подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Виктор Балога

Виктор Балога: У Ющенко не было шансов остаться на второй срок

Глава МЧС и экс-руководитель Секретариата президента Ющенко рассказал гезете "Сегодня", грозит ли нам радиация из Японии, выдержат ли наши АЭС землетрясение и почему Ющенко в 2005-м должен был назначить премьера от ПР.

– Землетрясения в Японии вновь поставили вопрос о безопасности АЭС. Все ли наши подобные объекты безопасны в случае землетрясений?

– Украинские электростанции соответствуют всем требованиям МАГАТЭ по безопасности. Это вывод экспертов агентства, специалистов Европейского союза и украинского "Энергоатома" по итогам неоднократных всесторонних проверок.

Попробую сложное объяснить просто. Есть такой специальный термин – "максимальное расчетное землетрясение", которое может произойти раз в 10 тысяч лет. В нем заложены сейсмические характеристики конкретной территории. Так вот, в Украине АЭС спроектированы и построены исходя их того, что максимальное расчетное землетрясение – 6 баллов. А главные сооружения станций – реакторное и турбинное отделение, спецкорпус, резервная дизельная электростанция – способны выдержать 7 баллов колебаний почвы.

Тем не менее, события в Японии показывают, что лучше перестраховаться. Потому вскоре будет проведено дополнительное обследование сооружений АЭС на устойчивость к землетрясениям выше 6 баллов.

– Какое влияние оказывает землетрясение в Японии на экологию в мире и в Украине? Куда, по расчетам ваших специалистов, пойдет радиация?

– Негативное влияние на мировую экологию, конечно, есть, поскольку уровень радиации постоянно увеличивается. Специалисты МЧС получают данные от коллег из ряда европейских государств. Однако прогноз развития обстановки зависит от многих переменных факторов, например, силы и направления воздушных потоков, интенсивности осадков. Поэтому оценка по состоянию на сегодняшний день может существенно отличаться от того, как поведет себя зараженная среда завтра.

Но хочу поставить точку на заявлениях различных "экспертов" и "экологов", которые пугают людей экологическими последствиями для Украины от аварии на японских атомных станциях. Ответственно подтверждаю: угрозы для экологии Украины от радиационного загрязнения в Японии на сегодня нет.

А насчет разных "экспертов"… Знаете, почему я не хожу на политические шоу? Вот сейчас все, кому не лень, дискутируют о Японии. Если бы собрали специалистов, чтобы обсудить эту тему профессионально, я бы не посмел отказаться. Но когда приглашают клоунов – что, я буду им говорить, что они клоуны?! Мы ведь не на выборы идем, мы говорим о ядерной энергетике и радиационной опасности. Тут не шоу нужно, а компетентное мнение людей, которые получают проверенную разностороннюю информацию, а не собирают слухи в метро.

– Насколько серьезное радиационное положение в Японии? Можно ли сравнивать аварию на ЧАЭС и в Японии?

– Выброс радиоактивных веществ в атмосферу – это всегда серьезно. Максимально допустимые нормы превышены во много раз. Но сравнивать Японию с Чернобылем нельзя: у нас был взрыв, который разрушил корпус реактора, оболочку и защитные системы. На "Фукусиме" ситуация иная: там плавится топливо, но основные элементы конструкции блока и его защиты уцелели. Недавно я сказал о том, что "Фукусима" в совокупности выбросит не более 5% радиации Чернобыля, если не будет новых катаклизмов. И я от своего мнения не отказываюсь.

– В этом году будет отмечаться 25-летие аварии на ЧАЭС. Ранее в СМИ появлялась информация, что на достройку саркофага не хватает средств и на международной конференции в Киеве странам-донорам будет предложено профинансировать строительство. Что сейчас со строительством саркофага и с поиском средств?

