Интервью 2016-11-12T05:22:12+02:00
Українські новини
Ярослава Мачужак

Ярослава Мачужак

Ярослава Мачужак: больше всего я боюсь послушного Конституционного суда

Конституционный суд (КС) покидают судьи, не согласные с планами правящего большинства пересмотреть положения основного закона и отменить политическую реформу 2005 года. Их заявления об отставке уже завтра будут рассмотрены на Съезде судей Украины. Один из четырех судей КС, решившихся на отставку, Ярослава Мачужак рассказала корреспонденту Ъ Александру Свириденко о причинах такого решения и нынешнем положении дел в суде.

– В конце прошлой недели в КС сразу трое судей – Иван Домбровский, Анатолий Дидковский и вы – подали заявления об отставке. Какие обстоятельства заставили вас на это пойти?

– Начну с того, что задача Конституционного суда – охрана Конституции от любых попыток изменить ее, подстроить под политическую ситуацию. КС решает политические вопросы, поскольку оценивает законы, которые принимаются Верховной радой. И иногда власть для достижения поставленных целей пытается использовать суд в своих интересах. Все началось с того, что в КС поступило представление 68 народных депутатов, которые попросили дать официальное толкование ст. 83 Конституции относительно порядка формирования коалиции и возможности отдельных народных депутатов принимать участие в ее создании. У нас тогда возник спор – открывать производство по этому представлению или нет, поскольку в 2008 году суд уже давал толкование по этому поводу. Изменения в закон о регламенте Верховной рады, которые депутаты внесли в 2010 году, противоречили нашему толкованию ст. 83 Конституции. Решение, которое КС принял по представлению 68 депутатов в начале мая, также отличалось от предыдущей позиции КС, но устраивало правящее большинство, поскольку позволяло депутатам на индивидуальной основе входить в коалицию.

– Насколько известно, вы не принимали участия в принятии этого решения...

– Хотя я и не принимала участия в рассмотрении этого дела, моя позиция была такова: у нас уже есть решение по этому вопросу, лучше нам это дело прекратить и не пересматривать свои правовые позиции. Судья Домбровский написал особое мнение, судья Дидковский не присутствовал при вынесении решения. А через неделю после решения КС, которое устроило большинство, Верховная рада внесла изменения в собственное постановление 2006 года о переводе судей Домбровского, Дидковского и меня из Верховного суда в Конституционный, отправив нас в отставку с постов судей Верховного суда. После этого бывший глава КС Андрей Стрижак занял определенную позицию, в связи с которой мы фактически не могли исполнять полномочия судей КС. Нам также сказали, что другие высокопоставленные лица тоже считают, что мы не можем исполнять свои полномочия.

– Недавно спикер Владимир Литвин заявил, что уход в отставку с поста судьи Верховного суда позволил вам получить значительную финансовую компенсацию. Это так?

– Никаких выплат по уходу из Верховного суда мы не получали и даже не пытались их получить. Мы хотели, чтобы нас просто правильно уволили.

– Помимо вас, из Конституционного суда решил уйти еще один судья – Вячеслав Джунь. Вы не знаете причин его решения?

– Кто-то выявил ошибку в процедуре назначения его на пост судьи КС. Якобы при голосовании за его избрание на съезде судей неправильно были подсчитаны голоса.

– Среди мотивов вашего увольнения из КС называется материальная заинтересованность: по увольнению из суда вас ждет большая, в районе 1 млн грн, компенсация...

– Компенсация предусмотрена законом, но ее сумма далека от "цифры с шестью нулями". Судьи кровью и потом не менее чем 20 лет зарабатывают такую отставку. Эта работа требует высокого интеллекта, теоретической подготовки, терпения, мужества... Но вы же видите, что делается с Конституционным судом. Складывается впечатление, что определенные политические силы хотят изменить состав суда под определенную политическую ситуацию. Повторяются события 2007 года, когда президент и Верховный совет увольняли судей КС, исходя преимущественно из политических побуждений. Хотя основания для увольнения судей четко прописаны в Конституции.

– Еще одно уточнение: летом на своей последней пресс-конференции в качестве главы КС Андрей Стрижак заверил журналистов, что конфликт с вашим назначением в Конституционный суд исчерпан...

– Хочу напомнить, что после избрания нас судьями КС мы написали заявления об увольнении из Верховного суда по собственному желанию по причине выхода в отставку и в связи с назначением судьями КС. Эти заявления еще в 2005 году были поддержаны Высшим советом юстиции, Высшей квалификационной комиссией, комитетом Верховной рады по вопросам правосудия. Присягу судей КС мы приняли 4 августа 2006 года, а уволены из Верховного суда парламентом 23 сентября, но не с формулировкой, указанной нами в заявлении, а как бы по переводу. Допускаю, это было сделано потому, что в законодательстве не прописана процедура увольнения судьи суда общей юрисдикции, избранного в КС. Когда у Андрея Стрижака заканчивались полномочия, он сказал, что к этому вопросу мы вернемся на Съезде судей.

