Майлис Репс и Мариетта де Пурбе-Лундин

ПАСЕ: мы донесли до власти сигнал, что у Украины заканчивается время

На минувшей неделе Украину посетили содокладчицы Парламентской ассамблеи Совета Европы Майлис Репс и Мариетта де Пурбе-Лундин. В интервью специальному корреспонденту "Коммерсант-Украина" Сергею Сидоренко они рассказали о проблемах, вызывающих наибольшую обеспокоенность Совета Европы, об ожидаемых действиях украинской власти, а также об условиях, при которых возможно введение ПАСЕ санкций в отношении Украины.

— Какой будет тональность январского отчета мониторинговой миссии ПАСЕ о ситуации в Украине?

М. Р.: — Он будет отличаться от прошлогоднего. В прошлом году доклад ПАСЕ составлялся в то время, когда многие реформы в Украине лишь стартовали. Раньше мы говорили, что даем Украине время начать процесс, но сегодня этого оправдания для Киева больше не существует. Прошел год, пришел черед обсудить сделанное.

М. П-Л.: — Впрочем, у Украины все же есть возможность сделать очень многое до того, как будет обнародован доклад. Так что сейчас все в руках вашей власти.

— Вы считаете, что пары месяцев достаточно для того, чтобы снять претензии ПАСЕ?

М. П-Л.: — У вас было много лет для того, чтобы выполнить обязательства, взятые при присоединении к Совету Европы. У вас было более чем достаточно времени. Украинские власти много говорили на эту тему, а теперь пришло время действовать.

М. Р.: — Возьмем конкретные примеры. Проект Уголовно-процессуального кодекса передан на изучение экспертам СЕ, на следующей неделе будет готов их ответ. Так что у украинской власти есть достаточно времени, чтобы принять этот закон с теми изменениями, которые мы порекомендуем внести. Другой пример — изменение Уголовного кодекса (УК.—"Ъ"), декриминализация статей 364 и 365. Месяца вполне достаточно!

— ПАСЕ может прибегнуть к санкциям для влияния на Украину, если вы не увидите прогресса? Рассматривается ли возможность лишения Украины голоса в мониторинговом комитете ПАСЕ или в ПАСЕ в целом или даже приостановка членства Украины в органах СЕ?

М. Р.: — Все это возможно, хотя мы искренне надеемся, что Украина не зайдет так далеко. Скорее всего на январской сессии не будут приняты крайние меры воздействия на Украину. Изменится язык резолюции, ее тональность. Что касается негативного сценария, то опасения связаны прежде всего с приближающимися выборами в парламент. Если избирательное законодательство будет использовано определенным образом, то у вашей страны возникнут действительно серьезные проблемы. Именно поэтому мы уделяем особое внимание вопросу работы над законом о выборах. Еще один вариант — если продолжится политически мотивированное использование уголовного законодательства, если к нам будет поступать все больше доказательств того, что судебная система не является независимой. А такие сигналы мы, к сожалению, уже получаем... Итак, в январе будет лишь другой тон отчета по Украине, но спустя полгода ситуация может измениться.

М. П-Л.: — Мне все-таки кажется, что украинские власти чувствительны к критике, что они найдут возможность не зайти в тот тупик, из которого затем будет очень сложно выйти. Мы донесли до власти сигнал, что у Украины заканчивается время. Думаю, власть нас поняла.

— На протяжении последнего года многие европейские политики говорили, что донесли сигнал до украинского руководства, однако впоследствии их надежды не оправдывались...

М. П-Л.: — Мы сделали все возможное — встретились с большим количеством представителей власти, с министрами. Мы были вполне откровенны с ними, пояснили, что и мы, и ПАСЕ теряем терпение, а Украина исчерпывает оставшееся у нее время. Украина уже не может просто говорить и обещать, как это было ранее, она должна действовать.

— Стоит ли ожидать, что гуманизация Уголовного кодекса снимет большинство претензий международного сообщества к Украине?

М. Р.: — Если составить список того, что следует сделать украинской власти, он займет несколько страниц, так что один закон не решит всех проблем. К примеру, мы провели интенсивные переговоры с вашим министром внутренних дел, обсудив множество тем: жестокость милиции, проблемы, связанные с досудебным лишением свободы, необходимость улучшить защиту прав человека и так далее. Декриминализация статей кодекса — это очень важный вопрос для политических контактов на высшем уровне и очень чувствительный для ЕС, но далеко не единственный. Хотя декриминализация позволит снять часть вопросов, поскольку несколько дел в отношении бывших членов правительства основываются именно на статьях 364 и 365 УК.

— Будет ли в январе приниматься решение о снятии или продлении мониторинга ПАСЕ в отношении Украины?

М. Р.: — В промежуточном отчете будет говориться об уровне нашей обеспокоенности ситуацией в Украине. И чем большей будет обеспокоенность, тем дальше отодвинется перспектива снятия мониторинга.

— Когда будет подготовлен полномасштабный доклад по украинскому вопросу?

