Интервью 2016-10-10T04:52:12+03:00
Українські Новини
Юлия Тимошенко

Юлия Тимошенко

Юлия Тимошенко: я из своей страны не уеду

В русле того, что, как опасается Запад, может обернуться политической "охотой на ведьм", прокуратура Украины предъявила лидеру оппозиции и бывшему премьер-министру Юлии Тимошенко обвинение в нецелевом использовании 500 миллионов долларов из государственного бюджета. Если ее признают виновной, то ей грозит тюремное заключение и запрет на участие в грядущих выборах. Тимошенко дала интервью корреспонденту Newsweek Уильяму Шрейберу (William Schreiber), рассказав про то, что она назвала "подавлением оппозиции в советском духе".

- Президент Украины Виктор Янукович хочет посадить вас?

- В СССР орудием борьбы с честной политической конкуренцией были тюрьмы и лагеря. К несчастью для Украины, президент Янукович вернул эти советские традиции. Надо отдать ему должное: за время первого года своего правления он проверил все до единого документы, которые я подписывала, каждый денежный перевод, каждое решение правительства. Посвятив целый год этому необъятному делу, он обнаружил одно преступление. По его словам, во время экономического кризиса я выплачивала пенсии из средств, которые, согласно Киотоскому протоколу, были предназначены для улучшения экологической ситуации. Это неправда. Те деньги остались на счетах правительства.

- О чьих пенсиях мы сейчас говорим?

- Мы выплачивали пенсии рядовым гражданам Украины, которые посвятили десятки лет своей жизни нашей стране. Те, кто сейчас у власти, очень хорошо разбираются в теневой экономике, но, к сожалению, гораздо меньше — в государственном бюджете. Они перепутали бюджетные счета. Я общалась с ними и поняла, что они просто не знают основ государственного финансирования. Очевидно, что обвинения сделаны по политическим мотивам: чтобы я не смогла участвовать в выборах.

- Что должен делать Евросоюз и США, чтобы поддержать демократию на Украине?

- Запад придерживается двойных стандартов. Некоторым странам, в которых правят диктаторы, многое прощается, потому что в них царит стабильность. Есть такая бытовая мудрость, к сожалению: "Он, конечно, негодяй, но негодяй предсказуемый и стабильный". Хотелось бы спросить, что такое, по мнению Запада, стабильность. Я не хочу, чтобы другие страны смотрели на Украину через призму их сотрудничества с Российской Федерацией. Украина не должна стать пешкой в отношениях России и Запада.

- Можно ли руководить правительством Украины без коррупции?

- Мне бы хотелось прекратить эти обвинения. Говорят, что все украинские политики коррумпированы. Если бы я была такая же, как они, они бы не выступали так яростно против меня. Расследование Януковича в отношении меня доказывает, что даже когда нижние ярусы правительства вовлечены в коррупцию, премьер-министр может этого избежать.

- Как вы собираетесь обратиться к гражданам Украины, разочаровавшимся в "оранжевом" правительстве?

- За последние 20 лет в Украине была тенденция объединяться вокруг отдельных личностей. Мы хотим, чтобы общество объединилось вокруг сильной идеи. Наша партия модернизируется, мы изучаем новые способы информирования людей и помощи им в организации — несмотря на информационную блокаду, развернувшуюся в сегодняшней Украине. Если Янукович думает, что, посадив человека к тюрьму, он сможет остановить этот процесс, — он заблуждается.

- Вы говорили, что тюремное заключение, которое вы пережили в девяностых, значительно повлияло на вас. А как бы сказалось на вас возвращение за решетку?


- Меня не волнует, куда отправится Юлия Тимошенко. Гораздо больше меня беспокоит, куда дальше двинется Украина. И сейчас, и тогда представители Януковича делали вид, что заботятся обо мне, и предлагали покинуть страну. Говорили, что это спасет меня от ареста. Я публично им ответила: "Я из своей страны не уеду. Я не собираюсь в страхе бежать от вас".

- В чем состоит наследие "оранжевой революции"?

- Я надеюсь, что "оранжевая революция", как бы ее ни критиковали, изменила Украину и ее граждан к лучшему. Надеюсь, Украина больше не будет стоять за эту "контролируемую демократию". Украину уже не удастся так легко принудить к авторитарному режиму. Здесь тысячи журналистов могут начать движение против цензуры, здесь предприниматели из малого бизнеса могут выйти протестовать на улицы — ничего этого нет ни в одной из стран постсоветского пространства. Мы, украинцы, упрямые.

Интервью взял Уильям Шрейбер, Newsweek.

Перевод: ИноСМИ.



Архив
Новости

ok