подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Александр Мороз

Александр Мороз: возможно убийство Гии – простая бытовая история

Экс-спикер, ставший ключевой фигурой в "кассетном скандале", рассказал, что впервые встретился с Мельниченко в машине, сразу поверил в аутентичность записей и допускает бытовую причину убийства Гонгадзе.

— Расскажите, пожалуйста, о том, когда, где и как Вы получили записи. А также, как впервые встретились с Николаем Мельниченко.

— У меня в кабинете стоял правительственный телефон, который обеспечивает прямую связь первых лиц государства (в просторечье, его называют "сотка") и однажды (после исчезновения Гонгадзе) мне позвонил незнакомый человек. Мол, хочу с вами встретиться и поговорить о нарушениях в АП. Я отказался, поскольку был наслышан о провокациях подобного рода. Но на следующий день этот мужчина снова позвонил и сказал, что располагает информацией об исчезновении Георгия Гонгадзе. Естественно, судьба журналиста была мне не безразлична. Мы с Гией были хорошо знакомы. Кроме того, он обращался ко мне за советом, когда за ним начала следить милиция (я тогда порекомендовал ему написать заявление в прокуратуру). Поэтому я решил встретиться с незнакомцем.

— Это был Николай Мельниченко?

— Да. По его просьбе я приехал вечером на Печерск. Он сел ко мне в машину и дал послушать фрагменты записей. Кстати, все эти события я подробно описал в 2001 году в своей брошюре "Хроника одного преступления (версии и факты)". Как говорится, по свежим следам. А сейчас, могу упустить какие-то моменты.

— Насторожил ли Вас тот факт, что, по словам Мельниченко, все записи в кабинете экс-президента Леонида Кучмы были сделаны обычным диктофоном? Возможно, вы вообще не знали о происхождении пленок?

— Технология подготовки записей меня не интересовала. Для меня было важно другое: действительно ли в кабинете главы государства велись эти записи? Поэтому я попросил Николая Мельниченко принеси запись любого дня. Причем не фрагменты, а полную версию. А прослушав ее, оставил всякие сомнения в аутентичности пленок. Во-первых, потому, что лично знал персонажей, которые вели беседы в кабинете. Знал круг их интересов и манеру говорить. Во-вторых, потому, что содержание разговоров, их последовательность, ссылки на обстоятельства, происходившие, как говорится, в режиме реального времени, снимали любые сомнения. Например, такой факт. Я живу в Конче-Заспе и по утрам всегда бегаю. Занимался бегом и проживающий там же экс - глава МВД Юрий Федорович Кравченко. И однажды мы с ним встретились на пробежке. Поздоровались, и побежали дальше. А потом, уже прослушивая пленки, я услышал, как Юрий Федорович говорит Леониду Кучме: вот, встретил утром Александра Мороза и т.д. Так что пленки достоверные. Напомню, что впоследствии их аутентичность полностью подтвердили технические экспертизы. Как отечественные, и зарубежные.

— Но все-таки речь шла о кабинете гаранта! По логике вещей, этот кабинет должен быть прекрасно защищен от шпионажа и прослушки …

— Это в теории. А я знал, как обстоят дела на практике. Поскольку кабинет председателя парламента (т.е. мой кабинет) также прослушивался. Причем, во время моего второго избрания спикером разговоры не только прослушивались, но и публиковались в СМИ! О технологической стороне этих действий мне рассказывали те, кому поручали заниматься прослушиванием.

— Эти же люди, вероятно, помогли расшифровать и записи Николая Мельниченко? Ходили также слухи, что к "расшифровке" причастен ваш соратник по партии Николай Рудьковский…

— К спецслужбам мы не обращались. Николай действительно немного помогал. Запись была некачественная, а у него были знакомые специалисты, которые помогли ее "почистить". Но непосредственной расшифровкой занимался Юрий Луценко. Он тогда был секретарем Соцпартии (в частности, отвечал за информационную политику) и главным редактором газеты "Грани". Некоторые расшифровки сразу же публиковались в газете.

