничтожают в колонии. Именно поэтому ее перевезли в Харьков, лишь бы убрать ее из центра событий, подальше от семьи и людей, и иметь возможность манипулировать ее здоровьем.

Вы сейчас в Киеве или в Харькове?

Я сейчас в Киеве, но планирую быть в Харькове в ближайшее время. Сегодня в Харькове маму посещает господин Власенко.

Интервью взяла Нина Курьята, BBC Україна.

 

 



Архив
Новости