М. Р.: — Еще через год, в начале 2013-го. Дело в том, что мы не можем обнародовать полноценный доклад сразу же после того, как заслушаем украинский предварительный (на январской сессии ПАСЕ.—"Ъ"). А затем у вас начнется избирательная кампания, во время которой мы также не станем публиковать отчет.

— Год назад наши дипломаты предполагали, что мониторинг ПАСЕ будет снят в 2011-м или как максимум в январе 2012 года. На ваш взгляд, такая возможность существовала?

М. Р.: — Даже несколько месяцев назад, до судебных процессов в отношении бывших высокопоставленных политиков, в Украине происходило множество позитивных процессов. Страна начала четкое движение к Европе, неплохо продвигались переговоры с ЕС. Было много сигналов о том, что проводятся именно те реформы, о которых мы просили, Киев направил многие законопроекты в Венецианскую комиссию. В те дни у нас была надежда: Украина действительно продвигается вперед. Не все было идеально, существовала обеспокоенность по поводу деятельности неправительственных организаций, свободы СМИ, но общее впечатление было положительным. Но затем, особенно в последние два месяца, процесс застопорился.

— Что стало поворотным моментом в изменении позиции ПАСЕ?

М. П-Л.: — Так же, как и в случае с позицией Евросоюза — ухудшения начали отмечаться в августе, когда Юлия Тимошенко была взята под стражу. До этого еще была надежда, что ей будет предоставлено право на честный суд, но после все поняли, что что-то идет совершенно не так.

— Вы акцентируете внимание именно на деле бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко. Другие дела бывших чиновников, например экс-главы МВД Юрия Луценко, для вас менее приоритетны?

М. П-Л.: — Мы говорим о действующей в Украине системе, жертвами которой стали бывшая премьер-министр и члены ее правительства. О Юлии Тимошенко мы говорим только потому, что ее дело демонстрирует, насколько плохо работает судебная система в Украине, как необходимы законодательные изменения. К слову, если статьи 364 и 365 останутся в УК, может появиться еще несколько подобных уголовных дел и приговоров в отношении других людей.

М. Р.: — По поводу Луценко у нас также есть огромная обеспокоенность, но в его случае мы концентрируемся на других проблемах. Нас беспокоит очень продолжительное пребывание его под стражей без решения суда и отказ предоставить ему возможность лечения, тем более в ситуации, когда состояние его здоровья быстро ухудшается.

— Какие еще проблемы в Украине вы отмечаете?

М. П-Л.: — Нашу серьезную обеспокоенность вызывает ситуация со свободой собраний. Общественные организации вынуждены просить разрешения властей на проведение демонстраций и зачастую сталкиваются с запретом. Почему в Украине запрещаются демонстрации? Почему существуют распоряжения местных властей, не позволяющие проводить митинги в тех или иных случаях? Это в принципе недопустимо!

М. Р.: — Многие наши собеседники говорят о проблемах в сфере свободы СМИ, о том, что самоцензура становится все более очевидной. В основном докладе мы также остановимся на законе об общественном телевизионном вещании. Кроме того, есть вопросы к тому, как развиваются электронные СМИ, как распределяются частоты.

— По мнению ряда экспертов, ухудшение ситуации с демократией стало необратимым, и этот процесс будет продолжаться по меньшей мере еще 10-20 лет. Вы допускаете, что такой прогноз реалистичен?

М. П-Л.: — В ближайшие несколько месяцев мы увидим, так ли это. Но мне хотелось бы, чтобы это оказалось неправдой.

М. Р.: — Если вы побеседуете с некоторыми людьми из президентской администрации, то вы убедитесь: они понимают, чего мы от них ожидаем. Они говорят о желании власти делать определенные шаги. Мы не увидели безразличия с их стороны.

— Что вы услышали от президента Виктора Януковича?

М. Р.: — Президент так и не ответил на наш запрос о встрече, так что мы общались с сотрудниками президентской администрации — Андреем Портновым, Еленой Лукаш и Мариной Ставнийчук.

М. П-Л.: — С Юлией Тимошенко нам также не удалось встретиться. Нам отказали в праве посетить ее, и объяснение было таким же, как и раньше — суд не увидел в нашей просьбе достаточных оснований.

Интервью взял Сергей Сидоренко "Коммерсант-Украина".



Архив
Новости
Рада разрешила военным разрывать контракты во время АТО 12:35
Председатель НАПК Корчак в ноябре получила почти 200 тыс. грн отпускных и финпомощи 12:34
Дотации для птицеводов будут распределены между двумя компаниями, - эксперт 12:34
КГГА не сможет остановить повышение цен на проезд в маршрутках 12:29
Трэк Formation от Бейонсе стал лучшей песней года по версии The Rolling Stone 12:12
Минобороны разрешило использовать в АТО пулемет начала прошлого века 12:12
Несмотря на закон о разгосударствлении, некоторые районные советы не хотят отпускать газеты на свободу, - НСЖУ 12:09
В Европе празднуют День святого Николая 12:07
Новая доктрина информбезопасности РФ направлена против зависимости от геополитических интересов 12:03
Трагические события в Княжичах - результат непрофессиональной реформы правоохранительных органов, - Бойко 11:56
больше новостей

ok