Интервью 2016-12-05T05:42:51+02:00
Українські новини
Георгий Дзекон

Георгий Дзекон

Георгий Дзекон: "Хоть голым выступите на сцене – это не повысит цену "Укртелекома"

На этой неделе Фонд госимущества озвучит стоимость "Укртелекома" – первого крупного объекта из списка большой приватизации Виктора Януковича, запланированного на 2011 год. Еще никогда продажа компании не была такой реальной.

Осенью ФГИ объявил конкурс на приватизацию 92,79% акций "Укртелекома" по стартовой цене 10,5 миллиарда гривен.

На удивление, конкуренция за монополиста оказалась нулевой. На участие в конкурсе заявку подала только одна частная австрийская компания EPIC, интересы которой в Украине представляет ее дочерняя структура EPIC Services Ukraine – ESU.

Эксперты и участники рынка убеждены: условия приватизации умышленно дискриминационные. Цель – защитить других потенциальных претендентов на покупку объекта. При этом многие утверждают, что претендент на покупку – компания EPIC – подставная контора, близкая к действующему менеджменту "Укртелекома".

Специальная комиссия по вопросам приватизации Верховной рады планирует обсудить ход продажи "Укртелекома" на ближайшем заседании, а международные кредиторы – банки Credit Suisse First Boston – CSFB – и Deutsche Bank потребовали от компании досрочно вернуть одолженные 222,2 миллиона долларов за изменения владельца.

На этом фоне основные фигуранты процесса приватизации – глава ФГИ Александр Рябченко и генеральный директор компании EPIC Питер Гольдшайдер – упрямо отказываются комментировать тему продажи "Укртелекома".

Председатель правления компании-монополиста Георгий Дзекон стал исключением. Он не только согласился на интервью, но и минимально исправил текст на этапе его согласования.

В интервью менеджер отрицает свою причастность к компании EPIC, стартовую цену продажи называет завышенной, а условия приватизации "Укртелекома" – прозрачными. Чиновник говорит, что не консультирует ФГИ и EPIC, как утверждают его оппоненты.

Интервью с Дзеконом сокращает визит секретаря, которая сообщает, что глава ФГИ Рябченко просит его о срочной встрече. Следовательно Дзекон едет в фонд.

- Ход приватизации "Укртелеком" вызвал на рынке телекоммуникаций подозрение, что компанию приватизируют в интересах третьих лиц, а украинская "дочка" австрийской компании EPIC - ESU - единственный претендент на покупку - не более чем посредник.

- У меня нет никакой информации ни об одном из претендентов на приватизацию, который хотел бы принять участие в конкурсе, однако не сделал этого из-за какой-то нормы в условиях приватизации.

- Это правда, участники рынка весьма деликатны в своих оценках...

- Люди, которые выдвигали эту версию, точно не собирались покупать "Укртелеком". Вы знакомы хотя бы с одним участником, который сказал бы, что не пришел на конкурс, поскольку ему помешали приватизационные условия?

- И не с одним. В неформальных беседах условия конкурса называют главной причиной их неучастия.

- Мне об этом не сказал ни один человек. Оценки процесса - надуманные и ничего не несут за собой, кроме скандального оттенка.

- Давайте по существу. По условиям приватизации, к участию в конкурсе не допустили компании, в которых доля в уставном капитале, принадлежащая государству или госпредприятиям любой страны, превышает 25%.

Только эта норма не допустила к конкурсу Deutsche Telekom, France Telekom, Telekom Austria, America Movil и Wind Telecom. Разве нет?

- Норма о 25% государственной доли - не моя выдумка, а статья закона о приватизации. Ничего дискриминационного в этом нет.

- Второй пункт: компании, размер дохода которых от реализации услуг в Украине за последний год, включая налоги, превышает 25% доходов всех предприятий отрасли в Украине, к участию в конкурсе не допускаются.

Это условие отсеивает всех оставшихся претендентов - частные телекоммуникационные компании. Вы считаете эту норму справедливой?

- С точки зрения украинского и мирового законодательства, это норма не уникальна. В любом случае, свое заключение и разрешение на сделку дал Антимонопольный комитет Украины.

Кроме того, я не знаю ни одного участника рынка, напуганного этими условиями. Все они говорили о других условиях, сдерживающих их решение участвовать в покупке. Например, требование по сохранению персонала.

- И все же, что плохого в том, чтобы в приватизации "Укртелекома" участвовал крупный коммерческий участник рынка?

- Это убивает конкуренцию, не дает возможности развиваться мелким игрокам телекоммуникационного рынка. Думаю, вопрос о норме "25%" следует переадресовать главе АМКУ (Василий Цушко. - "ЭП"). Он легко объяснит, почему это плохо, когда на рынке высокая концентрация монополии.

