подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Генрик Литвин

Генрик Литвин: в Европе ни у кого нет сомнений, что у Украины есть европейская перспектива

Посол Польши Генрик Литвин рассказал, почему Евросоюз по-прежнему открыт для Украины.

1 июля Польша обретает статус страны–председателя Евросоюза. Украина связывает большие надежды с полугодичным периодом польского председательства. О дипломатических возможностях Варшавы в этот период и о европейских перспективах Киева специальному корреспонденту Ъ Сергею Сидоренко рассказал новоназначенный посол Польши в Украине Генрик Литвин.

– В Украине многие называют Польшу "адвокатом Украины в ЕС". Вы согласны с таким определением?

– Честно говоря, мне не очень нравится термин "адвокат". Адвокат работает за деньги и берется за все дела клиента, даже если не разделяет его позицию. Во взаимоотношениях Польши и Украины ситуация другая. Поляки считают Украину частью европейского пространства. У нас подавляющее большинство – может, даже 99% – убеждены, что Евросоюз должен расширяться. Это полезно и для государств ЕС, поскольку означает увеличение зоны стабильности и безопасности, и для стран, которые присоединяются, проводя при этом внутренние реформы.

– Какова роль Польши в расширении ЕС?

– Мы являемся тем элементом ЕС, который пытается убедить других европейцев, что Евросоюз нужно расширять. ЕС нельзя искусственно сужать рамки. Нужно, чтобы подход Европы был одинаковым по отношению и к балканским странам, и к восточным соседям ЕС.

– Будут ли у Варшавы рычаги влияния на этот процесс в период председательства в ЕС? Ведь с декабря 2009 года, после вступления в силу Лиссабонского договора, вес страны-председателя существенно снизился.

– Тем не менее страна-председатель все еще сохраняет значительные полномочия. Да, политическое лидерство действительно перешло к Брюсселю. В третьих странах от имени ЕС выступает посол Евросоюза, на заседании глав МИДов в Брюсселе будет председательствовать баронесса Кэтрин Эштон, а не наш министр. Но большинство других министерских советов по-прежнему возглавляет страна-председатель. Например, совет министров внутренних дел (задействован в безвизовом диалоге.–Ъ). Есть и другие механизмы, которые мы намерены использовать. В ближайшие полгода в Варшаве состоятся 10 министерских встреч ЕС, на которые будут приглашены также министры стран–участниц "Восточного партнерства", в том числе Украины. Кстати, мы спокойно могли бы не делать этого – в постлиссабонский период таких мероприятий было очень мало. Но мы решили по максимуму использовать все возможности, которые дает нам новый статус.

– Во время председательства Польши ожидается завершение переговоров по соглашению об ассоциации Украины и ЕС. Когда этот документ может быть подписан?

– Мы также думаем, что в этом году переговорный процесс завершится, однако для подписания договора предстоит пройти сложную бюрократическую процедуру. Текст документа нужно перевести на 22 языка, потом он должен быть проверен в столицах стран–членов ЕС. Все это требует времени, поэтому подписание договора об ассоциации технически возможно не раньше второй половины 2012 года. Но я хочу подчеркнуть, главное – завершить переговорный процесс. После того как текст договора будет согласован на политическом уровне, его подписание будет только вопросом времени.

– Киев заявляет, что в тексте договора должно быть упоминание о перспективе членства Украины в ЕС. На ваш взгляд, это возможно?

– Для Украины это что-то наподобие политического лозунга, мол, мы – в Европе. И в Киеве многие считают, что Европе очень легко сказать – да, у вас есть такая перспектива. Но поймите, в Евросоюзе слова, записанные в документах и прозвучавшие в официальных заявлениях, имеют огромное значение, в том числе правовое. Во многих странах ЕС декларацию перспективы воспринимают не как политическое заявление, а как этап юридической процедуры. А к этому этапу, по мнению большинства членов ЕС, переходить пока рано. Хотя на самом деле в Европе ни у кого нет сомнений, что у Украины есть европейская перспектива, что членство страны в ЕС возможно.

– Почему вы в этом уверены?

