Интервью 2016-12-06T05:08:49+02:00
Українські новини
Андрей Шевченко

Андрей Шевченко

Андрей Шевченко: нам есть что отстаивать

Народный депутат Андрей Шевченко, которого Верховная рада вчера назначила председателем парламентского комитета по вопросам защиты свобода слова и информации, в интервью корреспонденту Ъ Юлии Рябчун сообщил о своих главных задачах. В первую очередь господин Шевченко намерен отстаивать принятие законопроекта о свободном доступе журналистов к информации, которой располагают чиновники, и защищать свободу слова в Интернете.

– Как вы оцениваете сегодняшние события в Раде и тот скандал, который предшествовал вашему назначению главой комитета?

– Я согласен со своим коллегой по фракции Олегом Ляшко в том, что коалиция предприняла попытку подкупить общественное мнение и улучшить свою оценку в глазах Запада. Но если кто-то думает, что, отдав кресло председателя комитета, можно заставить оппозицию замолчать – это иллюзия. Позиция фракции остается неизменной: у нас есть все признаки того, что в Украине сворачиваются и демократия, и свобода слова. И моя основная цель как главы комитета – сделать все для того, чтобы этот процесс остановить. Что касается процедуры, у меня очень двоякое ощущение от сегодняшнего дня. С одной стороны, я благодарен депутатам всех фракций за то, что они поддержали меня (373 голоса – это очень хороший результат, который я воспринимаю как кредит доверия и мне, и журналистам), а с другой – это происходило с удивительным соблюдением правил, в то время как увольнение Сергея Терехина стало грубым нарушением регламента. Дело не в нем лично и не в желании Хомутынника занять пост главы комитета (по вопросам финансов и банковской деятельности), дело в Налоговом кодексе. Коалиция играет в свою игру: с одной стороны – какой угодно ценой продавить налоговый кодекс, который при соблюдении регламентных процедур провести невозможно: по содержанию это очень специфический документ. Полагаю, что, когда страна узнает больше о том, что там написано, у людей волосы встанут дыбом. Терехин четко и неоднозначно дал понять, что он не будет подписывать незаконные позиции. С другой стороны – рассказать всему миру о том, что в Украине свобода слова есть. Потому что, когда дело доходит до этого вопроса, у них земля начинает гореть под ногами. Они решили, что вот сейчас мы это кресло отдадим – и нас за это меньше будут критиковать. Иллюзия.

– Какие главные задачи вы ставите перед собой?

– Начнем с того, что теперь у нас вакантна позиция первого заместителя председателя комитета. Думаю, этот пост должен отойти коалиции. Я бы предложил рассмотреть кандидатуру Елены Бондаренко. Нам есть что отстаивать – у нас целый пакет горячих законопроектов. Первый – постановление о введении временного моратория на проверки СМИ во время проведения избирательных кампаний. Второй – закон о доступе к публичной информации. Сейчас журналист или гражданин должен "выгрызать" информацию у чиновников и доказывать, почему он имеет право ее получить. Мы хотим поменять философию – сделать всю информацию, которой располагают чиновники, доступной. Естественно, кроме четко регламентированных случаев, когда информация представляет собой государственную тайну. Третье – усиление гарантий свободы слова в Украине. В законопроектах, которые связаны с этими вопросами, есть много интересных идей, как усилить защиту журналиста в условиях цензуры.

– Вы упомянули об угрозе свободе слова. Насколько она велика?

– Этот год можно смело назвать наихудшим за последние 10 лет по числу нападений на журналистов: в Коломые проломили голову главному редактору; в Харькове похитили и, возможно, убили журналиста; в Полтаве избили оператора; в Херсоне выгнали с сессии местного совета журналиста с удостоверением... Наиболее резонансные истории остаются без внимания прокуратуры и МВД. Тут я напомню историю с Андрушко, репортером СТБ, Кутраковым с "Нового канала", которого в Украинском доме бил "Беркут". Это все не вызвало никакой реакции. С тех пор как Кабмин взял в свое управление государственное телевидение и радио, руководитель "Первого национального" позволяет себе рассказывать, как он делал фильм в подарок президенту и с удовольствием размещал его в эфире своего канала. А его вице-президент Арфуш прямо говорит: "Наше задание – поддерживать власть". Нам нужно определить те высоты, которые мы не имеем права сдавать. Например, интернет. Это та территория свободы, которую нужно защищать. Я скептически отношусь к ситуации на телеканалах, несмотря на героические поступки отдельных журналистов. Мне кажется, что центральные телеканалы живут в предчувствии "темников". Там менеджментом делается все, чтобы инсталлировать новую систему контроля эфиров на предмет соответствия действующей власти.

