Интервью 2016-10-25T05:14:06+03:00
Українські новини
Сергей Тигипко

Сергей Тигипко

Сергей Тигипко: Если мы хотим оставить "упрощенку", то необходимо сделать ее прозрачной

Сергей Тигипко: Если мы хотим оставить "упрощенку", то необходимо сделать ее прозрачной

Попытка правительства протолкнуть в бизнес-среду новые правила налоговой игры вдруг натолкнулась на резкое общественное сопротивление. Акции протеста предпринимателей на майдане Незалежности, похоже, заставили власть прислушаться к голосу народа и пойти на определенные уступки. Что это: проявление слабости или позитивные сигналы о готовности к конструктивному диалогу между бизнесом и властью? Хочется верить, что все-таки второе, так как впереди у Украины и ее жителей целый набор реформ — завершение налоговой, пенсионная, таможенная и тому подобное. Поэтому, где предел компромисса в этих непростых вопросах? Об этом и другом в эксклюзивном интервью "Дню" рассказал вице-премьер-министр по вопросам экономики Сергей ТИГИПКО.

— Вы принимали участие в переговорах с пикетчиками?

— Этим занималась Администрация Президента, которая привлекала нужных для диалога специалистов из разных органов власти. Я в этой рабочей группе не участвовал.

— Но вы вице-премьер по экономическим вопросам, было бы логичным, если бы бизнес вел разговор с вами?

— В настоящий момент говорит не бизнес, а политика. К сожалению, в обществе провести профессиональную, конструктивную дискуссию относительно Налогового кодекса не удалось. Было много эмоций, обвинений, политики, тогда как кодекс нуждается именно в профессиональном разговоре. У нас же оппозиция делала свое дело — критиковала. Власть же отстаивала интересы государственные — пенсионеров, учителей, врачей, которые получают пенсии и зарплаты из бюджета. Почему столько эмоций? По моему мнению, они скоро улягутся. Ведь стране действительно необходимо новое налоговое законодательство, и в кодексе есть много позитивных моментов, которые со временем принесут пользу экономике. И люди это почувствуют.

— Где находится грань компромисса между бизнесом и правительством в вопросе упрощенной системы налогообложения?

— Любой хороший экономист скажет вам, что в успешной стране должна действовать единственная прозрачная система налогообложения. В Украине исторически так сложилось, что работают две системы налогообложения: общая и упрощенная. Если мы хотим оставить "упрощенку", то, как ни крути, нужно сделать ее прозрачной и четкой. Следует закрыть все щели, пользуясь которыми определенные большие компании уклоняются от уплаты налогов. И это нужно четко прописать, иначе вопрос прозрачного использования "упрощенки" и в дальнейшем будет в подвешенном состоянии.

Поэтому, по моему мнению, стоит один раз ее честно рассмотреть и сказать, какие нормы мы оставляем, а какие отменяем. Такая определенность нужна в первую очередь для предпринимателей, чтобы они могли работать стабильно. Улучшать же условия работы для малого и среднего бизнеса нужно за счет упрощения бухгалтерского и налогового учета, снижения кредитных ставок и тому подобное.

— Сергей Леонидович, мелкий бизнес не прочь платить больше налогов. Но он не может выдержать нарастающее фискальное давление параллельно с имеющимся коррупционным. Так, по словам пикетчиков на Майдане, около 95% "упрощенцев" в 2—3,5 раза больше платят взяток, чем налогов в бюджет. Потому, возможно, стоило бы параллельно с принятием Налогового кодекса внедрять антикоррупционную реформу?

— Чтобы начать серьезную работу в этом направлении, нужно быть готовыми к достаточно жестким шагам. Об этом свидетельствует опыт тех стран, которым удалось продвинуться на пути искоренения коррупции, — скажем, Грузии. Если и власть, и общество будут готовы к таким шагам, тогда будет успех. Пока ведутся только разговоры о борьбе с коррупцией, а не дела.

— Мешает ли вам сегодня что-то или кто-то проводить экономические реформы?