– Потому что нигде не зафиксированы ограничения для расширения ЕС, потому что в уставных документах Евросоюза есть требования к странам, желающим в него вступить. Да, ЕС еще не готов говорить о конкретике в отношении Украины. Решение этого вопроса связано с тем, действительно ли украинское общество хочет в будущем вступить в ЕС и готово ли оно для этого изменить свою страну? Если такая готовность будет, проблем не возникнет. В 1994-1995 годах я жил в Италии. Для большинства людей, с которыми я там общался, возможность вступления Польши в НАТО и ЕС была невероятным футуризмом. Но спустя 3 года мы уже были в НАТО! А затем оказалось, что изменения в странах Центральной и Восточной Европы настолько совпадают со стандартами ЕС, что у Европы просто нет другого выхода, кроме расширения.

– ЕС нередко упрекает Украину в несоответствии европейским стандартам демократии. Какова позиция Варшавы по этому вопросу?

– Мы же говорим о перспективе вашей интеграции, верно? А раз так, то ЕС получает право информировать Киев, что у вас происходит вне рамок европейской модели. Конечно, ЕС – это не верховный орган, решающий, кто демократ, а кто нет. Я допускаю, что наша модель демократии не самая лучшая – возможно, где-то существует более эффективная. Но если у вас на уровне закона Украины говорится об интеграции в ЕС, то это означает обязательство страны приближаться именно к европейским стандартам. Мы обращаем внимание Киева на вещи, которые, с точки зрения многих представителей ЕС, считаются сомнительными. Например, нас беспокоит ситуация с уголовными делами в отношении оппозиционных политиков. Такая практика может привести к плохому обычаю – кто проигрывает выборы, тот садится в тюрьму.

– Украинская власть опровергает избирательность уголовного преследования оппозиции. К тому же президент Виктор Янукович заявляет, что не влияет на судебную власть...

– Мы говорим не только о том, что делает президент или правительство. Если речь идет о европейской интеграции Украины, мы вправе ожидать соответствия судебной власти европейским стандартам. И решение суда мы тоже можем оценивать. Конечно, Киев приводит ссылки на конкретные нарушения, допущенные этими людьми, но эти аргументы также вызывают разные оценки.

– Брюссель уже не раз обнародовал критические оценки по данному вопросу, заявляя об "избирательной юстиции" в Украине. Возможно ли, что проблемы в этой сфере повлияют на переговоры по соглашению об ассоциации?

– Происходящее уже учитывается в переговорном процессе, но до сегодняшнего момента эти проблемы не мешали и, я надеюсь, не будут мешать завершению переговоров. Тем не менее теоретически существует возможность того, что дела пойдут настолько плохо, что станут помехой переговорному процессу. Вам следует посмотреть на стран-соседей. Пример Белоруссии показывает, к чему приводят попытки манипуляции переговорным процессом, когда у власти нет искреннего стремления получить тот итог, ради которого мы начинали переговоры. В Минске власть использовала факт ведения переговоров в своих собственных политических целях, контакты с ЕС были инструментом, а не целью. Но есть и другой пример – Молдавия. Здесь переговоры пошли вперед во всех направлениях после того, как к власти в Кишиневе пришла проевропейская коалиция.

– Кстати, в последнее время все больше экспертов называют Молдавию лидером среди стран "Восточного партнерства" в сфере евроинтеграции. Так ли это?

– Давайте вспомним польский опыт. В свое время огромный толчок в сфере евроинтеграции нам дало то, что в рамках "Вышеградской четверки" (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия.–Ъ) мы решили идти по направлению к ЕС вместе. Мы отказались от всех попыток конкуренции, не критиковали друг друга. И вам тоже не надо конкурировать за роль лидера, нельзя спорить, кто первый, а кто второй.

– Киеву и Кишиневу стоит создать свою "двойку"?

