подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Олег Устенко

Олег Устенко: закончить реформы за 3-4 месяца было бы идеально

Без реформ Украине не выжить. Но и резкие шаги власти граждане пока воспринимают без особого восторга. Как провести реформы,  и удастся ли правительству заручиться поддержкой простых украинцев – об этом в интервью с исполнительным директором Международного фонда Блейзера Олегом Устенко.

- Как можно сделать реформы понятными для людей? Как объяснить, что в первую очередь реформы проводятся в связи с необходимостью уменьшить дефицит бюджета?

- Нужно объяснить населению, что происходит в стране. Привязать реформы к некой общей идее. Живая идея – это построение среднего класса в Украине. При этом среднего класса не только по уровню доходов (кстати, правительство должно само определиться, какой это будет уровень доходов), но и по лояльности к институтам власти. Не к конкретной команде, а к власти в целом. Для этого нужно строить страну, которая будет тратить столько же или меньше, чем зарабатывает.

Уже нельзя брать в долг просто для того, чтобы покрывать дефицит. Это значит, что дефицит нужно уменьшать. Ни одна страна мира в последние годы не смогла урезать дефицит только за счет того, что увеличивала доходную часть бюджета. Можно как угодно понижать налоги (чтобы расширить базу налогообложения), но в перспективе 1-2 года вряд ли можно получить дополнительные поступления. Поэтому все идут по пути урезания расходов.

- Если расходы урезаются, за счет чего финансировать инновационные технологии, вложения в инфраструктуру?

- Конечно, на первый взгляд есть противоречия. Потому что для развития нужны деньги. Но с другой стороны, эти деньги можно найти только тогда, когда нет долгов или их обслуживание не столь обременительно, как в Украине. Или когда есть хороший инвестиционный климат и приток капиталов в страну перекрывает все ее потребности в валюте. С инвестиционным климатом пока ничего утешительного не происходит. Более того, на власти "висит" 2012 год с необходимостью вкладывать в инфраструктурные проекты. Поэтому капитальные расходы придется урезать. Это плохо. Но не настолько, как может быть, если продолжать жить в долг. Задача номер один – вывести страну на бездефицитный уровень в течение 1-2 лет.

Конечно, привлекательный инвестклимат в этом случае тоже не является панацеей. Не стоит обольщаться примером Грузии: там хорошие условия для бизнеса, но прямые иностранные инвестиции только наполовину покрывают дефицит счета текущих операций. То есть еще 50% валюты для оплаты импорта нужно брать в другом месте. Лари находится под колоссальным давлением – достаточно одного спуска крючка, чтобы он девальвировал вдвое.

Поэтому дерегуляции и инвестиций Украине будет недостаточно. Да, они нужны, чтобы выживать. Но чтобы развиваться, нужно уменьшение дефицита бюджета. И именно этим нужно мотивировать глобальные реформы: и налоговую, и пенсионную, и реформу государственного управления, и реструктуризацию НАК "Нафтогаз Украины".

- Но будут ли люди поддерживать реформы, если будут видеть, что государство пытается сэкономить на них, не урезая свои прихоти?

- Конечно, должно быть сокращение всех статей расходов. Во-первых, налогоплательщики должны видеть: если у них идет "урезание" на 10%, то, например, автопарк и другие блага чиновников сокращаются на 20%. Второе: одновременно с реформами нужно вводить программы защиты самых уязвимых слоев населения. Вводить, а не обещать. Третье:  необходимо проводить реформу госуправления. Не просто сократить количество чиновников, а провести анализ – в каких министерствах какие функции пересекаются, какие департаменты нужно исключить. А не слить два министерства в одно и назвать это оптимизацией.

Что касается переформатирования Кабинета Министров, то в принципе, решение на первом этапе принято правильное: сгрупированы ведомства, оптимизирована их численность. Но обязательно нужно проводить следующий этап – изучение функционала каждого нового ведомства. Сейчас многим из них передали функции других, но нужно сделать еще один шаг: выяснить, а нужны ли эти функции госоргану вообще. Если нет – нужно передать их на откуп бизнесу. Если этого шага не сделать, то все эти перестановки – косметические, их и реформой-то назвать нельзя.

Канада 20 лет не могла уменьшить дефицит бюджета только потому, что реформой госаппарата занимались чиновники. Они, естественно, сами от себя много не отрежут. Но затем было принято решение нанять несколько десятков людей, которые находились в непосредственном подчинении премьер-министра и собирали информацию о том, как работают министерства. Там, где было малейшее сомнение в том, а не может ли лучше ту или иную функцию выполнить частный бизнес, полномочия министерства тут же передавались в частный сектор. Вот эту идею тоже можно было бы "продавать" населению в противовес сокращению, например, социальных расходов или капстроительства.

- Как "продавались" реформы в Центральной и Восточной Европе?

- Странам Центральной и Восточной Европы было проще. Например, мы исследовали опыт Румынии и Болгарии. В этих странах десять лет назад ситуация была не лучше, а возможно, и хуже, чем в Украине. И вот они поставили цель – вступление в Евросоюз. И этой целью оправдывали все реформы, даже самые непопулярные. Коррупция была еще больше, чем у нас. Но они выбрали цель и смогли достичь ее. Мы тоже, в принципе, можем определить себе эту цель. Если Украина в 2011 году подпишет соглашение о зоне свободной торговли и договор об ассоциированном членстве, то дальше можно подымать знамена вступления в ЕС. Более того, никто никогда не откажет Украине во вступлении в Европу. Другое дело – подход, который мы используем. Мы хотим не меняться, не проводить реформ и при этом жить как в ЕС. Поэтому мы все время оказываемся в позиции "просящего". Как ученик, который не сделал домашнего задания, но пытается объяснить учителю, что он готовился.