— Никто не может мне помешать это делать. Сегодня правительство начало широкое реформирование экономики, которого ожидали много лет. Однако любая реформа задевает чьи-либо интересы. В настоящий момент 40% бизнеса "в тени". Кому-то выгодно выйти из нее, а кому-то и так хорошо, потому что не нужно платить налоги. Поэтому недовольные будут всегда. Сегодня мы с вами присутствовали на презентации законопроекта об упрощении процедур в строительной отрасли. Это чрезвычайно важный документ, который начинает революционные изменения в этой сфере. Принятие данного закона позволит сократить количество процедур в строительстве с 93 до 23, из которых инвестору нужно будет пройти лишь 9, а срок получения всех необходимых разрешений сократится с 415 до 60 дней. Как следствие, коррупция в строительстве сократится приблизительно на 90%. А соответственно, должна снизиться и стоимость жилья, по меньшей мере, на коррупционную составляющую. А это немало, ведь расходы строителей на "стимулирование" коррумпированных чиновников достигали кое-где 30 процентов бюджета строительства.

Поэтому не удивительно, что эта реформа встретила безумное сопротивление бюрократов. Ведь мы разрушаем давно отлаженный теневой бизнес с огромными доходами. Но стать на пути реформам нельзя. По моему мнению, помешать реформированию экономики может только одно — нехватка политической воли. Если ее не будет, то ничего изменить нельзя.

— Эта политическая воля сегодня есть?

— Увидим. Мое дело — готовить качественные решения, в их основе — опыт стран, которые успешно провели реформы и смогли обеспечить развитие экономики и уровня жизни людей. Поэтому мы должны максимально объяснять гражданам необходимость проведения реформ и то, как они в конечном итоге улучшат их жизнь. Убежден, что самые сложные реформы при наличии политической воли можно осуществить уже в первой половине 2011 года. Этим я и буду заниматься. Буду проводить реформы.

— Пикетчики с Майдана говорят о диспропорции между уплатой налогов малым и большим бизнесом, которая заложена в кодексе. Именно поэтому они предлагают правительству записать в налоговой "библии" механизмы возвращения в страну средств из оффшоров и не давить на мелкий бизнес.

— Вернуть деньги из оффшоров одними лишь разговорами невозможно. Для этого нужно стабилизировать экономическую ситуацию в стране, что мы делаем, и создавать минимальную налоговую нагрузку, как прописано в новом Налоговом кодексе. Я понимаю, что нынешняя работа Налоговой и Таможенной администрации вызывает много вопросов. И бизнес это чувствует. Но улучшить ее можно только установив четкие правила, которых будут все придерживаться.

— В таком случае, возможно, лучше начинать не с принятия кодекса, а с реформирования налоговой службы?

— Реформирование должно проходить параллельно, потому что иначе Украина так и будет занимать 145 позицию в рейтинге удобства ведения бизнеса. Бесспорно, отношение налоговиков и таможенников к бизнесу, как к извечному нарушителю, нужно менять.

— Будет ли государство в 2011 году поддерживать малый и средний бизнес, например, через микрокредитование?

— При нынешнем бюджете и при дефиците в 3,5% на 2011 год микрокредитование пока еще невозможно.

— Опыт каких государств, на ваш взгляд, следует использовать для успешного реформирования украинской экономики?

— На днях я вернулся из международной конференции, организованной Всемирным банком. В ней принимали участие представители 25 стран из Восточной Европы, Кавказа, Средней Азии. Опыт каждой из этих стран может быть интересен для нас. Однако Украина не может взять модель экономического развития только какой-то одной страны. Безусловно, нам интересно выучить подходы экономического реформирования Эстонии, Грузии, Словакии, Болгарии. Но украинский путь реформ будет продиктован исключительно интересами наших граждан и с учетом наилучшего мирового опыта. Например, в Грузии очень упрощена общая система налогообложения: количество налогов возведено до шести, ставки таможенных сборов уменьшены, существует солидарная ответственность бизнеса, который разрешает проблему с "дутым" НДС. Украина также идет подобным путем: сокращает количество налогов и уменьшает их ставки. Так, мы предлагаем уменьшить налог на дивиденды, чтобы деньги не выводились в оффшоры, а оставались в Украине.

