ONLINE
Пресс-брифинг на тему: "7 лет порталу "Сиротству – нет!"

Интервью 2016-10-24T05:22:58+03:00
Українські новини
Николай Азаров

Николай Азаров

Николай Азаров: Тимошенко должна благодарить нас за PR

Он - прямая противоположность своей предшественницы. В отличие от Тимошенко он говорит по-русски, не по-украински, он всегда был лоялен к президенту Януковичу, и эмоций он практически не показывает. Когда он шутил, что ближайший Чемпионат Европы по футболу будет успешным только в том случае, если выиграет Украина, он едва ли улыбнулся. Перед визитом в Словакию премьер Украины Николай Азаров дал интервью SME.

Украина – самый крупный словацкий сосед, но наши отношения самые не интенсивные. Почему?

Я бы так не сказал. Недавно мы принимали президента Словакии. Несколько дней назад в Словакии был наш вице-премьер и министр социального развития. Завтра в Братиславе я встречусь с вашим премьером и позову ее осенью приехать на Украину. Летом к вам приедет президент Виктор Янукович. Такой уровень контактов довольно солиден. Конечно, кризис повлиял на наши торговые отношения. Однако в целом можно говорить, что наши отношения находятся на очень хорошем уровне. И они развиваются. Возьмем, например, такой крупный инвестиционный проект, как строительство ширококолейных железнодорожных путей, которые пройдут через Украину и Словакию в Вену.

- Это уже решенный вопрос? Правительство Радичовой сомневалось.

- Я думаю, что это решенный вопрос, и теперь речь идет уже о реализации проекта. Недавно у нас проходило заседание межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, готовятся новые мероприятия. Стран, с которыми у нас такие же интенсивные отношения, как со Словакией, где-то около десяти. Самое главное, что между нами нет никаких конфликтов.

- В Словакии Украину, как правило, вспоминают в связи с контрабандой сигарет и газовым кризисом.

- Возможно, в прошлом что-то и было, но сейчас таких явлений нет, и я надеюсь, что их никогда не будет. Что касается газового кризиса, то сейчас у нас политическая стабильность. Что было причиной газового кризиса? Прежде всего, конфликт президента Ющенко и правительства Тимошенко. Поэтому приостановку поставок почувствовала даже Словакия.

- Проблема заключалась не в том, что Газпром перекрыл газ?

- Дело не в Газпроме, а в том, что у Украины на переговорах с ним не было единой позиции.  Она шла путем ультиматумов и вынудила Газпром принять меры, которые я не считаю цивилизованными и адекватными. Сейчас не такая ситуация. Все спорные вопросы с Газпромом, а они есть, мы решаем через переговоры. Мы не выносим их на суд общественности.

К журналистам мы плохо не относимся

- Вы получили кредит от МВФ, провели реформы. Украины вышла из кризиса?

- Нет. Мы все еще преодолеваем кризис. В 2009 году страна потеряла 15% ВВП, в 2010 году мы подняли ВВП на 4%. Последствия кризиса мы будет ощущать еще как минимум 1,5–2 года. Кредит МВФ не так важен, поскольку с учетом ВВП это не такие большие деньги. Важно то, что мы ведем разумную политику в отношении бюджета и его дефицита.

- О Вашем правительстве говорят, что в отличие от кабинета Тимошенко вы разбираетесь в экономике. Только у вас испорченный имидж среди правозащитных организаций. Они критикуют ваше отношение к журналистам и неправительственным организациям.

- Все это общие слова. Я хотел бы услышать о конкретных примерах. Где мы плохо относимся к журналистам?

- Один журналист исчез, некоторых избили, других запугали.

- Да, пропал один человек. Но правительство какое имеет к этому отношение?

- Правительство несет ответственность за атмосферу в стране, и когда журналисты не чувствуют себя в безопасности, правительство виновато в этом.

- Посмотрите, о ком шла речь? О журналисте из харьковской газеты. Он критиковал власть? Нет. Мы его не знали. К сожалению. Нам жаль, что пока мы не смогли достичь такого положения, при котором люди в стране не пропадают и не исчезают. Сейчас, например, вся Европа следит за историей двух пропавших девочек. Это трагедия для семьи и для страны. Означает ли это, что французское правительство не обеспечило условий, при которых не теряются дети? И мы не можем обеспечить такие условия, чтобы люди не страдали от преступности. Этот человек пропал не потому, что кто-то из правительства решил с ним так поступить. Поэтому нельзя говорить, что в стране преследуют журналистов.

Тимошенко появляется в СМИ чаще меня

- Что-то, наверно, вы делаете плохо, если Freedom House из категории «свободная» переместил Украину в категорию «частично свободная»?

- Кто-то отнес нашу страну к какой-то категории. Я привык работать с фактами. У нашей оппозиции нет возможности высказывать свое мнение в СМИ? Лидер оппозиции появляется по телевидению гораздо чаще председателя правительства. Это легко проверить - мы составляем рейтинги. Тимошенко появляется на экране примерно в пять раз чаще, чем я. Это факт. Я мог бы обвинить наших журналистов в том, что у них цензура в отношении премьера.