- Как должны происходить реформы – последовательно (сегодня налоговая, завтра пенсионная) или все сразу?

- Думаю, что у команды, которая сейчас у руля, не было полного пакета готовых реформ, и поэтому они внедряют их одну за другой. Я уверен, что если не реализовывать реформы на высокой скорости, их эффект сведется к нулю. Все нужно делать быстро. Налоговый кодекс принят? Плох ли, хорош ли – но принят. В нем будут корректировки, но кодекс будет действовать. То же самое с пенсионной реформой, "Нафтогазом", реформой ЖКХ. Лучше сразу вылить ведро холодной воды на людей, чем пытаться лить по одной чашке. Все, что растянуто во времени, не приносит должного эффекта.

Пусть нет готового пакета собственных реформ – возьмите опыт других стран, той же Польши.  

Более того, сейчас шикарное время для реформ. Во-первых, пока еще можно говорить о недостатках предыдущего правительства и сваливать на него все сложности. Так делает Николя Саркози, так делает Барак Обама, так делал Джордж Буш. Это нормальная мировая практика. Во-вторых, есть Международный валютный фонд. Все реформы можно мотивировать его требованиями.

- Насколько быстрыми должны быть реформы?

- Нужно все внедрить на протяжении 2011 года – пенсионную реформу, таможенную, дерегуляцию, реформу "Нафтогаза", ЖКХ, реформу госуправления. Эффект сразу можно будет увидеть по увеличению средней зарплаты, по притоку иностранных инвестиций, по росту реального сектора, в частности, сельского хозяйства и пищепереработки как наиболее перспективных отраслей. В более долгосрочной перспективе можно будет оценивать по увеличению продолжительности и росту качества жизни. 3-4 месяца, о которых говорит Тигипко, – это идеальный вариант развития событий. Если предположить, что все будет внедрено в первой половине 2011 года, то компании, которые занимаются инвестированием в Центральную и Восточную Европу, уже на 2012 год будут в обязательном порядке включать в свои планы Украину. К концу 2012 года будут уже серьезные подвижки по росту реального сектора. Плюс к этому добавится Евро-2012. Но реформы будут действительно эффективными, если в 2012 году чемпионат закончится, а прирост инвестиций будет продолжаться еще интенсивнее. Можно говорить, что по итогам 2013 года в таком случае Украине удастся выйти на рост ВВП на уровне 7-8%.

- Удастся ли правительству довести эти реформы до конца? От чего это зависит?

- Важна политическая воля и смелость в принятии решения. Колебания электоральной поддержки будут сильными. Но, в конце концов, они стабилизируются на более высоком уровне под конец реформ. Если воли не будет – не будет реформ. А в этом случае сценарий для страны будет самый неприятный. Мы не получим следующего транша МВФ. Во-первых, это – очень негативный сигнал для инвесторов. То есть, мы можем забыть о приросте иностранных инвестиций. Деньги, конечно, можно будет занять, но ставки будут очень высокими. И опять же, получится, что мы наращиваем расходы, за счет которых придется покрывать долги в будущем. Во-вторых, уровень реструктуризации долга, который на сегодня составляет порядка 102% (а украинский бизнес и государство должны около $105 млрд), может упасть до 40-50%. То есть, к срочной выплате может быть предъявлена сумма, сопоставимая с общим размером внешнего долга. Это означает колоссальное изъятие средств из экономики страны. При золотовалютных резервах в $35 млрд это сделать крайне сложно, учитывая еще и необходимость покрытия критического импорта из России.

- Есть ли вероятность того, что МВФ закроет глаза на невыполнение его требований и выделит деньги во имя, например, стабильности в регионе Центральной и Восточной Европы?

- В 2008 году, когда Украина впервые обратилась за помощью к Фонду, он еще не видел всей картины кризиса в мире. Поэтому его было легко ввести в заблуждение обещаниями, которые на самом деле никто не собирался выполнять. А деньги просто сжигались в топке поддержки курса, в непонятных рефинансированиях. Сейчас же МВФ достаточно строг. И он уже понимает, каким образом надо действовать и чего он хочет. Поэтому положительные оценки последней миссии в Киеве – это подтверждение реальных результатов. Дефицит бюджета Украины был снижен с 9% до 6,5%, усилена формально независимость НБУ, в последнее время не было рекапитализации. Конечно, в 2008 году МВФ боялся "эффекта домино", когда за банковской системой Украины могла лечь банковская система Европы. Ведь у австрийцев, немцев, поляков, итальянцев, шведов здесь "зависали" колоссальные суммы денег. Но сейчас этого нет. Более того, правительствам европейских стран будет очень трудно объяснить своим налогоплательщикам, почему они допустили, чтобы Украине простили отсутствие реформ за счет взносов, которые они делают в МВФ, при этом вынуждая собственных граждан затягивать пояса туже. Ведь от этого зависит уже их политическое будущее.



Архив
Новости