– Конференция в Киеве соберет представительскую аудиторию, среди ее участников – мировые лидеры. После трагических событий в Японии форум станет первой площадкой для серьезного диалога, переосмысления многих важных вопросов, связанных как с наследием Чернобыля, так и с ядерной энергетикой в целом. К сожалению, эта конференция сейчас стала вдвойне актуальна. Одним из главных вопросов, естественно, будет превращение саркофага над разрушенным блоком ЧАЭС в экологически безопасный объект. В том числе будет обсуждаться выделение средств на строительство защитного конфайнмента как международного проекта. Не будем забегать наперед, но я уверен, что на конференции будут озвучены конкретные инициативы, которые дадут возможность завершить возведение конфайнмента в 2015 году.

– Об МЧС. Затронула ли его админреформа? Большие ли сокращения в министерстве? Повышают ли зарплаты оставшимся сотрудникам?

– Вступив в должность, я начал именно с модернизации министерства. Нужно было привести его, скажем так, к оптимальным величинам. Указ президента об админреформе точнее определил параметры. Центральный аппарат МЧС реально сократился на треть, сейчас в этом здании работает 308 человек. Естественно, хочется им поднять зарплату. Думаю, нам удастся это сделать, но пока нет правового основания, каким может стать решение правительства о направлении сэкономленных средств на зарплаты.

Вообще же, нам необходима глобальная программа развития министерства. Я дал поручение каждому подразделению внести предложения по такой программе на ближайшие 4 года. Почему говорю о 4 годах – это период до окончания первого срока полномочий президента. Нам нужно понять и потребность в штатной численности, и то, что нам необходимо, прежде всего, на случай техногенных катастроф. Хочу, чтобы такую программу утвердил Кабмин, и каждый год мы четко знали, сколько МЧС нужно из бюджета и на что.

– Ходили слухи о возможности слияния МВД и МЧС. Эта тема еще актуальна?

– Почему слухи? Как министр я публично озвучил такую возможность, и считаю, что она вполне реализуема. Комбинировать можно по-разному. Более того, убежден, что в нынешнем правительстве можно объединить еще несколько министерств, сократив Кабмин на два-три министерства. Это, несомненно, повысит управляемость и динамичность правительства до тех требований, которые предъявляет президент. Именно от его решения зависит, какие трансформации могут быть в Кабмине.

– В Украине было всего два дважды министра МЧС, и оба закарпатцы – вы и Нестор Шуфрич. Кроме этих совпадений, у вас есть что-то общее со своим предшественником?

– Сходство с г-ном Шуфричем только в том, что мы оба сейчас работаем в команде президента Виктора Януковича. На этом перечень общего с ним полностью исчерпывается.

– Какова сейчас средняя зарплата пожарного в Украине и когда ожидается (если ожидается) ее повышение?

– Убежден, что повышать зарплаты в первую очередь нужно именно тем сотрудникам, которые работают "в поле" – пожарным, спасателям, медикам. В январе мы подняли им среднемесячное содержание с 1500 до 2000 гривен. Принцип был такой – повысить зарплаты как раз рядовым сотрудникам, поскольку большинство вакансий было именно на этих должностях. Ведь если на пожар должна выехать команда, в которой будет офицер, но не будет водителя, то команда не выедет. Поэтому мы рядовым сотрудникам подняли на 500 гривен, а среднему руководящему составу – где-то на 200.

– В Украине, особенно в Киеве, сейчас строится много домов выше 20 этажей. Рядовые пожарные говорят, что есть дефицит техники, с помощью которой можно добраться на последние этажи в случае пожара. Как решается эта проблема?

– Градостроительство за последние десять лет в корне изменилось, возводят преимущественно высотки. Сейчас только в Киеве свыше двух тысяч домов в 9 этажей и выше. Технологии строительства пошли вперед, чего не скажешь о технологиях тушения пожаров. Это прискорбный факт, но мы до сих пор используем старую и физически, и морально технику. Нехватка современных средств острейшая. Поэтому переоснащение является приоритетом МЧС, в том числе и в контексте финала Евро-2012. Будем покупать пожарные телескопические лестницы для высотных зданий – в этом году планируем приобрести четыре единицы с высотой подъема до 55 метров. Кроме того, осваиваем технологию тушения пожаров с использованием вертолетов, оборудованных спецтехникой.

– За последнее время появилась ли у министерства кардинально новая техника? Что именно?