- По мнению экс-председателя ФГИ Владимира Ланового, решения АМКУ при желании можно "подтянуть" под условия приватизации.

- Не понимаю, о чем речь.

- Задам вопрос иначе. Не обидно ли вам, председателю правления продаваемого объекта, что из-за ограничений в условиях в приватизации не смогли принять участие лидеры мирового рынка?

- Сейчас не время для обид и теорий. Все это - разговоры впустую, затягивающие время продажи. Для меня имеет смысл обсуждать вопрос, а будет ли "Укртелеком" вообще приватизирован.

Крупные мировые игроки рынка телекоммуникаций отказались от приватизации "Укртелекома" не из-за условий продажи, а потому, что у них были несколько иные планы по инвестициям и другие, более интересные активы на примете.

Приватизация - не скандал, а важное дело. Мы можем еще 15 лет фантазировать о сценариях продажи. Тем временем компании будет становиться все хуже. Для меня важно, чтобы в конкурсе участвовало не меньше одного участника.

Сегодня "Укртелеком" еще не приватизирован. Мы не знаем, какая цена будет у объекта, и согласится ли с ней участник. Насколько адекватны будут условия приватизации с точки зрения защиты социальной направленности и защиты инфраструктуры. Все остальное обсуждать пока неинтересно.

- Тем не менее, запрос общества несколько иной. В частности, многих смущает неформатность и непубличность малоизвестной австрийской компании EPIC - единственного претендента на покупку "Укртелекома".

- Информация об EPIC содержится в отрытых источниках. Более двадцати лет эта фирма успешно работает в роли финансового консультанта при покупке различных телекоммуникационных активов - Deutsche Telekom, France Telekom.

Впрочем, реакция общества мне понятна. EPIC действительно не самая крупная компания на рынке телекоммуникаций, хотя в 2000 годах она была весьма крупной, имела около 3-3,5 миллиарда долларов в управлении.

- Понятна ли вам реакция EPIC на попытку коммуникации с украинской прессой? Как вы можете прокомментировать предложение EPIC подписать предварительный договор с журналистами "ЭП" до начала любого интервью с предполагаемым штрафом в 300 тысяч долларов за нарушение одного из пунктов договора?

- Я считаю, что некорректно публиковать в украинском информационном пространстве переписку двух сторон.

- Говорят, что за компанией EPIC стоите лично вы.

- Со мной эту компанию ничего не связывает. Интриги никакой нет.

- А еще утверждают, что вы консультируете покупателей на каждом этапе приватизации.

- Пусть говорят.

- И что приватизация умышленно сводится к одному участнику.

- Глупости. Те, кто хочет раскрутить публичный скандал, все равно это сделают, что бы я ни сказал. Хотя я категорически против этого тезиса.

Я мог бы назвать еще шесть очень крупных компаний, который могли участвовать в конкурсе даже при прописанных условиях, однако не сделали этого.

Вы прекрасно понимаете, что если бы какая-то компания сильно хотела купить "Укртелеком", она наняла бы любой банк, любого финансового посредника, чтобы тот купил этот актив, а после перепродал его. Проблема их неучастия не в этом.

- А в чем же? Кроме сложности и непривлекательности активов "Укртелекома", на которых вы так акцентируете внимание.

- Она кроется в глобальных планах крупнейших игроков европейского рынка. К примеру, крупнейшие американские инвесторы вообще закрыли лимиты инвестиций для покупки телекоммуникационных активов в Украине.

Сегодня они вообще не намерены вкладывать в приватизационные украинские активы в области фиксированной связи.

- Что это за компании?

- Не буду их называть. Та же ситуация с английскими и азиатскими инвесторами. Недавно в личной беседе некоторые из них признались, что банки не финансируют их проекты, связанные с Украиной. Я общался с четырьмя инвесторами.

- Что это за компании?

- Я не могу сказать, поскольку все мы повязаны договорами о конфиденциальности.

- По словам Рябченко, помимо EPIC, интерес к "Укртелекому" проявляли "МТС-Украина", фонд прямых инвестиций Icon Private Equity, российская ICOM Holding, донецкая инвесткомпания "Альтана Капитал", днепропетровское ООО "АЕФ" и турецкая Turkcell. Речь об этих компаниях?

- Не имеет значения. Основная проблема была в сложном финансовом отягощении и социальной нагрузке на инвесторов. Это существенное отягощение для инвестора. Хорошо, что нашелся хотя бы один участник.

- В таком случае, чем мотивировалась компания EPIC, покупая такой сложный и непривлекательный объект?

- Спросите у EPIC. Тут ничем не могу помочь.

- На 2011 год правительство запланировало масштабную приватизацию, поэтому акции "Укртелекома" станут своеобразным индикатором украинских активов на мировых рынках. Как вы оцениваете стартовую цену "Укртелекома" - 10,5 миллиарда гривен?

