Интервью 2016-12-04T06:43:07+02:00
Українські новини
Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен

Андерс Фог Расмуссен: "Мы будем еще больше работать с Украиной"

Главным внешнеполитическим событием недели стал визит в Киев Генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена. В последний раз о личных контактах руководства Североатлантического альянса и Украины вспомнили в конце января, когда президент Янукович поздравлял господина Расмуссена с днем рождения. То поздравление многим показалось публичным свидетельством: хоть Украина и провозгласила себя внеблоковым государством, более не стремящимся к членству в НАТО, активное сотрудничество с Альянсом остается актуальным и для нынешнего руководства страны. О связи слов и дел в отношениях Украины и НАТО Генеральный секретарь Альянса Андерс Фог Расмуссен накануне своего визита в Киев рассказал в эксклюзивном интервью "Профилю".

Виктор Янукович заявлял о стремлении иметь долгосрочные программы сотрудничества с НАТО, которые помогли бы укрепить сектор безопасности и обороны Украины. Как вы оцениваете такую перспективу?

Меня не удивляет то, что президент Янукович так решительно говорил о ценности долгосрочного сотрудничества с НАТО, поскольку во время его пребывания на посту премьер-министра такое практическое сотрудничество между Украиной и НАТО начало по-настоящему развиваться с подписанием Плана действий в 2002 году.

Вообще, в вопросах безопасности и обороны необходимо придерживаться стратегических, долгосрочных подходов. НАТО давно занимается вопросами безопасности. Уже более 60 лет Альянс помогает своим членам поддерживать мир и стабильность, необходимые для их процветания как демократических и свободных обществ.

На Лиссабонском саммите в ноябре НАТО выработало повестку дня на следующее десятилетие. Мы вновь подтвердили обязательство членов НАТО защищать друг друга в случае нападения, в течение столь долгого времени являющееся основой евро-атлантической безопасности. Мы также приняли решение развивать новые средства защиты от новых угроз, таких как пиратство, компьютерные и ракетные атаки. И мы развиваем связи с партнерами во всем мире, предлагая им более активный диалог и сотрудничество. Одним словом, мы обновили Альянс для XXI столетия – и уже начали осуществлять эти обещания на практике.

Как вы оцениваете нынешний уровень сотрудничества между НАТО и Украиной? Можем ли мы сказать, что, несмотря на задекларированный внеблоковый статус нашей страны, реальное сотрудничество в военной сфере остается прочным, или же такие выводы неверны?

Я хочу, чтобы вы поняли меня правильно. НАТО полностью уважает решение Украины. Только сама Украина – как и любая другая страна – должна определять свой путь, когда речь идет о вопросах безопасности и обороны и отношениях с НАТО. Мы хотим усилить практическое сотрудничество и политический диалог в будущем для того, чтобы преодолевать общие проблемы и помогать Украине осуществлять реформы, и именно поэтому я еду в Киев.

Лишь взгляните на то, что мы делаем вместе. Во-первых, мы поддерживаем регулярный диалог на высоком уровне. Например, Комиссия Украина–НАТО (КУН) собиралась 10 февраля для обсуждения энергетической безопасности, одного из главных вызовов, стоящих перед нами всеми. КУН включает в себя несколько рабочих групп, в рамках которых собираются наши эксперты и обсуждают вопросы экономической и энергетической безопасности, оборонной реформы, оборонных технологий, науки и экологии, планирования на случай чрезвычайных ситуаций гражданского характера.

Во-вторых, мы вместе принимаем участие в миссиях по повышению мировой безопасности. Украинские ВМС вместе с НАТО патрулируют Средиземное море, чтобы не допустить терроризма. Украинские военнослужащие вместе с союзниками по Альянсу осуществляют миссии в Афганистане и Косово. Украина – единственный партнер НАТО, принимающий участие в Силах быстрого реагирования, для которых ваши ВВС подготовили транспортный самолет Ил-76.

НАТО предоставляет Украине значительную поддержку в подготовке украинских вооруженных сил к таким миссиям, помогая в обучении личного состава, модернизации процедур и стандартов. Украина, возможно, не стремится вступить в Альянс, однако она уже достаточно далеко продвинулась в своей способности работать совместно с силами НАТО.

Поэтому, говоря о будущем, я уверен, что мы будем еще больше работать с Украиной над решением новых проблем нашего времени, таких как пиратство, компьютерная безопасность, распространение оружия массового уничтожения. Эти проблемы не признают границ, и ни одно государство не сможет преодолеть их в одиночку.

Украинское руководство заявило, что здоровая экономика – это условие здоровой демократии. В этой связи как НАТО рассматривает цивилизованный современный баланс между свободами и общественным благом?