— Случайно ли, на ваш взгляд, после убийства останки журналиста были перевезены из Ракитнянского района (где и произошло преступление) в Таращанский? Проще говоря, в ваш избирательный округ…

— Конечно, не случайно! Уже в ноябре 2000-го один из верно прислуживающих Леониду Кучме телеведущих вопрошал с телеэкрана: "Это же у вас в округе нашли тело журналиста, Александр Александрович?". Вот именно, в моем округе! Причем поблизости от того места, где я регулярно бывал на встречах с местным активом партии социалистов. Так, что все, как видим, было продумано, отслежено. Это был элемент технологии подготовки к планируемым досрочным выборам в парламент весной 2001 года. Кто эту технологию разрабатывал? Думаю, что экс-глава "наружки" МВД Алексей Пукач должен ответить правду на вопрос: кто и зачем распорядился перевезти останки. И тогда все станет ясно.

— Сейчас снова поползли слухи о том, что убийство Георгия Гонгадзе с последующим кассетным скандалом организовали социалисты …

— Я не удивляюсь, чем абсурднее, тем доступнее. Эти слухи распускают те, кто стремится уйти от ответственности за совершенное преступление. Только им может прийти в голову говорить такую ерунду! Ну, поймите же, не было никакого кассетного скандала! Были записи, в которых была правда о преступлении. И была власть, которая боялась признавать эту правду и делала все возможное, чтобы не допустить распространения этой информации.

— Муссировались слухи о том, что за убийством Георгия Гонгадзе и кассетным скандалом стояли иностранные спецслужбы. Мол, это была хорошо организованная провокация против экс-президента Леонида Кучмы…

— Это полная ерунда! Я уверен, что ни ФСБ, ни ЦРУ этим не занимались. Причиной трагедии скорее стала обычная бытовая история. Такая версия существует. Но вместо того, что бы ее расследовать, все вдруг начали изучать какую-то сказку о провокации спецслужб против страны и президента. Проще говоря, власть, используя правоохранителей, пыталась всех обмануть, "замылить" всем глаза. Вот, вам только один пример. Вскоре после того, как я сделал записи Мельниченко достоянием общественности, прокуратура приехала домой к Николаю Рудьковскому и начали вырезать дверной замок в его квартире. Я приехал туда, спросил у них: зачем вы это делаете? Вы же нарушаете права человека! Скажите, что вы ищите? Если записи, например, с генпрокурором, так мы их вам сейчас отдадим! Но они и слушать не стали. Ворвались в квартиру, посмотрели и естественно ничего не нашли.

— А что же они искали?

— Как выяснилось позже, средства для монтажа пленок. Чтобы получить подтверждение заведомо ложной версии о монтаже, т.е. обосновать ложь. Но это только один пример. В целом же, постоянно возникали, какие - то обстоятельства, которые уводили расследование в сторону. Ведь не могли сами по себе врать, изворачиваясь перед общественностью и депутатами парламента, тогдашние Генпрокурор, министр внутренних дел и другие должностные лица! Почему, например, следователь Львовской прокуратуры в протоколе допроса Леси Гонгадзе записал ложь о "долгах" Георгия, несмотря на то, что в ходе допроса он об этом даже не заикался? По чьему указанию в Новогоднюю ночь руководство Минского УВД Киева ворвалось в квартиру судмедэксперта, чтобы забрать у нее заграничный паспорт, дабы она перед зарубежными коллегами не сослалась на собственные выводы по поводу идентификации останков, найденных возле Таращи? Почему в Борисполе сотрудники СБУ обыскивали народных депутатов – членов следственной комиссии по делу Георгия Гонгадзе? Почему вдруг и без видимых оснований в 2000 году был отозван посол Грузии в Украине? И таких "почему" можно приводить десятки! Запутывало следствие и то обстоятельство, что все (и журналисты в том, числе) смешивали два отдельных дела. Дело о происхождении записей и дело об убийстве Георгия Гонгадзе. Зачем, спрашивается? Причем, первому вопросу уделялось – первостепенное внимание. А, по второму ничего не делали. Только создавали видимость расследования.