- Как завышенную. Существует несколько четких индикаторов оценки стоимости актива. Первый - спрос на акции. Более 7% акций "Укртелекома" сегодня торгуются на бирже, в том числе, и на международной бирже.

За минуту до встречи с вами я уточнил текущую цену продажи на акцию компании: она колеблется в пределах от 57-58 копеек. Исходя из таких цифр, капитализация компании составит 9-9,5 миллиарда гривен.

Еще один индикатор - сравнение "Укртелекома" с похожими активами в других странах - говорит, что она завышена.

- Скептики проводят параллель между сегодняшней продажей 51% акций сербского телекоммуникационного госхолдинга Telekom Serbija. Стартовая цена - 1,4 миллиарда евро. Различие в стартовой цене существенное.

- Такое сравнение некорректно и вызывает удивление у специалистов. Telekom Serbija является стопроцентным монополистом фиксированной сети, получая стопроцентный доход от фиксированной связи. Первая лицензия на фиксированную связь в Сербии была выдана в 2009 году.

Рынок фиксированной связи Украины дерегулирован в 1998 году, соответственно, уровень конкуренции на этом рынке в нашей стране намного выше.

Телекоммуникационный рынок в Сербии полностью защищен - это условие приватизации, означающее, что долгое время компания будет работать без конкурентов.

Кроме того, сербский телеком владеет 60% рынка мобильной связи. Сербское правительство ограничило выдачу лицензий на мобильную связь. "Укртелеком" владеет всего одним процентом рынка мобильной связи.

Из важного: тарифные доходы на одного абонента "Укртелекома" составляют около 30 гривен, в Сербии - 120 гривен. В сравнении по таким параметрам, как количество абонентов, конкурентная среда, доходы на одного абонента, "Укртелеком" даже несколько переоцененный актив.

- Насколько возросла бы цена "Укртелекома", если бы Минфин не отказался проводить road-show и вовремя выделил на это средства?

- В данном случае процедура road-show бессмысленна. "Укртелеком" - не мелкая частная компания, а крупный игрок рынка, который проходит международный аудит последние семь лет.

С активом можно ознакомиться на основании аудированной отчетности самого "Укртелекома". Все данные публикуются в открытых источниках, бумагами компании торгуют на нескольких биржах. Проблем с открытостью никаких нет.

- Road-show считается традиционной процедурой, предваряющей продажу крупного социального объекта на открытых торгах.

- Проведение road-show в данном случае - бессмысленная трата денег. "Укртелеком" приватизируется не первый год. Потенциальные покупатели и претенденты на покупку актива давно успели его изучить, они знают привлекательные и проблемные стороны "Укртелекома".

Проведение road-show не изменит этих характеристик. На стоимость объекта повлияют скорее грядущее повышение тарифов, программа по сокращению персонала, создание Фонда универсальных услуг, покрывающего убытки от существующих тарифов.

- Ваши оппоненты так не считают. Они убеждены, что road-show повышает ажиотаж вокруг объекта, увеличивает конкуренцию и завышает стоимость.

- Вряд ли. Все основные претенденты хорошо осведомлены о состоянии дел в отрасли и в Украине, и в мире. Проведите вы сотню шоу и голым выступите на сцене - это не завысит цену "Укртелекома".

- А о какой сумме на road-show шла речь?

- Я этого не знаю. Вопрос - к Минфину и государству как владельцу компании.

- Как вы коммуницировали с претендентами на продажу?

- Единственное требование, которое выдвигалось к менеджменту в рамках приватизации, - выделить специальную комнату для инвесторов, которые хотят ознакомиться с информацией об объекте и провести беседы. Заинтересованные лица имели право интервьюировать любого члена правления, в том числе и меня.

- Как прошел этот процесс?

- Комната была подготовлена, инвесторы изучили всю документацию, и, думаю, мы предоставили исчерпывающую информацию.

- Со сколькими инвесторами вам пришлось общаться?

- С четырьмя претендентами, которые дошли до стадии изучения финансовой документации. Перед продажей мы подготовили большой пакет документов, с которым можно было ознакомиться, не приходя в "Укртелеком".

- Некоторые аналитики считают, что в условиях убыточной деятельности "Укртелекома" целесообразнее было бы продать контрольный пакет акций на открытом аукционе с привлечением как можно большего количества участников, а уже затем начать продажу мелких пакетов на фондовой бирже.

Из других вариантов - сначала продать 25-30% акций и по их стоимости оценить оставшуюся долю. В прошлом вы выступали за продажу компании мелкими пакетами. Почему сегодня ваше мнение изменилось?

- В разное время я отстаивал разные модели продажи. Ход приватизации "Укртелекома" утратил свою романтическую составляющую. В целом, по теории, продажа сначала небольшого пакета на рынке - правильный путь.