НАТО – это союз демократических государств. Мы поддерживаем свободу личности, права человека и демократию как основные ценности Альянса. Я вообще не считаю, что возможен компромисс между свободой и процветанием или демократией и стабильностью. Наоборот, они дополняют друг друга. Демократия имеет тенденцию к стабильности и процветанию. Политическая и экономическая свобода приносит мир, процветание и прогресс, потому что свобода высвобождает предприимчивость и человеческую изобретательность.

В Ежегодной национальной программе, разработанной Украиной в процессе консультаций с НАТО, есть ряд глав и секций относительно целого спектра сфер, где ваше правительство хочет модернизировать свои подходы к ведению дел. Самая первая часть этого документа касается выборов, свободы СМИ и гражданского общества. Развитие демократии и верховенства права является главным аспектом отношений между НАТО и Украиной, и я верю, что ваша страна не свернет с этого курса.

Наблюдаете ли вы какое-либо позитивное влияние внеблокового статуса Украины на отношения между НАТО и Россией?

НАТО признает суверенное право каждого государства свободно выбирать систему обеспечения своей безопасности. Как я уже сказал, мы полностью уважаем решение Украины объявить европейскую интеграцию своим главным внешнеполитическим приоритетом. И я считаю, что конструктивное партнерство с Альянсом может помочь Украине проложить свой путь в Европу.

Я также уверен, что европейская безопасность может быть полной только в том случае, если она включит в себя по-настоящему стратегическое партнерство между НАТО и Россией, в котором будут приниматься во внимание интересы и озабоченность как России, так и ее европейских соседей. На Лиссабонском саммите мы заново начали наши отношения с Россией и сейчас работаем над расширением нашего сотрудничества согласно повестке дня и в духе лиссабонской встречи.

Каков ваш прогноз о будущем глобальной европейской безопасности? Как должно выглядеть сотрудничество между НАТО и странами, которые не являются членами Альянса?

С самого своего основания НАТО работает над тем, чтобы Европа была единой, свободной и мирной. Сегодня мы как никогда ранее приблизились к этой цели. Мы ценим дух совместной безопасности с нашими партнерами, который поддерживает стабильность в Европе. Мы знаем, что только работая вместе с партнерами, можем эффективно отвечать на вызовы XXI столетия. Поэтому НАТО и в дальнейшем будет способствовать евро-атлантической безопасности с помощью широкой сети партнерских отношений со странами и организациями во всем мире, о чем мы заявили в новой Стратегической концепции, принятой нами в Лиссабоне. Конечно, мы особенно заинтересованы в укреплении нашего партнерства с европейскими странами, такими как Украина, потому что они нам ближе всех. Именно поэтому мы создали специальную Комиссию Украина–НАТО.

Чего вы ожидаете от ратификации Россией и США нового Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений?

Я тепло приветствовал ратификацию этого договора между Россией и США. Она была общей целью всех 29 лидеров Совета НАТО–Россия, которые собрались на Лиссабонском саммите в ноябре прошлого года. Ратификация станет важным вкладом в усиление прозрачности, предсказуемости и сотрудничества.

Я также надеюсь, что политический момент, который создал этот договор, поможет союзникам по Альянсу и России добиться конкретного прогресса в нашем стратегическом партнерстве, в том числе в сфере противоракетной обороны.

В этой связи я считаю важным вспомнить ведущую роль Украины в сфере ядерного разоружения. Вскоре после восстановления независимости Украина предприняла беспрецедентный шаг, отказавшись от ядерного оружия, которое было в ее распоряжении. Этими решительными действиями Украина подала мощный сигнал, настроив тон прогресса, который мы наблюдаем в результате заключения нового договора об СНВ.

Каковы перспективы европейского противоракетного щита? Что лучше с оборонительной точки зрения – российский и европейский щиты, которые будут взаимодействовать между собой, или создание общего щита? Как Украина может участвовать в каждой из указанных форм?

Я вижу две независимые, но согласованные системы, которые обмениваются информацией. Две системы с одной задачей – защитить нас всех в Европе от ракетной угрозы. Мы начали делать совместный с Россией анализ для точного определения формы, которую примет наше сотрудничество.

На нашем саммите в Лиссабоне мы также четко указали на то, что открыты для сотрудничества не только с Россией, но и с другими евро-атлантическими партнерами.

Как может выглядеть черноморская стратегия НАТО? До какой степени она будет связана с вопросами энергетической безопасности?

В регионе Черного моря мы приветствуем прогресс, достигнутый в региональном сотрудничестве. Мы поддерживаем эти усилия и в дальнейшем будем готовы их поддержать надлежащим образом, в зависимости от региональных приоритетов. Диалог и сотрудничество между Альянсом и странами Причерноморья играют важную роль в региональной безопасности. Конечно, регион Черного моря – это важный транзитный узел доставки энергоносителей. НАТО открыта для консультаций с партнерами по вопросам энергетической безопасности, таких, какие мы уже проводим с Украиной.

Интервью взяла Варвара Жлуктенко, "Профиль".



Архив
Новости

ok