– Когда конфликт вокруг вас получил продолжение?

– Уже в августе, находясь в отпуске, мы узнали, что конференции судей административной и хозяйственной юстиции сформировали повестку дня Съезда судей Украины, в которую включили вопрос не только увольнения судей КС Ивана Домбровского, Ярославы Мачужак и Анатолия Дидковского, но и избрания новых судей КС. Замечу, тогда, в середине августа, никаких заявлений об отставке мы не писали. Никаких представлений КС на этот счет тоже не было. Кроме нас, в тот список попал еще судья Вячеслав Джунь, который также не принимал участия в рассмотрении дела по официальному толкованию ст. 83 Конституции.

– Вы можете сказать, почему решили уволить именно вас троих?

– Скоро на соответствие Конституции в КС будет рассматриваться закон #2222, давший ход политреформе. Отмечу, что соответствующее представление подписали в КС те же депутаты, которые в 2005 году блокировали назначение судей КС, чтобы не допустить отмены политреформы. Возможно, определенным политическим силам невыгодно, чтобы это дело рассматривали высокопрофессиональные, действительно независимые судьи.

– Почему вы так уверены, что Съезд судей непременно отправит вас в отставку? Может быть, коллеги поддержали бы вас, переизбрали?

– Мне с трудом в это верится. Вопросы уже сформулированы и поставлены на повестку дня. Сейчас уже никто не будет вникать в закон. Более того, сейчас представители правящей партии поднимают вопрос о том, чтобы судьи Верховного суда, которые принимали участие в принятии решения о переголосовании второго тура выборов президента в 2004 году, публично покаялись в том, что они приняли незаконное решение. Иван Петрович Домбровский был докладчиком по тому делу. Анатолий Дидковский тоже принимал участие в том деле. Я – просто бывший судья Верховного суда. Мы загнаны в глухой угол. Наши коллеги в КС никак не отреагировали на подачу нами заявлений об отставке. Когда на заседании суда рассматривались наши заявления, никто даже не поинтересовался нашими мотивами! Никто не предложил нам остаться! Для всех это было облегчением.

– Со стороны администрации президента или парламента с вами пытались вести переговоры? На вас осуществлялось давление?

– Я не могу сказать, что на меня в этой ситуации кто-то давил. Применили более изощренные методы, которые заставили меня написать заявление. Очень горько, когда в коридорах КС судьи перешептываются о том, кто же придет на наше место. Когда на заседании судьи голосуют, опустив голову, потому что им стыдно посмотреть друг другу в глаза. Я не знаю, что буду делать в будущем, но я приложу максимум усилий, чтобы расшевелить общество. Если суд сам не научится себя защищать, всех добросовестных судей уничтожат. Остальных заставят стоять на коленях. Я хочу, чтобы молодые судьи сделали из моего интервью вывод на будущее: коллеги, вы должны отстаивать корпоративную этику и честь судейского корпуса.

– Не боитесь ли вы, что подобные заявления могут навредить вам в будущем?

– Кто-то же должен эти вопросы поднимать. Посмотрите, у нас кризис в КС возникает с периодичностью раз в три года. Не исключено, что в 2012 году, после парламентских выборов, история повторится. Но больше всего я боюсь, что в КС будет такой состав, который не будет даже пытаться отстаивать свои позиции. Больше всего я боюсь послушного Конституционного суда.

– В 2007 году, когда в период политического кризиса КС рассматривал указ президента Виктора Ющенко о роспуске парламента, вы в числе пятерых судей заявили об оказываемом на вас давлении. Почему сейчас вы не сопротивляетесь?

– Не с кем сейчас в Конституционном суде объединяться. В 2007 году КС возглавлял Иван Домбровский. Тогда у меня еще были надежды на то, что суд сможет защитить не только Конституцию, но и своих судей.

– Вы планируете выступить на Съезде судей в четверг?

– Я не знаю, пустят ли меня на съезд, поскольку мне не прислали приглашения. Хочется хотя бы посмотреть в глаза делегатам, но не исключаю, что съезд может пройти и без нас.

– Не думаете ли вы о том, чтобы начать политическую карьеру?

– Тут нужно очень серьезно подумать. Видите ли, политика – это искусство компромисса, и зачастую приходится идти на компромисс с собственной совестью. Мне же, как человеку, привыкшему жить в согласии со своей совестью, в политике будет достаточно сложно. Кроме того, у нас еще нет культуры политической борьбы.

Ярослава Мачужак начала карьеру судьи в 1983 году после окончания юридического факультета Киевского государственного университета им. Шевченко. Проработав девять лет народным судьей в различных районных судах Киевской области, в 1992 году она перешла в Киевский областной суд, а с 1996 по 2005 год была судьей Палаты по уголовным делам Верховного суда. В 2005 году Съезд судей избрал Ярославу Мачужак судьей Конституционного суда. На момент подачи заявления об отставке до конца срока ее полномочий оставалось пять лет.

Интервью взял Александр Свириденко, "Коммерсант-Украина".



Архив
Новости

ok