— Будет ли сокращаться еще количество налогов после принятия кодекса, как например, в Грузии, до шести?

— По моему мнению, количество налогов нужно и дальше сокращать. Конечно, без НДС, налога на прибыль, акцизных сборов — не обойдемся. Но, кроме этих налогов, есть еще над чем задуматься.

— Но это не перспектива 2011 года?

— Жизнь покажет.

— Украина может снизить таможенные ставки до 0 и 6%, как это сделала Грузия?

— Чтобы уменьшить таможенные ставки, нужно параллельно искать способы максимально эффективной борьбы с контрабандой. Хотя, я не исключаю, что уменьшение таможенных ставок таки будет прописано в проекте Таможенного кодекса.

— Когда общество увидит проект Таможенного кодекса? И не считаете ли, что для его разработки нужно больше привлекать общественность?

— Мы не можем привлекать к разработке экономических законопроектов все общество, ведь это — работа экспертов. Предпринимательство и бизнес постоянно привлекаются в соответствующие рабочие группы. Все профильные ассоциации работали над Налоговым кодексом. Все профильные ассоциации сегодня уже работают над обновлением таможенного законодательства. Эта работа проходит под моим контролем. Кроме того, над Таможенным кодексом работают специалисты по ЕБА, Американской торговой палаты, Совета предпринимателей при Кабинете Министров Украины, Совета работодателей и других организаций. Наша задача — создать такое законодательство, чтобы таможенная политика была направлена на поддержку бизнеса и экономики в целом. В настоящий момент мы начинаем отрабатывать документ с таможней. После этого решим все спорные вопросы по этому кодексу на совещаниях с премьером, где будет и бизнес, и предоставим проект Таможенного кодекса на рассмотрение общественности. До конца 2010 года проект Таможенного кодекса будет готов. Правда, пока еще неизвестно, успеем ли внести его на рассмотрение парламента до конца этого года.

— Многие эксперты считают, что, пойдя работать в правительство Николая Азарова, вы потеряли свою четкую политическую позицию, которой, собственно, так привлекали избирателя, именно поэтому "растворились" на фоне команды Партии регионов. Вы не сожалеете о своем выборе?

— И когда принимал это решение, и сегодня я уверен: выбор сделал правильный. Идти в оппозицию, чтобы лишь критиковать, или попробовать что-то изменить? Для меня ответ очевиден. К сожалению, в течение 19 лет была чрезвычайно сильная оппозиция, которая только критиковала, и чрезвычайно слабая власть, которая так ничего и не сделала для Украины. В конечном итоге, от этого проиграли самые бедные. Сегодня в Украине 67% пенсионеров получают пенсию менее 1000 гривен. Это и есть плата за сплошную критику и бездеятельность. Поэтому я хочу заниматься нужным делом. И буду доводить это конкретными действиями. Я готов к тому, что не все мои поступки будут понятны людям.

— Если я правильно поняла, вы временно "рассеялись", чтобы потом собраться воедино и опять отвоевать симпатии избирателей?

— Надеюсь, что рано или поздно украинцы воспримут и поймут мои действия, увидев пользу от них. Сегодня, скажем, принято два очень важных закона по технической регуляции, которые еще на шаг приближают Украину к Европе. Думаю, что в 2011 году Украина подпишет Договор о зоне свободной торговли с ЕС. Уверяю, я сделаю все, чтобы отношения инвесторов и всех государств к Украине поменялись к лучшему. Они в конечном итоге увидят, что наша страна может изменяться и реформироваться. Если поверят — больше денег придет в украинскую экономику, и люди будут жить лучше.

— То есть, уходить из правительства вы не планируете?

— В отставку не собираюсь в любом случае. Я буду воевать за реформы.

Интервью взяла Наталия Билоусова, "День".



Архив
Новости

ok