- А о ней не сообщают только из-за того, что ее преследуют? США и Европейский Союз обеспокоены масштабным расследованием в отношении экс-премьера и ее министров. По их мнению, это похоже на целенаправленную кампанию против оппозиции.

- Давайте оперировать фактами. Мы приняли страну с опустевшей государственной казной. Одни долги. Почему это произошло? Например, были взяты кредиты в коммерческих банках под 30%. Вы не найдете страну, где правительство брало бы такой кредит. Почему правительство закупало сахар, а сейчас мы не знаем, куда он делся, почему оно закупало мясо для заключенных, и это мясо исчезло. Япония предоставила нам существенные финансовые средства, которые должны были использоваться для решения экологических проблем. Эти средства шли на различные цели, и мы должны были их возвращать, когда мы оказались у власти. Пусть американцы или немцы расскажут, что не надо нести ответственность за бюджет, за дисциплину, что можно нарушать законы. Достаточно просто называться оппозицией.

- Это нормально, что Тимошенко во время следствия не может выехать из Киева даже на встречу с председателем Европарламента в Брюсселе?

- Я не могу комментировать действия прокуратуры. Было бы не тактично, если бы я стал оценивать деятельность прокуратуры. Решать надо в соответствии со своей компетенцией.

- Но все выглядит так, будто вы не даете ей шансов защитить себя за границей.

- В свою защиту она говорит очень много. Но ничего конкретного. Мы еще и обеспечили ей PR, за который ей следовало бы нас благодарить. Но почему она не знает, как объяснить, почему мясо не пришло в тюрьмы, куда делся сахар, где деньги на экологию? Она уклоняется от ответов на эти вопросы. У Тимошенко есть все возможности защищать себя, но не путем демагогии и апеллирования к Европарламенту.

- Экс-министр кабинета Тимошенко Богдан Данилишин получил политическое убежище в Чехии. Это не означает, что Прага не верит вашим судам?

- Наверное, это означает, что Прага не доверяет нашим судам. Меня удивляет одностороннее решение, что его преследуют по политическим причинам. Им следовало бы выслушать и вторую сторону. Лично я считаю, что г-н Данилишин никогда не был чиновником, он был ученым. Это был абсолютно не подготовленный человек, который кое-как подписывал документы. Возможно, он не понимал, что делает. Но раз он отменил тендеры на госзакупки и позволил покупать у одного производителя, ясно, что он нарушал закон. Дай бог, чтобы он делал это без собственной выгоды, или не понимал, что делает.

- Это Вы утверждаете. Министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг (Karel Schwarzenberg) опасается, что это дело может быть политическим.

- Я советую всем иностранным дипломатам действовать в соответствии с дипломатическим статусом. Он, прежде всего, требует невмешательства во внутренние дела. У г-на Шварценберга есть какие-то реальные доказательства? Если да, он должен был бы их представить.

- Украинские журналисты жалуются, что невозможно получить доступ к документам с того времени, когда к власти пришел Янукович. То есть вы приняли закон о доступе к информации. Я, например, получу доступ ко всему, к чему захочу?

- Конечно. Украина - открытая страна. Если бы Вы задержались у нас на неделю, вы бы увидели, что наши СМИ критикуют украинское правительство больше, чем ваши – словацкое.

Мы все еще хотим в Евросоюз

- В отличие от Тимошенко Вы говорите по-русски. Вы учите украинский?

- Я в достаточной степени владею украинским языком. На нем я веду заседания правительства, официальные встречи. Когда я хочу, чтобы меня лучше понимали, когда мне надо абсолютно свободно общаться и не искать слова, я говорю по-русски. Я экономлю время.

- Европейский Союз для Киева по-прежнему приоритет №1?

- Безусловно. Мы европейская страна. Евроинтеграция для нас цель нашей политики. Мы хотим соответствовать всем стандартам самых развитых стран.

- О Вас говорят, что Вы самый пророссийский человек из правительства. Украина ближе к Европе или к России?

- Недавно я был в Польше, и мне задали примерно тот же вопрос. Я рассказал, что для нас важно иметь очень хорошие дружеские отношения и с Польшей, и с Россией. Наша политика ни пророссийская, ни прозападная. Она украинская. Мы хорошо знаем, в чем заключаются наши интересы.

- Из вашего здания очень хороший вид на стадион «Динамо Киев». У вас долго были проблемы с подготовкой к Чемпионату Европы по футболу, который вы принимаете вместе с Польшей. Он пройдет хорошо?

- Для нас важно, чтобы национальная команда Украины выиграла, тогда соревнования будут успешны (улыбка). Если говорить серьезно, все запланированные объекты к ЕВРО 2012 находятся на заключительной стадии подготовки. Чемпионат будет успешным, я в этом не сомневаюсь.

Интервью взял Мирек Тода (Mirek Tóda), SME, Словакия.

Перевод: ИноСМИ.



Архив
Новости

ok