– Возможно, над этим нужно подумать... Лично я считаю, что "двойку" по подобию "Вышеградской четверки" создать не удастся, потому что вы слишком разные. Молдавия – небольшая страна, небольшая экономика, таким государствам намного проще интегрироваться в ЕС. Но тем не менее вам стоит идти к Евросоюзу вместе. Украине нет смысла сожалеть, если кто-то назовет Молдавию лидером в этом вопросе. Кишинев, несомненно, пройдет какие-то точки быстрее, чем Киев. Но даже если Молдавия где-то окажется впереди Украины на пути интеграции, вам это пойдет только на пользу, ведь вы сможете использовать молдавский опыт.

– Как вы оцениваете прогресс Украины в безвизовом диалоге с ЕС? Возможно ли, что в этом году мы завершим первый этап плана действий по либерализации визового режима?

– У Украины есть домашнее задание. О темпах его выполнения вам нужно спрашивать в украинских ведомствах. Если Киев сможет сделать все достаточно быстро – никаких проблем, пойдем вперед.

– В любом случае к 2012 году отменить шенгенские визы для украинцев будет невозможно. Как будет обеспечен приезд болельщиков на Евро-2012?

– Давайте спокойно подумаем, насколько массовым будет движение болельщиков через границу? Матчи спланированы так, что Украина играет в Украине, а Польша – в Польше. Массовое перемещение болельщиков из Украины в Польшу, на наш взгляд, возможно только начиная с полуфиналов. К тому же не следует забывать, как UEFA ведет продажу билетов. Мы точно будем знать, кто поедет в Польшу, и как много людей намерены это сделать, поскольку билеты именные.

– Возможно ли, что на период чемпионата билет будет заменой визы для украинцев?

– На сегодня о безвизовом режиме на период чемпионата речь не идет. Мы ведем переговоры об упрощении технических процедур. Мы готовим такие процедуры, благодаря которым большое количество болельщиков сможет пересекать границу без особых проблем.

– В 2010 году, после смены власти в Украине, в наших взаимоотношениях был сложный период, когда Польшу перестали называть стратегическим партнером в Киеве. Сейчас этот кризис миновал?

– Давайте вспомним прошлый год. Произошла смена власти в Украине, потом – катастрофа под Смоленском, после которой начался очень сложный период во внутренней и внешней политике Польши. У нас несколько месяцев не было президента, прошла внеочередная избирательная кампания. Все это привело к тому, что на самом высоком уровне не было диалога в течение полугода. Но осенью, после неформальной встречи президентов, мы начали процесс возобновления работы двусторонних структур. Двигатель был перезапущен и сегодня можно сказать, что он вот уже несколько месяцев стабильно работает.

– Одним из проблемных вопросов во взаимоотношениях остается проект Одесса–Броды–Гданьск. В Киеве говорят, что Варшава потеряла в нем заинтересованность.

– Мы не потеряли заинтересованности. Идея нефтепровода с политической точки зрения интересна, но этого недостаточно, нужен также экономический расчет, нужны деньги на эту инвестицию. Правительство Польши может сказать, мол, нам интересно строить. Но делать это только за государственные средства невозможно, нужен инвестор. А компании, которые могли бы войти в этот бизнес, требуют дополнительных гарантий.

– То есть пока проект действительно заморожен?

– Не совсем так. Сейчас готовится законодательная база, облегчающая инвестиции в такие проекты. Проходит экологическая экспертиза проекта.

– Но три года назад говорилось точь-в-точь то же самое!

– Кое-что все-таки сделано. Уже подготовлено технико-экономическое обоснование, некоторые другие бумаги. Но без поддержки бизнеса значительного ускорения в реализации проекта не будет. А инвестора, готового вкладывать в него деньги, пока нет.

Интервью взял Сергей Сидоренко, "Коммерсант-Украина".

Кто такой Генрик Литвин

Родился в Варшаве 13 марта 1959 года. Карьерный дипломат. В 1991-1994 годах работал консулом, генеральным консулом Польши во Львове. С 2007 по 2010 год – посол Польши в Белоруссии, был отозван после очередного обострения взаимоотношений Минска и Варшавы. С мая 2010 по май 2011 года – заместитель министра иностранных дел Польши. К исполнению обязанностей чрезвычайного и полномочного посла Республики Польша в Украине приступил в начале июня этого года, после более чем полугодичного отсутствия в стране польского посла.



Архив
Новости