подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Владимир Стретович

Владимир Стретович: Меня отстранила группа Жвании

Экс-глава ХДС возмущен потерей лидерства в партии.

Переход депутата Давида Жвании в ряды Христианско-демократического союза воспринимался однозначно: потерпев поражение с "Народной самообороной", Давид Важаевич решил инвестировать в новый политический проект. Параллельно Жвания создал в парламенте депутатскую группу "Право выбора", которая сразу стала дрейфовать в сторону коалиции. В то же время глава ХДС Владимир Стретович оставался в оппозиции, был – и есть – вице-премьером в оппозиционном правительстве.

Назначенный на 11 сентября внеочередной съезд ХДС должен был наконец определиться с политической позицией и стратегией на местных выборах, но принял еще одно решение – о введении института коллегиального лидерства (по аналогии с "Единым центром"), автоматически лишившее Стретовича его должности.

После разговора с господином Стретовичем "Главред" засомневался, что в ХДС имела место цивилизованная комбинация с участием лидера партии и ее спонсора.

Владимир Николаевич, почему вы решили уйти с должности главы партии?

А как я мог не уйти, если за это решение проголосовало 90% делегатов съезда?!

Но ведь инициатива исходила от вас?

Вовсе не от меня, а от другой группы, которая хотела меня отстранить. Я сопротивлялся и говорил, что это решение преждевременно, что нужно провести местные выборы, посмотреть, как партия самостоятельно с ними справится, а уж потом, если я не заслужу и дальше быть главой партии, принимать решение и вводить новую систему управления.

Но я, реально оценив ситуацию, понял, что противостоять этому невозможно, и решил избежать раскола в партии. Поэтому я вел съезд так, чтобы делегаты съезда сами определялись со своим будущим. Я объяснил, что я двенадцать лет защищал и возглавлял партию, и если они решили меня отстранить от должности, то всю ответственность таким образом перекладывают на себя.

Кто был инициатором вашего отстранения?

Вновь пришедшая группа: Жвания и мои молодые воспитанники, которых я в свое время привел в партию.

События на съезде стали для вас неожиданностью?

Я бы так не сказал. Я знал, что к этому идет, но настаивал, что это преждевременно.

Когда Давид Жвания летом вступил в ХДС, вы предполагали такой вариант развития событий, при котором вас отстранят от руководства партией?

Тогда речь шла о том, чтобы вместо председателя партии ввести институт главы политического совета партии, и на первом заседании политсовет изберет себе руководителя – по аналогии с "Нашей Украиной". И на этом все сошлись. Но почему-то через полтора месяца ситуация изменилась и было решено ввести коллегиальное управление. Я выступал категорически против этого и говорил, что в Европе такого института, как коллегиальное управление, нет.

Но я подчеркиваю – меня никто не снимал, мне не объявляли недоверие, это произошло автоматически – как только изменения к уставу партии были проголосованы, я потерял свою должность.

Как вы видите свое политическое будущее?

Я намеревался покинуть партию, но на съезде во время последнего перерыва меня уговорила остаться группа однопартийцев, с которыми я работаю не один год. Я готовился к произошедшему, потому что областные руководители заняли интересную позицию – мне говорили одно, а на самом деле поступали по-другому. Я это чувствовал, поэтому и намеревался предпринять шаг и поблагодарить всех за сотрудничество. Но мне стало жаль мои годы деятельности в составе Христианско-демократического союза, и я решил остаться, чтобы посмотреть, куда ХДС будет двигаться дальше.

Чем мотивировалась смена позиции областных руководителей ХДС? Материальными стимулами?

Когда группа, пришедшая в партию, стала говорить о единоличном походе партии на выборы, она это подкрепляла не только словесными аргументами, но и другими – стимулированием поддержки избирательных инициатив, созданием программ, штабов, формированием комиссий и тому подобное. Я согласился с течением событий и ждал, как проголосует съезд. Но для меня было полной неожиданностью, что я получил очень незначительную поддержку. И что для меня знаково – руководители областных организаций говорили одно, а получилось совсем другое.

Почему же так получилось?

Для меня это загадка, но я знаю: в нехристианской стране (а мы только декларируем себя христианской) очень легко соблазниться золотым тельцом, забывая о добром имени и честном слове.

Вы разговаривали со Жванией после съезда?

Нет, я жду созыва коллегии партии, на которой предстоит решить, что делать с партией дальше и распределить между собой обязанности. Знаете, когда-то в истории России был такой период, как Семибоярщина - аналогичная ситуация сейчас и в ХДС, когда будут руководить семеро народных депутатов, вошедших в коллегию партии. В настоящий момент мне непонятно, кто будет представлять партию во внешних сношениях, в отношениях с общественными организациями.

Куда дальше будет двигаться ХДС? Присоединится к коалиции как партия?

Съезд принял резолюцию, в которой сказано об опасности ситуации, сложившейся в Украине. И в этом контексте сотрудничество народных депутатов из ХДС с коалицией считается необходимым условием обеспечения дальнейшего продвижения страны вперед. Вопрос сотрудничества дебатировался долго, одна группа предлагала участие в коалиции, но мы сошлись на более мягкой формуле – сотрудничестве с коалицией. Это означает не вхождение в коалицию, а поддержку тех идей, которые не противоречат программе партии, и категорическое неприятие тех инициатив, которые программе противоречат, например, введения двуязычия.

Персонально вы будете вступать в коалицию?

В ближайшей перспективе – нет. Если фракция НУНС примет соответствующее решение и переформатирует большинство и, соответственно, правительство, тогда этот вопрос можно рассматривать.

Кто был инициатором прихода Жвании в партию – вы или он?

Инициативу проявил сам Жвания, но я отверг ее, сказав, что не могу вести переговоры от имени всей партии. Я сказал, что должна решать партия, предложил ему высказать свое видение политическому совету партии, что в конечном итоге и случилось в середине июля. И, скажу откровенно, неожиданно для меня политсовет проголосовал большинством в две трети за поддержку, и тогда я понял, что пути назад нет. Но я просил руководство партии, своих заместителей, держаться до конца – однако взяло верх другое видение, другие взгляды на развитие партии, и я остался практически в одиночестве.

Что вы имели в виду, когда просили партийцев "держаться до конца"?

Партия должна оставаться независимой и демократической в плане принятия решений, чтобы никто не навязывал свои решения, которые могут навредить авторитету партии, или повести ее в неправильном направлении – присоединению к коалиции, поддержке определенных инициатив и тому подобное.

Вы подозреваете, что со Жванией во главе ХДС утратит независимость?

Я не подозреваю, я боюсь, что мы станем придатком какой-то структуры, и не будем иметь своего узнаваемого лица.

Интервью взял Милан Лелич, "Главред".



Архив
Новости