– Уже приобрели 5 пожарных подъемников на 30 метров и один – на 50, две автолестницы, способных достать до 53 метров в высоту. В Киеве у нас уже есть автоподъемник на 90 метров. Купили также 21 специальную аварийно-спасательную машину и 8 спецмашин для перевозки взрывоопасных предметов. Приобрели 22 аварийно-спасательных катера, из которых два – для разминирования. Обновили авиапарк: взяли 4 пожарных самолета Ан-32 и 2 вертолета "Еврокоптер". Кстати, использование нами самолетов может сослужить хорошую услугу украинским производителям: Израиль заинтересовался нашей техникой. Если сделка состоится, это будет выгодно обеим сторонам.

В связи с закупкой самолетов у нас возник другой вопрос – подготовки летчиков. Сейчас мы их готовим, пилоты получат специальные сертификаты и вскоре смогут работать на тушении пожаров как в Украине, так и за рубежом. Но теперь нам нужно обеспечить этим летчикам зарплату не меньше, чем у пилотов гражданской авиации в частных компаниях. Иначе со "свеженьким" сертификатом они будут от нас уходить. В этом году им уже подняли зарплату с 5 до 8 тысяч гривен, но в ближайшее время мы хотим довести ее до 16–20 тысяч.

– С такой зарплатой к вам нардепы убегать будут…

– Если у депутата будет летный сертификат, мы его возьмем (смеется. – Авт.).

– Ожидаются ли в этом году серьезные паводки? Как вы оцениваете готовность МЧС к ним?

– Опыт показывает, что паводки возможны всегда, и к ним нужно быть постоянно готовым. Но этой весной, по оценкам наших специалистов, весенние разливы будут значительно меньше, чем в прошлом году. В земле мало влаги, почти нет снега, да и из заграницы приток воды ожидается существенно меньше. Осложнение паводковой обстановки возможно на небольших территориях Львовской, Волынской, Ровенской и Житомирской областей. В Карпатах, где опасность паводка всегда выше, все будет зависеть от других природных факторов, в частности, от осадков. Отдельная информация для киевлян – угрозы подтопления жилых массивов мы не видим, возможны лишь незначительные разливы воды. Но в любом случае мы продолжаем мониторить обстановку и держим спасательные подразделения в полной готовности.

– В каких областях спасатели находят больше всего боеприпасов времен войны?

– Ежегодно пиротехники МЧС находят и уничтожают до 80 тысяч взрывоопасных предметов. А каждый из них, заметьте, это возможные жертвы, увечья либо разрушения. Особенно много такого "эха войны" в Крыму и Севастополе, Донецкой, Киевской, Одесской и Черновицкой областях.

Но речь идет не только о боеприпасах прошедших войн. Перед нами стоит задача очистить свыше 30 бывших военных полигонов. Для этого два года назад разработана соответствующая государственная программа. Наши специалисты уже "отработали" почти 3 тысячи гектаров, теперь эти земли могут использоваться в мирных целях.

Отдельный вопрос – утилизация боеприпасов, доставшихся нам от Советского Союза. Тут нужна программа, принятая на государственном уровне, чтобы утилизировать эти боеприпасы за десять лет. Пока ее нет. И в результате возникают локальные очаги – то Новобогдановка, то Лозовая. Вообще же на пороховой бочке находится вся страна, ведь речь идет о миллионах тонн. Нужен закон, который позволит этим заняться бизнесу, в том числе иностранному. За рубежом такая практика есть. Если мы создадим для них условия, они приедут, утилизируют, сделают безопасными территории и заработают деньги – на цветных металлах, порохе. От этого выиграют все! Приедут их инженеры, привезут технику, но работать-то будут наши люди. Куда пойдут налоги с зарплат? В наш бюджет. Где будут перерабатывать металлы? У нас же. Впрочем, утилизация боевых арсеналов – это вопрос не МЧС, а Минобороны. Мы занимаемся этим только тогда, когда уже возле уха снаряды свистят.

– Как реализуется идея, которую озвучил Евгений Червоненко, о создании группы "Украинские ангелы" на вертолетах?



Архив
Новости