Однако этот путь не уместен для госкомпаний, которые в определенной степени отягощены существующей нормативно-правовой базой.

Даже если удастся продать небольшую долю - 10% или 20% акций, компания дальше будет жить как государственная. И вряд ли такая модель продажи повысит привлекательность и финальную стоимость объекта.

- Что будет с "Укртелекомом" после продажи?

- Существует юридическая нормативная база. Если EPIC согласится с ценой и заплатит деньги, то он будет выполнять договор. ФГИ будет мониторить выполнение всех условий, а EPIC будет выполнять условия приватизации.

- Как будет оптимизирована структура компании? Приведут ли будущие собственники соотношение числа абонентов к количеству ее сотрудников, в результате чего останутся работать 35-40 тысяч сотрудников?

- С поправкой на качество инфраструктуры. На цифровых станциях - меньше людей, на аналоговых станциях - больше. EPIC - западная компания. Думаю, она будет действовать по стандартным схемам, успешно применяемым на Западе.

Персонал должен соответствовать количеству линий. Никто не будет изобретать велосипед. Все коммуникационные компании работают примерно одинаково.

- Как будут решены вопросы обслуживания госорганов, в частности, правоохранительных и силовых структур, имеющих большую задолженность перед компанией за предоставленные услуги связи?

- Законодательство предусматривает, кого в таких случаях можно, а кого нельзя отключать от связи. Обслуживание госорганов - не проблема, сложности с дисциплиной их платежей.

Возможно, EPIC будет действовать эффективней и придумает способ, как снизить долг. Мы несколько сократили дебиторскую задолженность. В конце 2010 года дебиторская задолженность за услуги, предоставленные бюджетным организациям и льготным категориям, составила чуть более 122 миллиона гривен.

- Основной составляющей убытков "Укртелекома" остаются сельская и неприбыльная городская телефония, а также большой штат.

Ранее вы предлагали создать Фонд универсальных услуг как компенсатор разницы стоимости услуги и государственного тарифа. Сегодня эту идею поддерживает Кабмин. Вы по-прежнему выступаете за создание фонда?

- Да. Если я останусь работать в "Укртелекоме", то непременно буду рекомендовать создание Фонда универсальных услуг. Логика этого решения исходит из простой арифметики. Любое предприятие производит определенное количество товара с установленной себестоимостью, условно - гривна.

Государство при этом обязывает продавать этот товар за пятьдесят копеек. Таким образом, предприятие вынуждено генерировать плановые убытки.

Во избежание этого нужно либо доводить до себестоимости тарифы, либо создавать Фонд универсальных услуг, который будет собирать средства со всех участников рынка, и компенсировать разницу в тарифах, коль скоро государство хочет предоставлять населению услуги связи по тарифам ниже себестоимости.

Других вариантов нет. Я знаю, что в Кабмине серьезно обсуждают этот вопрос.

- В отклоненном законопроекте Минтранса речь шла о ставке 3%. Какой она должна быть?

- Вообще-то, ее определяет Минфин исходя из существующего тарифа на услуги, а также его себестоимости. Исчисляется разница между тарифом и себестоимостью, после чего прогнозируется объем рынка.

- Операторы мобильной связи против этой идеи.

- Я знаю.

- Один из аргументов: 40% оборудования сетей фиксированной связи в селах устарело. Для их модернизации государству потребуется 1 миллиард долларов. Однако за два-три года действия закона о фонде государство сможет собрать лишь десятую часть этой суммы.

- Не вижу взаимосвязи. Да, более 40% сетей "Укртелекома" находятся в сельской местности. Однако какое это имеет отношение к созданию ФУУ? За счет фонда не ведется модернизация, он позволяет выйти на минимальную рентабельность.

- А если рентабельность окажется выше нуля?

- В таком случае средства можно направить на модернизацию устаревших сетей.

- Какую вы прогнозируете рентабельность по итогам создания ФУУ?

- Мне сложно делать такие прогнозы и планировать, какую сумму от прибыли можно будет направить на модернизацию этой сети.

Подчеркну: Фонд развития услуг не направлен на развитие связи в сельских районах. Основное его назначение - покрыть разницу между тарифом и его себестоимостью для существующих абонентов.

К ним ничего не надо прокладывать. Мобильные операторы умышленно провоцируют контрагитацию в прессе, разогревая информационное пространство. Дескать, сейчас "Укртелекому" дадут денег, за счет чего он начнет телефонизировать хутора. Нет, это не так.

Через десять минут Георгий Дзекон должен был встретиться с председателем Фонда государственного имущества Александром Рябченко.

Интервью взяла Светлана Крюкова, "Экономическая правда".



Архив
Новости

ok