— И все-таки, давайте вернемся к мотивам убийства Георгия Гонгадзе. Вы говорите: это была обычная, бытовая история…

— Я допускаю такую версию, тем более что другие мотивы преступления отсутствуют. Г.Гонгадзе не был проблемой ни для власти, президента в т.ч., ни, тем более, для государства. Правда, и здесь не все стыкуется. Обычно нормальные мужчины выясняют отношения на кулаках и расходятся. Но в данной ситуации было по-другому. Помните, фильм "Служебный роман"? Герой Мягкова, защищая доброе имя своей коллеги и приятельницы, ударил ее обидчика - Самохвалова. А тот затаил на него обиду и, выбрав удобный момент, "нанес удар" из-за угла.

— Вы кого имеете в виду?

— Басилашвили, разумеется.

— Но тогда получается, что Георгия Гонгадзе "заказали" из-за женщины?

— Для таких рассуждений надо иметь много информации. Я такой не располагаю, да ею и не интересовался. К тому же, говорю о версии, не мной придуманной. Тем более, мое мнение здесь ничего не значит. Надо, чтобы следствие и суд дал ответы на все вопросы. Вот и все.

— Несколько месяцев назад Генеральная прокуратура назвала единственным заказчиком убийства журналиста экс-главу МВД Юрия Кравченко. Что Вы об этом скажете?

— Это формальный повод закрыть дело. Ну, зачем Юрию Кравченко понадобилось "заказывать" Георгия Гонгадзе? Зачем отдавать приказ о перевозе тела журналиста в Таращу? У него не было мотива! Более того. Те, кто слушал записи, знают, что о Георгии Гонгадзе экс-министр впервые услышал в кабинете президента и не желал всем этим заниматься. Уходил от задания, думал, что все это забудется. Но Леониду Кучме снова и снова подкладывали материалы с "Украинской правды". Настраивали его против Георгия.

— Многие, кто хорошо знал бывшего главного милиционера страны, говорят о том, что по нему было видно: он загнан в угол….

— Скорее всего, так. Когда он отчитывался в Верховной Раде по делу об исчезновении Георгия Гонгадзе, я ему с места напомнил о нашей встрече во время пробежки и о том, что в последствие он рассказал об этом Леониду Кучме, и это было зафиксировано на пленках. После чего, спросил его: так, что достоверные эти пленки или нет? Он ответил: экспертиза покажет. Он не мог сказать правду. Но и лгать, тоже не желал. Кстати, по некоторой информации за день до гибели Юрий Федорович добивался встречи с людьми, которые являются фигурантами дела журналиста. Но его не приняли.

— Вы верите в то, что Юрий Федорович мог уйти из жизни по доброй воле?

— Нет. Думаю, что ему "помогли". Власть любыми средствами пыталась скрыть свои преступления. Поэтому и уходили из жизни связанные с этим делом люди. В том числе и экс-сотрудник милиции Игорь Гончаров, главарь банды "Оборотней", который утверждал, что у него есть документы раскрывающие тайну гибели журналиста. Валерий Малев (гендиректор "Укрспецэкспорта". – Ред.), который на записях в 2000-ом году обсуждает с Леонидом Кучмой возможность продажи системы "Кольчуга" в Ирак…

— В последние годы Николай Мельниченко проживает в Украине. Как Вы считаете, ведет ли он какую-то свою "игру"?

— Уверен, что Николай заинтересован в справедливом расследовании дела. А другие вопросы меня не волнуют. Они второстепенные.

— Много было слухов о том, что настоящим организатором записей в кабинете Президента являлся Борис Березовский. А Николай Мельниченко всего лишь его пешка. Что Вы на это скажите?

— Это глупость. Я слышал, что они встречались. Но уже после того, как я обнародовал записи в Парламенте. Я никогда не интересовался подробностями этих встреч.

— Вы верите, что дело Гонгадзе полностью раскроют?

— Да. Ведь уже была попытка закрыть это дело. Не получилось, - никто не поверил. И если сейчас власть попытается объявить ложную версию официальной, уровень доверия людей к этой власти резко упадет. А она этого, думаю, не хочет. Поэтому я верю, что рано или поздно все фигуранты дела о заказчиках убийства Георгия Гонгадзе дадут показания. После чего суд, установит меру их ответственности за случившееся.

Интервью взяла Инна Золотухина, "Сегодня".



Архив
Новости