– Способны ли оценки западных общественных организаций повлиять на ситуацию со свободой слова?

– Способны. Их оценки подстегивают власть, которая мало прислушивается к нашему общественному мнению. Но свободу слова могут отстоять только сами журналисты.

– В Украину едет делегация ПАСЕ. Вам есть что сказать европарламентариям?

– Я им буду говорить, что на их глазах в Украине строится фасадная демократия. Внешне как бы у нас есть конкуренция на выборах, разные телеканалы, независимая судебная система... Но когда вникаешь в суть, то понимаешь, что вместо политической конкуренции в стране идет монополизация власти одной партией, вместо судебной системы – система, где искать справедливость нет смысла, вместо конкуренции на медиарынке у нас идет превращение рынка в большую пропагандистскую машину. Все это останавливает Украину в ее развитии или даже отбрасывает назад. Вот это я буду говорить западным коллегам.

– В 2005 году вы пытались создать в стране общественное телевидение. Планируете ли вы вернуться к этой идее?

– Сейчас создание общественного радио и телевидения не является самоцелью. Более того, есть риск, что власть просто снимет табличку "Государственное телевидение" и под фанфары повесит табличку "Общественное телевидение". Но нам нужно общественное вещание по сути, которое бы имело независимое финансирование, независимую редакционную и кадровую политику. В Украине такое общественное вещание будет, а когда – большой вопрос. Наша роль – провести через Раду качественный закон про общественное телевидение. Такое телевидение можно создать на базе государственных ТРК, которых по Украине более 30. Этот ресурс нельзя не использовать, его нужно объединить, инвентаризовать и подумать, как сделать так, чтобы он работал в интересах всего общества.

– Летом вы зарегистрировали законопроект #6532, который фактически упразднял работу Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали (НЭК). Как вы думаете, вам удастся его принять?

– НЭК – это спящий инструмент цензуры. Я не знаю ни одной европейской страны, в которой бы существовал отдельный независимый орган власти, который бы отслеживал соответствие нормам морали. Второе: я не знаю ни одной страны ЕС, где мораль бы регулировалась специальным отдельным законом. И третье: я считаю, что Украина неизменно придет к тому, что свое законодательство нужно привести в соответствие со здравым смыслом и европейскими стандартами. Все, что касается морали, распространения порнографии, разжигания межнациональной розни – все это регламентируется другими законами и Уголовным кодексом. К сожалению, парламентарии настроены консервативно, и при рассмотрении моего законопроекта нам будет непросто собрать голоса. Есть большая часть депутатов, которые считают, что нам нужно отменять закон о защите общественной морали и раскладывать его нормы по профильным законам. Но есть и те, кто полагает, что законодательство должно становиться более жестким и консервативным. Мой прогноз таков: в краткосрочной перспективе не будет поддержан ни один закон по ликвидации НЭК или расширению ее полномочий. НЭК – это орган, который живет на бюджетное финансирование и который за последний год вдвое увеличил свой штат. Если бы я был действующим премьер-министром, я бы такой орган упразднил.

– От кого зависит улучшение ситуации со свободой слова в стране – от журналистов, собственников СМИ, власти?

– От силы характера журналистов и от мудрости народа. Люди должны понимать, что, когда в стране закроют рот последнему телеканалу или газете, разгонят последний митинг, с этого момента власть в полной темноте будет творить все что угодно. И тогда все новости, которые мы обсуждаем сейчас, будь то новые налоговые правила или что-то еще, будут казаться просто детскими игрушками по сравнению с тем, что наступит. От того, как работают журналисты, зависит завтрашний день всех граждан. Профессия журналиста уже стояла на коленях. Шесть лет назад у нас на телеканалах не было ни одного политического ток-шоу, оппозиция не имела доступа к эфиру. Сейчас мы на большой скорости возвращаемся обратно в те года, тогда нас уже списывали со счетов. Но профессия возрождается, потому что, когда сильные люди остаются один на один со своей ручкой, клавиатурой, диктофоном или камерой, тут все решается. Журналистика выйдет с гордо поднятой головой из этих испытаний, я в это верю.

Интервью взяла Юлия Рябчун, "Коммерсант-Украина".



Архив
Новости

ok